facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
        Лиterraтурная Школа          YouTube канал        Партнеры         
Мои закладки
№ 181 апрель 2021 г.
» » Литературные итоги 2014 года. Часть II

Литературные итоги 2014 года. Часть II

Часть I »


В преддверии наступающего года редакция «Лиterraтуры» обратилась к представителям различных поколений и эстетических лагерей с вопросами о литературных итогах года. 

1.Чем запомнился Вам 2014-й год в литературном отношении? Какие события, имена, тенденции оказались важнейшими?
2. Назовите несколько самых значительных книг прошедшего года (поэзия, проза, критика).
3. Появились ли новые имена писателей, на которые стоит обратить внимание? Если да – назовите их, пожалуйста.

На вопросы редакции отвечают Алексей Колобродов, Андрей Рудалёв, Евгений Ермолин, Юрий Казарин, Андрей Грицман, Александр Мельник.

___________________________



Алексей Колобродов, литературный критик:

1. Главное событие литературного года – это, безусловно, роман «Обитель» Захара Прилепина: я намерено не оговариваю «для меня», поскольку масштаб «Обители» оказался выше не только субъективных, но и групповых восприятий.

Кроме того, роман этот стал и событием, и тенденцией. «Именем» тоже - не только потому, что «Прилепин отработал все ранее выданные ему щедрые авансы» (Галина Юзефович) и встал в ряд тех немногих писателей, наличие которых в русской литературе оправдывает само ее сегодняшнее существование. (Два, может быть, три имени: Александр Терехов, Владимир Шаров...) Прежде всего потому, что «Обитель» - перефразирую Александра Твардовского – прочли и те, кто в обычной жизни современной прозы не читает. Затем – тут уже опыт Захара относительно литературного сегодня уникален – он занял «вакансию поэта» именно в том смысле, о котором говорил Пастернак; высказывающийся по актуальным поводам (история, политика, литература) Захар стал услышан миллионами – большинством, которое не только современной прозы, но и литературы-то не больно желает знать. Более того, многие выстраивают свое мировоззрение «по Захару» - не обязательно с ним соглашаясь, но в качестве начала координат полагая именно его точку зрения. Собственно, вот это – после многолетнего перерыва – заполнение «вакансии поэта» - и есть «важнейшая тенденция» уходящего года.

Тенденции менее важные, но принципиальные:

а) вновь в литературном мире образовалась линия фронта, поляризация «по политике», свои и чужие, условные «либералы» против условных же «государственников». Недавно казалось, будто былое противостояние теряет остроту, и если не этика, то эстетика может сделаться общим фундаментом. Однако началась Болотная, затем грянул Майдан, случился «Крымнаш» и вообще украинский кризис, и вечный тлеющий конфликт моментально обрел повышенную температуру.

б) дискуссии по литературным поводам в социальных сетях, начавшиеся, разумеется, не вчера, но ставшие заметным общественным явлением именно в уходящем году. Может, опять же, катализатором послужило политическое напряжение – характерны, скажем, длинные и бурливые споры вокруг стихотворения Иосифа Бродского «На независимость Украины».

в) отмечу появление журнала «Лиterraтура», оставляя без комментариев – дабы не вызвать обвинений в подхалимаже.  

2. Что касается значительных книг – премиальные святцы 2014-го отразили иерархию достаточно адекватно, и тут важно понять, что «адекватность» - вовсе не синоним «справедливости». Я вот очень рад за Владимира Шарова с «Букером» - большой писатель, создатель целых миров внутри русского сознания и принципиальной темы - истории, которая движется триединством мистики, политики и эротики; литературы как сектантского радения…

Но какая же, черт возьми, несправедливость - награждать такого автора не на взлете его, а когда его игра, надо думать, сделана, и приходится давать премию за худший роман - рыхлый, водянистый, совершенно без людей и почти без идей, роман, неосознанно пародирующий прежние вещи Шарова, но пародия такой объемистой не бывает, поэтому речь просто о естественном снижении уровня. Относительно «Репетиций», «Возвращения Лазаря», «Будьте как дети».

