facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Книжный магазин Bambook        Издательство Лиterraтура        Лиterraтурная Школа
Мои закладки
№ 142 август 2019 г.
» » Анюта Вяземская. МАЛЕНЬКАЯ ЛИТЕРАТУРНАЯ ФЛАНДРИЯ. Часть II

Анюта Вяземская. МАЛЕНЬКАЯ ЛИТЕРАТУРНАЯ ФЛАНДРИЯ. Часть II


Продолжение

См.: Анюта Вяземская: Маленькая литературная Фландрия. Часть I > 


Во Фландрии и Нидерландах с 28 января по 3 февраля проходила Неделя поэзии. Это пятидневный поэтический праздник, во время которого даже люди далёкие от поэзии задумываются о вечном и заговаривают в рифму. К нему приурочивают объявление результатов многих литературных премий, разнообразные мероприятия (например, «Забронируй поэта», финал поэтического слэма и другое), а в книжных магазинах проводят специальные акции. В этой статье нам бы хотелось рассказать о том, как этот фестиваль проходил и каковы были его результаты.

Тема поэтической недели 2016 года – «Воспоминания» (Herinneringen), и прошла она под девизом «Утекающие по капле годы» (Jaren die druppelend versmelten), который предложил Стефан Хертманс (Stefan Hertmans), автор поэтического подарка, о котором мы расскажем чуть ниже.
 
Поэтический фестиваль пользуется огромной популярностью. Судите сами: изначально праздник назывался «День поэзии» и длился несколько часов. Продажа поэтических книг во время Недели поэзии-2016 (по статистике нидерландских магазинов) увеличилась на 333% по сравнению с «мирным» временем. Оборот во время поэтической недели 2016 года по сравнению с прошлогодней вырос на 34%.

Ещё одна милая капиталистическая традиция: при покупке стихотворных книг больше чем на определённую сумму (в этом году € 12,50) купившему достаётся в подарок поэтический сборник. Таким подарком в этом году стала книга упомянутого выше Стефана Хертманса «Возьми и прочти» (Neem en lees). Тираж книги – 15 000 экземпляров, на 20% больше тиража прошлогоднего поэтического подарка. По отзывам читателей, книга «Возьми и прочти» – однозначно приятный сувенир, хотя и не очень проста для понимания. Она посвящена откровениям отца церкви Августина и, в частности, истории о том, как он пришёл к вере. Августин пребывал в смешанных чувствах, не понимая, чего Господь хочет от него, и вдруг он услышал детское пение. В песенке разборчиво звучали слова «Возьми, прочти». Августин понял, что это, конечно, Всевышний обращается к нему, бросился в дом, нашёл на столе книгу посланий апостола Павла, открыл наугад страницу и увидел слова: «Как днём, будем вести себя благочинно, не предаваясь ни пированиям и пьянству, ни сладострастию и распутству, ни ссорам и зависти; но облекитесь в Господа нашего Иисуса Христа, и попечения о плоти не превращайте в похоти» (Римлянам 13:13-14). И тогда он записал в дневнике, что тьма сомнений покинула его сердце и светлое успокоение охватило его.

Открывается сборник следующим стихотворением:


RUWBOUW

Opendedeurvanhetgedicht.
Het huis is leeg.
Je zult zelf meubels moeten maken,
Een kast voor onbeslapen lakens
En wat planken voor verhalen
Die geen hond nog wil.

Je zult het uitzicht met je leven
Moeten kleden en vuur tekenen
In gaten in de muur.

Er gaat geen uur voorbij
Of er komt honger bij.
De klok is van grafiet
En niemand wil je dagen lenen.

De helft van wat je maakt
Is al opnieuw verdwenen.

Er is geen voordeur meer,
De achterdeur slaat open.
Hoor je de wind?



ГРУБАЯ ПОСТРОЙКА

Распахни дверь стиха.
Дом пуст.
Мебель придётся делать самому,
Шкаф для чистых простыней
Немного досок для историй,
Ненужных даже псам.

Вид из окна придётся наполнить
Воспоминаниями из своей жизни
А щели в стене – отсветами огня.

Ещё и часа не прошло,
А голод уже здесь.
Эти часы – из графита,
И никто не одолжит тебе и дня.

Половина того, что ты делаешь,
Сразу же исчезает.

Захлопнута входная дверь,
Дверь чёрного хода открыта.
Слышишь, как дует ветер?


