ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 220 июль-август 2024 г.
» » Артюр Рембо. ПЯТЬ СТИХОТВОРЕНИЙ

Артюр Рембо. ПЯТЬ СТИХОТВОРЕНИЙ

Редактор: Юрий Угольников


Илья Имазин. Потрет Артюра Рембо, 1994. Б., тушь.

Перевод и комментарии И. Имазина.



ВЕНЕРА АНАДИОМЕНА

Словно из гроба жестяного, голова
В копне волос, что напомажены обильно,
Из ржавой ванны выплывает, и едва 
Видны изъяны плоти в пене мыльной.
На серой шее плотный бугорок,
Торчат лопатки и спина дугой,
Морщинится вдоль поясницы слой
Жиров подкожных, запасенных впрок.
Хребет багров; невыносимый дух
Вульгарности. И стали зримы вдруг
Детали мелкие: наколка над крестцом
«Клара Венера» будто выхвачена лупой.
Торс распрямился и уродливым цветком
Запламенела язва ануса под крупом.



ГОЛОВА ФАВНА

В листве, под золотом дрожащих пятен,
В листве разросшейся и робко-юной,
Среди цветов, где поцелуй горчащий спрятан,
Прорвав узоры вышивки ажурной,
Явился фавн, шальной и большеглазый,
Зубами впился он в цветок кровавый
И, как вином, им опьянился сразу
И лес смутил насмешкою лукавой.
Исчез мгновенно, словно белка озорная.
А смех жемчужинами засиял на листьях.
И снегири вспугнули, пролетая,
Лесных лобзаний отблеск золотистый.



ПРИСЕДАНИЯ (ACCROUPISSEMENTS)

В рассветный час, когда живот его тяжел,
Глядит измученный Милотус за окно,
Где блещет солнце, как начищенный котел.
Мигрень и резь в глазах сулит оно.
В утробных корчах бедный брат колени свел.
Борьбу под серым одеялом завершив,
Спускает ноги на холодный пол
И тащится к горшку, напуган и плешив.
Садится, высоко задрав подол
Ночной сорочки, резко чресла обнажив.
Сидит на корточках, дрожит, а солнце сквозь
Стекло сочится, словно лопнувший желток,
И, как полип, покрытый лаком для волос,
К лучам, что тянутся наискосок,
Льнет, их обнюхивая и сверкая, нос.
…………………………………………
Бедняга жарится на медленном огне,
Разжаты губы, трубка не дымит, 
Пылают бедра; в темной глубине
Утробы вырваться на волю норовит
И бьется птица, словно в западне.
Дурацкой мебели нагроможденья спят
В углах. На рухляди налипла грязь.
Как жабы, высадились табуреты в ряд.
Рты распахнув, как певчий, впав в экстаз,
Буфеты темных аппетитов не таят.
Жар тошнотворный, теснота и зуд.
Набита парня голова тряпьем.
И кожей чует он, как волосы растут,
И задыхается в пристанище своем,
И табурет трясет, и корчится, как шут.
…………………………………………
А вечером размытый лунный свет
Каймой белесой выделяет зад,
И приседает странный силуэт.
Снег розовеет, как цветущий сад.
Нос в небесах берет Венеры след.



ИСКАТЕЛЬНИЦЫ ВШЕЙ

Когда ребенка лоб, от зуда раскаленный,
Роеньем смутных грез, как облаком, объят,
К его алькову льнут в истоме затаенной
Две старшие сестры, чьи пальцы ток струят.
Втроем идут к окну, распахнутому настежь,
Ныряет ветерок в смятение цветов,
Так в детские вихры со злой и нежной страстью
Вонзают сестры острия худых перстов.
В дыхании девиц ребенок слышит пенье,
И вспыхивает мёд поверх воздушных струй
На томных розах уст – слюны ли истеченье?
На волю рвется ли желанный поцелуй?
Он слышит их ресниц в тиши душистой шорох,
Треск электричества и мягких пальцев дрожь, 
И хруст малюток-вшей, чья казнь вершится скоро:
От царственных ногтей те гибнут ни за грош.
И ленью, как вином, он до краев наполнен,
И стон гармоники сулит блаженный бред.
Желанье зарыдать сквозь сонной неги волны
Внезапно восстает и сходит вмиг на нет.



