facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 187 октябрь 2021 г.
» » Дмитрий Кузьмин. ПОКАЖИТЕ-КА НАМ СЧАСТЛИВОГО ЧЕЛОВЕКА

Дмитрий Кузьмин. ПОКАЖИТЕ-КА НАМ СЧАСТЛИВОГО ЧЕЛОВЕКА





* * *

В магазине-салоне
по продаже бытовой техники
пятеро
в малиновых форменных пиджаках
с заурядными лицами
оживлённо:

- Так у тебя сын?
- Сын.
- И у меня. Серёг, а у тебя кто?
- У меня тоже.
- Выходит дело, только у Лёхи дочка?

Выбираю овощерезку
маме на юбилей:
уже, небось, тяжело ей
возиться на кухне,
хотя бы стряпни и немного.

Что-то справа болит в груди.
Верно, сердце моё
неправильное.




РИТОРИКА

Скашивая взгляд
от обзорной статьи
по новейшим течениям мирового трансавангарда
блеклым петитом
в альманахе "Ойкумена",
издающемся в Калининграде областном
тиражом 250 экземпляров,
выхватываю отдельные фразы
из дневника,
что ведет в продолговатом блокноте с ярко-синей обложкой
юноша лет девятнадцати
с наушником от плейера в правом ухе,
короткой высветленной до песчаного цвета стрижкой
и длинными темно-зелеными манжетами,
торчащими из рукавов пиджака:

"самый важный день"

"обменялись кольцами"

"приятно"

"отныне"

 


СЕМЬЯ

                   Тело мое болит.
                   После брачной ночи не может быть иначе.
                                                                    А.Анашевич


С утра болят все мышцы,
особенно плечи, предплечья, икры.
Вчера в одиночку
весь день
клеил голубые обои:
вверх-вниз
по стремянке.
К этой стене поставим,
когда будут деньги,
новую кровать.
А пока - только пластиковая
германского производства
жёлтая луна
зажигает от сети
две лампы по 40 ватт

 


* * *

Заполночь гляжусь в снятое молоко монитора
/медленное время в ожидании льготного тарифа/.
Ты, засыпая, из темноты комнаты, сбоку:
"Ты похож на звездочета"
/синяя рубаха с белыми узорами/.
"Скажи - на звездное небо
/шепотом, не отогнать чуткий,
в конце рабочей недели истощенный усталостью/.
Спи, заяц." Надо бросать
эту ночную работу, ночное странствие по Сети:
я перестал просыпаться
по утрам, когда ты целуешь меня перед уходом.

 


* * *

Знакомый парикмахер
проредил чёлку,
как носят рэйверы,
ты сразу заныл,
что под такую стрижку нет одежды,
полный шкаф рубашек, а на работу пойти не в чем,
и кожа на лице уже не та,
чтобы носить такую стрижку,
вообще глупо с такой стрижкой ходить на работу,
с такой стрижкой надо отрываться по клубам,
а нам уже поздно ходить по клубам,
нас тошнит от мудаков-диджеев,
от молодёжи, делающей жизнь с персонажей Араки и ван Сента,
всех жалко, а что толку,
одни сдохнут от передоза на заброшенных стройках, другие уйдут в бизнес,
ни тем, ни другим ничем не поможешь,
а мы каждый вечер вдвоём дома,
каждый занимается своим делом,
временами ласково поглядывая друг на друга,
я овладеваю основами Web-дизайна,
ты раскладываешь фотографии по альбомам,
там у тебя ещё длинные волосы,
может, ты и прав, не так заметны
сухость кожи, морщинки, тень под глазами,
впрочем, это был отпуск, ты не вставал так рано,
прошло полгода, кажется, что больше,
не поймёшь, вроде время летит быстро,
вчера только познакомились в метро, а уже седьмой год вместе,
и уверенность в завтрашнем дне, и в послезавтрашнем,
если, конечно, эта похабная страна не рванёт по-крупному,
если милиция не доебётся насчёт прописки,
если не перейдут от косых взглядов к чему похлеще
недоноски в чёрной коже, тусующиеся внизу в подъезде,
а кожа под глазами и у меня паршивая,
да и чёрт бы с ней, не в этом счастье,
к лету, если захочешь, опять отпустишь длинные,
обещают новый завоз в секонд-хэнде,
покажите, спрашивает профессор, счастливого гея,
это, говорит профессор, почище весёлого трупа,
трупы не по нашей части, а так - что ему ответить?
а) вот они мы, смотри, недоёбанный, в оба!
б) покажите-ка нам вообще счастливого человека.