Похожая, хоть и в более легковесном варианте, история с сорокинской «Теллурией» - серебряным призером «Большой книги» и слабейшим романом Владимира Георгиевича. Забавно, что Анна Наринская, оценивая результаты Прилепина и Сорокина в финале «Большой книги», интерпретировала его как противостояние «советского» романа «Обитель» с «асоветским» - «Теллурией». Очевидно, Наринская желала избежать прямой параллели с Довлатовым («советский – антисоветский, какая разница»), и потому наградила роман Сорокина эпитетом более изящным, и ошиблась. Ибо если мерить категориями «советскости», антиутопия «Теллурия» (не в меньшей степени, чем прежние, деконструкторские тексты Владимира Георгиевича), прямиком оттуда. Но это длинный разговор.

Победитель «Национального бестселлера» - «Завод "Cвобода”» Ксении Букши – опыт реанимации жанра «производственного романа», причем на сугубо советском материале. Впрочем, industrial от Букши равно далек как от соцреализма, так и игрового постмодерна, в этой ее прозе больше от монументального искусства и одноименного музыкального направления. Вообще, возможности и диапазон молодой писательницы внушительны – параллельно с «Заводом» я читал биографию Казимира Малевича, сделанную Ксенией для малой серии ЖЗЛ. Суховато, деловито, сжато, без ахов по поводу эпохи и охов относительно посмертной конвертируемости, с точными зарисовками Шагала, Хармса, Татлина на фоне их взаимоотношений с главным героем… Если абстрагироваться от имени автора, сложно представить, что могло объединять этот роман с такой биографией. Разве что общее супрематистское эхо.

Нацбестовское жюри предпочло эксперимент – традиционной вещи, тут я уже говорю о романе Сергея Шаргунова «1993» - и «национальном», и потенциальном бестселлере – это добавило интриги в сюжет «Нацбест без Топорова», но не сообщило ему внятной перспективы.

В премиальных списках заслуженно отметился роман Виктора Ремизова «Воля вольная», который был бы всем неплох, если б не установка, весьма навязчивая, на сериальную инкарнацию. 

Имеет смысл сказать о вещах, которые в силу разных причин остались вне награждений. Роман Юрия Милославского «Приглашенная» - неожиданная, разрушительная (поскольку разрушает представление о базовых явлениях, вроде времени), и в то же время добрая и трогательная книга, мучительно и умно написанная. Роман Эдуарда Лимонова «Дед» - заглавный автор-персонаж демонстрирует, что лирика и памфлет в одном флаконе очень созвучны «болотной» эпохе и сегодняшнему статусу удивительного человека Лимонова. Сборник Татьяны Толстой «Легкие миры» - явно сделанный с претензией на концепцию «русской магии» и гамбургский счет – оказался вполне обаятельным и без этих тяжеловесных вводных, а может, и вопреки им.

Наконец, чтобы закончить с прозой: полупровал Пелевина («Любовь к трем цукербринам») тоже явно шире и значимей писательской истории конкретного Виктора Олеговича.

Нон-фикшн года – книга Алексея Иванова «Ёбург». Иванов, сменив множество литературных амплуа, превратился в летописца, а, значит, создателя своеобразного канона – как надо писать, на стыке очеркистики, он-лайн дневника и топографического мессианства – нестоличную Россию последних 20-30-ти лет.

К стыду своему должен сказать, что практически не отслеживал в этом году поэтических имен и сборников, однако о тенденции – пусть дилетантски – могу порассуждать. Той же Болотной предшествовал и сопровождал ее всплеск уличной и массовой поэзии, пусть и во вполне постмодернистских форматах – прежде всего назову Всеволода Емелина (который позднее издал сборник «Болотных песен») и Дмитрия Быкова с «Письмами счастья» и, главным образом, «Гражданином поэтом». «Недолго музыка играла…»; высказывания Орлуши и Вадима Степанцова по актуальным поводам подвели некую штрихпунктирную черту, и в 13-14 гг. поэзия вернулась в привычное, герметичное и камерное состояние. Разбилась по группочкам, стратам, слэмам, принципу географической близости, и всё, что можно сделать в этой истории – проголосовать за региональный список. Поэтому назову саратовских поэтов, много и хорошо звучавших в этом году: Алексея Александрова и Марину Бирюкову.

