ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 201 декабрь 2022 г.
» » Бэнджамин Дизраэли. ВИВИАН ГРЕЙ (2 часть)

Бэнджамин Дизраэли. ВИВИАН ГРЕЙ (2 часть)

Редактор: Юрий Угольников


(начало см. в № 195)



Перевод с английского Ольги Брагиной


Глава 3

Слухи о прибытии «нового парня» быстро разошлись среди обитателей прихода Барнсли, и примерно пятьдесят юных чертят приготовились дразнить новичка, тут открылась дверь класса, и вошел мистер Даллас с Вивианом.

- Вот так денди! - прошептал Сент-Леджер Смит.

- Что за продуманный наряд! - пропищал Джонсон-младший.

- Маменькин сынок! - гаркнул Барлоу-старший.

Вот это было позорной клеветой - безусловно, никто никогда не стоял в присутствии учителя с более безупречной выдержкой и гордой осанкой, чем Вивиан Грэй в это мгновение.

Один из принципов системы мистера Далласа заключался в том, что новичка представляли во время уроков. Таким образом его сразу посвящали в суть дела, а любопытство его соучеников в значительной степени удовлетворялось в то время, когда оно не могло докучать ему лично, и, конечно, новичок был намного лучше подготовлен к завоеванию позиций в коллективе, когда отсутствие наставника становилось сигналом к началу устного общения с  «новоприбывшим».

Но сейчас юные дикари прихода Барнсли нашли противника себе не по зубам, и спустя несколько дней Вивиан Грэй стал, бесспорно, самым популярным парнем в школе. Он был столь эффектен! столь дьявольски хладнокровен! всегда на высоте! Школьные вельможи, конечно, завидовали его успеху, но сама их презрительная ухмылка служила доказательством его популярности.

- Чертов щенок, - прошептал Сент-Леджер Смит.

- Думает, что всё знает, - пропищал Джонсон-младший.

- Считает себя остроумным, - гаркнул Барлоу-старший.

Несмотря на эти интриги, дни в приходе Барнсли проходили, лишь доказывая рост популярности Вивиана. Хотя ему не хватало больше, чем большинству сверстников, точных классических знаний, талантами и различными умениями он неизмеримо их превосходил. Удивительно, что это восхищает школьные массы в десять тысяч раз больше, чем самые глубокие познания в греческих стихотворных размерах или самые точные знания ценности римских монет. Английские стихи Вивиана Грэя и английские сочинения Вивиана Грэя являлись предметом всеобщего восхищения. Некоторые юноши переписывали эти произведения, чтобы обогатить на рождественских каникулах альбомы своих сестер, хотя вся школа выводила корявым почерком зачатки стихотворений, которые получат премию, эпические поэмы на двадцать строк о «Руинах Пестума» и «Храме Минервы», «Агригенте» и «Водопаде в Терни». Творения Вивиана этого периода, вероятно, отвергли бы популярные двухпенсовые городские издания, хотя они кружили голову всей школе, а парней, писавших Латинские Диссертации и Греческие Оды, которые могли бы составить честь любому Классическому Журналу, большинство учеников считали такими же болванами, как они сами. Таково в нашем искусственном мире преимущество всего подлинного над вымученным и фальшивым.
Дубины, которые писали на «хорошей латыни» и «аттическом греческом», делали это так, что самый младший ученик в школе был уверен: если захочет, он достигнет такого же совершенства. Стихи Вивиана Грэя не были похожи ни на что, что когда-либо появлялось в литературных анналах прихода Барнсли, а достаточно новое, естественно, считалось превосходным.

В мире нет места, где таланту воздают больше почестей, чем в английской школе. Воистину, в частной школе, если юноше больших талантов повезло, и он наделен дружелюбием и великодушием, он не будет завидовать министру Англии. Если какой-нибудь капитан Итона или префект Уинчестера читает эти строки, пусть беспристрастно поразмыслит о том, в какой жизненной ситуации он может обоснованно надеяться, что в его власти - оказывать такое влияние, иметь такие возможности обязывать других и быть столь уверенными, что им ответят любовью и благодарностью. Да, есть загвоздка! Горькая мысль! Эта благодарность должна отсрочить то мгновение, когда мы станем мужчинами.