Один из самых популярных в 2015 году в Нидерландах сборников – «Стража Бога» (Wakend over God) Йооста Звагермана (Joost Zwagerman). Йоост, нидерландский писатель, поэт, эссеист и колумнист, страдал от депрессии и аутоимунного заболевания – болезни Бехтерева – и умер в сентябре 2015 года.

«Стража Бога» – это рассказ о религиозном противостоянии безымянного «я», которое иногда в своём воображении, а иногда буквально, нападает на Всевышнего. По случайности «я» занимает место Бога. И Бог начинает гневаться, сомневаясь в существовании «я». Временами «я» безуспешно и безнадежно пытается заговорить с Богом, временами – вооружается и покушается на его убийство. Завершается поэтическое повествование покаянием и смертью, причём Йоост оставил трактовку, кто умер – «я» или Он, – открытой для читателя. Характерная черта стихотворений заключается в том, что все они оформлены как разбитые на строчки рассказы, последовательно раскрывающие повествование. Ниже приводим первое стихотворение из сборника.

 

Contact

Iemand belt mij telkens op, zegt niets,
vaag hoor ik een verre ademtocht,
het kan de mijne zijn, maar ook die
van de ander, die hardnekkig zwijgt.
Ik leg weer op. Ben nu een man
die vreemde telefoontjes krijgt.

De display toont een nummer
met de code van een land dat ik niet ken.
Ik toets terstond, een voicemail klinkt.
‘Hallo met God, Ik ben er niet.
Laat naam noch boodschap achter,
ik bel nooit terug. Leef rustig verder,
wacht desnoods tot piep, maar zwijg.’

Prompt word ik door de beller toch teruggebeld.
Weer hoor ik niets, hooguit die vage adem.
Ik ben de man die stil zijn hartslag telt.

Ooit bel ik Hem terug en zeg dan
wél iets na de piep. Dat doe ik niet meteen.
Ik wacht tot ik een geheim nummer krijg.

Die dag is nu, contact is hier. Ik toets
het nummer in. Krijg geen gehoor. Hij was me
voor. Hij heeft mijn nummer ingesteld.



Контакт

Кто-то мне постоянно звонит, не говорит ничего,
только с трудом различаю чьё-то дыхание,
то ли моё, то ли того, другого,
который упорно молчит.
Я кладу трубку. Теперь я человек, который
получает странные звонки.

На дисплее отображается номер
с кодом неизвестной страны.
Я перезваниваю, включается автоответчик.
«Алло, это Бог. Меня нет.
Не оставляйте ни сообщения, ни имени.
Я никогда не перезваниваю. Живите спокойно дальше,
В худшем случае дождитесь звукового сигнала, но молчите».

Он перенабирает сию же секунду.
Снова я ничего не слышу, разве что чьё-то дыхание.
Я человек, который спокойно считает удары своего сердца.

Однажды я Ему перезвоню и всё же
что-то скажу после сигнала. Но не сразу.
Жду, когда получу секретный номер.

И вот этот день настал. Я набираю
Номер. Нет ответа. Он меня
Опередил. Он переадресовал мой номер.


Кроме книжных продаж, интерес к поэзии выражается и в растущей популярности акции «Забронируй поэта» (Boek een dichter): поклонники поэзии могут заказать выступление любимого автора. За три года количество таких вечеров, которые проходят в книжных магазинах, библиотеках и школах, выросло больше чем в полтора раза: в 2013 – 74 выступления, в 2016 – 113 выступлений 51 поэта.

Во Фландрии самыми популярными сборниками стали «Пой Пой» (Zing Zing) Петера Верхелста (Peter Verhelst) и получивший премию Хермана де Конинка сборник «Фотометры» (Lichtmeters) Рут Ластерс (Ruth Lasters).

Петер Верхелст – поэт, автор романов и пьес, театральный режиссер и актёр. С 1999 года он выпустил несколько поэтических сборников, романов, неоднократно получал премии, в том числе премию Хермана де Конинка. Приводим стихотворение, написанное в январе 2016 года.


BENT U BANG?