Вместе с тем актуальная поэзия не умерла, просто переместилась в иные сферы – в русский, например, рэп. Характерно, что рэппер Рич свой альбом этого года «Десятка» открыл треком на стихотворение Бориса Рыжего, а завершил – Сергеем Есениным. Еще одно из главных событий года – на стыке поэзии, кино, рэпа и рока – великолепный альбом группы 25/17 «Русский подорожник».

А вот с критическими книгами будет проще – тут не только за явным преимуществом, но и неявкой соперников побеждают третий и четвертый выпуски «Литературной матрицы» издательства «Лимбусс-пресс» - «Советская Атлантида» и «Внеклассное чтение» соответственно. «Критика» эта вполне условна, в рамках проекта «писатели о писателях»; «Атлантида» хромает концептуально, «Внеклассное» выстроено четче, но и беднее прорывами, - однако останется примером отлично задуманного и ярко выполненного проекта. Имена с обеих сторон добавят серии сверхпрочной убедительности.

3. Лично я не так давно обратил внимание на трех молодых прозаиков – Платона Беседина, Всеволода Непогодина и Романа Богословского: рецензировал их первые книжки, что-то советовал, куда-то рекомендовал и пр. Первые двое в 14-м году приобрели некоторую известность в качестве публицистов, точнее – репортеров с места известных событий: Беседин живет в Крыму, Непогодин в Одессе. Публицистический темперамент, впрочем, не помешал опубликовать прозаические тексты – Беседин выпустил сборник «Ребра», Непогодин – роман «Девять дней в мае». Вещи очень неровные, авторские голоса то и дело срываются на фальцет, поскольку их обладатели пытаются рокотать басом, но есть свежесть, поза оформляется в позицию; есть если не удовлетворение результатом, то увлеченность процессом чтения. Забавно, что Беседин с Непогодиным обречены на парность, хотя в жизни не шибко друг друга долюбливают, обмениваясь «поливами».

Рукопись Романа Богословского «Трубач у врат зари» - очень, на мой взгляд, талантлива и оригинальна. Хромает композиция, но мастерство прозаика – бесспорно. Думаю, у этого парня впереди многое.  


Андрей Рудалёв, литературный критик:

1. На мой взгляд, очень показательно, что в 2014 году стали чрезвычайно актуальными Леонтьев, Данилевский, Тютчев, Франк, Михаил Булгаков, Достоевский, особенно его «Дневники писателя». Толчок – внешнеполитические события, которые, в конце концов,  заставили нас обратиться на самих себя и увидеть внутри не какой-то карикатурный лубок. Возвращается такое понятие как гражданственность, которое в последнее время затмило самостийное эго.
Во-первых, это важно с точки зрения культурной преемственности. Это показало, что мы не какие-то нелепые и случайные дички, а наше время – не оторванный от почвы пустынный пузырь – элемент дурной бесконечности сизифова труда, когда каждый раз все следует начинать заново в вакууме. Извечные русские вопросы и споры аукаются и в наши дни, а это значит, что мы не в безвоздушном пространстве парим.
Во-вторых, произошло очень важное осознание своей культурной самости, уникальности, преодоление состояния парящей в пустоте белой точки на белом листе бумаги. Произошел важный этап преодоления утопической веры в Запад, который в России периодически обретает черты религиозного переживания. Мы проделали путь, схожий с духовной эволюцией Герцена. Прошли от состояния восторженного деревенского мальчика на городской ярмарке до понимания собственной самоценности, до возможности вслед за Герценом сказать: «Вера в Россию спасла меня на краю нравственной гибели».
Год прошел под знаком юбилеев Лермонтова, Ахматовой, Хомякова, Чаадаева. Михаил Юрьевич дает пример русской культурной симфоничности, противопоставленной любой односторонности, спаянности западноевропейской и отечественной культурной традиции. Показывает путь преодоления демона, пустынности. Разве не на днях было написано его стихотворение «Дума» («Печально я гляжу на наше поколенье! // Его грядущее — иль пусто, иль темно»)? Эту темноту, эту пустоту нам необходимо преодолевать, иначе так и останемся беспутной толпой, прошедшей без следа.
Анна Андреевна показала пример генетического инстинктивного чувства тысячелетней отечественной культуры. И эта ее интуиция проявлялась даже в самых ранних ее стихах.
Тот же Хомяков и Чаадаев явили пример любовного отношения к отечественной культуре, пусть и у последнего эта любовь и переросла в критический максимализм.
И конечно, самое главное в культурном отношении событие года – 700-летний юбилей Сергия Радонежского – символа русской цивилизации, русского преображения. Для России этот святой даже более значим, чем для Европы титаны Возрождения. Уже одно то важно - он показал скептикам, что культурная традиция здесь положена многие века.
Для меня 2014 год стал знаковым именно в том плане, что он стал эхом нашей цивилизации, а значит включенным в нее.

