facebook ВКонтакте twitter Одноклассники Избранная современная литература в текстах, лицах и событиях.  
Помоги Лиterraтуре:   Экспресс-помощь  |  Блоггерам
» » КОЛЛЕГИ О «ЛИTERRAТУРЕ» И БУДУЩЕМ ЛИТЕРАТУРЫ

КОЛЛЕГИ О «ЛИTERRAТУРЕ» И БУДУЩЕМ ЛИТЕРАТУРЫ



Вышел 100-й номер журнала «Лиterraтура». Три года, начиная с апреля 2014-го, мы составляли подборки поэзии, прозы, эссеистики и публицистики; старались выбирать и публиковать на наших виртуальных страницах лучшее в самых разных секторах современной литературы, игнорируя групповые интересы; проводили опросы на самые различные литературные и культурные темы и печатали обзоры текущих событий…

К этой знаменательной дате мы решили затеять особенный опрос среди наших постоянных авторов и читателей – и попросили ответить на вопросы о нас:

1. Что значит «Лиterraтура» в Вашей личной читательской биографии и какое место занимает в ряду журналов и электронных ресурсов? Что такое, на Ваш взгляд, «Лиterraтура» для современной словесности?
2. Какие публикации (проза, поэзия, критика, публицистика...) «Лиterraтуры» были для Вас наиболее значимыми на протяжении трёх лет существования журнала и почему?
3. Чего бы Вы пожелали журналу в смысле развития (укрепления уже существующей) эстетической концепции?
4. Какой будет русская литература в ближайшем будущем и как, на Ваш взгляд, должно выглядеть адекватное её представление на наших виртуальных страницах?

На вопросы отвечают Елена ЧЕРНИКОВА, Александр ЧАНЦЕВ, Марина ГАРБЕР, Илья ФАЛИКОВ, Кирилл АНКУДИНОВ, Юлия ПОДЛУБНОВА, Андрей ПЕРМЯКОВ, Вера ЗУБАРЕВА
________________




Елена ЧЕРНИКОВА, прозаик, эссеист, радиоведущая:

«Лиterraтура создаёт альтернативу партийным организациям и партийным литературам…»

 

1. Я читаю всё, что подворачивается, но «Лиterraтура» подворачивается чаще, и не только потому, что в «Лиterraтуре» меня и публикуют, и упоминают, ввиду чего я чувствую себя сущей, но потому ещё, что в «Лиterraтуре» есть чем дышать. Для читателя этот ресурс – несомненное благо, поскольку никаких иных вер, кроме качества текста, тут не исповедуют. Обещали не групповаться – и сделали. Читать не больно, формат не давит на мозг, редактор не лезет на читателя сверху со своими политическими воззрениями. По текстам всегда видно, конечно, из какой песочницы тот или иной литератор, но в «Лиterraтуре» участвуют многие песочницы, посему и вожделенный для всех медиа принцип объективности – прощупывается.

К сожалению, почти все нынешние литераторы усердно блогерствуют, из-за чего любой продукт журнальный – уже не чистый в жанре, сцена и закулисье сливаются, авторское «я», назначенное цельности, разжижается. Разумеется, не «Лиterraтура» изменила модус авторствования, это я так, вздохнула в скобках.

2. Я заглядываю сначала в прозу, потом в публицистику, затем в поэзию. Рецензии, обзоры событий – в последнюю очередь. Наиболее значимыми для меня – sic! – были мои. Простительный эгоизм, посему простите, пожалуйста. Всё потому, что со дня выхода первого (из десяти) издания романа «Золотая ослица», апрель 1997, я попала не на свою полку. Вот уже двадцать лет я выше всего ценю благожелательное отношение ко мне профессионалов, которых я уважаю. Мучительно затянувшийся перебрендинг полки. Не подумайте, что счастье – это когда тебя понимают. Счастье – это когда с тобой осознанно здороваются. А уж когда осмысленно добавляют «заходите, пожалуйста», – се нирвана.

3. Пожелание: не трогайте концепцию. Ни контент, ни дизайн в данный момент не требуют вмешательства. Развитие – слово бранное, на мой вкус. Калька: Entwicklung. Не надо любить развитие, то бишь переход из одного состояния в другое. Оно вам надо, в другое-то состояние?