Bent u bang?
Denkt u dat we in gevaar zijn?
Vindt u dat een immigrant een papier moet ondertekenen waarop hij belooft onze waarden te respecteren?
Alleen immigranten van buiten Europa?
Of ook Oost-Europeanen?
Is agressie cultureel bepaald?
Kunt u vier Westerse waarden opnoemen?
Halen we het paard van Troje binnen?
Vindt u de Islam achterlijk?
Kunt u een definitie geven van ‘de Islam’?
Hebt u ooit met een moslim gesproken? (het bestellen van een pitta is geen gesprek)?
Hebt u ooit de Koran gelezen?
Vindt u dat moslims zich moeten distantiëren van IS?
Vindt u dat moslims zich moeten distantiëren van IS na een aanslag in Europa?
Grijpen beelden van een kapot geschoten Syrische stad u aan?
Wiens schuld is het volgens u dat er kinderen aanspoelen aan onze kusten?
Denkt u dat een moslimmoeder even veel verdriet voelt bij de dood van haar kind als een Belgische moeder?
Vindt u dat wij onze democratische overtuiging mogen opleggen aan de rest van de wereld?
Vindt u ook dat het international recht ons belet om doortastende maatregelen te nemen?
Vindt u dat we wapens mogen leveren aan een land dat atheïsten als terroristen bestempelt?
Waarom halen zo weinig migranten van de derde generatie een diploma?
En heeft maar 46% een job?
Vindt u dat migranten nu wel eens zelf hun verantwoordelijkheid mogen nemen?
Vindt u migranten van de derde generatie nog migranten?
Vindt u het woord ‘migrant’ vernederend?
Zou u een moslim in dienst nemen?
Een boeddhist?
Vindt u vrijheid van godsdienst een mensenrecht?
Wat als uw dochter met een moslim naar huis komt?
Waar komen die maagden in het paradijs vandaan?
Bent u bang voor uw dochter nu al die vluchtelingen naar hier zijn gekomen?
Vindt u dat Belgische mannen hoffelijk omgaan met Belgische vrouwen?
Voelt u zich stiekem superieur?
Hebt u als goede Vlaming begrip voor de onafhankelijkheidswens van Daesh?
Weet u dat een bewoner van de Franse banlieues de helft minder woorden kent dan iemand uit de rest van de stad?
Vindt u dat we IS moeten vernietigen?
Met wortel en tak?
Een kleine kernbom?
Kunt u zich voorstellen dat westerse bombardementen als terrorisme worden beschouwd?
Zou u uw leven willen geven voor uw overtuiging?
Vindt u dat we onze democratische ideeën met geweld aan de rest van de wereld mogen opleggen?



БОИТЕСЬ?

Боитесь?
Думаете, мы в опасности?
Считаете, что иммигрант должен подписать бумагу,
в которой он обещает уважать наши ценности?
Только иммигранты не из Европы?
Или восточные европейцы тоже?
Определяется ли агрессия культурой?
Можете перечислить четыре западные ценности?
Не пускаем ли мы Троянского коня?
Считаете ислам отсталым?
Можете дать определение, что такое «ислам»?
Когда-нибудь общались с мусульманином? (заказ питы не в счёт)?
Когда-нибудь читали Коран?
Считаете, что мусульмане должны дистанцироваться от ИС?
Считаете, что мусульмане должны дистанцироваться от ИС после теракта в Европе?
Трогают ли вас фотографии разбомблённого сирийского города?
Думаете ли вы, что мать-мусульманка, когда гибнет её ребёнок, страдает так же сильно, как и бельгийская мать?
Считаете, что наши демократические убеждения можно насаждать по всему миру?
И согласны, что международное право не дает нам принять решительные меры?
Считаете, что мы можем поставлять оружие в страну, которая клеймит атеистов как террористов?
Почему так мало мигрантов третьего поколения получают диплом?
И только 46% имеют работу?
Считаете, что мигрантам пора бы уже взять на себя ответственность?
Считаете ли вы мигрантов третьего поколения мигрантами?
Считаете слово «мигрант» унизительным?
Возьмёте мусульманина на работу?
А буддиста?
Считаете свободу вероисповедания правом человека?
А что, если ваша дочь приведёт домой мусульманина?
Откуда берутся эти девственницы в раю?
Боитесь ли вы за свою дочь из-за того, что все эти беженцы приехали сюда?
Считаете, что бельгийцы любезны с бельгийками?
Считаете ли себя в тайне лучше?
Будучи примерным фламандцем понимаете ли стремление к независимости ДАИШа?
Знаете, что житель французских пригородов знает вдвое меньше слов, чем горожанин?
Считаете, мы должны уничтожить ИС?
Вырвать с корнями?
Маленькой ядерной бомбой?
Можете представить, что бомбардировки Запада назовут терроризмом?
Захотели бы отдать жизнь за свои убеждения?
Считаете, что мы можем силой насаждать наши демократические убеждения по всему миру?