2. Самой значительной книгой года, а, возможно, и всего последнего времени стала «Обитель» Захара Прилепина.
Обитель – это еще и значимый культурологический, историософский символ, который обозначился в прошедшем году. Монастырь – это не просто отгороженное от внешнего мира место спасения немногих, которые проводят время в тихих трудах и уединенной молитве. Но это и корабль в бушующем море, он сам совершает постоянную схватку со стихией, да и внутри его идет непрестанная борьба. Здесь и молитва и кровь, здесь жизнь и смерть, здесь и святость и бесы. Это передовая. Здесь и душегубка и душеспасение. Не случайно именно через обитель – Соловки – Прилепин подошел к попытке понимания русского разлома, который произошел в начале 20 века. Этот образ чрезвычайно важен и сейчас. Он возвращает нас к основному сюжету русской культуры – стремлению к единству, преодолению состояния части, розни, отчужденности, разобщенности, пустоты.
В качестве другой важной книги года я бы отметил роман Михаила Ремизова «Воля вольная», который также поднимает крайне важные вопросы отечественной культуры. Тавтологический заголовок – это традиционный прием древнерусской книжности. Воля – это и свобода и в то же время способность проявления собственной воли, личных волевых качеств, делание выбора между добром и злом. Не случайно крайним выражением их становится подрыв вертолета с ОМОНовцами, который совершает ценой собственной жизни герой-правдоискатель, странник Валентин Балабанов. Вынув чеку из гранат, он противится неправде, неправедному поступку, который был замыслен служивыми – убийству. Это финал его поисков – избежать пути неправедного даже ценой собственной жизни. Это и есть личная воля, личная свобода – «воля вольная». Роман Ремизова очень живой, без искусственности. Герои все настоящие, в них нет пластмассовой картонности.

3. Открытием года явился роман петербуржца Дмитрия Филиппова «Я – русский!». Он еще не напечатан, читал его в рукописи. В нем важно осознание поколения, которое начало входить в жизнь с моментом крушения СССР, своего места, роли, а также ответственности. Предыдущее поколение растеряло прошлое, не проявило воли, совершило ошибку, стало «заблудившимся трамваем». Важно, чтобы дальше инерция этой ошибки не распространяла свои метастазы, чтобы была преодолена печать промотавшегося отца из того же стихотворения «Дума» Лермонтова.
Порадовали в этом году и сборники рассказов Валерия Айрапетяна «Врай», Сергея Авилова «Живое и Мертвое», Марата Басырова «Печатная машинка». Достойна внимания проза Евгения Эдина, Валерия Петкова.