4. Русской литературе не грозит адекватное представление ни на каких страницах, поскольку её невозможно представить. Она, по словам критика П., необратимо распалась на писательскую и читательскую (умную, понятное дело, и глупую). 
Года два назад хороший русский прозаик, живущий в Германии, был заслуженно премирован в России, а попутно пронеслось по Сети: «А помните ли, друзья, что такое точка с запятой? Алексей М. вернул этот знак в русскую прозу!» Получалось, что он написал писательскую книгу, то есть умную, с длинными предложениями, в том числе сложносочинёнными. А радоваться нечему: сколько ни премируй, о нём никогда не узнает так называемый народ, который давно сам с усам и пишет собственную литературу и продаёт её за самые настоящие деньги на сайте Целлюлоза.ру. Читали прозу народа? 

Есть умнейшие люди, нередко женского пола, пишущие бойко, с утробным урчанием, поскольку настойчиво переваривают советский опыт, и это правильно, если хочешь числиться в писательской литературе.

Есть высокоталантливая околопупковая я-проза, в исторические рефлексии не погружённая, прелестная, как пери, читабельная, милая, так и хочется ещё, ещё.
Есть выдуманные издателями авторы, популярные среди покупателей, знаю десяток-другой.
Есть начинающие. Они полны сил.
Есть премиальный отдел в коммерческом издательстве. Там говорят прямо: это – в премиальный. Прелесть эта Наташа...
Есть три богатыря. Они так сами говорят устами одного из них, получая очередной гонорар за переводы на Западе. У меня подруга десять лет преподавала в Милане русскую литературу. Там нельзя вольничать: если не преподать студентам творчество трёх богатырей, уволят. А у неё четверо детей.
Есть расстроенные во многих чувствах толстые журналы, которые привыкли выбирать первыми, а уж потом держитесь, отвергнутые, не робейте, пишите прямо для Бога, творчество это молитва. Право первой ночи у толстяков худо-бедно пока есть, но ведь их интересует уходящий титул последняя инстанция. (Дай Бог им здоровья и бесплатной аренды, а напечатавшей меня в марте «Дружбе народов» и всяческого прочего благополучия.)
Виртуальный ресурс «Лиterraтура» создаёт альтернативу партийным организациям и партийным литературам, посему ценен.
Есть литература лайфхака, она вне конкуренции, ведь она действительно нужна людям. Ну всем.
Есть много чего. Кроме определения, что такое литература. У меня есть учебник «Литературная работа», там о различиях между писателем и журналистом. Учебник есть (два издания! бестселлер! его читают как детектив!), разница есть, определения нет.
И как это отразить адекватно, дорогая «Лиterraтура»?




Александр ЧАНЦЕВ, литературный критик, литературовед-японист:

«Неравнодушие к литературе – не оргазм, имитации не поддаётся…»


2. Читаю прежде всего профессиональные разделы– критику, интервью. Не только тяжело усваивать глазами всё больше электронных букв, но и часто думаю – возможно ли прочесть хотя бы всю прессу за один день? Хотя бы в одном определённом сегменте? С лучшим референтом? А все посты ленты друзей в Фейсбуке и ссылки ленты страниц? Вопрос для Борхеса, страх слепоты и информационного шока. Выборные критерии все жёстче, узкие врата Тантраяны всё уже…

1, 3, 4. Некорректно, наверное, сравнивать одно издание с другим. Лучше, думается, просто порадоваться, что в наши как всегда трудные времена издания о книгах в последнее время даже появляются «Лиterraтура» и «Rara Avis», «Горький» и анонсированный недавно проект «Полка».
А поднимая тост за «Лиterraтура», хочется отметить, что те, кто её делают, действительно неравнодушны. К литературе и читателю. А это не оргазм, имитации не поддаётся.
В этом – продолжим здравицу – залог того, что издание сможет ещё не в одном десятке номеров отслеживать эти самые повороты и кульбиты литературного развития. Могут вмешаться финансовые сложности, они подстерегают всех, от сумы и тюрьмы? Но когда энтузиасты и литераторы боялись бедности? Кажется, ей русская литература обязана не одним шедевром (вспомнить только Достоевского).

