ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 197 август 2022 г.
» » Кирилл Еськов: «У МЕНЯ ПРОФЕССИЯ ЕСТЬ»

Кирилл Еськов: «У МЕНЯ ПРОФЕССИЯ ЕСТЬ»

Редактор: Юрий Угольников





Ю.Уг. – Когда ваш написанный вместе  с  Константином Крыловым роман Rossija (reload game) только вышел, многие ваши описания казались ехидно-сатирическими, но не то чтобы претендующими на точный прогноз скорого будущего России. Сейчас же мы практически оказались внутри вашего романа, разве что на место воюющего с Москвой Новгорода надо поставить Украину. Как вы сами воспринимаете столь  быстрое воплощение  текста в реальность?  Вы ожидали тогда, что может произойти нечто подобное?  Не опасаетесь, что и московский микрозомбиапокалипсис из финала романа тоже каким-то образом осуществится? 

К.Е. – Ничего удивительного: как говаривал ВильЯм наш Шекспир: «Насмешники – хорошие пророки»; а уж если учесть, что мы с вами, как известно, живем в «Стране победившей симпатической магии»… Что ж до Московского зомбиапокалипсиса, то он идет уже в полный рост – просто окиньте взором круг своего довоенного общения.

Ю.Уг . – В романе много  самодостаточных ответвлений, сюжетных отнорков, претендующих на то что бы стать  отдельными книгами. Не было ли желания их действительно как-то продолжить,  создать, например, книгу о Холмсе – борце с вампирами? Кстати, биологическая природа вампиризма в романе  сконструирована  великолепно, на мой взгляд. Вообще, не хотелось ли создать какое-то продолжение, книги, пусть уже и без соавтора, или без Крылова это уже невозможно?

К.Е. – «Холмс – борец с вампирами», ага – серия «Боевая фантастика»… У нас по ходу дела возникали наброски еще нескольких сюжетных линий (например, «роман в письмах» между Грозным и Елизаветой), но пришлось всё это безжалостно обрубить, как ни жаль.  Сиквелов же я никогда не писал, и надеюсь, что никогда не оголодаю настолько, чтоб приняться за подобное непотребство.  На всю мировую литературу есть лишь два достойных сиквела к собственным романам – «Приключения Гекльберри Финна» и «Очарованный принц» (ну, может еще лемовский «Осмотр на месте»), а я точно не Марк Твен и не Леонид Соловьев.

Ю.Уг. – В продолжении можно сказать того же вопроса: когда вы работали над книгой, у вас были какие-то персонажи – любимцы, с которыми было особенно сложно расстаться по окончании?

К.Е. – Да у меня вообще не бывает совсем уж нелюбимых героев – в этом я старюсь следовать глубочайше чтимому мной Евгению Лукину; вот даже верховного вампира нашего Влад Владыча находят «сложным-амбивалентным» и «не лишенным своеобразного обаяния»...  А в этот раз ещё и, для разнообразия, «ни один положительный герой не пострадал»; вполне себе голливудский хэппи-энд, чрезвычайно порадовавший, вопреки моим опасениям, читателей.

Ю.Уг. – В романе сюжет (часть сюжета) строится вокруг поисков важной птицы (в самом прямом смысле), вы писали книгу, насколько я понимаю, уже после того, как роман Льва Гурского (Романа Арбитмана) «Корвус Коракс», в котором повествование строится вокруг охоты за звукозаписывающим  вороном, был опубликован.  Ваша придумка была сознательной данью уважения  коллеге-фантасту, или просто так случайным образом совпало?

К.Е. – Нет-нет, чисто случайное совпадение – вот те крест, честное пионерское под салютом!  Мы с Романом успели еще по этому поводу повеселиться…
Просто нам потребовался по сюжету «канал информации из будущего» – и попугай-контрамот из «Понедельника» возник тут, что называется, «по умолчанию». А попутно вспомнился «Попугай-сквернослов» из капитанской амуниции в базовой для нас игре «World of Empires» (поднимающий боевой дух на корабле такого капитана на два очка) – так в тексте появился Джон Сильвер и «Пиастры, пиастры!…» Слушайте, так ведь «Сильвер» – это же «Серебряный!»  ну и заверте…

Ю.Уг. – Каковы ваши, прошу прощения за банальность, творческие планы?

К.Е.- Все мои «творческие планы» закончились – вместе со всем тем миром, в котором мы жили– 24.02.2022.  Мне больше нечего сказать моему читателю, простите.

