facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 183 июнь 2021 г.
» » Михаил Хейфец. НЕ ЗАБУДЬТЕ РАСПИСАТЬСЯ

Михаил Хейфец. НЕ ЗАБУДЬТЕ РАСПИСАТЬСЯ


(комедия в жанре социальной утопии)


Действующие лица:

Молодая пара:
ГЕРОЙ
ГЕРОИНЯ

Возрастная пара:
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ – мужчина
ВТОРОЙ АДВОКАТ - женщина

 

СЦЕНА ПЕРВАЯ

Однокомнатная квартира Героя. Стол, несколько стульев, кровать, большой шкаф.
Входят герой и первый адвокат. 
Герой кладет на стол пакеты с продуктами и начинает разбирать.

ГЕРОЙ. Очень хорошо, что вы оказались свободны. Вы не представляете, скольких адвокатов я обзвонил. Все заняты.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ (достает из портфеля бумаги и начинает заполнять). А что вы хотите? Выходные. Всем нужны адвокаты. Я совершенно случайно оказался свободным. Отмена в последний момент. Вот я приготовил стандартные бланки. Это – что вы меня нанимаете в качестве дежурного адвоката для юридического сопровождения свидания с лицом противоположного пола, в дальнейшем «свидание». Лицо противоположного пола?
ГЕРОЙ. В смысле? А, ну да. Противоположного.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Это – прейскурант за предварительную консультацию… ну, в общем, всё стандартные формы. Всё как всегда. Что? Что вы так смотрите? Вы что? В первый раз приглашаете на свидание адвоката?
ГЕРОЙ. Если честно, да. Как-то раньше обходился.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Только никому больше не говорите, что ранее встречались без сопровождения. Это же незаконно.
ГЕРОЙ.  Раньше у меня никого не было. Но вот сейчас… девушка, женщина…
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Лицо противоположного пола.
ГЕРОЙ. Да. Правильно. Лицо противоположного пола, которую я пригласил…
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ (заполняя бумаги). В дальнейшем – «гость».
ГЕРОЙ. Да. Гость. Гостья.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Для нас это не имеет значения. Оставляем «гость». Составили настоящий договор о взаимном времяпрепровождении в присутствии доверенных лиц… Со стороны гостя будет присутствовать доверенное лицо?
ГЕРОЙ. Да. Именно поэтому я и обратился к вашим услугам.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ (продолжает заполнять договор)…и установили следующие правила и нормы взаимного поведения. Ну, тут всё обычно. Потом посмотрите и подпишите. Если есть какие-то дополнительные пожелания, фантазии, ну и всякое такое… можно будет дополнительно обсудить с адвокатом противоположной стороны. Насчет музыки специальное разрешение имеется?
ГЕРОЙ. А что, надо?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Тогда только стандартный набор, утвержденный комитетом по нравственности. Что там у вас?
ГЕРОЙ. Это продукты. Для ужина. Романтического ужина. Как там у вас? Для взаимного времяпрепровождения…
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Правильно. А с кем у нас взаимное времяпрепровождение?
ГЕРОЙ. С женщиной… девушкой.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Лицом противоположного пола. Так?
ГЕРОЙ. Так.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. А это что?
ГЕРОЙ. Булочки. Рогалики.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. А вы не подумали, как отнесется лицо противоположного пола к этим булочкам?
ГЕРОЙ. В смысле – мучное, диета…
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Совсем в другом смысле. Не советую. Лучше уж обычный хлеб.
ГЕРОЙ. А почему не булочки?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Сами не видите?
ГЕРОЙ. Что?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Как что? Ну смотрите! На что?.. На что похоже?
ГЕРОЙ. Булочки… На что они могут быть похожи?.. (Крутит в руках булочку.) 
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Да ладно. Неужели не видите? В кулак ее так сожмите. Ну? На что похоже?
ГЕРОЙ. Булочка как булочка… на что она может быть похожа?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Это же вылитый… что?
ГЕРОЙ. Что?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Что, что! Неужели сами не видите? Что она вам напоминает, когда вы ее вот так вот держите в руке?
ГЕРОЙ. Булочку в руке… а что еще?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Это же вылитый фаллос!
ГЕРОЙ. Булочка?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Представьте себе, булочка! И по этому поводу есть специальное прецедентное решение суда за номером тридцать пятьдесят восемь дробь девять, вынесенное в пользу истицы, которая утверждала, что ее коллега специально покупает булочки, демонстративно зажимает их в руке наподобие фаллоса во время обеденного перерыва и тем самым демонстрирует свое гендерное превосходство.
ГЕРОЙ. Кто в это мог поверить?! Булочка похожа на фаллос!
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Да! Адвокаты противоположной стороны сумели доказать, что каждая булочка длиной более тринадцати сантиметров является ассоциативным аналогом фаллоса. И ее публичная демонстрация, поедание в общественном месте является скрытой формой сексуальной агрессии.
ГЕРОЙ (с удивлением крутит в руках булочку). Свежая булочка. Еще теплая. Говорите – тринадцать сантиметров? Ну-ка… (Начинает искать и достает линейку. Прикладывает к булочке.)
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Сколько?