Рут Ластерс – фламандская поэтесса и писательница, автор трёх романов и двух сборников стихов, за последний она получила премию Хермана де Конинка 2016 года как за лучший поэтический сборник вместе с наградой в 6 000 евро. В 2015 году она выиграла в поэтическом состязании Тьюринга. Ниже – стихотворение из сборника «Фотометры», также номинировавшееся в номинации «Лучшее стихотворение».


Glas

Eis wandelrecht op het zand waaruit men je nieuwe ruiten
maakt. Het kijken door vensters is allicht anders als je op de ragfijne
witheid waaruit ze vervaardigd zijn eerst hebt gewankeld. Ja zo,

weifelachtig, je wil toch ook niet doorheen het glas dat dit straks
wordt alles vastberaden Zien zonder enig gissen is als gewant
brood kneden. En nu wat korrels laten glippen door je vingers

opdat je net zo, doorheen dit toekomstige raam, je blik in iemands
blik kan laten glijden met evenveel uitdrukkingsfracties. Vraag tot slot
of het alstublieft mogelijk is om de oude, te vervangen ruiten opnieuw

tot zand, in een emmer, ondoorzichtig
en dus eindelijk werkelijk zélf
bekijkbaar.



Стекло

Требуй право прогулки по песку, из которого тебе делают новые стёкла. Взгляд сквозь окно, пожалуй, другой, не такой, как
если бы ты сначала увидел тонкую, как паутина,
белизну, из которой появляется новое, еще шаткое стекло. Да, такое,

неопределённое, ты ведь не хочешь разглядеть всё четко сквозь стекло,
что скоро появится. Видеть, не пытаясь разгадать,
это как месить перчатками хлеб. И пусть пара зёрен ускользнет из пальцев,

чтобы ты мог сквозь это будущее стекло так же соскальзывать взглядом
в чей-то чужой взгляд, с теми же крохами выразительности. И спроси
нельзя ли, пожалуйста, старые окна снова поменять

на песок, в ведре, непрозрачный,
и, значит, наконец видимый
сам по себе.


Впрочем, в номинации «Лучшее стихотворение» победил текст другого поэта – Йеруна Тёниссена (Jeroen Theunissen) «Взгляни на крыши».


Kijk naar de daken

Kijk naar de daken, kind, bescherming
voor jou, voor mij, voor ons, voor velen,
nu nog door vaklui geplaatst, binnenkort
misschien 3D-geprint.

Wie in een huis woont, kind, vergeet
dat daken zelf geen daken hebben,
klimop danst op huis
naar het dak toe, dak ontvangt klimop.

Vormen en mensen in huizen
onverstaanbaar op weg, gelukkig
door het dak in roekeloosheid gestuit.
Ik hoop af en toe voor jou een dak te zijn

in deze stad, dit land, ik zal beschutten,
winnaars verliezers, maar ik maak
plaats wanneer je de sterren bekijkt.



Взгляни на крыши

Взгляни на крыши, дитя, защищающие
тебя, меня, нас, многих,
сейчас их кладут мастера, а скоро,
наверное, будут печатать в 3D.

Те, кто живут в доме, дитя, забывают,
что у самой крыши нет крыши,
плющ танцует по стенам дома
до самой крыши, а крыше достается плющ.

Предметы и людей в домах
не понять на их пути, к счастью
их безрассудность останавливает крыша.
Иногда мне хочется стать крышей над твоей головой

в этом городе, в этой стране я буду укрывать,
победителей-побежденных, но у меня всегда
найдется место, когда ты захочешь посмотреть на звёзды.


Кстати, не пониманья ради, а интереса для рекомендуем пройти по этой ссылке (http://www.radio1.be/files/redactie/HDC_2016/index.html). Бельгийская радиостанция Radio 1 представила стихи, номинированные на премию Хермана Де Конинка, чтобы радиослушатели могли с ними ознакомиться перед участием в открытом голосовании.