Евгений Ермолин, литературный критик, доктор педагогических наук:

1. Это год, когда проза оказалась задвинута далеко на задворки литпроцесса. Она была неактуальна, а специфика момента в том, что значение имела литература, которая жила одним трепетом с катастрофическим историческим моментом.
Поэтому 2014 год в русской литературе – это год публицистики. Андрей Архангельский. Аркадий Бабченко. Александр Баунов. Марина Давыдова. Сергей Дацюк. Василий Гатов. Гасан Гусейнов. Андрей Зубов. Максим Кантор. Александр Морозов. Людмила Петрановская. Андрей Пионтковский. Слава Рабинович. Ольга Седакова. Мария Степанова. Диляра Тасбулатова. Михаил Эпштейн. Михаил Ямпольский. И многие другие…
Были, наверное, и прекрасные стихи с отлетом в вечность, но даже в поэзии я сильнее впечатлен актуальной публицистикой.
Вообще, литература жила не в книгах и даже редко в журналах. Она жила в интернете. И даже иногда в газете.

2. Были и книги, да. Назову «Время секонд-хэнд» Светланы Алексиевич, «Волю вольную» Виктора Ремизова, «Ключ» Натальи Громовой, «Рад разум» Евгения Кузнецова.

3. Для меня абсолютно новое имя - Владимир Новиков из Петербурга. Но его, скорее всего, никто пока не прочитал, поскольку он еще не публиковался, а только заявился на Форуме молодых писателей России и Зарубежья. Поразили меня и талантливые пролегомены к ингушскому эпосу Билана Цуро (Билана Дзугаева), также пока не опубликованные.
Есть еще несколько имен в принципе публикующихся молодых авторов, которые рискну назвать. Хороша и неожиданна в своей прозе Ася Умарова. Интересна первая книга Сергея Павловского «Мутный пассажир». Удивительно развивается в сторону абсурда талант Катерины Кюне.
Прекрасны детские стихи Насти Орловой и Юлии Симбирской.


Юрий Казарин, поэт, доктор филологических наук, заведующий отделом поэзии журнала «Урал»:

1. 2014 год оказался одновременно заурядным и необычным во многих отношениях. Думаю, наиболее необычным и широкомасштабным событием в пределах Большого Урала стала реализация проекта В. Кальпиди и М. Волковой – «ГУЛ» (Галерея уральской литературы): к трём антологиям и энциклопедии уральской поэзии В. Кальпиди присоединил длинный ряд изданных в серии ГУЛ поэтических книг.
Лично для меня важной оказалась работа в жюри премии Русского Гулливера «Новый звук». Главным лауреатом этой премии стал абсолютно уникальный питерский поэт – П. Н. Чейгин, который свёл в моем сознании в одно целое – и стихами, и знакомством – два фестиваля – «Волошинский сентябрь-2014» и Гулливеровскую премию. Лучшей книгой «Русский Гулливер» посчитал сборник стихотворений Александры Цибули, кстати, тоже петербурженки.
Кроме того, мне кажется, что в стихотворчестве явно обозначилась тенденция сближения, если не синтеза, тонического стиха и верлибра. Если на Западе это произошло давным-давно (см. стихи П. Целана, Ф. Жакоте), то в России это происходит прямо сейчас на наших глазах – вслед за О. Седаковой, которая, в отличие от Бродского, не кристаллизовала, но «раскачала» современную просодию. И сегодня я вижу очень крепкие, а порой и превосходные образцы тонического верлибра в стихах А. Алёхина, А. Зеленовой, А. Цибули и Е. Баянгуловой.
Очень важным событием для меня как для автора и читателя оказалось открытие нового Интернет-журнала – «Лиterraтура».

2. С удовольствием читаю новые поэтические книги А. Кабанова «Волхвы в планетарии», П. Чейгина «И по сей день», А. Переверзина «Документальное кино». Также с удовольствием отмечу книгу В. Исаянца «Пейзаж инобытия», друга А. Цветаевой, а ныне «городского сумасшедшего» из Воронежа. Что касается критики и прозы, то я здесь не специалист, но с удовольствием читаю книгу И. Северянина «Уснувшие вёсны» (критика, мемуары, скитания), а также научную прозу поэта и ученого Сергея Бирюкова «Амплитуда авангарда».