Книжным, как и всяким прочим, Нострадамусом работать – дело неблагодарное. Но сейчас, на мой взгляд, правят бал две тенденции. Во-первых, как уже приходилось мне говорить даже на этих страницах, всё интереснее литература как соседних стран, постсоветского ареала – А. Никитин и С. Жадан, М. Гиголашвили и З. Бурчуладзе, Ферганская школа, С. Афлатуни, Ш. Идиатуллин, живший в Таджикистане автор мощного «Заххока» В. Медведев и другие, так и стран эмиграции, переселения. Во-вторых, если литература элитарная оказалась в загоне (когда она там, впрочем, не была?), то действительно крепко сбитой беллетристики, хорошей литературы среднего класса (скажем так, не пейоративно, а комплиментарно) становится всё больше. К А. Иванову, А. Рубанову, А. Терехову устойчиво присоединились женские авторы – Фигль-Мигль и Е. Чижова, подтягиваются уверенно и другие (а Ш. Идиатуллин с настоящим эпосом «Город Брежнев» вообще перепрыгнул сразу через несколько призовых ступеней).
Экономисты говорят, что за благосостояние современной страны, государства посткапиталистического строя ответственен скорее всего средний класс. Средняя литература тоже за что-то явным образом отвечает – например, той же пресловутой сумы избежать и благосостоять долго…




Марина ГАРБЕР, поэт, литературный критик:

«Это именно журнал, а не проект…»


На мой взгляд, журнал «Лиterraтура» – один из лучших сетевых литературных журналов на сегодняшний день. Я стараюсь читать каждый номер, если не целиком, то, по крайней мере, поэзию, критику, публицистику и обзоры. «Лиterraтура» – среднее между сетевыми проектами и толстыми литературными журналами. Это именно журнал, а не проект. Помимо поэзии, прозы и драматургии, на виртуальных страницах журнала публикуются материалы о книжных новинках, о толстожурнальных публикациях, о событиях и тенденциях, о жанровых нишах и художественных направлениях и т.д. Здесь регулярно публикуются рецензии, в основном написанные специально для журнала. У «Лиterraтуры» изящный современный дизайн, журнал не перегружен, тексты предлагаются небольшими дозами, и частота выхода журнала – умеренная.
Меня всегда радуют публикации, посвящённые смежным искусствам, то есть посильный всеохватный подход – ко всей «республике искусств». Надеюсь, число таких публикаций будет расти – о связи литературы с живописью, музыкой, театром и кинематографом, в социальном, в историческом ли контексте, или же в отрыве от них. Литература не отделена от жизни, от общества, от других видов искусства, это не остров, населённый небожителями, это terra, земля… Мне кажется, редакция «Лиterraтуры» это хорошо понимает, неслучайно «земля» является одной из составляющих названия журнала. У читателя литературной периодики иногда возникает ошибочное впечатление о нарочитой обособленности русской современной словесности: среди серьёзных литературных изданий иностранной литературой в основном занимаются специально предназначенные для этого журналы. Однако «Лиterraтура», кажется, посильно преодолевает эту своеобразную и не очень справедливую традицию. Хотелось бы видеть больше материалов о современной европейской и американской литературе, напоминающих о том, что русская литература – неотъемлемая часть мировой.
Если сравнивать «Лиterraтуру» с традиционными «бумажными» изданиями, то журнал мне видится несколько демократичнее «толстяков», поскольку в нём публикуются разные авторы, от маститых до совсем молодых. Но у «толстяков» есть свои бесспорные преимущества; помимо формальных и стилистических, то есть очевидных, это и многолетний опыт существования, долголетие, прошедшее проверку временем. У «Лиterraтуры» такого опыта пока нет, поэтому для относительно молодого журнала так важен подход как к современной литературе, так и к поиску своего читателя – читателя разностороннего, сведущего, ориентированного на раздвижение границ.
Хочу пожелать журналу долголетия. Начинать всегда легче, чем продолжать, ведь для успешного начала порой достаточно голого энтузиазма, в то время как для качественного продолжения нужны и более прозаичные вещи: крепкий редакторский и авторский состав, финансовая поддержка и редакционная атмосфера – не последние из их числа. Пусть каждому причастному будет радостно не только от занятия любимым делом, но и от занятия им именно в этом издании. 




