facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 189 декабрь 2021 г.
» » Инь Сяоюань (Китай). ЦИКЛ СТИХОВ НА ТЕМУ ФИЗИКИ (8 из 25)

Инь Сяоюань (Китай). ЦИКЛ СТИХОВ НА ТЕМУ ФИЗИКИ (8 из 25)

Редактор: Юрий Угольников



Перевод Аллы Горбуновой под редакцией Юлии Дрейзис



ПЕРЕМЕННЫЙ ТОК, ТУРБУЛЕНТНЫЙ ИЛИ БЕЗМЯТЕЖНЫЙ

На пляже ты спросил человека в сероватой ветровке:
«Как вы определяете "Волю"?»
Он нарисовал синусоидальную волну пальцем в песке, а затем стёр ее
с помощью волн. Маленькая крышечка уксуса и немного калорий фруктов и овощей
выплёвывают языки огня в твоём желудке; в этот миг ты поворачиваешься и видишь
уползающую змею. Прошлой ночью по дороге домой

та женщина по-прежнему отказала тебе в том, чтобы коснуться
промокшей от дождя скрипки в её руках.  «Не трогай, понял?
Только одна из струн - нулевая линия, но ты просто не сможешь сказать, какая!» Она странно улыбнулась
и побежала наверх. Струна, которая порвалась во время выступления,
волочилась за ней, толстая, как верёвка. Смущенный, стоящий на месте,

ты подбросил монету в воздух и услышал
жужжащий звук её быстрого вращения, чередование сильных и слабых ударов.
Дождь и прилив просто разливаются в разные стороны.
Четырнадцать дней понадобятся тебе, чтобы высушить сети и очистить
все данные об уровне воды. Формы рельефа, температура, свет сверху

и твоя мужественность будут вывернуты наизнанку, и ты наденешь их
на другом конце земного шара.

 

ЦЕНТРОСТРЕМИТЕЛЬНАЯ СИЛА

Город, как золотые джунгли под заходящим солнцем.
Иногда он горит, а иногда поглощает звездное ледяное ядро.
Скольжение вниз до нуля градусов вместе. Рядом прибрежная дорога,
белая, как рыбье подбрюшье, – символ
течения времени. Копатели в пятицветном хлопке или льне,
показывая берёзовые зубы,

прошли мимо, с корзинами на плечах. Двухколесная болтовня твоего мотоцикла,
словно молчаливый бык, пересекающего бескрайнее пшеничное поле.
У тебя есть маленький кусочек сливочного масла и маленькая бутылочка с маслом чайного дерева,
чтобы успокоить ось, ошарашенную смехом, ползущую в отражение августа,
когда ты вытряхнул пыль, оставшуюся от всех вещей,

из твоих кожаных перчаток. "Украшения и глаза этой девушки стары,
как баньян, она видела впадину в центре далекой туманности,
имеющую форму этого города триста лет назад..." Звуки их пения странно
огибают тебя. Ты видишь собственный покой. Колеса с дребезжанием

просыпаются, и она не на заднем сиденье. В опавшей листве
ты давишь на корпус мотоцикла, и на повороте медленно наклоняешься внутрь,
как бабочка, ждущая мученической смерти. Ты видел, куда дорога привела тебя,
отступив от утёса, словно собирая в осеннем ветре
занесённые лошадью передние копыта.  



КОРПУСКУЛЯРНО-ВОЛНОВОЙ ДУАЛИЗМ ДЛЯ СУЩЕСТВОВАНИЯ 

Сумерки бесконечны и неисчерпаемы, драцена Сокотры
подняла свой розово-красный зонт на бесплодной почве,
стоя в коконе дневного света. Птица с белыми щеками между солнцем и луной
то появляется, то пропадает, небо - последний очаг, древние корни роз пустыни
приносятся в жертву небу и растапливаются, как великие цветы

облаков. Ты выбрал острый прямой путь
сквозь время, отколовшись от собственных шипов и краев, даже вычтя
вес твоих линий тока. Солнечный свет прыгает с четырех сторон, сталкиваясь с тобой,
как такая экзотическая рыба, которой ты никогда не видел. Но эти толстые и гладкие, как руки,
ароматические растения говорят: мы можем поднять твой вес, когда ты идёшь по земле.  