ГЕРОЙ. Четырнадцать. Но если чуть примять с концов… о! Уже тринадцать.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Не рискуйте. Потом спасибо скажете. Давайте, давайте ее сюда! (Забирает у героя булочку и смачно откусывает.) Можно сделать тосты. Только не кладите один на другой.
ГЕРОЙ. В смысле?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Просто куски поджаренного хлеба. Одиночные. Нельзя класть один на другой. Вы что, не понимаете?
ГЕРОЙ. Что?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Ну, на что похоже? На что намек? Один лежит на другом… что вы как ребенок!
ГЕРОЙ. Вы хотите сказать, что кому-то может прийти в голову…
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. И уже пришло. И даже есть прецедентное решение.
ГЕРОЙ. Может, тогда вместо булочек поставить блинчики?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Блинчики. Да вы потом со мной по гроб жизни не расплатитесь!
ГЕРОЙ. А что с ними не так?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Подумайте сами. Ну! На что? На что похожи блинчики?
ГЕРОЙ. Блинчики… на что похожи блинчики… неужели на фаллос?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. И на фаллос тоже.
ГЕРОЙ. Да это я так просто сказал. Как же они похожи?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. А когда вы их рулетиком свернули… и обратите внимание – размер не имеет значения.
ГЕРОЙ. А если не сворачивать?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. А если не сворачивать, то еще хуже.
ГЕРОЙ. Куда уж хуже?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. На что тогда похоже? Ну? Блин… представили?
ГЕРОЙ. Блин… блин! На что может быть похож блин? Не тяните уже!
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Хорошо. Хотя это так очевидно. По крайней мере, на внеочередной выездной сессии окружного суда было принято кассационное решение, что блин может являться скрытой формой указания на… вагину.
ГЕРОЙ. Блин? На вагину? Вы это серьезно?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. А что вас смущает?
ГЕРОЙ. Я просто не очень понимаю, как блин может кому-то напоминать вагину?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Почему бы и нет. Хотя… если честно, тут я с вами где-то согласен. Мнения экспертов разошлись. Кто-то считает, что да, похоже. Кто-то – что нет… Вопрос до конца еще не изучен…
ГЕРОЙ. На горячее я хотел подать пиццу. .
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. А ну догадайтесь сами: на что у нас похожи треугольные кусочки разрезанной пиццы? Догадались?
ГЕРОЙ. Паста?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Вагина!
ГЕРОЙ. Как? И паста?!
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Пошутил. Пасту пока можно. Еще никто не выиграл ни одного иска. Хотя попытки были.
ГЕРОЙ. Значит, салат, овощи, паста… и на десерт к шампанскому фрукты.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. С шампанским надо быть осторожным. Лучше поставьте вино.
ГЕРОЙ. Фаллос?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Хуже.
ГЕРОЙ. Что может быть хуже?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Шампанское – только если вы уверены, что сможете его открыть без всех этих пшиканий, струи пены, полета пробки… понимаете, на что я намекаю?.. Ну! Что вам напоминает всё это вот извержение пены, вылетающая пробка… извержение… извержение…
ГЕРОЙ. Неужели?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Именно! Процесс эякуляции в чистом виде. П-ш-шш… Бух! Финиш.
ГЕРОЙ. Оскорбляет чувства?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. И грязный намек на сексуальные отношения.
ГЕРОЙ. Тогда лучше не рисковать. Будем пить вино. Вино и фрукты.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Смотря какие фрукты.
ГЕРОЙ. Виноград. Еще бананы есть.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Банан – фаллос. Даже не думайте.
ГЕРОЙ. Торт.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Без крема.
ГЕРОЙ. Опять вагина?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. При чем здесь вагина?
ГЕРОЙ. Ну это я так. По инерции. А что тогда?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Просто я не люблю с кремом. Вы же меня угостите? Я же не могу до утра сидеть голодным. У нас, кстати, это оговорено в договоре. Полное юридическое сопровождение. Это значит, что я до утра могу тут просидеть. Кстати, где вы хотите чтобы я находился? Квартирка у вас однокомнатная. Это хорошо. Значит, я смогу контролировать весь процесс. За дополнительную плату могу фиксировать.
ГЕРОЙ. Фиксировать что?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Ваше совместное времяпрепровождение. Чтобы потом можно было задокументировать все доказательства.
ГЕРОЙ. Доказательства чего?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Вашей невиновности. Ну, или, на худой конец, смягчающие обстоятельства.
ГЕРОЙ. Я вообще-то не предполагал, что вы будете присутствовать. Я думал, что вы вначале покончите с формальностями, а потом уже я сам как-нибудь…
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Да я уже видел, что вы там сами. Сам он…Да и по договору я обязан. Шкафчик-то у вас просторный. Вы что нужно сразу возьмите. Я туда стульчик поставлю.
ГЕРОЙ. Так, может, вы на лестничной площадке побудете?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. На лестничной площадке наверняка будет адвокат второй стороны. А нам вместе находиться запрещено. Чтобы исключить возможность сговора. Кстати, пока у нас есть время, предлагаю провести небольшой практический тренинг. Сядьте напротив меня за стол.