Финал чемпионата по нидерландскоязычному слэму NK Poetry Slam вошёл в историю как «женский»: Кармин Михелс (Carmien Michels) вырвала победу у Элсэ Кэмпс (Else Kemps) и получила награду чемпионата: Золотого зяблика (De Gouden Vink) и денежный приз в размере 1 000 евро. Трофей назван так в честь поэта, основателя и вдохновителя многих поэтических слэмов Симона Винкенооха (Simon Vinkenoog). Для фламандцев победа Михелс это особый повод для гордости – впервые за 14-летнюю историю чемпионата приз получила их соотечественница.

Кармин закончила Королевскую консерваторию в Антверпене по направлению «искусство слова», и её выпускная работа – роман-дебют «Мы вода» (Wij zijn water) вышел в крупном издательстве Bezige Bij. В последние годы она получила ряд премий: Бронзовую сову за первый роман (2013), премию на нидерландском радио NTR (2013), приз зрительских симпатий на слэме 2014 года. С 2016 года она выступает вместе с музыкально-театральным коллективом BARTуK и изучает стимулирование языка в Королевской консерватории в Антверпене. Ниже приводим стихотворение «Джимми», которое она читала во втором раунде поэтического слэма-2016.

JIMMY

Weet ge nog Jimmy de eed die we hebben gezworen
aan de vooravond van het echte leven,
toen onze jeugd nog niet verloren was,
maar de klok in de garage waar gij werkte wel al anders tikte,
we waren de weg al kwijt naar de zee van tijd
die nog ergens achter onze oren ruiste

Weet ge nog Jimmy hoe we kauwgom in de sleutelgaten van auto’s staken,
hoe we de brandkast van de directeur kraakten en vulden met confetti,
hoe we nipt vervallen voedsel uit de container van de Delhaize stalen,
weet ge nog toen we voor het eerst een stinkbommeke maakten

Weet ge nog Jimmy toen we voor de eerste keer een bedelaar zagen,
zo midden in de nacht, hij verstopte zich als een zombie voor de dag,
Weet ge nog dat hij in een vuilbak aan het rommelen was,
dat wij hem vroegen of hij eten zocht, waarop hij zei:
‘ik zoek alleen maar een plek om mijn zorgen op te bergen’

Weet ge nog Jimmy de eed die we hebben gezworen,
dat wij nooit als poppen in de pas zouden lopen,
dat wij het systeem zouden bestrijden met onze moppen,
dat we ons nooit zouden schamen voor onszelf, voor elkaar

Wij zijn het voetvolk, Jimmy,
in willekeurslijven gebonden
aan de grillen van de markt

Wij rommelen in bomvolle vuilbakken
niet om onze honger te stillen,
maar op zoek naar een plek om onze zorgen weg te werpen

We hongeren naar stilte en stuiten op schaarste
als de wekker schallend de nachtshift aankondigt
en onze chef ons weer uitscheldt voor het vuil van de straat

We stikken in de schimmel
en schrikken uit onze slaap
door de voortdurende sirenes
en roepende zotten op straat

«Follow the leader» leren ze ons
«Don’t think for yourself» leren ze ons
«Ignorance is bliss» leren ze ons

Weet ge Jimmy dat ik me kwaad maak
omdat ik met mijn woorden niets méér doe,
niets méér uitmaak in deze matrix, deze rat race, deze draaikolk,
dan de eerste de beste blaaskaak

De strijd tussen links en rechts verhevigt,
drijft ons uit elkaar, Jimmy, de wurggreep verstevigt,
we zitten op een sneltrein richting hel
en vergeten dat we op onze eigen beulen hebben gestemd,
onzichtbare beulen die de messen slijpen voor verdeel en heers,
een perfect systeem van de sterksten het eerst, de rest het slachtvee

Weet ge nog de eed die we hebben gezworen Jimmy
aan de vooravond van het echte leven,
dat ik u nooit zou laten vallen,
dat gij voor mij de sterren zou tellen,
dat wij samen de barricades zouden opgaan

We zullen nooit perfect zijn Jimmy,
elk vogeltje zingt zoals het gebekt is,
maar hier, in het hart van dit slinkse land,
grijpt uw rechter- mijn linkerhand,
met die typische twinkeling in uw ogen,
en plots laten we los om een stinkbommeke naar de flikken te gooien,
De afwijking in het systeem dat zijn wij, Jimmy,
de afwijking dat zijn wij



ДЖИММИ

А помнишь, Джимми, клятву, которую мы принесли
в тот вечер перед началом настоящей жизни,
когда ещё не была утрачена наша юность,
но когда часы в гараже, где ты работал, уже отсчитывали время иначе,
мы тогда уже сбились с пути к морю времени,
журчавшему где-то на грани слуха