ГЛАСНЫЕ

Черный – А, белый– Е, красный – И, У – зеленый,
Синий – О. Как они появились на свет?
А – из полчища мух, что как черный корсет,
Облепили отбросы в канаве зловонной,
Из лагун темноты; Е – туманный рассвет,
Свежесть горных вершин и холстов побеленных;
И – кровавый пузырь на губах исступленных,
Покаянье похмельное, яростный бред.
У – морей бирюза, их божественный рокот,
Пастбищ знойный покой, в травах скошенных стрекот
И алхимика лоб, что мерцает в ночи;
О – небес кларион, полный звуков нездешних,
Тишина в мире ангелов, в далях безбрежных;
О – Омега, очей голубые лучи!
Перевод с французского Ильи Имазина



Комментарии:

Венера Анадиомена. Дословно «Венера пенорожденная, родившаяся из пены морской», классический сюжет западноевропейской живописи от Тициана до Энгра. Стихотворение датировано 27 июля 1870 и было впервые опубликовано без ведома автора журналом “Mercure de France”1 ноября 1891. В те дни Артюр Рембо был уже смертельно болен; поэт мучительно умирал на больничной койке в Марселе. Тогда же «Венера Анадиомена» была включена в посмертный сборник стихотворений Рембо «Реликварий». Вероятно, этот текст является пародией на произведения популярного в конце 1860-х и в 1870-е гг. поэта и драматурга Франсуа Коппе (1842 – 1908), которого Рембо, Верлен и др. «проклятые поэты» критиковали и высмеивали за то, что он лакировал и представлял зализанной «уродливость века». У Рембо образ «земной» Венеры постепенно проступает сквозь зыбкую пену мифопоэтической невнятности, присущей буржуазной салонной лирике Парнасской школы. Он проявляется, словно на непристойном снимке, с вызывающим натурализмом по принципу усиления, заострения (как под увеличительным стеклом) неприглядных и вульгарных деталей. В оригинале стихотворение завершается неблагозвучным словом «анус», которое Рембо акцентирует, насмешливо рифмуя с латинским именем богини любви – Venus.
Наколка «Clara Venus» может означать не только соединение двух женских имен (Клара, прозванная Венерой), но и «Венера светоносная».

Голова фавна. Написанное в 1871 г., стихотворение представляет собой яркий и виртуозный образец импрессионистской лирики Рембо, породившей множество подражаний. Вероятно, этим текстом вдохновлялся Пабло Пикассо, создавший галерею живописных и скульптурных фавновых голов. Если образ Венеры Анадиомены проявляется грубо и зримо, с отталкивающим натурализмом, то Голова Фавна, словно написанная легкими воздушными мазками, напротив, ускользает и растворяется в буйстве первозданной природы. Сопоставление этих двух стихотворений показывает, что Артюр Рембо мог одинаково сильно писать как в экспрессионистской, так и в импрессионистской манере.

Приседания (Accroupissements). Текст стихотворения строится по принципу последовательного нарушения одного из главных эстетических табу посредством детального описания телесных отправлений. Сознательно выбранная и как будто мало подходящая для лирики «низкая» тема раскрыта по законам развиваемой Рембо эстетики безобразного: чувственно-фактурно, но без опошления, с тонким и точным подбором метафор, переводящих физиологический процесс в иную смысловую плоскость. Благодаря оригинальной авторской подаче, метаболический акт оборачивается сложным экзистенциальным переживанием, вызывая у читателя не отвращение, но эмпатию, сочувственное понимание повседневных тягот человека, обусловленных несовершенством его тела. Брат Милотус застигнут врасплох не только нуждой, но и пристальным взглядом автора, и благодаря особой экспрессии текста читатель ощущает, как неуютна такая поднадзорность: потаенное становится явным, болезненно заостряется и доводится до гротеска. Текст несет в себе и антиклерикальный посыл. Выпавшие на долю брата Милотуса муки плоти свидетельствуют не о благочестии страстотерпца, но о постыдном грехе чревоугодия, которому подвержен монах. Стихотворение известно в переводе М.П. Кудинова под заглавием «На корточках».