Путешествие длительное и вечное.
Иди медленнее. Посмотри на морских птиц, прогуливающихся по скалистым берегам, у них есть
зрачки, смирившиеся с кривыми, сердца, удалённые от земных забот.
Ты на берегу, разворачиваешься, как пучок, над океаном.
Белая пена, как снег из ядра земли, падает к ногам.
Промой мелкие мыльные камни. Частица - это и ты тоже, круглая и заполненная,
как те, что в известняке, над которым кроваво-красная
караллума, как голос древнего бога,
расцветает.

 

МАСКА И ПОЛУМЕСЯЦ

Металл в форме полумесяца в самом расцвете сил,
быстротечные годы просто не пропитывают тебя жидкостью. Когда тонешь,
газированная пена течёт под твоим крылом, но придаёт блеск,
словно у бровей. Когда падаешь, то серебристо-бел,
соперничаешь со снегом и инеем, выловленный
плотной сетью.

Между фруктовыми ароматами и незабываемыми мгновениями, стыками и коридорами,
ты видишь поверхность жидкости: полумесяц воды.
Он вогнут под тяжестью ветра и света. Красным мандарином
с амирисовым маслом полумесяц смотрит вверх, как цветочная кость.
Драматический миг перед взрывом. Лицом вниз, цветущая

прозрачная пудра объявляет об окончании оргии; подняв лица,
люди ставят новые дымоходы, чтобы нацелить в космос потеплевшие
рис, просо, ячмень, пшеницу, бобы.
Натяжение кожи – это желание сопротивляться
осенней ряби на щеках. Когда она сильнее, чем
способность тела восстанавливаться,
наши лица становятся масками.

 

ЧАСТИЦА БОГА, ИЛИ ЧАЙНАЯ ЛОЖКА НЕИЗВЕСТНЫХ ЭЛЕМЕНТОВ

Масса - это костный мозг формы, сначала хрупкий, как мыльная пленка.
В конце концов, он должен удержать бычье ухо источника света. Он ползёт по толпе
людей в белых одеждах, идущих по пустыне.
Один держит руки, как цветы хлопкового дерева, опущенные вниз,
Другой лежит плашмя. Глюоны, фотоны, мезоны…

Этот пришелец, похожий на голову молящегося богомола,
инкрустирован двумя кварками. Еретические частицы.
Огромное количество вещества постепенно дифференцируется
От двухмерного к трехмерному океану.

«Теория струн насчитала одиннадцать измерений Вселенной.
И для радужки сложного глаза это всего лишь
гигантский носитель зеркальных отражений и пушистых облаков».

В этом пространстве-времени частицы с твердыми ядрами и яркими кольцами,
с полостями и структурами эритроцитов ползают, как кольчатые черви.
Пространство, отведённое для света и звука, заполняют 61 элементарная частица,
от точек переходящие к линии, от полукруга к полной сфере
или создающие катеноид.
Зрачкообразные извращенные элементарные частицы.
Одна чайная ложка - это слишком много.

Слишком долгая борьба красного, синего и зелёного
делает некоторых из них похожими друг на друга. Их тени появляются на краю,
пока частицы Бога не побуждают их формировать тела в форме души,
сгенерированные с помощью гравитации и скорости.

 

МАССА И ЭНЕРГИЯ

В системе отсчёта пасмурного дня ты отделяешь себя от прозрачного мелководья.
Урони себя, как серебристый мелкий песок в
шёлковый цветок тишины. Лучи должны быть прерваны,
прежде чем они пробудят золотые семена кунжута внутри.