А помнишь, Джимми, как мы совали жвачку в замки автомобилей,
как мы вскрыли директорский сейф и набили его конфетти,
как мы воровали едва просроченную еду из контейнеров у Delhaize
(сеть продовольственных супермаркетов. – Прим. авт.),
помнишь, как мы в первый раз делали бомбы-вонючки

А помнишь, Джимми, как мы в первый раз увидели нищего,
прямо посреди ночи, он как зомби прятался от дневного света,
Помнишь, он копался в мусорном баке,
мы спросили, ищет ли он еду, а он ответил:
«я просто ищу, куда мне деть свои заботы»

А помнишь, Джимми, клятву, которую мы принесли,
что мы никогда не будем маршировать, как марионетки, по чужому указу,
что будем бороться с системой нашими шутками,
что мы никогда не будем стыдиться себя, друг друга

Мы пешки, Джимми,
произвольно животами привязанные
к причудам рынка

Мы копаемся в переполненных мусорных баках
не для того, чтобы утолить голод,
а чтобы найти, куда деть свои заботы

Мы нуждаемся в тишине, но находим ее недостачу,
когда вопль будильника объявляет ночную смену,
и наш начальник снова отчитывает нас за мусор на улице

Мы задыхаемся в плесени
и в ужасе просыпаемся
от неумолкающих сирен
и орущих придурков на улице


«Follow the leader»[1], учатнас
«Don’t think for yourself»[2], учатнас
«Ignorance is bliss»[3], учатнас

Знаешь, Джимми, что меня бесит,
что мои слова ничего не меняют,
они значат в этой матрице, в этих крысиных бегах, в этом водовороте,
не больше, чем слова первого попавшегося болтуна

Борьба между левыми и правыми усиливается,
уводит нас друг от друга, Джимми, сжимает горло сильнее,
мы сидим на скоростном поезде, конечная остановка - ад,
и забываем, что сами голосовали за своих палачей,
невидимых палачей, что точат ножи, чтобы разделять и властвовать,
идеальная система, сильным все, остальные идут на пушечное мясо

Помнишь клятву, что мы принесли, Джимми,
в тот вечер перед началом настоящей жизни,
что я никогда тебя не подведу,
что ты будешь считать для меня звезды,
что мы вместе полезем на баррикады

Нам ни за что не стать идеальными, Джимми,
всякая птичка поет, как умеет,
но сейчас, в сердце этой лживой страны,
твоя права рука сжимает мою левую,
в твоих глазах тот самый огонек,
и вдруг мы отпускаем друг друга, чтобы метнуть бомбу-вонючку в ментов,
Отклонение от системы – это ведь мы, Джимми,
отклонение – это мы


__________
1 «Следуй за лидером»
2 «Не думай за себя»
3 «Невежество – благо». – Прим. авт.

А 20-летняя Элсэ Кэмпс через пару дней после финала чемпионата по слэму победила в стихотворном состязании Тьюринга с текстом «И могло ли так продолжаться» (En of het zo door kon gaan). Вечером 3-го февраля в городском театре Амстердама она получила награду в размере 10 000 евро за стихотворение, выбранное из 10 243 работ более чем 3 000 авторов. Элсэ учится на третьем курсе отделения креативного письма (Creative Writing) в высшей школе ArtEZ. Жюри отметило композицию, чувство юмора и умение выразить большие идеи в лаконичной форме. Видения, описываемые Элсэ, мимоходом сменяют друг друга, и потому текст становится одновременно осязаемым и неосязаемым. Второе место занял Хеерт Виане (Geert Viaene) со стихотворением «И тогда всё иначе» (En dan is alles anders) (приз 5 000 евро), а третье Джойс Виллемсэ (Joyce Willemse) со стихотворением «Маленькая вселенная на колёсах» (Kleine universa op wielen) (приз 2 000 евро).

Победительница устроилась на оригинальную работу: теперь раз в неделю она пишет по стихотворению для утреннего нидерландского шоу Хиль (Giel). Ниже перевод победившего стихотворения.

En of het zo door kan gaan

Het verschil tussen wachten en verwachten leerde je
van een kat die twee keer van huis liep en maar één keer terugkwam.

Je denkt aan de zuurstoffles die je opa kunstmatig in coma hield.
Of het zo door kon gaan, vroeg je tante steeds, en op Google Maps

heeft zijn fiets nog drie jaar voor de deur gestaan. Daarna was er
S, de man die zei niet verder te willen en daarom al die tijd gebleven is.