Искательницы вшей. Стихотворение, скорее всего, написано осенью 1870 г., в период бродяжничества, когда шестнадцатилетний Рембо сбежал из дома от суровой тирании матери. Вероятно, в момент написания этого шедевра юноша был истощен и завшивлен, скитался и голодал, ненадолго обретая приют у сердобольных людей, которым, однако, было сложно выдерживать его крайне эксцентричный характер. В частности, осенью 1870 г. поэта приютили тетки его учителя Жоржа Изомбара. К ним он попал после восьмидневного пребывания в тюрьме Мазас. Возможно, «Искательницы вшей» – ироничное воспоминание об их заботе. Или это просто лирическая фиксация видения, пронизанного тоской по женской ласке и возникшего в расстроенном мозгу подростка после долгих лишений по механизму психологической компенсации? Стихотворение без ведома Рембо было опубликовано еще при его жизни. Сначала в 1882 г. молодой писатель Фелисьен Шансор включил строфы III и IV в свой скандальный дебютный роман «Дина Самюэль». Затем полный текст был напечатан в еженедельной литературно-политической газете левого толка “Lutèce” от 19 – 26 октября 1883 г. Наконец, в 1884 г. Поль Верлен поместил «Искательниц вшей» в подготовленный им сборник «Проклятые поэты» (“Les Poètes mauditis”). Первый перевод на русский язык осуществил Иннокентий Анненский. Его вольный этюд получил смягчающее натурализм оригинала эвфемическое заглавие «Феи расчесанных голов». Среди переводчиков этого стихотворения стоит также упомянуть Бенедикта Лившица, Илью Эренбурга, М.П. Кудинова.

Гласные. Один из самых известных и загадочных сонетов Артюра Рембо, породивший множество споров, догадок и альтернативных интерпретаций. Написан в конце 1871 г. или в начале 1872 г. впервые опубликован Полем Верленом 5 октября 1883 г. в газете “Lutèce”. Верлен настаивал на полной произвольности введенного Артюром Рембо «цветового кода». Согласно другой версии, цвет гласных в этом стихотворении заимствован из детской азбуки, по которой поэт изучал в детские годы алфавит: литеры в ней были так же раскрашены. В качестве возможного источника влияния исследователями упоминается сонет Ш. Бодлера «Соответствия» (1855). В нем есть образ «смущенного человека», который «бредет лесами символов», рискуя заблудиться в их чащах. Сонет Рембо представляет собой подобное хитросплетение разнородных символов, призванное запутать всякого, кто попытается свести этот семантически насыщенный текст к ясному и единообразному толкованию. С точки зрения психологии сенсорных процессов, сонет «Гласные» служит ярким каноническим образцом так называемой синестезии – соощущения звука и цвета. Гласные Рембо – это ни что иное, как фотизмы, цветные звуки или звучащие цвета. Подобно Рембо, склонностью к синестезии обладали выдающиеся композиторы XX в. А.Н. Скрябин, Арнольд Шёнберг, Альфред Шнитке, литовский композитор и художник М.К. Чюрлёнис, родоначальник абстрактной живописи Василий Кандинский. Кроме того, сонет «Гласные» наглядно-образно выражает одну из закономерностей непосредственного восприятия цветов: первоначально цвета воспринимаются не абстрактно, а в неразрывной взаимосвязи с теми объектами, качествами которых они выступают. Эта особенность обнаруживается в архаических языках, где красный дословно означает цвет крови, а черный – цвет воронова крыла (у Рембо – цвет полчища мух и бархатного корсета). Упоминание в сонете алхимика, наводит на мысль (которую, возможно, многие исследователи подвергли бы критике), что первые три гласные у Рембо символизируют три стадии opusmagnum – процесса получения философского камня. Этот процесс включал три последовательных этапа: разложения (нигредо), возрождения (альбедо) и окончательного совершенства (рубедо). Каждому этапу соответствовал конкретный цвет, отраженный в его названии: соответственно черный, белый и красный. На первом этапе смешанные в реторте неблагородные металлы окрашивались в черный цвет. Затем в процессе дистилляции пары поднимались вверх, остав­ляя на стекле белый конденсат. В итоге получался красный по­рошок, который и называли философским камнем. Философ Альберт Великий в трактате «Состав составов» писал, что камень имеет три цвета: он черен в начале, бел в середине и красен в конце. Черный цвет символизирует прохождение через врата смерти, «темную ночь души», бренность и тлен (отсюда, возможно, мухи над зловонной канавой с отбросами, у Рембо); белый цвет – просветление и озарение (рассвет у Рембо), победа жизни над смертью; красный – достигнутая зрелость, единство души и тела, как результат «закаливания в печи», т.е. выдерживания накала страстей. Оставшиеся два цвета, зеленый и синий, соотнесены как цвет морской стихии (основатель исторической семантики цвета Мишель Пастуро отмечал, что в древности и вплоть до XIX в. именно зеленый, а не синий считался цветом воды) и зеленеющих лугов и пастбищ, с одной стороны, и цвет небес, высших сфер, с другой, т.е. они противопоставлены как земное, преходящее и вечное, небесное. Первые переводы сонета выполнены Е.Г. Бекетовой и поэтом-акмеистом Н.С. Гумилевым.