3. Мне кажется, из огромного количества новых имён явно выделяются А. Зеленова, А. Цибуля, Е. Баянгулова (соответственно, Москва, Санкт-Петербург и Екатеринбург).


Андрей Грицман, поэт, главный редактор журнала «Интерпоэзия»:


1. Развитие тенденции к «децентрализации» литературного процесса, выход за пределы только «толстожурнальной культуры»: ваш великолепный журнал «Лиterraтура», развитие нашего журнала «Интерпоэзия», появление журналов «Окно» и «Артикль» в Израиле, публикации в билингвальном журнале «Стороны света». Это создает большее разнообразие, другой подход, более активный обмен творческой информацией. Также большую роль играет стремительное развитие публикаций в сети, Фейсбук, что позволяет актуальный, живой обмен авторов, живущих на разных концах Земли, без необходимости ожидания месяцами или даже годами публикаций на Журнальном зале.

2. Новые книги Александра Кабанова, Алексея Цветкова, Бахыта Кенжеева, публикации Сергея Жадана, новые книги Захара Прилепина.

3. Совсем новых и неизвестных трудно назвать. С удовольствием назову имена молодых или относительно молодых авторов (в основном связанных с «Интерпоэзией»), ярких и оригинальных, с небольшим набором публикаций, за творчеством которых стоит следить:
Наталья Резник (США), Ганна Шевченко (Москва), Михаэль Шерб (Германия), Виталий Науменко (Иркутск, Москва), Сергей Никольский (Израиль), Звияд Ратиани (Грузия), Александр Стесин (Нью-Йорк), Марина Гарбер (Люксембург), Мария Малиновская (Москва), Борис Кутенков (Москва).


Александр Мельник, поэт, главный редактор журнала «Эмигрантская лира»:

1. По понятным причинам, больше всего мне запомнилось всё, что было связано с «Эмигрантской лирой» (ЭЛ): мартовский поэтический мини-фестиваль «ЭЛ» в Амстердаме», прошедший в августе в Брюсселе, Льеже и Париже шестой по счёту фестиваль «ЭЛ», одноимённый поэтический интернет-конкурс (сейчас идёт уже третий), ноябрьские поэтические вечера Бахыта Кенжеева из серии «Осенние встречи «ЭЛ» в Брюсселе»… Что касается тенденций, то думаю, что курс, взятый журналом «Эмигрантская лира», на обстоятельное и оперативное освещение самых разных граней текущего поэтического процесса оказался правильным. Некоторые наши идеи уже воплощаются в жизнь на страницах и других литературных изданий. Поэтическая публицистика просто не поспевает за валом поэтических публикаций, но она всё более и более востребована. Тенденция, однако…

2. Из поэтических новинок 2014 года в первую очередь отмечу книги, рецензии на которые опубликованы в декабрьском номере журнала «Эмигрантская лира»: «Продержаться до конца ноября» Вальдемара Вебера, «Волхвы в планетарии» Александра Кабанова, «Довоенное» Бахыта Кенжеева. Из публицистики выделил бы книгу Андрея Грицмана «Поэт и город. Эссе и рассказы, интервью и рецензии».

3. Всем интересующимся молодыми поэтическими дарованиями рекомендую рубрику «Дебют», которой в нашем журнале обычно заканчиваются стихотворные публикации. В этом году в «Поэзии диаспоры» опубликованы стихи молодых поэтов Марии Малиновской (Беларусь), Татьяны Дубинецкой (Германия), Лилии Клименко (Украина) и Ксении Дьяконовой (Испания). В «Поэзии метрополии» дебютировали россияне Андрей Болдырев, Анастасия Орлова, Никита Туманов и Ольга Аникина.


Продолжение »скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
5 420
Опубликовано 29 дек 2014

ВХОД НА САЙТ