Я уверен, что Вивиана Грэя любили столь пылко и преданно, сколь мы можем того ожидать от невинных юных сердец. Его изящные свершения были образцом совершенства, всё, что он говорил, свидетельствовало о том, что он - хороший товарищ, его мнением руководствовались при возникновении любого кризиса в однообразном существовании маленького сообщества. И дни протекали весело.
Однажды зимним вечером, когда Вивиан стоял в классе у камина с несколькими закадычными друзьями, они начали, как все мальчики, когда темнеет и они становятся сентиментальны, говорить о ДОМЕ.

- Еще двенадцать недель, - сказал Огастес Этередж, - еще двенадцать недель, и мы свободны! Этот славный день необходимо будет отметить.

- Банкет, банкет! - воскликнул Пойнингс.

- Банкет - это просто одна ночь, - сказал Вивиан Грэй, - мне нужна встряска посильнее! Как насчет домашнего спектакля?

Предложение, конечно, было принято с энтузиазмом, и только после того, как они единогласно решили устроить спектакль, вдруг вспомнили, что спектакли запрещены. Потом они начали совещаться, нужно ли спрашивать разрешение у Далласа, а потом вспомнили, что у Далласа спрашивали пятьдесят раз, а потом они предположили, что должны отказаться от этой затеи; а потом Вивиан Грэй сделал предложение, от которого все тайно вздохнули с облегчением, но которое боялись принять: он предложил устроить спектакль, не спрашивая разрешения у Далласа.

- Ну, мы это сделаем, не спрашивая Далласа, - сказал Вивиан, - в этой жизни ничего не разрешено, и всё делают: в городе есть такая штука - французский театр, это не разрешено, но у моей тети там частная ложа. Доверьтесь мне насчет спектакля, но какую пьесу мы поставим?

Этот вопрос, как всегда, стал благодатным источником споров. Кто-то предложил «Отелло», в основном, потому что будет легко зачернить лицо горелой пробкой. Другой был за «Гамлета», только потому что хотел играть призрака - предложил это делать в белых шортах и ночном колпаке. Третий был за «Юлия Цезаря», потому что сцена убийства была такой веселой.

- Нет-нет! - воскликнул Вивиан, устав от различных и постоянно менявшихся проектов, - это не пойдет. Долой Трагедии, давайте Комедию!

- Комедия! Комедия! Очаровательно!


Глава 4

После шквала предложений и такого же количества повторений выбор остановили на суматошной драме д-ра Хоудли. Вивиан должен был играть Ренджера, Огастес Этередж должен был воплотить на сцене образ Кларинды, поскольку он был бледным мальчиком и всегда краснел, и остальные персонажи нашли талантливых представителей. Каждый день накануне праздника посвящали репетициям, ничто не могло сравниться с той радостью и весельем, которое вызывали приготовления. Всё шло хорошо: Вивиан написал патетический пролог и остроумный эпилог. Этередж достиг больших успехов в сцене с маской, а Пойнингс был идеален в роли Джека Мэггота. Конечно, были некоторые сложности в поддержании порядка, но Вивиан Грэй был таким превосходным организатором! Со столь безграничным тактом вышеуказанный организатор умиротворил Классиков, позволив Сент-Леджеру Смиту выбрать греческий девиз для фасада театра, Джонсону-младшему и Барлоу-старшему польстили, позволив им играть председателей собрания.

Но увы! Среди всего этого веселья быстро прорастали семена вражды и раздора. Мистер Даллас всегда был столь поглощен какой-нибудь недавно привезенной книгой немецкого комментатора, и у него был твердый принцип - никогда не беспокоиться из-за того, что занимало его учеников во внеурочное время. В результате определенные полномочия неизбежно делегировали существам, которых называют МЛАДШИМИ УЧИТЕЛЯМИ.