Илья ФАЛИКОВ, поэт, литературный критик:

«Ваше издание – нечто такое, что согревает сердце…»

Мне трудно сказать, что такое «Лиterrатура» для современной словесности, поскольку последняя мне туманно малоизвестна, но для меня ваше издание, давшее в двух выпусках обильные куски из моей книги о Марине Цветаевой, – нечто такое, что согревает сердце. С изумлением увидел число прочитавших меня: скажем, в Журнальном зале подобное читают на порядок меньше, и дело тут не во мне, а в месте встречи, то есть в «Лиterrатуре», в её читаемости.
Время от времени вижу любопытную литкритику, обзоры периодики и новинок, хронику литсобытий, документы литистории. В частности, письма Инны Лиснянской к дочери, или очерк Елены Макаровой о Григории Корине, или fb-записи Валерия Шубинского.

Должен сказать, что в «Лиterrатуру» я приглашён Борисом Кутенковым, который прежде всего предан поэзии, но в журнале отвечает за публицистику и критику (если не ошибаюсь). То и другое – не мой профиль. Однако.

Литкритиком в точном смысле этого статуса я никогда не был – я стихотворец, порой пишущий о стихотворстве и стихотворцах, а последние лет десять, помимо стихописания, занят исключительно историей русской поэзии, не слишком отдалённой – XX век. Думаю, вполне животрепещущей и частями громокипящей. Это было при нас.

Книга о Борисе Рыжем – из этого котла. Посему и републикация моих давних заметок о нём в «Лиterrатуре» оказалась на месте, как и опус о премии «Поэт». Там сказано: «Народ спросит: а где Евтушенко?». Концовка была такой: «Премия обязательно будет меняться <…> подпирают новые люди, шлюзы прорвутся. Нет, "Поэту” не надо быть "Дебютом”. Но если поле "Поэта” — зрелость, значительность и широкий охват, премиальные перемены должны произойти в скором будущем. По-видимому, в сторону некоторого омоложения счастливых победителей» (2013).
Ну, вот. Через почти пяток лет омолодились. Скажу как на духу: пишучи эти слова, я смотрел как раз на Амелина. Более того. Его опередили на этой дистанции старики во главе с Евтушенко. Молодым в 2013-м оказался именно он.
Почтим память поэта. Это, пожалуй, главное, что я сейчас хотел сказать.




Кирилл АНКУДИНОВ, литературный критик:

«Лиterraтура» журнал концептуально центристский…»

1. У сайта «Лиterraтура» есть одно преимущество: контент этого сайта частично включает в себя контент «толстожурнального» литературного поля, но в то же время «Лиterraтура» не «толстый журнал», отягощённый конвейерным производством и «рутиной личных отношений». Конечно, и в «толстом литературном журнале» возможно говорить о «точках роста» и о «болевых пунктах» современной литературы, но там делать это труднее: респектабельное литературоведение вытесняет «разговоры об актуальной литературе» и в «Новом мире», и в «Нашем современнике». С другой стороны, полное отсутствие связи с «толстожурнальным литературным полем» не идёт на пользу литературным сайтам: они в своей самодостаточности отдрейфовывают либо на территорию «политики», либо в пространство «религиозных исканий», либо в смежное искусство (кино, театр, музыку), либо в нескончаемое саморекламирование модульной группы авторов. «Лиterraтура» ресурс, на котором «толстожурнальные авторы» и «не толстожурнальные авторы» могут встретиться и пообщаться. Да, он сочетает минусы «толстого журнала» (малоинтересные рецензии) и литературного сайта (доморощенные «размышлизмы»), но ведь плюсы «толстого журнала» и литературного сайта он также сочетает. А плюсов выходит больше, чем минусов. Именно благодаря этим плюсам «Лиterraтура» одно из немногих мест, где я могу высказаться, не моделируя себя под «установленный формат».

2. Пожалуй, дневниковые записи Валерия Шубинского (см.: «Лиterraтура» 52, 53, 94, 95, которые я не смог бы найти на других информационных ресурсах, в том числе в «толстых литературных журналах» («неформат-с») – не смог бы, начиная со времени прекращения существования сайта «Камеры хранения».