Ты и другие тела попали в нейтронную звезду или веерообразную туманность, где
плюющие тычинки и металлические фрукты – просто игры.
Детали, которые складываются, растут из других мест, как оставленный Богом
в этой пустоте голос, который будет расшифрован в другом пространстве
атмосферы. В верхнем кармане, ближайшем к источнику света,
можно услышать о том, что было раньше всего.

Материя настолько переполнена, что
бесчисленные тени перемежаются по спящим телам, как у твоих древних предков,
и формируются с конца времён. Они могут быть редкими или плотными,
но бесшовно. «Масса - это совокупность множественных онтологий и метафор.

В установленное время они вылетают в хронологическом порядке
и соединяются в нить вышивальной иглой,
управляемые магнитным полем». Теперь ты пустой кокон, чей шелк
плавает в космосе. Чем ближе ты к скорости света,
тем становишься ближе к краю исчезновения.

 

КВАНТОВАЯ ПРОГУЛКА

Мужчина с [рыжими ногтями], [стандартными биологическими часами], [бегающими мыслями], [стареющими легкими]
Мужчина с [нефритово-белыми ногтями], [сверхскоростными биологическими часами], [посредственным мышлением], [свежими легкими]
Мужчина с [нефритово-белыми ногтями], [неработающими биологическими часами], [фрагментированным мышлением], [сильными легкими]
.....

Он описывал их, как указано выше, как художник, красными буквами все длиннее и длиннее,
за плоскостью бесконечной стены и между кривыми линиями,
с пометкой более мелким шрифтом: «Это всего лишь образец классификации.
Субъектом может быть также женщина или даже человек, находящийся на более ранней или поздней стадии". Безликие кванты

их голов, подобные серебряному лонгану, слепые и трепещущие, дышащие дымом и колосьями
растворились в дифференцированных данных. «Они похожи на штамп с изменяющейся датой,
внутри них тысячи фрагментов ДНК и змеиные кости,
они пишут разные числа разными цифрами, они называются
«состоянием суперпозиции». Иногда они похожи на ваниль,
сплетенную в узкие двоичные пучки, подвешенные вертикально
в ожидании своего часа. Позже было сказано, что это не монеты с орлом и решкой,
а скорее кучка волчков. В траве, что расплелась,
они закручиваются и меняют разные позы. На этот раз был

только один критерий для наблюдения: «в десяточку» - мужчина [живущий в равновесии]
девять баллов - мужчина [в особом состоянии существования]
семь и восемь баллов - мужчины, которых трудно классифицировать как [существующих]
от двух до шести баллов - все известные нам мужчины

 

ОДА ПРОСТЫМ ЧИСЛАМ

Тебя зовут Соло.
Неразрушимый и неуступчивый.

Белые кости, лежащие в глубине кода, прямые, как перья. Губы человека начинают экспериментировать: бросаются ли арабские цифры вверх и вниз, попадаются ли между положительной и отрицательной бесконечностью, как кусок хлеба, смачиваются ли они ромом или ядом, замаскированным под специю?

Их простота помешала их отчаянной попытке добраться до тебя; их жажда разборки не оставила им ничего, кроме отчаяния и грязных изношенных перчаток.

Точно так же, как однажды сказал Альфонс де Полиньяк: в бездонной вселенной есть твоё зеркальное отражение противоположного пола, всегда на два градуса от того места, где ты находишься. Ты иногда почти чувствовал ее… Ты не щадил зрения или слуха в своих поисках ее: вы погрузились в океан молекул, идентичных старым двустворчатым клеткам, огромным и бесконечным, как звездное небо, покрытое мицелием, колеблющимся и мерцающим, испускающим аромат старого дерева.

Ты был избран из всех остальных когда с криком родился. Эти триллионные числа, подобные пухлым зернам кукурузы, были стерты в бамбуковом сите грубыми руками. Солнечный свет летел с юго-востока, как цветной ибис. Они смотрят на него, энергично встряхивая сито, зерна кукурузы падают на землю, как золотые бусинки, а ты остаешься посреди сита, как застрявшая редкая бабочка. Они поднимают тебя пальцами, смотрят на тебя, прячущегося в глубине семицветного ореола, и говорят с густым средиземноморским акцентом "Чао".

