facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 188 ноябрь 2021 г.
» » Арсений Гончуков. ИНВЕРСИЯ ГОРОДЕЦКОГО МОЕГО. О ПОБЕДИТЕЛЯХ ПРЕМИИ «ФИКШН35»

Арсений Гончуков. ИНВЕРСИЯ ГОРОДЕЦКОГО МОЕГО. О ПОБЕДИТЕЛЯХ ПРЕМИИ «ФИКШН35»

Колонка Арсения Гончукова
(все статьи)




Я был искренне рад, когда в конце февраля премию молодых авторов «Фикшн35», которую делает вызывающий восхищение своим энтузиастом Владимир Панкратов и за которой я зачем-то пристально слежу, получил молодой питерский писатель Владислав Городецкий. Искренне рад, очень. Правда, я не сразу разобрался почему. Как не сразу понял, почему я счел его победу предсказуемой. Ведь авторов было выдвинуто на премию достойных много.

Явно не потому что я немного знаю Влада, и мы общаемся. Если честно, личное знакомство для меня повод не хвалить, а скорее наоборот. Я не большой любитель дружеских похвал и теплых окололитературных междусобойчиков, хотя сегодня это как бы уже не зазорно и даже рецензии Нацбеста, видел, начинаются как-то: «так вот, мой друг написал книжку...» И не потому я рад, что Влад как-то страшно круто и на голову выше всех пишет, нет, Городецкий не Лев Толстой.

И даже не потому что победа Городецкого была как будто закономерна. Его, а так же Артема Серебрякова и Кирилла Рябова — их троих называют в Питере «молодые львы российской прозы». Так вот в прошлом году премию взял первый лев — Серебряков со сборником (сплошные сборники!) «Чужой язык», и я про него в «Лиterrатуре» писал. А третий лев Кирилл Рябов (пожалуй, мой любимый автор из трех) в состязании не участвовал.



И все-таки почему Городецкий заслужил награду? Я вижу две причины его триумфа и попробую объяснить.
(Здесь сразу скажу две важные вещи, чтобы не говорить их в самом конце статьи, это будет не очень красиво. Во-первых, Городецкий разделил главный приз с писательницей Алиной Гатиной, призовой сборник ее повестей и рассказов можно прочитать во втором номере «Дружбы народов» за прошлый, 2020 год. А во-вторых, замечу, что премия «Фикшн35» некоммерческая, а вот сайт у нее прекрасный, советую непременно его посетить, и там даже почитать можно, тексты выложены на сайте).

Не могу сказать, что я поклонник прозы Влада, но она совершенно точно нравится мне по трем критериям. Во-первых, то, что он пишет, это ровно то, к чему мгновенно приклеивают ярлык «Это же как в «Черном зеркале»! В серии такой-то!» Признаюсь, здесь мы с Владом буквально братаны по несчастью. Я снимал веб-сериал ужасов «Район тьмы» и мне такое говорили в каждом третьем комментарии. Я сейчас написал книгу «Доказательство человека» и мне про «Черное зеркало» напоминают уже в комментариях к аннотации. Однако именно здесь следует во-вторых, а именно, мне кажется, что Влад обладает двумя свойствами писателя, которые встречаются не так часто, как кажется. Первое это его особые ни с чем не сравнимые стиль, дух, интонация — тонко-грубоватая, наивно-дерзящая, осторожно-развязная, провокативно-доброжелательная. В общем, помните портье из фильма «Четыре комнаты»? Вот Влад он такой. А второе — Городецкий — внезапно — реализует то, что так важно было писателю Хемингуэю. Влад незаметно, но мощно и радикально готов менять характер и тон всей молодой литературы.

И я совершенно серьезно. Его книга «Инверсия Господа моего» мне не понравилась (Черт! Вот сейчас, читая эту статью, он слышит об этом впервые!), но я клянусь, она стоит, торчит острым кривым прутом арматуры из увесистого бетонного блока лонг-листа премии. И его рассказы ни с чем не спутаешь. И его темы, стиль, его благородный треш и тонкий питерский угар ни с кем не спутаешь.