Правила младших учителей придерживались в приходе Барнсли не очень твердо, поскольку добрейший Даллас ни на мгновение не доверял обязанности учителей третьим лицам, этих помощников он задействовал главным образом как неких полицейских, дабы управлять телами, а не умами, юных индивидуумов. Один из первых принципов новой теории, внедренной в заведении прихода Барнсли мистером Вивианом Грэем, гласил, что мальчики должны относиться к младшим учителям как к старшей прислуге: к ним нужно относиться вежливо, конечно, как джентльмены относятся ко всем слугам, но сверх того никакого внимания им уделять не следует, и любой ученик, добровольно разговаривающий со старшим учителем, подвергнется бойкоту всей школы. Эта приятная договоренность не была тайной для тех, кого она непосредственно касалась и кому о ней, конечно, сообщили, хотя Вивиан, скорее, был их любимцем. Этим мужчинам не хватило такта заслужить расположение мальчика, но они слишком боялись его влияния в школе, чтобы напасть на него открыто, поэтому они ждали с тем терпением, которое присуще только оскорбленным людям.

Одну из этих личностей нельзя забывать - его звали Маллетт, он являл собой идеальный образец истинного помощника учителя. Это чудовище носило черное пальто и жилет, остальные предметы его одежды были того таинственного цвета, который известен под названием «перец с солью». Это был бесцветный жалкий человечек с курносым носом, белыми зубами и отметинами от оспы, длинными сальными черными волосами и маленькими черными глазками-бусинками. Этот дьявол наблюдал за успехами театральной труппы взглядом, исполненным мстительного злорадства.

Никто не пытался утаить факт проведения репетиций от полиции, но с их стороны не было никаких возражений, двенадцать недель уменьшили до шести, Ренджер тайно заказал из города платье и должен был получить меч со стальной рукояткой из Фентума для Джека Мэгготта, всё шло прекрасно, пока однажды утром, когда мистер Даллас, по-видимому, собрался уходить с томом Фукидида в издании Беккера под мышкой, достопочтенный Пастор вдруг  не остановился и не провозгласил: «Мне сообщили, что в этой семье затевается большое дело, и предполагается, что мне не следует об этом знать. Сейчас я не намерен называть какие-либо имена или факты, но должен сказать, в последнее время нрав этой семьи прискорбно изменился. Сейчас даже не буду пытаться выяснить, не завелся ли среди вас чужак-подстрекатель, но должен предостеречь своих старых друзей относительно их друзей новых», произнеся это, Пастор удалился.
Все взоры тут же устремились на Вивиана, лица Классиков сияли торжествующими улыбками, лица близких друзей организатора, назовем их Романтиками, были омрачены, но кто опишет выражение лица Маллетта? Спустя мгновение школу огласил взволнованный крик.

- Это не чужак! - крикнул Сент-Леджер Смит.

- Не чужак! - завопила подготовленная шайка.

Друзья Вивиана безмолвствовали, не спеша принять обидную кличку для своего лидера. Те, кто не был друзьями Вивиана, и скрытные слабые существа, всегда становящиеся на сторону сильнейшего, сразу же присоединились к хору хулителей, возглавляемому мистером Сент-Леджером Смитом. Этот тип, ободренный своим успехом и улыбками Маллетта, больше себя не сдерживал.

- Долой этого организатора! - крикнул он.

Его подпевалы присоединились. Но теперь Вивиан бросился в бой.

- Мистер Смит, благодарю за такую определенность, примите вот это! - и ударил Смита с такой силой, что Клеон пошатнулся и упал, но

Смит тут же поднялся, сформировался ринг. На взгляд обычного наблюдателя, силы были не равны, поскольку Смит был дородным детиной с длинными руками, был сильней и старше Грэя.
Но Вивиан, хотя был деликатного телосложения и более юн, обладал большей силой духа, и, благодаря тому, что он был кокни, обладал большим мастерством. Он не носил белое пальто и не пил бесплатно скверный джин в заведении Бена Берна!

