facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 184 июль 2021 г.
» » Ганна Шевченко. МОЁ ПРОСТРАНСТВО

Ганна Шевченко. МОЁ ПРОСТРАНСТВО





КОМПРАЧИКОСЫ

когда я была маленькой
одно из моих тел
украли компрачикосы
и посадили в железный мешок

с тех пор
все мои попытки расти
пресекались стальной утяжкой

дни напролет
я бьюсь головой о стену
а по ночам
слушаю как в соседних ямах
стонут тысячи
таких как я

/в принципе
ко всему можно привыкнуть
и к низким потолкам
и к отсутствию света/




МОЁ

мое пространство совсем маленькое
оно недавно родилось
я учу его разговаривать

я говорю: тетрадь
оно повторяет: лес

я говорю: мука
оно повторяет: колосья

я говорю: космос
оно повторяет: дом

скоро мое пространство окрепнет
станет большим
и мы заговорим на одном языке




ЯБЛОКО ПОЛУДНЯ

хорошо
что яблоку негде упасть
пропасть заполнена перьями и цветами
и только розовый куст машет крыльями на краю
и дышит прерывисто полными парусами
хорошо
что собака лежит под кустом
дрожит хвостом
грызет соленую клетку
парус взлетает на миг
оседает как пыль
а яблоко полудня
падает падает с ветки




ДРУГОЕ КОПЬЁ

в землю вонзилось копье
пустило корни
отрастило ветви
покрылось листвой
окружило себя щебетаньем

рядом вонзилось другое копье
пустило корни
отрастило ветви
покрылось листвой
окружило себя щебетаньем

вскоре пришла женщина

натянула веревку
от одного ствола к другому
достала прищепки
и стала сушить на ветру
белую скатерть
пару перчаток
детский чепчик из ситца




КЛАДБИЩЕ

в городе было несколько смертей
покойников принесли на кладбище
положили в лунки
зарыли в землю словно картофельные клубни

через некоторое время
на могилах расцвели
кресты




МЁРТВАЯ КОШКА

Я шла по тротуару и увидела на обочине мертвую кошку.
К ней приближалась женщина с лопаткой и веником.
Она сгребла труп в пакет и сказала:
— Это моя кошка, я буду ее хоронить.

Но я шла в магазин верхней одежды,
поэтому вскоре забыла про кошку.

В зале играла легкая музыка.
И стоял мертвый человек в пальто и шарфе.
Я сказала продавцу-консультанту:
— Дайте мне веник и лопатку.
Это моя кошка, я буду ее хоронить.
Он ответил:
— Это не кошка, а пластмассовый человек,
выйди из нашего магазина.

Потом он смотрел мне в след, показывал пальцем
и что-то говорил другому продавцу-консультанту.

Я вернулась домой.
Зашла в лифт и увидела лужу крови.
Я с трудом доехала до десятого этажа.
Мне было плохо.
Я вышла.
А навстречу мне соседка с тряпкой и ведром.
Я сказала ей:
— Там кровь. Там умерла кошка.
Я буду ее хоронить.

Она мне ответила:
— Это не кровь. Я только что пролила томатный сок.
Иду мыть лифт.

Потом она смотрел мне в след, показывала пальцем
и что-то говорила другой соседке.

Я вошла в свою квартиру.
Посмотрела в зеркало и увидела мертвую кошку.
Это моя кошка.
Я буду ее хоронить.




* * *

Сидит сестра моя
на берегу вспаханного поля,
как рыбку ловит последние зёрна.
Чернозём волнуется, брызжет отравленной солью,
выбрасывает пену под куст тёрна.
 
Подхожу к ней, старая и кривая,
рыдаю, чтоб вызвать жалость.
Говорю:
-Видишь, мне холодно, я умираю.
А она мне:
-Ты не жила ещё,
не рождалась.
 
Кричу ей:
- Сейчас будет буря!
Взгляни, заволокло небо!
Она брови хмурит,
не двигается,
смотрит на мальки хлеба.




* * *

                     Я так люблю огонь…
                                        Е. Шварц

Я так люблю огонь,
что я его ревную.
К дверям бросаюсь,
только лишь шаги
услышу,
и кричу ему:

– Неверный!
Ну, где ты пропадал?
Я без тебя
на молнии бросаюсь животом.
И бьюсь, как кремень, о другие кремни!

А он горит и смотрит на меня.
И мы молчим,
схлестнувшись языками.




РАССКАЗ ПРО ЧАРЛЬЗА БУКОВСКИ

Выхожу на улицу и рядом с рекламным щитом "Ecco”,
вижу Чарльза Буковски, казалось бы, мертвого человека.
Идет себе, как живой, со свертком в левой руке,
а в правой держит золотой ключик, как бабочку на поводке.
В глазах — инсталляция конца света,
а в остальном — похож на свои портреты.
Кричу ему:
— Привет, Буковски! Куда идешь? Ай лав ю!
Он отвечает:
— Иду в "Букбери”, покупать свои интервью.
Потом прищурился, и говорит:
— Боже мой!
Ты в моем вкусе! Детка, идем со мной!
Отвечаю:
— Буковски, твою мать,
ты бы не выпендривался, а научил бы меня писать!
Он говорит:
— Не пиши лирику, про чаек над морем —
как они летают, каркают, и все такое...
Много думай, но мало пиши о душе.
Пиши про шлюх, бабников и алкашей.
Поменьше соплей и нравственных поучений...
А давай зайдем в бар, сядешь ко мне на колени,
я закажу дринк, ощупаю твою фигуру
и все расскажу про американскую литературу.

Но вдруг как загрохочет небо! Ветер как налетит!
И его как букашку вдавило в рекламный щит.
Теперь он стоит, улыбаясь, с ботинком "Ecco” в левой руке,
но в правой все так же держит ключик на поводке.

А я вот сижу, думаю о душе,
пишу рассказ о бабнике и алкаше.




* * *

а на двенадцатый день
я встретила того кто со мной говорил
он лежал больной в млечный путь завернут как в одеяло
не то что бы он этим меня удивил
но я не таким его себе представляла
он запивал лекарство с трудом удерживая стакан
другой рукой что-то нащупывая на серебряном блюде
потом протянул мне пуговицу и сказал вот океан
лети и покажи его людям
в этот момент пошел метеоритный дождь
и я промокла от макушки до платья
а пуговица растворилась как горстка соли
знаете наверно это и есть счастье
когда океан плещется в твоем подоле







_________________________________________

Об авторе: ГАННА ШЕВЧЕНКО

Родилась в городе Енакиево Донецкой области (Украина).  Пишет стихи, прозу.  Публикуется в периодических литературных изданиях, сборниках и альманахах поэзии и короткой прозы.
Лауреат международного, драматургического конкурса «Свободный театр», финалист поэтической премии  «Московский счет», лауреат  литературной премии им. И.Ф.Анненского по прозе. Автор книг «Подъемные краны» (2009) и «Домохозяйкин блюз» (2012).




Фото Андрея Тарасоваскачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
2 864
Опубликовано 09 фев 2015

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