Улицы, которые наполнили тебя всеми цветами и звуками жизни, представляют собой две параллельных системы. Когда ты идешь на пляж, засунув руки в карманы, те, кто приближается к тебе с оливками и сардинами, не могут тебя встретить, как будто вы проходили мимо этого места в разное время. Твой кобальтово-синий день - это их ночь. На темном пиру они притворяются незнакомцами, партнерами по танцам, любовниками или спорящими соперниками.

Все кривые роста освещены звездным светом: бирюзовая рябь, поднимающаяся от слабости до прочности, чудесно взлетающая, а затем опускающаяся, все более приближаясь к нулю. Так похоже на частотную кривую простых чисел, они заканчиваются исчезновением, а ты заканчиваешь одиночеством. Тебе суждено стать последним небесным телом, возвышающимся над тысячами миль кладбищ.

[Голос за кадром 1] Если проследить траекторию времени, он - упрямая кость в пустоте. Он скрыт в бесчисленных легендах, как героический или одинокий персонаж, и не умирает вместе с телом души. Ты видишь его, как погоду, как энергию, как дзен, а не цветы, листья и корни, не зная, в какую эпоху он начал существовать.

[Голос за кадром 2] На протяжении всей истории времени - это всего лишь капли золотой жидкости в вытянутой волокнистой трубке. Уши, которые их слышат, робко отворачиваются, как красные осенние листья. Когда ртуть изольет свой звук, все, кто слушает, будут отравлены.

[Голос за кадром 3] Некоторые говорят, что судьба человечества была давно предсказана по делению шкалы, до которого поднялся выпуклый мениск.







_________________________________________

Об авторе:  ИНЬ СЯОЮАНЬ 

Инь Сяоюань – авангардный и одновременно тяготеющий к эпосу поэт и многоязычный писатель, работающий на стыке разных жанров, основательница Энциклопедической школы поэзии (основана в 2007 г.), инициатор движения «Гермафродитическое письмо» и главная составительница Манифеста гермафродитического письма. Она также руководит «Мастерской творческого письма и интегрированного искусства Энциклопедической школы поэзии», членами которой являются поэты, писатели, драматурги, музыканты и художники, занимающиеся визуальным искусством / инсталляциями / фотографией / каллиграфией.

Инь Сяоюань окончила Пекинский международный исследовательский университет. Является членом Ассоциации писателей Китая, Ассоциации переводчиков Китая и Института поэзии Китая. Опубликовала 11 книг, в том числе 5 поэтических антологий и 6 книг переводов. Поэтесса написала 18 эпических произведений (всего 70 тысяч строк) и 24 тома энциклопедических стихов.

Произведения Инь Сяоюань написаны на китайском, английском, японском, немецком и французском языках и переведены на итальянский, испанский, французский, португальский, галисийский, финский, эстонский, русский, бенгальский и болгарский языки, опубликованы в Китае и за рубежом. Она сотрудничает с более чем 100 современными поэтами в США, Великобритании, Швеции, Ирландии, Австралии, Испании, Португалии, России, Германии, Франции, Финляндии, Канаде, Аргентине, Японии, Индии, Эстонии, Кубе, Гондурасе, Колумбии, Чили, Болгарии, Боливии, Эквадоре и др.

Поэтесса самостоятельно объездила весь Китай, преодолела горы, включая гору Хуанг, гору Хуа, гору Хэн (провинция Хунань) и гору Тай, на которую она взошла пешком.


_________________________________________



Переводчик:  АЛЛА ГОРБУНОВА 

Родилась в Ленинграде. Окончила философский факультет СПбГУ. Широко публиковалась в периодике, включая «Новый мир» и «Воздух». Автор шести книг стихов и двух книг прозы. Лауреат премии «Дебют» (2005) и Премии Андрея Белого (2019). Стихи и проза переводились на европейские языки. Живет в Москве и Санкт-Петербурге.скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
789
Опубликовано 29 июн 2021

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