Герой и Адвокат садятся по разные стороны стола.

ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Ситуация первая: у вас случайно падает на пол вилка, нож… неважно. Ваши действия?
ГЕРОЙ. А какие тут могут быть действия? Подниму. А что такого?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. О-о! Тут такое… Но для начала давайте попробуем. (Бросает под стол вилку.) Вперед!

Герой наклоняется, залезает под стол, подбирает вилку.

ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Стоп! Замрите! Видите?
ГЕРОЙ. Вилку?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. К черту вилку! Мои ноги. Видите?
ГЕРОЙ. Да. Вижу. Можно я уже вылезу? У вас неприятно пахнут носки.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Потерпите. Потом спасибо скажете. Запоминайте: ключевой момент для последующего судебного разбирательства – кто уронил вилку? Если женщина, значит, она осознанно создает ситуацию с демонстрацией своих ног. Что, несомненно, трактуется как сексуальная провокация и домогательства с ее стороны. Если мужчина – с его стороны.
ГЕРОЙ (вылезает из под стола). А что делать, если что-то все-таки упадет со стола?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Ни в коем случае не наклоняться и не поднимать! Просто сходите и принесите другую вилку. Перейдем к упражнению номер два.

Звонок в дверь.

ГЕРОЙ. Это она!
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Стойте. Куда это вы?
ГЕРОЙ. Открыть дверь. Звонят.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Так просто? Открыть?
ГЕРОЙ. А как еще?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Ох уж эта молодежь… Ладно, учитесь, пока оплачено. (Начинает раздеваться. Снимает пиджак, расстегивает брюки…) У вас лишней вешалки нет? Что вы стоите? Давайте тоже.
ГЕРОЙ. Подождите! Что вы делаете?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Обычная профилактическая процедура. Надо показать, что на вас нет никаких записывающих, передающих и прочих электронных средств. Давайте, давайте. Кстати, мы тогда можем потребовать того же и от противоположной стороны.
ГЕРОЙ. Не могу же я открыть девушке дверь голым?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Если хотите, это могу сделать я. Это входит в круг моих профессиональных обязанностей.