3. Большей смелости в отстаивании концепции. Смелого клака боится, смелых зоил не дерёт. А недостаточно смелых бьют со всех сторон. «Лиterraтура» журнал концептуально центристский, но ведь центризм может быть разным, в том числе может быть «боевым центризмом».

4. Первая часть вопроса очень интересна. Я считаю, что в ближайшем будущем произойдёт слияние «традиционной литературы», «массовой литературы» и «современных мифологий»; эти три культурных феномена объединятся в одну общую «сверхлитературу», кстати, в России она будет довольно политизированной по сравнению с аналогичной зарубежной «сверхлитературой» Коэльо, Мураками или Павича. Отдельно продолжит существование кастальская лаборатория «актуальной литературы» по образцу Левкина, Волчека и Лены Элтанг – она будет ориентирована преимущественно на зарубежную аудиторию. Наступят очень тяжёлые времена для «толстых литературных журналов»; я не уверен, что они сохранятся; а если они сохранятся, то не в нынешнем виде. «Лиterraтуре» надо подготовиться к этому культурному землетрясению, чтобы не оказаться погребённой под обломками «толстых журналов». Как сделать это? Пускай редакционная коллегия «Лиterraтуры» осмыслит и определит возможные пути стратегии своего ресурса.


 

Юлия ПОДЛУБНОВА, литературный критик, кандидат филологических наук, колумнист журнала «Лиterraтура»:

«Сильная политизация литературы неизбежна…»

1. Боюсь таких слов, как «читательская биография», но скажу, что «Лиterraтура» воспринимается как часть жизни, теперь уже – довольно продолжительная. Я всегда верила в этот журнал, иначе бы не была с ним так долго. С Борисом Кутенковым мы очень разные, но он позволяет свободно выражать своё мнение, строго оценивает качество материала, не предлагая коррективов для оценок и высказываний.

«Лиterraтура» – одна из развивающихся литературных площадок в сети. Жалко, что проект не нашёл финансовой поддержки – его редакция, несомненно, способна на большее. Но и сейчас проект популярен и имеет определённые инструменты влияния на литературный процесс.

2. Сложно сказать, потому что их было немало. Интересно было читать и поэзию, и прозу, и публицистику, опросы и интервью. Хороший ход – публиковать ФБ-записи. И, конечно же, читаю всегда рецензии и обзоры. С Сергеем Оробием и его оценками не всегда согласна, но он делает большое дело. Респект.

3. Больше соли, больше провокативных материалов и неожиданных аспектов. Возможно, не помешала бы и более чёткая редакционная политика. Думаю, ориентироваться надо не на «толстяки» – у них своя ниша и своя функция своеобразной простановки знака качества на текстах – а на издания более мобильные, более ориентированные на людей, привыкших работать с сетью. В этом отношении необходимы гиперссылки в обзорах прессы, возможно, какие-то принципы лендинга в подаче материала, свои узнаваемые интерактивные фишки.

4. Ближайшее будущее зависит от политики, и, мне кажется, сильная политизация литературы неизбежна. Однако это, как правило, не означает кардинальных сломов художественности. Литература развивается органично, хотя и очень сегрегированно, – этот процесс продолжится.

Хочется, чтобы в стране и за её пределами существовало много нишевых и целевых изданий, чтобы было много акторов, определяющих развитие литературного поля, чтобы была полемика между такими акторами, острая и умная.




Андрей ПЕРМЯКОВ, поэт, прозаик, литературный критик:

«Индивидуальное лицо издания при тщательном соблюдении баланса…»

1. Вообще, нишу вы заняли уникальную. Казалось бы, на тот момент, три года назад, особых мест, где б удалось расположиться новому электронному изданию, уже и не предполагалось. Всё-таки литературный Рунет существует уже пару десятилетий, и, кажется, были опробованы все способы взаимодействия с читателем. Существовала и ещё одна причина невозможности существования «Лиterraтуры»: заявленный темп выпуска свежих номеров, казалось, обрекал на скорое снижение качества. Либо ресурсу грозило превращение в очередной нишевый проект, в междусобойчик.

