facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
        Лиterraтурная Школа          YouTube канал        Партнеры         
Мои закладки
№ 181 апрель 2021 г.
» » Николай Подосокорский. ПСЕВДОГУРУ «GAIIA»: ТЕХНОКРАТИЧЕСКАЯ УТОПИЯ ХАРЕСА ЮССЕФА

Николай Подосокорский. ПСЕВДОГУРУ «GAIIA»: ТЕХНОКРАТИЧЕСКАЯ УТОПИЯ ХАРЕСА ЮССЕФА

Колонка Николая Подосокорского
(все статьи)

(О книге: Харес Юссеф. GAIIA. - Москва: Издательская группа «Традиция», 2020. – 232 с. - (Серия «Ветер иного»).



Экономист и предприниматель Харес Юссеф решил популяризировать свои взгляды на переустройство мира через книгу о спасительной силе искусственного интеллекта (матери всех Алис, Siri и проч.). При первом приближении может показаться, что мы имеем дело с фантастикой вроде американского сериала «Двойник» (2017) с Дж.К. Симмонсом в главной роли. В нем речь идет о параллельных мирах и двойниках людей, которые в другом измерении могут иметь совсем иную судьбу. Тема эта давно разработана в культуре и вершиной ее постижения я бы назвал «Хроники Амбера» Роджера Желязны. Но ни мистики, ни фэнтези, ни фантастики, ни какой-то особой психологической глубины в книге Юссефа нет. Зато есть его программный манифест по реформированию современной политико-экономической системы, не очень умело облеченный в форму художественного произведения.

«Gaiia» построена как роман-утопия, но в постмодернистском ключе, когда в финале выясняется, что всё произошедшее – не более чем фальшивка, обман, действие умелой технологии талантливых американских студентов, в очередной раз «перевернувшей мир». Такой сюжет органично смотрелся бы в качестве одного из эпизодов популярного американского сериала конца 1950-х – начала 1960-х годов «Сумеречная зона», где обыгрывались различные причуды человеческого сознания в тесной связи с техническими новинками, и всё это сопровождалось неким наивным назиданием относительно общего несовершенства человека. Сейчас же подобная книга кажется слишком вторичной и бледной, а ее начинка – сомнительной. В этом она, скорее, близка к манипулятивным текстам сектантского типа вроде нашумевшей серии книг Владимира Мегре «Звенящие кедры России» о «мудрой» женщине Анастасии, живущей в сибирской тайге отдельно от остальной цивилизации. Сомневаюсь, что «Gaiia» породит подобное общественное фан-движение, поскольку Юссеф, в отличие от Мегре, сам честно разоблачил свой вымысел.

В «Гайе» вообще много странного. Например, сомнительным кажется повествование от лица реальных людей – наших современников: Владимира Путина, Дональда Трампа, Антониу Гутерреша, Илона Маска и других, да еще и применительно к коронакризисному 2020 году. Когда же читаешь про то, что «российский президент слов на ветер никогда не бросает: Путин сказал – Путин сделал», или про Сталина, спасающего мир от войны по тайным указаниям Николы Теслы, это невольно вызывает саркастическую улыбку.

Эксплуатация темы пандемии ковида-19, к сожалению, не содержит какого-то мощного или интересного интеллектуального прорыва в стремлении выйти из глобального кризиса. «Коронавирус – это средство дезинфекции для старой социальной ткани, которая уже практически сгнила. Социальное дистанцирование и карантин – это только подготовка к новым принципиально иным социальным ценностям», говорится в книге. И если с описанием текущих проблем землян более-менее можно согласиться, то предлагаемые в виде откровений рецепты по переустройству планеты не вызывают ни малейшего доверия, хотя подаются с большой помпой. Это может быть связано с сильной верой автора в технологии (компьютерный анализ больших данных) и одновременно с низкой духовной составляющей его мира, где божественное лишь декларируется как привычный дизайн мира «подлинного», то есть финансового, политического, социального.

Собственно же художественная часть книги предельно схематична. Чтобы не быть голословным приведу лишь несколько характерных фрагментов, позволяющих составить представление о стиле автора. Вот как описан «лучший день» в жизни героини Елены: «После этой истории мать будто погасла, как будто в ней выключили внутренний источник тепла и света. Она погрузилась в себя и практически не замечала подрастающую Елену. Видя ее сломленность, отец все чаще поднимал на нее руку – она ничего не могла ему противопоставить, и он распоясывался все больше. От былой любви и уважения ничего не осталось, все поглотила глухая бетонная стена завода, разделившая семью пополам. Отец приводил к ним в дом женщин, и маленькая Елена на всю жизнь запомнила их взгляды – от сочувственных до брезгливых. Одна из них тайком угостила ее конфетой, и это был самый лучший день ее маленькой жизни. Она спрятала ее на кухне и долго не решалась съесть».