Настойчивый звонок в дверь.

ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Давайте уже определяйтесь, пока она не ушла.
ГЕРОЙ. Я так не могу. А это что, действительно обязательная процедура?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Если честно, рекомендованная. Лично я всегда рекомендую всем своим клиентам, чтобы их потом не смогли обвинить в несанкционированном использовании… И не забывайте, это дает нам право требовать того же от противоположной стороны.

Звонок.

ГЕРОЙ. Слушайте, а вы случайно не этот?.. Не из этих… ну, которым нравится красоваться в чем мать родила?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ (начинает опять одеваться). Раз вы отказываетесь следовать моим наставлениям, я полностью слагаю с себя ответственность за…

Звонок.
Герой бросается к входной двери и впускает героиню и второго адвоката.


СЦЕНА ВТОРАЯ

ГЕРОЙ. Извините, что несколько замешкался.
ВТОРОЙ АДВОКАТ (смотрит, как первый адвокат поспешно заканчивает одеваться). А! Это вы, коллега. Опять за свои штучки.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Уж вам-то хорошо известно, что это всего лишь одна из процедур, рекомендованных нашей коллегией…
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Или, на выбор, нотариально заверенный акт. Вы же почему-то всегда выбираете первое.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Я просто беспокоюсь об интересах своего клиента. Присядем?

Все садятся за стол. Адвокаты вынимают и раскладывают кучу бланков, документов…

ВТОРОЙ АДВОКАТ. Ваш клиент предупрежден об ответственности за разглашение?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Обижаете. Вот уже заполненный и подписанный бланк. Пусть ваша клиентка тоже подпишет. (Протягивает бланк героине.) Распишитесь.
ГЕРОИНЯ. У меня нет ручки. Можно вашу? (Берет ручку первого адвоката. Подписывает.) Плохо пишет. Так читается?

Во время дальнейшей сцены участники пер едают друг другу документы и ставят на них свои подписи.

ДИАЛОГ АДВОКАТОВ:

– Дальше по протоколу.
– Справка о здоровье.
– Есть.
– Прохождение предварительного инструктажа.
– Есть. Подпись и печать.
– На каждой странице и напротив каждого пункта.
– Хорошо. Теперь о форме одежды.
– Стандартный дресс-код. Пусть подпишут на каждом листе.
– Нижнее белье.
– Обязательно.
– Контрацепция.
– Обязательно.
– Особые условия будем обговаривать?
– Стандартно.
– Тогда вот здесь и здесь подпись от каждой стороны.
– Право на досрочное прерывание свидания.
– Да.
– Без объяснения причин?
– Без.
– Форма сексуальных отношений?
– Традиционная. Вот тут можно выбрать дополнительные виды отношений.
– Степень обнажения?
– Личный выбор.
– Алкоголь?
– Не более ноль семь промилле.
– У вас плохо пишет ручка. Неразборчиво выходит.
– Мы почти закончили.
– Обязательство соблюдения условий договора…
– Предупреждение об ответственности в случае несоблюдения условий договора…

ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Подписи. Печати… телефоны экстренной помощи: полиция, «скорая», центр жертв насилия и экспресс-доставка суши.
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Стоп. А при чем тут экспресс-доставка суши? Это разве входит в перечень документов?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Это моего племянника. Вы имеете что-то против? Двадцать процентов скидка.

Адвокаты собирают бумаги. 
Встают и пожимают поочередно руки всем присутствующим.

ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Благодарю вас, коллега. Было приятно с вами работать. Да и вообще… приятно снова встретиться. Вы совсем не изменились…
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Коллега, вы понимаете, что сейчас предприняли попытку несанкционированного комплимента?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Всё! Всё! Беру свои слова обратно. Был неправильно понят.
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Что значит – «неправильно понят»? Данная формулировка совершенно исключает иное толкование. Вспомните дело о немотивированном комплименте за номером тридцать шесть семьдесят восемь дробь четырнадцать дэ.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Разрешите с вами не согласиться. Во встречном иске…
ГЕРОЙ. Простите нас. Извините, что прерываю. Но мы бы уже хотели приступить, так сказать… к совместному времяпрепровождению.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Да! Не будем мешать нашим клиентам. Вас проводить?
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Не беспокойтесь. (Героине.) Если что-то понадобится, я рядом. (Уходит).
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Я тоже тут, под боком. (Залезает в шкаф.) Если что, обращайтесь.