’s Nachts vertel je hem over de keer dat iemand je uitschold
voor ‘hoer’ omdat je stilstond op een zebrapad. Alles wat hij zegt

is dat ‘lopen’ in het Russisch twee werkwoordsvormen heeft,
afhankelijk van of men een bestemming heeft of niet.


И могло ли так продолжаться

Разнице между «ждать» и «ожидать» тебя научит
кошка, которая два раза сбегала из дома, а вернулась – только один.

Ты думаешь о баллоне с кислородом, который поддерживает деда, находящегося в коме.
Могло ли так продолжаться, то и дело спрашивала тебя тётя, а на Гугл-картах

его велосипед простоял перед дверью ещё три года. Потом был
S, который говорил, что не хочет продолжать, и потому остался на всё это время.

Ночью рассказываешь ему о том, как тебя обозвали
шлюхой за то, что ты стояла на «зебре». А он говорит только,

что у глагола «lopen» в русском две формы,
в зависимости от того, есть ли тебе куда идти*.

(*Имеются в виду глаголы «ходить» и «идти». – Прим. авт.)


Илья Леонард Пфайффер во время Недели поэзии 2016 стал лауреатом престижных литературных премий (VSB и Awater). Сборник «Идиллии» (Idyllen) (премия Awater) необычен тем, что написан почти забытым сейчас александрийским стихом, что рассматривается как провокация по отношению к актуальной поэзии. Пфайффер намеренно пренебрегает характерным для современной фламандской (и европейской) поэзии компактным (не длиннее страницы), вязким (сочетание не связанных друг с другом строк), нерифмованным стихосложением.

Свободная манера Ильи, сочетание высокой и уличной лексики, обращение к общезначимым и интимным темам (подконтрольные Израилю территории, поездка на поезде с работы домой, очередная любовная неудача, джихад, родная мать, насильник и убийца, зависимость от Twitter’а и Facebook’а, приплывающие в Европу на лодках беженцы) снискали любовь критиков.

У премии поэтического журнала Awater своеобразный механизм: коллегия из 29 нидерландских и фламандских экспертов (критики, преподаватели, антологи) выбирают из всех вышедших за год поэтических сборников три, по их мнению, лучших. На основе этого выбора книги получают очки и определяется победитель.
Ниже приводим первые строки вступительного стихотворения книги и их подстрочник.

1

De nacht is aangezegd. De warre uren waaien
als klamme lakens waarnaar hete handen graaien.
De beide engelen verschijnen nu niet meer,
hoop ik. Verleiding rekt zich uit. Ik kauw op teer.
Geen mens heeft van een zoekend mens nog weet.
De namen zoemen wel. Maar wie is er die heet
zoals hij heet? Ik weet niet hoe ik mij moet zijn.
Het liefst was ik klein, mijn hoofd als mandarijn
gevouwen in een schil van fel oranje handen
om niet te hoeven zien waar mijn gebaren landen.

1

Ночь объявлена. Ход бескомпромиссных часов
словно движение горячих рук по сырым простыням.
Оба ангела больше не появятся,
надеюсь. Искушение не иссякает. Я жую смолу.
Никто не знает об ищущем человеке.
Имена жужжат. Но кто он, тот, кого зовут
так же, как зовут его? Я не знаю, как быть собой.
Лучше бы я был маленьким, с головой не больше мандарина
в кожуре пылких оранжевых рук,
не дающих увидеть, к чему приводят мои поступки.

 
Неделя поэзии проходит при поддержке множества фламандских и нидерландских организаций, таких как «Объединение коллективной пропаганды нидерландской книги» (Stichting Collectieve Propaganda van het Nederlandse Boek), Фламандские литературные фонды (Vlaams Fonds voor de Letteren), язык: союз (taal: unie) или Международный фестиваль поэзии в Роттердаме (Poetry International Rotterdam). Больше информации о Поэтических неделях на нидерландском языке можно найти на сайте фестиваля (http://www.poezieweek.com/).


Продолжение >




____________
Автор с низким поклоном благодарит Анастасию Андрееву, Георгия Бартоша и Юри Даниэлса (Yoeri Daniels) за помощь в работе над статьёй.
скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
2 337
Опубликовано 03 май 2016

ВХОД НА САЙТ