* * *

в телерепортаже
о жертвах чеченской войны
кадры в госпитале
мальчику лет тринадцати
оторвало ноги выше колен
седая расхристанная мать
откидывает одеяло
перед камерами
культи слишком короткие
открывается низ живота
с лоскутом бинта
наброшенным между ног
сбившимся набок
уже которая группа снимает
камера едет вдоль тела вверх
мальчик глядит растерянно
мимо зрителя
мимо меня

 


* * *

                         Символы не горят.
                                                О.З.

глёденовские мальчики
не вернувшиеся с первой мировой

парни из "Beefcake"
этот
глядящий исподлобья
с крупной татуировкой "Joe" на плече
и этот
в леопардовых миниплавках
воздевающий руки с неимоверными бицепсами
к тусклому небу на фоне соснового редколесья
- доживают в приютах
для стариков с болезнью Альцхеймера

глубокие
словно бритвой прорезанные морщины Джеггера
что бы сказал теперь
патлатый парнишка из формановского фильма

 


* * *

Единственный симпатичный мальчик,
черноволосый, очки диоптрий на восемь,
смешной дизелевский комбинезон.

Еле держится на ногах,
тяжело опускается на поребрик,
никак не может вытащить сигарету.

- Не скучно одному?
- Нет.
- Завидую. Счастливый характер.

Смотрит в сторону.
Прохожу несколько раз по темным аллеям.
Возвращаюсь.

- Так и не стало скучно?
- Нет.
- Жаль. Больше здесь не у кого об этом спросить.

От проехавшего милицейского "мерса"
бликует мигалка
на влажной ограде сквера.




* * *

Некто Лукас, девятнадцати лет,
говорит, что ник - имя последней любви
лорда Байрона, кто был твоим
Байроном, Лукас, - сосед по
дому в Старопромысловском районе,
размолотому танками Рохлина в кирпичную крошку
(полгода, как вы с бабушкой
успели сбежать), или веселый
препод по возрастной
психологии в Тюменском универе (на первом
курсе прикололся учиться, потом надоело), а может,
босс эфемерной, как Маленький принц, конторы
(заправка картриджей, мелкий ремонт оргтехники)
в незначительном городе Видное, к югу
от Москвы, - велика
Россия и рождает пачками
собственных Байронов и других
дарований, на каждого разве
напасешься последних любовей, -
вот и ты улыбаешься, Лукас,
признаваясь, что мальчиков делишь
на зайчат и щенков (объясняя неопределенным
округлым движеньем, в чем разница), но
свитер, видимо, слишком неброский, оправа
немодная, губы тоже шелушатся,
со щенками зайчата обжимаются по темным углам,
и в предутреннем баре тебя окружают
седеющие лорды с тоскою в глазах и мечтой об Элладе, и ты
поминаешь недобрым словом роскошь
человеческого общения, когда стопишь
на рассвете, возвращаясь домой из гей-клуба,
тачку на Южном шоссе.





Стихотворения из книги "Хорошо быть живым"

_________________________________________

Об авторе: ДМИТРИЙ КУЗЬМИН

Родился в Москве. Окончил Московский Государственный Педагогический университет. Кандидат филологических наук. Главный редактор издательства "АРГО-РИСК", основатель Союза молодых литераторов "Вавилон", куратор многих литературных проектов. Автор переводов поэзии и прозы с английского, французского и др.

Публиковался в журналах «Арион», «Крещатик», различных альманахах и сборниках. С 1994 года его стихи появлялись в зарубежных периодических изданиях и антологиях в переводе на английский, французский и другие языки.

В 2008 году была издана книга Дмитрия Кузьмина «Хорошо быть живым» (М.: Новое литературное обозрение, 2008)

Лауреат Премии Андрея Белого (2002) в номинации "За заслуги перед литературой", малой премии «Московский счёт» (2009) за книгу стихов «Хорошо быть живым».скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
3 648
Опубликовано 24 авг 2014

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