СЦЕНА ТРЕТЬЯ

Герои остаются одни. Стоят некоторое время в нерешительности.

ГЕРОИНЯ. Столько бумаг... Никогда еще не ставила столько подписей за один раз. А вы?
ГЕРОЙ. Я тоже. В первый раз. Кстати. Мы можем быть на «ты». Это даже в соглашении есть. Не помню, на какой странице… но я точно видел. Сейчас… (Перебирает бумаги.) Вот, нашел. На пятой странице, в самом низу. Где наши подписи.
ГЕРОИНЯ. Пятая страница? А у меня нет пятой… третья, четвертая… шестая. А где же пятая? Может быть, спросить у адвоката? А, вот, нашла. Действительно, можно на «ты». А я даже не посмотрела, что подписывала. Что будем делать?
ГЕРОЙ. Там регламент подробно расписан. Может, закажем суши? Тем более у нас есть двадцать процентов скидки.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ (приоткрывая дверцу шкафа). Правильный выбор. Не беспокойтесь, я уже заранее заказал.

Звонок в дверь. 

ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. О! А вот и доставка. Я же говорил – отличный сервис. (Уходит открыть входную дверь и возвращается с пакетами и бутылками вина. Расставляет всё на столе.) Я одну порцию захвачу? (Берет бутылку вина и удаляется в шкаф.)
ГЕРОИНЯ (шепотом). Он что, так и будет всё время тут?
ГЕРОЙ. Так положено. Мы же подписали. Он нам не будет мешать.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ (громко из шкафа). Я вам не буду мешать. Третий не бывает лишний, если это адвокат. Как вам суши?
ГЕРОЙ. Простите, вы не могли бы помолчать? (Пауза.) Вино? У меня вообще-то и шампанское есть, но шампанское нельзя.
ГЕРОИНЯ. Какая жалость. А почему?
ГЕРОЙ. Ну… Специфика открывания, что-то там… Столько достаточно?
ГЕРОИНЯ. А сколько можно?
ГЕРОЙ. Кажется, ноль семь промилле.
ГЕРОИНЯ. А сколько это?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Полбутылки сухого вина или шампанского. Или до ста двадцати миллилитров крепленых напитков до сорока градусов.
ГЕРОЙ. Благодарю.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Обращайтесь, я для этого здесь и нахожусь.
ГЕРОЙ. Может, хочешь послушать музыку?
ГЕРОИНЯ. Да, спасибо.
ГЕРОЙ. Вот адвокат дал специально рекомендованную для таких свиданий музыку. У нас нет специального разрешения, поэтому, к сожалению, выбор небольшой. (Перебирает диски.) Военные марши. Отрывки из классических произведений. Любишь классическую музыку? Я тоже не очень. И… что-то непонятное… Какой-то варган. Это еще кто такой?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Язычковый горловой инструмент народов крайнего севера. Рекомендую.
ГЕРОИНЯ. Спасибо.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Обращайтесь. (Икает.) Прошу прощения.
ГЕРОЙ. Хочешь послушать этот варган?
ГЕРОИНЯ. Почему бы и нет? Тем более что рекомендовано.

Звучит варган. Дрынь-дрынь-дрынь…

ГЕРОЙ. Нравится?
ГЕРОИНЯ. Романтично. Что там дальше по регламенту?
ГЕРОЙ. Ужин. Это уже есть. Беседа. Ну, тоже уже как бы… мы ведь беседуем?
ГЕРОИНЯ. Наверное. Там точнее не написано?
ГЕРОЙ. Написано. (Перебирает бумаги.) Где же это? Это не то… А, вот…Раздел «Беседа». (Читает.) «Участники совместного времяпрепровождения должны всячески избегать тем, которые в дальнейшем могли бы стать причиной судебных претензий».
ГЕРОИНЯ. А что это за темы?
ГЕРОЙ. Где-то тут должно быть приложение номер четырнадцать дэ. (Ищет среди бумаг.) Может, спросить у него?
ГЕРОИНЯ. Не надо. Можно просто помолчать, тогда мы точно не сможем затронуть тему, которая бы могла стать причиной судебных претензий.
ГЕРОЙ. Да. Просто помолчать. Послушать музыку.

