facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 188 ноябрь 2021 г.
» » Михаил Гундарин. МАШИНА ОБЪЕКТИВНОСТИ

Михаил Гундарин. МАШИНА ОБЪЕКТИВНОСТИ

Редактор: Иван Гобзев





В объективность литературной критики нынче верят только дети, прибитые школьной нормативной эстетикой. Господа критики сегодня себя более всего самостоятельными художниками почитают, а с художника в смысле объективности какой спрос! Исключение составляют разве что критики-защитники материальной культуры от писательских посягательств. Эти тщательно считают и пересчитывают пуговицы на мундирах, измеряют длину штыков, ложек и  объем кружек, а также вместимость (в кубических миллиметрах) бюстгальтеров фабрики «Москвошвей» такого-то артикула такого-то года. Речь, конечно, об описанных в современной художественной литературе объектах.  В этом смысле они, безусловно, к объективности стремятся, но ни в каких больше.

Нет, ну кто-то еще о ней говорит, ею клянется. Но вот дуайен сегодняшнего критического корпуса Галина Юзефович прямо заявляет: «никакой объективности в критике нет и быть не может. Чтобы оценивать объективно, нужно выйти за пределы собственной личности, грубо говоря, перестать быть собой, полностью отрешиться от собственного опыта».  Этого, конечно, сделать никак не возможно, да оно и попросту чревато неприятностями — выйдешь за пределы личности, а назад не попадешь. Заблудишься, или  обратно не пустят.

Кто-то мне возразит, что никакой Юзефович не дуайен, а прямо наоборот. А я отвечу: раз объективности нет, все мы тут дуайены, а кое-кто и вовсе д`Артаньян.

На самом-то деле, за объективность обидно. Я верю, что она есть, нужно только ее научно установить.
В классической литературе такие попытки обсуждались. Я имею в виду, конечно, аппарат «мензура зоили» Акутагавы и его отдаленную модификацию «Изпитал» братьев Стругацких.

Неужели сегодня по мере развития кибернетики и системотехники ничего из этого нельзя воплотить в реальность?  Ведь способны же нейросети писать стихи, которые отличить от написанных живыми верлибристами может разве что коллективная редколлегия журнала «Воздух» (да и та ошибется, думаю; надо провести эксперимент). Значит,  можно запрограммировать что-нибудь так , чтобы это, запрограммированное, выносило объективный приговор произведениям современной художественной литературы.  Одно устройство при должной производительности может заменить  всех критиков страны!

Как писал Акутагава, «С тех пор как изобрели эту штуку, всем этим писателям и художникам, которые, торгуя собачьим мясом, выдают его за баранину, всем им – крышка. Ведь размер ценности наглядно обозначается в цифрах. Весьма разумно поступил народ Зоилии, немедленно установив этот аппарат на таможнях».(Про таможни скажем позже, это важный момент).

У нашей страны своя специфика, это вам не какая-нибудь Зоилия. Поэтому ценность должна быть привязана к административному поощрению/наказанию. То есть: устанавливаем минимальный порог. Скажем, 50 у.е.  Проверка обязательна. Если твое произведение имеет меньшую ценность — ты изгоняешься из всех союзов писателей. Всем журналам и социальным сетям под страхом блокировки или закрытия запрещается печатать тебя и всех твоих близких (вдруг ты выдашь свое за сочинение жены или племянника).

Если ниже 5 у.е. - ты и вовсе отправляешься в тюрьму, получаешь «двушечку» за попытку обмануть читателей. Думаю, после показательных посадок количество желающих называть себя писателями и выдвигать свои, прости Господи, творения на суд публики резко уменьшится (ну, останутся, конечно, извращенцы-мазохисты — но это уже тема для фантастического романа, дарю).
Зато, если ты набрал от 50 до 60 у.е. - тебе ничего за это не будет. За 61-70 у.е. назначается стипендия Министерства культуры. Дальше идет награждение какой-либо премией (ранжируйте уж их сами — кому. что и за сколько у.е.  вручать). Набравший 100 у.е. назначается Великим Писателем земли русской, награждается квартирой на Ордынке, казенным лимузином и благоустроенной усадьбой в ближнем Подмосковье с литературными холопами-волонтерами. Вплоть до следующей Проверки.

Процедуру повторять...ну скажем, через три года. Если несмотря на это писателей меньше не станет, то и через каждый год, вплоть до ежемесячной проверки. Чаще нельзя, Главный Писатель не будет успевать заезжать в апартаменты и размещаться в поместье с одалисками.

А теперь про таможни. Дело в том, что, согласно Акутагаве, по правилам Зоилии может оцениваться только продукция иностранных творцов. Внутренняя оценка запрещена. Древняя восточная мудрость! Важно, чтобы сочинений критиков (я думаю, они останутся, даже когда в них исчезнет всяческая надобность — она и сейчас неочевидна) анализатор не касался. А то, не ровен час, случится такой же конфуз, что и с зоильскими авторами: «Носятся слухи, что, когда их произведения попали на измеритель, стрелка показала минимальную ценность. Раз так, они оказались перед дилеммой: либо отрицать правильность измерителя, либо отрицать ценность своих произведений, а ни то ни другое им не улыбалось».

Главной мечтой  будет попасть за пульт управления  анализатором. Вы только представьте себе это светлое будущее. Литературные ветераны взятки предлагают. Литературная молодежь  вокруг так и вьется. Чувствуешь себя как сегодня чувствует главный редактор «толстого» журнала, председатель жюри литературной премии и чиновник минкульта в одном лице.

Но главное — объективность будет соблюдена! С точностью до у.е. И никакие дуайены тому не помешают.скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
366
Опубликовано 15 май 2021

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