_________________________________________

Об авторе: ЖАН НИКОЛЯ АРТЮР РЕМБО (фр. Jean Nicolas Arthur Rimbaud 1854—1891)

Артюр Рембо – один из самых влиятельных французских поэтов, чье дарование проявилось со всей яркостью и глубиной поразительно рано и необъяснимо быстро сошло на нет в силу осознанно принятого волевого решения отказаться от литературного поприща. Стихотворения Рембо, написанные до девятнадцатилетнего возраста, наряду с произведениями его старших собратьев по перу Шарля Бодлера и Поля Верлена, послужили водоразделом между поэзией XIX и XX вв., предвосхитив ключевые направления литературного авангарда. А. Рембо во многом определил эстетику символизма, своим предтечей его считали французские сюрреалисты. Как отмечал Луи Арагон, развитие французской поэзии в XX в. прошло «под знаком определяющего влияния Рембо». Новаторский дух его юношеской поэзии в более зрелые годы был оттеснен и заглушен неуемной жаждой приключений и обогащения, характерным для его эпохи коммерческим авантюризмом. Повзрослев и изжив пристрастие к поэзии, как детский недуг, Рембо отправился в Эфиопию, где стал торговцем пряностями и оружием. Рембо-человек убил в себе Рембо-поэта, когда ему не исполнилось и двадцати, но к этому моменту уже были написаны такие шедевры, как «Пьяный корабль» (1871), «Озарения» (1872 – 1873), «Одно лето в аду» (1873). 






_________________________________________

Переводчик:  ИЛЬЯ ИМАЗИН 

Поэт, переводчик, прозаик, художник-иллюстратор – родился и проживает в Ростове-на-Дону. Изучал филологию, философию и психологию в Ростовском государственном университете, параллельно осваивал различные виды декоративно-прикладного искусства, экспериментировал в области книжной иллюстрации, дизайна, веб-дизайна. Имея художественное образование, на протяжении многих лет разрабатывал эскизы ювелирных украшений, занимался скульптурой малых форм. Несколько лет проработал матросом на сухогрузе. Дебютировал в рамках литературного проекта «Глупый дом», в подготовке которого принимал участие, в частности, разработал дизайн сайта (2004); с 2004 по 2008 гг. был его соредактором. Публиковался в журналах и на литературных сайтах: «Аврора», «Артикуляция», «Вещество», «Дети Ра», «Зарубежные задворки», «Зарубежные записки», «Интерпоэзия», «Квадрига Аполлона», «Кольцо А», «Крещатик», «Новый Берег», «Окно», «Остров Андерс», «Плавучий мост», «Полутона», «Поэтоград», «Русское вымя», «Семь искусств», «45-я параллель: классическая и современная русская поэзия», «Топос», «Урал», «Футурум АРТ», «Экзистенция», «Южное сияние», «Folio Verso», «Homo Legens», «Prosōdia». Переводил стихи У. Блейка, Э. Дикинсон, Э. Паунда, Т.С. Элиота, Р. Фроста, У.Х. Одена, Р.М. Рильке, Р. Десноса и др. Пишет большую и малую прозу. Член «Союза писателей XXI века». Автор поэтического сборника «Курятник в опасности» (М.: Стеклограф, 2020). Переводчик и иллюстратор сборника Т.С. Элиота «Руководство по практическому котоведению от Старого Опоссума» (М.: Стеклограф, 2022).
скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
2 141
Опубликовано 03 сен 2023

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