Молчат. Звучит варган. Слушают музыку. Дрынь-дрынь-дрынь…

ГЕРОЙ. Хорошая музыка.
ГЕРОИНЯ. Очень.
ГЕРОЙ. Поговорим о музыке?
ГЕРОИНЯ. Мы уже говорим.
ГЕРОЙ. Да. Верно. А я и не заметил, что мы уже беседуем о музыке. Здорово! Хорошо, что у нас пока нет разногласий.

Слушают музыку. Дрынь-дрынь-дрынь…

ГЕРОЙ. Хорошо, что есть музыка. Сразу есть о чем поговорить. Так бы сейчас сидели молча и не знали – о чем бы таком поговорить? А вот с музыкой – совсем другое дело. Сразу есть тема для разговора. Тебе правда нравится?
ГЕРОИНЯ. Хорошая музыка.
ГЕРОЙ. Рад, что тебе понравилось. Мне кажется, что эта музыка не каждому может понравиться.

Слушают музыку. Дрынь-дрынь-дрынь…

ГЕРОЙ. Нет, мне тоже нравится. Но мне кажется, что я ее просто, может быть, не очень понимаю. Ну не так глубоко, как ты. Тебе же нравится?
ГЕРОИНЯ. Так тебе что, не нравится?
ГЕРОЙ. Я же сказал: нравится. Очень такая проникновенная музыка. И музыкант такой… сильный музыкант. И это, на чем он играет… как его…
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Варган!
ГЕРОЙ. Спасибо.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Обращайтесь.
ГЕРОЙ. Интересный инструмент такой. Звук такой… богатый. Как это он так? Не знаешь?
ГЕРОИНЯ. Нет.

Слушают музыку. Дрынь-дрынь-дрынь…

ГЕРОЙ. Жаль, что не видно, на чем это он так играет. Что это за варган такой. Чего он с ним такое делает, что вот такие вот звуки получаются.
ГЕРОИНЯ. Дай наконец послушать!
ГЕРОЙ. Извини.

Слушают музыку. Дрынь-дрынь-дрынь…

ГЕРОЙ. Жаль, что я не очень разбираюсь в музыке. А ты, наверное, в музыкальной школе училась?
ГЕРОИНЯ. Нет. Меня не приняли.
ГЕРОЙ. Почему?
ГЕРОИНЯ. Сказали, что нет слуха.
ГЕРОЙ. Да что они понимают? Видели бы они тебя сейчас, как ты слушаешь этот варган… Это ведь далеко не каждый может. Вот я, может быть, и хотел бы, а понимаю, что не дано. Наверное, не дорос. Или культуры не хватает.

Слушают музыку. Дрынь-дрынь-дрынь…

ГЕРОЙ. Интересно, я вот о чем подумал: а можно беседовать о музыке просто так?
ГЕРОИНЯ. В смысле?
ГЕРОЙ. В смысле, обязательно, когда беседуешь о музыке, надо слушать варган? Или можно беседовать без него?
ГЕРОИНЯ. Как же беседовать о музыке без музыки?
ГЕРОЙ. Без него, но как бы при этом о нём. Обсуждать услышанное.

Музыка заканчивается.

ГЕРОЙ. Кончилось. Жаль. Так хорошо беседовали. Никогда не забуду.
ГЕРОИНЯ. Можно поставить еще раз.
ГЕРОЙ. Может быть, потом. Позже. Чтобы не притуплять свежесть ощущений.

Сидят некоторое время в тишине.

ГЕРОЙ. Нам, кстати, положено по норме еще несколько промилле. Будешь?
ГЕРОИНЯ. Раз положено.

Выпивают.