О! Как красиво он дрался! Как великолепно прямо он бил! Его движения были быстрыми, как молния! Его удары ставили противника в тупик своим болезненным проворством! Смит был в равной мере поставлен в тупик и наказан, всё еще гордясь своей силой, наносил круговые удары дико и вероломно, покрывшись потом, как разъяренный слон.

Десять раундов подряд результат оставался сомнительным, но на одиннадцатом силы начали покидать Смита, и силы сторон почти сравнялись.

- Давай, Рейнджер! Давай, Рейнджер! - улюлюкали сторонники Грэя.

- Не чужак, не чужак! - рьяно кричала более многочисленная партия.

- Смит на полу, о боже! - воскликнул Пойнингс, секундант Грэя.

- Давайте еще! Давайте еще! - кричали все.
А теперь, когда Смит наверняка должен был сдаться, вперед вдруг вышел мистер Маллетт в сопровождении Далласа!

- Как же так, мистер Грэй! Молчите, сэр. Я так понимаю, у вас всегда ответ наготове. Я не цитирую Писание всуе, но «Да не извергнут уста ваши хулу». А теперь, сэр, ступайте в свою комнату.

Когда Вивиан Грэй вернулся к товарищам, заметил, что почти все его сторонятся. Только Этередж и Пойнингс встретили его с былым радушием.

- Ужасный поднялся гам, Грэй, - сказал последний. - После твоего ухода Доктор выступил с речью перед всей школой, ругался, что ты соблазнил и погубил нас всех, здесь царило счастье, пока ты не пришел. Конечно, всё это подстроил Маллетт, но что мы можем сделать? Даллас говорит, что у тебя язык - змеиное жало, и он не желает слушать наши доводы в твою защиту. Бесславный стыд! Ей богу! И теперь у всех парней какая-нибудь история против тебя: одни говорят, что ты - денди, другие интересуется, будет ли следующей пьесой, которую поставят в твоем театре, «Чужак», что касается меня и Этереджа, мы уедем через несколько недель, и для нас это всё неважно, но что, черт возьми, ты будешь делать в следующем семестре, я не знаю. На твоем месте я бы не возвращался.

- Не возвращаться, ага! Но я не таков, посмотрим, кто в будущем сможет пожаловаться на сладость моего голоса! Неблагодарные глупцы!







_________________________________________

Об авторе:  БЭНДЖАМИН ДИЗРАЭЛИ (21 декабря 1804 – 21 апреля 1881 гг.) 

Британский государственный деятель, 40-й и 42-й премьер-министр Великобритании (в 1868 и 1874-1980-м годах), автор романов «Вивиан Грей», «Сибил, или Две нации», и мн. других.







_________________________________________




Переводчик:  ОЛЬГА БРАГИНА 

Поэт, прозаик, переводчик, критик. Родилась в 1982 году в Киеве. Окончила факультет переводчиков Киевского национального лингвистического университета. Автор книг «Аппликации» (2011), «Неймдроппинг» (2012), «Фоновый свет» (2018), «Речь похожа на карманный фонарик» (2020). Публикации в изданиях: «Воздух», «Сноб», «Новая Юность», «Интерпоэзия», «Читомо», «Лиterraтура», «Волга», «Двоеточие», «НГ-Exlibris», «Полутона», «Артикуляция», «Нож», «Yep Magazine», «TextOnly», «Парадигма», «Kyiv Daily», «Цирк «Олимп» + TV», «Дети Ра», «Зинзивер»,»Litcentr», «Новые вехи», «Литературная Америка», «Spoke» (США), «Плавучий мост», «South Florida Poetry Journal», «Soloneba», «Wakat» і «Helikopter» (Польша), «Ravt» (Чехия). Участница фестивалей «Львовский форум издателей» (2017, 2018), «Книжный Арсенал» (2018), «Контекст» (2019), Фестиваль феминистского письма (2021) и др. Стихи переводились на английский, польский, чешский и латышский языки.скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
189
Опубликовано 01 окт 2022

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