На секундочку, кстати, обозначу, что в лонг-листе (а то вдруг вы подумали, что мы про какую-то юношескую полуколхозную премию говорим) были такие небезызвестные авторы и лауреаты других премий, как Селуков, Филипенко, Вересков, Некрасова, а так же авторы сильные и не менее талантливые — Верясова, Секисов, Гаврилов, Степанова и даже король суицидальных скандалов прошлого года затесался под именем Микиты Франко. Но вот совсем неизбалованный молодой прозаик Городецкий вырывается вперед. Так почему?

Наконец, резюмирую — он пишет дерзко и нестандартно, у него яркий и неповторимый выбор тем, у него есть очень тонкий и я бы сказал высокий вкус, а еще чутье на то свежее и актуальное, о чем хочется сегодня говорить и слушать, он ловит новое, он молод, и кажется, за ним огромным колоссом стоит его авторское недюжинное будущее.

Дай бог, конечно. Как человек, премии в своей жизни получавший, могу только посочувствовать Владу, как человеку мнительному, как и любой хороший автор. Потому что после краткого мига наслаждения победой подчас наступает жирная черная полоса натурального ужаса. Ну просто лютого кошмара, тянущегося нефтяной масляной полосой гигантского черного слизня через твою послепремиальную жизнь. Ужаса, что ты не оправдаешь того аванса и тех надежд, которые выдали тебе люди посредством премии. И что после этой премии ты больше ничего никогда не получишь. Это не так, конечно. Но страх такой есть, и он изматывает.


Обложка книги В. Городецкого «Инверсия Господа моего»


Почему я не фанат книжки «Инверсия Господа моего»? Претензии мои не фундаментальны. Просто мне кажется, там слишком много всего, там слишком не убрано и навалено, слишком много тем, персонажей, завязок, смыслов, стилистических пластов. Много-то много, а зацепиться за что, подумать о чем — никак не выберешь. Нет, Влад не гонится за тем, чтобы наговорить обо всем сразу да побольше, авось чего выстрелит, он абсолютно искренен в своем поиске. Но все же субъективно для меня это пестрая витрина магазина игрушек, но купить и забрать с собой нечего. Там на каждой странице то апокалипсис, то стримерша порнозвезда, то Ноев Ковчег, то мертвый ребенок, то глиняный фаллос, и так далее по райдеру молодого питерского автора. Как пишет Анастасия Житинская в рецензии на страницах журнала «Звезда»: «Пристальнее всего хочется всмотреться не в глубины авторской мысли, не в разнообразие поднимаемых им тем, не в умелую литературную игру, которая «вшита» в тексты, но — в персонажей Городецкого» и я категорически согласен. Причем, весь сборник рассказов написан так, что ты читаешь и не рассказы, и не роман, все сливается перед твоими глазами, как пейзаж за окном летящего по-над тверскими болотами Сапсана.

Однако повторюсь, Городецкий — это явление и одно про него я знаю точно, я открою его следующую книгу. Писатель, который с тобой на равных помогает осмыслять происходящее и ты готов в этом ему довериться, дорогого стоит.

Хочу непременно сказать и о других авторах и в первую очередь про второго победителя премии Алину Гатину, к ее рассказам, легким, достаточно традиционным и вместе с тем зрелым, мастерским, я с радостью еще раз отсылаю в журнал «Дружба народов», прочтите например второй рассказ «Сад» про пожилую пару и переживания больного Паркинсоном дедушки, впрочем, там не будет модернистских изысков, и там светло и возвышенно, и в финале — катарсис. Это изящная и умная проза, в которой автор ищет и вырабатывает из жизненной руды бесценное вещество истины и смысла. От Гатиной хочется ждать продолжения, чтобы эти рассказы стали не дебютным исключением начинающего автора, а началом большого пути.

И в финале хочу упомянуть и рекомендовать книгу, которой если бы был, обязательно бы достался какой-нибудь специальный приз (почему их нет в бесплатной, но в столь важной и мотивирующей премии — загадка!), Саши Степановой — это роман «Город вторых душ». У Саши очень хороший язык и зрелый профессиональный стиль, а ее роман вобрал в себя сразу несколько жанров, в том числе и городской хоррор — речь в книге о моем родном городе Нижнем Новгороде и реальной истории некрополиста Москвина.

...«Инверсия Господа моего» — название сборника, а метафора, положенная в основу названия, это когда в рассказе «Отец» вино превращается в воду. Хороший образ. Надеюсь, что подобной инверсии в будущем с прозой Владислава Городецкого не случится.скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
476
Опубликовано 14 мар 2021

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