ГЕРОИНЯ. Что теперь?
ГЕРОЙ. Сейчас… (Перебирает бумаги.) Сейчас по регламенту… сейчас у нас… ну, это…
ГЕРОИНЯ. Не поняла.
ГЕРОЙ. Ну это… контакт... В смысле – секс.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Э-э-э! Поосторожней там с формулировками. Слово «секс» категорически исключается при определении парных интимных отношений в рамках одноразовых договорных встреч.
ГЕРОЙ. Достаточно. Я понял. Спасибо.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Обращайтесь.
ГЕРОЙ. Ну так вот… (Читает.) «Интимные отношения, далее – “половой контакт”».
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Вот сейчас правильно.
ГЕРОЙ. А же сказал, что понял.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Я просто стараюсь делать хорошо свою работу. (Икает.) Извините.
ГЕРОИНЯ. С чего там надо начинать?
ГЕРОЙ (разбирает бумаги). Для начала надо… Иди сюда, тут надо вместе. Садись. Вот это заполняла ты, а это я. Вот тут вот проверь, чтобы были галочки напротив каждого пункта, что ознакомлена и согласна.

Сверяют графы в бланках.

ГЕРОИНЯ. Ты что пометил в третьем параграфе?
ГЕРОЙ. Третий, третий… а, вот… утвердительно. А ты? А вот тут вот, в списке согласованных поз… ты вот напротив этой, двадцать семь, поставила плюс. Это что?
ГЕРОИНЯ. Не знаю. Я подумала, что ты знаешь. Зачеркнуть?
ГЕРОЙ (шепотом). Может, у него спросить?
ГЕРОИНЯ. Только не у него!
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Я всё слышу. Если что непонятно, обращайтесь.
ГЕРОЙ. Черт! Спасибо, у нас всё хорошо. Закройте уже, наконец, дверцу шкафа!
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Вы не будете возражать, если я тут тихонечко посмотрю футбол?
ГЕРОИНЯ. Пусть лучше смотрит футбол.
ГЕРОЙ. Мы не возражаем. Вроде всё. Свет?
ГЕРОИНЯ. Лучше выключить.
ГЕРОЙ (выключает свет). Одежда? Эй! Где ты там? Я спрашиваю: одежда?
ГЕРОИНЯ. Я уже сняла.
ГЕРОЙ. Так быстро?
ГЕРОИНЯ. Так получилось. Иди сюда.

Герой поспешно стягивает с себя одежду. Залезает в кровать, ложиться рядом с Героиней.


СЦЕНА ЧЕТВЕРТАЯ

ГЕРОЙ. С какой позы начнем?
ГЕРОИНЯ. Ну, точно не с номера двадцать семь.
ГЕРОЙ. Тогда что-нибудь классическое?

Ложится сверху на героиню. Неожиданно героиня резко выпрямляется. Герой откатывается в сторону.

ГЕРОИНЯ. Черт!
ГЕРОЙ. Что случилось?
Г е р о и н я . Вспомнила! Мы, кажется, перепутали бланки. Ну, те, где мы крестики ставили. Я заполнила твой, а ты мой.
ГЕРОЙ. Ничего страшного. Потом перепишем. (Пытается снова лечь на героиню.)
ГЕРОИНЯ. А так можно?
ГЕРОЙ (предпринимая очередную попытку взгромоздиться на партнершу). Конечно можно, что такого?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. А я бы не советовал. (Икает.) Простите.

Герой ложится на героиню. Любовная прелюдия: обнимаются, целуются. 
Внезапно дверца шкафа с оглушительным грохотом распахивается и раздается истошный вопль первого адвоката: «Гол! Гол!» 
Герои резко отстраняются друг от друга.
Первый адвокат выскакивает из шкафа, подлетает к столу, наливает себе вина и залпом выпивает. 

ГЕРОЙ. Какого черта?! Вы в своем уме?!
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Простите, не смог сдержаться. Больше не повторится. Обращайтесь. (Забирается в шкаф).

Герои лежат рядом.

ГЕРОИНЯ. Что-то не так?
ГЕРОЙ. Всё отлично. Просто отличное времяпрепровождение. Сейчас, мне надо чуть-чуть сосредоточиться. Сейчас всё получится.
ГЕРОИНЯ. Может, сменить позу?
ГЕРОЙ. Давай попробуем.