Предвосхищая возможное любопытство читателей, замечу, что эту конфету маленькая Елена так и не съела, поскольку отец быстро выставил ее из дома вместе с опостылевшей женой: «Дверь закрылась. Еленка вспомнила о конфете, но поняла, что уже поздно и сладость потеряна для нее навсегда. Тогда она заплакала». Дальше грубыми мазками рисуется погружение Елены на социальное дно без малейшей рефлексии с ее стороны. Но посочувствовать жертве домашнего насилия не успеваешь, так как её образ никак не раскрыт.

Или вот другой симптоматичный пример «прозы» Юссефа – это уже о двойнике Елены, у которой вроде бы «жизнь удалась» (но, читая это, кажется, что не очень):
«– Храброва, просыпайся, двоечница! Дело есть! На миллион долларов! – неунывающий Эдвин ворвался в комнату как смерч. Окинув сонную девушку оценивающим взглядом, он распорядился: – В душ! Причесываться! Рисовать себе улыбающееся лицо! И через 10 минут жду в кафетерии внизу. Потом объясню, зачем.
Елена вздохнула, но на душе у нее потеплело. За семестр Эдвин стал ей настоящим другом. Она плеснула себе в лицо ледяной воды, потерла глаза и критично оглядела себя в зеркале. Вздохнула и начала собираться, вряд ли за 10 минут можно было что-то сделать с уставшим и опухшим лицом, с которого она накануне забыла смыть косметику. «Зато у меня обворожительная улыбка!» – саркастично подбодрила себя Елена и, накинув пальто, спустилась в кафетерий. Эдвин ждал ее в компании двух огромных чашек кофе и коробки пончиков».

Можно считать это графоманией, если отнестись к книге как к роману. Но мы сразу отметили, что это манифест, лишь слегка прикрытый художественными средствами, чтобы идеи автора были лучше восприняты массами. Что же это за идеи? Здесь нет смысла полностью и подробно пересказывать взгляды автора на необходимость переустройства общества и государства. Отмечу лишь несколько его тезисов. «Мозг – это одинокий герой и властелин жизни. Мы не знаем, что он именно то, что мудрецы называют эволюцией, а простодушные – БОГОМ. Мозг имеет отношение ко всему, он соединен со всеми другими мозгами, составляя вместе с ними многослойную квантовую информационную систему с особым интуитивным алгоритмом взаимообмена данных и их обработки. Мы и другие живые существа на Земле – участники этого естественного процесса, и каждый вид здесь имеет свою миссию в формировании целостной экосистемы».

Хотя мозг формально и провозглашен «властелином жизни», умного и живого в поведении героев (журналистов, президентов, глав транснациональных корпораций) ничтожно мало. Но порой в книге все же проскальзывают и замечательные наблюдения. В частности, это касается восприятия актуальнейшей проблемы всеобщей безопасности: «Вам страшно. Вся ваша жизнь пропитана страхом. Резервирование, страхование, приватность и безопасность – это четыре основных индустрии невежества вашей цивилизации. Задумайтесь: в каждом из этих четырех явлений глубоко прячется страх, который проявляется как недоверие или неуверенность. Недоверие причиняет неуверенность. Неуверенность в завтрашнем дне заставляет вас резервировать: вы резервируете то, что можете дать сегодня вашим детям. Страхование, на которое вы тратите свои деньги, тоже основано на страхе. Приватность – это недоверие каждого к каждому. И это также страх. А самая главная индустрия, уничтожающая вашу жизнь, это безопасность. Стремление к безопасности – это болезнь души, которая парадоксальным образом сама постоянно порождает опасность. Ваш мир сегодня находится на краю пропасти из-за вашей же собственной безопасности. От кого безопасность? От слонов, львов или орлов? Я думаю, что каждый из вас понимает, что опасны на Земле только вы».
Процитированный выше фрагмент – едва ли не единственное, что мне относительно понравилось в книге. Жаль, что этот тезис также оказался лишь голой декларацией. Чтобы не заканчивать рецензию на минорной ноте, отмечу в качестве достоинства «Гайи» ее небольшой объем и легкость восприятия. Последнее особенно ценно в наш век, когда многие авторы всеми силами стараются усложнить и затемнить простые и ясные вещи, видя в этом цель искусства и науки.


скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
254
Опубликовано 01 апр 2021

ВХОД НА САЙТ