Вот смотрите.  Мне вообще нравится, когда героев классики переносят в современность.  Ну вот и решил я сам сыграть в подобную игру: переиграть самую остросюжетную (и ни разу при этом никем не экранизированную) пьесу любимого мною Кристофера Марло «Мальтийский еврей», сохраняя фабулу и исходную расстановку персонажей (с поправкой на время действия, само собой).  Получалось вот что:



МАЛЬТИЙСКИЙ ОЛИГАРХ
(по мотивам пьесы Кристофера Марло «Мальтийский еврей»)


                                                                        «Мальтийский еврей» в том виде, в каком эта трагедия 
                                                                        дошла до нас, по всей вероятности, представляет собой
                                                                        руины первоначального текста Марло.  Третий, четвертый и 
                                                                        пятый акты резко отличаются от двух первых 
                                                                        огрублением образов и искусственностью ситуаций.

                                                                                     А. Парфенов.  Кристофер Марло.  в: «Кристофер 
                                                                                    Марло. Сочинения». Государственное издательство                                                                                                            художественной литературы, Москва, 1961.


                                                                       Меня все ненавидят за удачу,
                                                                       А за богатство чтут. Так пусть уж лучше
                                                                       Все ненавидят богача-еврея,
                                                                       Чем жалкого еврея-бедняка!
                                                                                                          
                                                                                Кристофер Марло
                                                                               «Мальтийский еврей»



ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Алишер Рабинович, по прозвищу Варавва — нефтяной олигарх и доверенное лицо («кошелек») диктатора Великороссии.

Авигея – его дочь и единственная наследница; красавица и умница, симулирующая аутизм.

Итамор – его «невольник для особых поручений»; в разыскных листах различных стран фигурирует под многими иными именами.

Дон Фарнезе — президент Мальты, недавно переизбранный на шестой срок, и capo di tutti capi тамошней оффшорной империи.

Лодовико – сын дона Фарнезе, плейбой, никогда ни в чем не ведавший отказа; положил глаз на Авигею.

Матиас – поэт (и, как говорят, неплохой), приятель и собутыльник Лодовико; безнадежно влюблен в Авигею.

Катарина – мать Матиаса, бизнес-леди из списка Форбс и старая боевая подруга дона Фарнезе.

Селим Калиматов – генерал Госбезопасности, отвечающий за заграничные авуары Диктатора; в прошлом оперативник-нелегал в Леванте и Халифате, потом организовывал кокаиновый трафик через посольства Великороссии в обмен на оружие для повстанческих группировок.

Мартин Босковиц – федеральный спецпрокурор САСШ по борьбе с незаконным финансовым оборотом в зарубежных юрисдикциях; в бытность прокурором Новой Англии зачистил штат от организованной преступности, пережив три покушения и отправив на пожизненные срока полдюжины крестных отцов мафии.

Джакомо, монах – представляет интересы Ватикана в местных оффшорах.

Бернардин, монах – представляет интересы Сицилийской мафии в местных оффшорах.

Мать-абатисса – сестра обратившегося внезапно сердцем к Господу главы наркокартеля Мокондо.

Белламира – в прошлом элитная проститутка, затем бандерша, а ныне верховная хозяйка всего этого бизнеса.

Пилья Борсо – в прошлом ее сутенер, а ныне начальник ее службы безопасности.
Великорусские олигархи и брюссельские евробюрократы, исламские террористы и лево-зеленые активисты, нефтяные шейхи и кокаиновые наркобароны, рыцари-иоанниты и масоны-содомиты, цэрэушники и кагэбэшники, киллеры и безопасники, монахини-кармелитки и девушки с низкой социальной ответственностью.

Макиавелли – в качестве читающего пролог.
                                                                   Место действия — Мальта



Любопытная могла бы получиться игра, все шансы были...  Но только вот – кому всё это будет интересно сейчас, в «Прекрасном новом мире», когда бомбят Харьковские и Одесские дома моих друзей Олди и Галиной?
Так что, кто куда, а я – в эмиграцию.  Внутреннюю.  Благо – «У меня профессия есть», сканирующий электронный микроскоп Tescan-Vega запчастей (подсанкционных, естественно) пока не требует, а неразобранных коллекций в Зоомузее на оставшийся мне век хватит.
Такие дела.скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
205
Опубликовано 01 май 2022

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