facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
        Лиterraтурная Школа          YouTube канал        Партнеры         
Мои закладки
№ 180 апрель 2021 г.
» » Обзор книжных новинок от 15.05.2016

Обзор книжных новинок от 15.05.2016


Сергей Оробий

в е д у щ и й    к о л о н к и


Критик, литературовед. Кандидат филологических наук, доцент Благовещенского государственного педагогического университета. Автор ряда монографий. Печатался в журналах «Знамя», «Октябрь», «Homo Legens», «Новое литературное обозрение» и многих других.

Евгений Водолазкин. Авиатор. – М.: АСТ, Редакция Елены Шубиной, 2016.

Вся прелесть литературной критики – в несовпадении ожиданий с результатами. «На одной из встреч с читателями Водолазкин обмолвился, что пишет роман о XX веке. Контуры этого замысла остаются пока туманны, но чего-то такого от автора "Лавра", в самом деле, и нужно ожидать. Чего именно? Ну, ХХ столетие, жизнь и литература, большая форма… словом, мы хотим сказать, что Водолазкину как-то очень идёт быть "живым классиком", он очевидным образом всем (ну, почти всем) нравится», – рассуждал ваш обозреватель два года назад на страницах «Лиterraтуры». Теперь роман вышел – и общими словами уже не отделаться. Да, Время – важнейшее понятие и для Водолазкина-учёного, и для Водолазкина-писателя, но определение «новый роман о русском XX веке» будет слишком абстрактным. Прежде всего, повествование ведется от лица ненадежного рассказчика, который большую часть этого века находился в бессознательном состоянии. Иннокентий Платонов – современный Лазарь, замороженный в 1930-м в ходе эксперимента соловецких ученых и возвращенный к жизни в «лихие девяностые» – становится-таки участником большой Истории, но участником поневоле. Для него самого важнее собрать историю малую, ускользающую от архивистов, – звуки, запахи, жесты ушедшего времени: «Разве вы не понимаете – это единственное, что стоит упоминания? О словах можно прочитать в учебнике истории, а о звуках – нельзя. Вы знаете, что значит лишиться этих звуков в одночасье?» Взаимосвязь всего со всем – октябрьского переворота 1917-го и истеричных ток-шоу 1990-х, вручения награды в Кремле и лагерных унижений на Соловках, детских шалостей и взрослых преступлений – есть не просто отвлеченная «идея» романа, но его сюжетный каркас: все линии, все переклички сойдутся только на последних страницах – и к этому времени вы наверняка будете ерзать от нетерпения. Так что вернусь-ка я к своей реплике двухлетней давности и предреку «Авиатору» судьбу бестселлера: баланс метафизики и чисто сюжетной занимательности в этом романе можно считать идеальным.

 
Елизавета Александрова-Зорина. Сломанная кукла. – М: Издательство «Э», 2016.

Ива Нова – успешный столичный психолог, уверенная в себе молодая женщина – однажды на минутку выскакивает из квартиры, забыв ключи, а вернувшись, обнаруживает, что дверь захлопнулась, и помочь ее открыть почему-то никто не собирается. Странным образом это оказывается непреодолимым препятствием: за стальной дверью остаются не только документы, но и прежняя удобная, распланированная на месяцы вперед жизнь – а по эту сторону начинается стремительное погружение на социальное дно. Некоторая искусственность истории превращает роман в моралите из современной жизни: эту книгу можно прочитать в один присест, но все равно не посочувствовать «пластмассовой» – кукла и есть – героине.

 
Олег Ермаков. Вокруг света. – М.: Рипол классик, 2016.

Юлия Качалкина продолжает спасать писателей из литературного лимба – то бишь лонг-листов «Большой книги» – и выводить их на свет божий – то бишь на читательский суд. Книга Олега Ермакова – не типовой роман романыч, а скорее путевые заметки человека, путешествующего по миру с фотоаппаратом, очарованного странника, занятого «ловлей света, солнечной секунды, светописью, сиречь фотографией». Тонкая и обаятельная проза, перекликающаяся то с геопоэтикой Иличевского, то с философемами Пришвина: «Оставалось набраться храбрости и выпрыгнуть из спальника в октябрьские промозглые сумерки. Хотелось бы, конечно, дождаться солнца, но лучше его встретить в пути. Когда ты обзавелся фотоаппаратом, нечего спать и нежиться, надо вставать и отважно направлять свои стопы в сумеречную зону. Фотограф – как рыбак и охотник, рыб и птиц света лучше бить на заре или закате. Сумеречная зона таит неожиданности».

 
Игорь Сахновский. Свобода по умолчанию. – М.: АСТ, Редакция Елены Шубиной, 2016.

Сахновский – из тех писателей-счастливцев, кому с равным успехом удаются и сюжетные метаморфозы, и музыка фразы. Типичный герой его историй – непрактичный доверчивый интиллигент, волею судеб вовлеченный в фантастические обстоятельства и умудряющийся выйти из провальной игры победителем. «Свобода по принуждению» повторяет сюжетную схему «Человека, который знал все»: там некто Безукладников стал обладателем способности получать ответ на любые вопросы, здесь скромный служащий Турбанов делает головокружительную джеймс-бондовскую карьеру в сюрреалистичной России 2028 года, окончательно сошедшей с ума на почве патриотизма («"А что за опасность внутри страны?" – "Ну как же? Конец света же. Каждый день на всех каналах только об этом говорят" – "А что, есть признаки?" – "Не признаки, а прямая установка сверху! Вы разве не в курсе?" – Оказалось, Турбанов пропустил мимо ушей чуть ли не главную новость – в стране появилась национальная идея»). Едкий и меланхоличный – фирменное «сахновское» сочетание, shaken, not stirred – роман.
скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
1 784
Опубликовано 18 май 2016

ВХОД НА САЙТ