Однако небывалое порой бывает, и мы видим очень качественный продукт, поддерживающий баланс между профессионализмом публикуемых текстов и широтой охвата литературного поля, между разными направлениями, между… Ну, словом, получилось неожиданно индивидуальное лицо издания при, повторю, тщательном соблюдении баланса.

Может быть, пока не очень много совсем новых имён, открытий. Всё-таки особенно в первое время существования проекта упор был на публикацию более или менее известных авторов. Но это обязательно переменится: ресурс-то ведь очень популярный, публиковаться у вас авторы хотят.

В общем, стараюсь не пропускать материалов ни в одном из номеров.

2. Пожалуй, труднее всего (на сторонний, конечно, взгляд) вашему изданию приходится с прозой. Всё-таки по формату «Лиterraтура» скорее толстая интернет-газета, чем журнал в его традиционном и сложившемся бытовании. Соответственно, даже относительно длинная проза вне формата «Продолжение следует» почти исключена. А остальные разделы крайне интересны! Поэзия, конечно, часто предстаёт в жанре «Известный автор в неожиданном аспекте»: вы же печатаете довольно много уже публиковавшихся стихов, но это тоже очень неплохо. Интересно составленная подборка порою не проигрывает новым текстам.

Чтоб никого не обижать, отвечу в жанре гламурного глорихантинга: самыми интересными для меня материалами были те, где упоминали меня. Прия-ятно ж. А серьёзно выделять понравившиеся публикации самых разных жанров так это страниц на пять будет перечень, как минимум.

3. Хотелось бы пожелать бумажной версии, но для небольшой редакции это уже будут сверхнагрузки. Может, получится выпустить Антологию с продолжением? Вроде было такое намерение, и оно даже начинало воплощаться? Ну и да: успеха и признания в виде значительных в материальном отношении премий тоже очень желаю.

4. Ой. Вот это да! Конечно же, не смогу даже и предположить, какой она будет. Но «Лиterraтура» однозначно не только её адекватно отражает, но и более чем тщательно участвует в формировании будущего этой литературы. Безусловный факт!




Вера ЗУБАРЕВА, поэт, литературовед, доктор филологических наук, главный редактор журнала «Гостиная»:

«Лиterraтура» – не клановое образование…»

Отвечу в качестве одного из основателей номинации «Поэт-подвижник». «Лиterraтура» – это журнал, полностью соответствующий представлению о подвижнической деятельности тех, кто пишет стихи. Это детище пишущих стихи. Пишущих, но не публикующих себя на страницах своего издания. Их внимание приковано к другим, к другому, а сами они как авторы – в тени. Ибо «Лиterraтуру» они создали не для себя, и, судя по публикациям, не массовый читатель владеет их воображением. «Лиterraтура» – не клановое образование, и не дух самоутверждения руководит её тружениками, а исключительно интерес к тому, из чего состоит ткань литературы, русской литературы. Поэтому особенно приятно читать журнал, который не идёт на поводу у модных течений, не бравирует публикациями популярных имён и не лоббирует интересы «недостаточно признанных». Это не место столкновения литературных амбиций, а место размышлений, место обсуждений, место узнаваний.

Мне нравится стремление «Лиterraтуры» делать каждый выпуск весомым, а не кричащим. Взять хотя бы серию статей Марины Кудимовой. Чтобы опубликовать такие несиюминутные вещи, нужен не только литературный вкус. Говорят, «скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты». То же можно сказать и о журнале. «Скажи мне, что на твоих страницах, и я скажу, что ты есть»…

В своей нобелевской речи Солженицын писал: «Не всё – называется. Иное влечёт дальше слов. Искусство растепляет даже захоложенную, затемненную душу к высокому духовному опыту. Посредством искусства иногда посылаются нам, смутно, коротко, – такие откровения, каких не выработать рассудочному мышлению». Я желаю «Лиterraтуре» всегда и во всём быть обращённой именно к этому – к «высокому духовному опыту».

 

Ответы Натальи ИВАНОВОЙ, Ольги АНИКИНОЙ, Алексея КОЛОБРОДОВА, Анны АЛИКЕВИЧ, Сергея ОРОБИЯ, Андрея ГРИЦМАНА, Марии БУШУЕВОЙ читайте в 101-м номере.



Продолжение >




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
1033
Опубликовано 28 июн 2017

ВХОД НА САЙТ