Меняют позу. Героиня оказывается сверху. Некоторое время лежат молча.

ГЕРОИНЯ. Так лучше?
ГЕРОЙ. Кажется, да. Но… не уверен.
ГЕРОИНЯ. Жаль, мы не знаем, что такое поза номер двадцать семь. Может, это как раз то, что нам сейчас нужно. Тебе хорошо со мной?
ГЕРОЙ. Очень.
ГЕРОИНЯ. Может быть, включить музыку для настроения? Для романтической атмосферы?
ГЕРОЙ. Можно попробовать. Эй, вы там… слышите? Вы не могли бы включить какую-нибудь музыку? Что-нибудь романтическое.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Всегда к вашим услугам.
ГЕРОИНЯ. Спасибо.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Не за что. Обращайтесь. (Включает музыку. Звучит варган.)

Герои лежат рядом. 

ГЕРОИНЯ. Правда, так лучше?
ГЕРОЙ. Пока не знаю… не уверен.
ГЕРОИНЯ. Не волнуйся. Просто полежим, послушаем музыку.
ГЕРОЙ. Эй, послушайте!
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Я тут!
ГЕРОЙ. Скажите, а чего-то другого у вас нет?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Конечно же, есть. Военные марши и отрывки из классики. Поменять?
ГЕРОЙ. Спасибо. Не надо.

Лежат некоторое время. Слушают варган.

ГЕРОИНЯ. Тебе хорошо со мной?
ГЕРОЙ. Очень. Только что-то эта музыка как-то не очень способствует… слушай, а ты не будешь возражать, если я для настроения приму несколько лишних промилле?
ГЕРОИНЯ. Если тебе это поможет.

Герой накидывает простыню, направляется к столу, берет бутылку и пьет из горла.

ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Пусть она подпишет письменное согласие на превышение изначально обговоренной нормы содержания алкоголя.
ГЕРОЙ. Да пошел ты! И выключите уже этот варган!
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Я как доверенное лицо настаиваю на выполнении всех…
ГЕРОИНЯ. Раз надо, я согласна.

Первый адвокат покачиваясь вылезает из шкафа, достает бланк и протягивает героине.

ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Полностью имя. Вот здесь и здесь…
ГЕРОИНЯ. У вас ручка не пишет.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Как не пишет? Только что писала.
ГЕРОЙ. Что вы за адвокат, если у вас даже ручки нет?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Что значит нет? А это что, не ручка?
ГЕРОЙ. Она же не пишет!
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Но она у меня есть. А вы утверждаете, что нет.
ГЕРОЙ. Да, я утверждаю, что нет! Потому что ручка, которая не пишет, это не ручка!
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Но она, вопреки вашему утверждению, есть в наличии!
ГЕРОИНЯ. Я замерзла. Можно я пока оденусь?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Она будет подписывать?
ГЕРОЙ. Чем?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. У вас что, в доме нет ручки?
ГЕРОЙ. Сейчас найду. Кто сейчас пользуется ручками… (Роется в ящиках стола.) Вот карандаш есть. Пойдет?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Нет.
ГЕРОЙ. Врете. Наверняка можно и карандашом. Это вы специально мне назло…
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Я только стараюсь хорошо делать свою работу.
ГЕРОЙ. Всё! Не надо ничего подписывать! Не нужны мне эти дополнительные промилле.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Но вы их уже приняли. И этот факт надо зафиксировать. Как и ее согласие.
ГЕРОИНЯ. Я согласна.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Письменно.
ГЕРОИНЯ. У меня в сумочке есть ручка.
ГЕРОЙ. А что ты раньше молчала?
ГЕРОИНЯ. Вы так орали… Дай мне сумочку.

Герой подает сумочку. 
Героиня присаживается на кровать, открывает одно за другим разные кармашки и отделения сумки, вытряхивает поочередно различные предметы, перебирает их, запихивает обратно, вновь достает…
Герой и первый адвокат терпеливо смотрят, как героиня ищет ручку.

ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Давайте пока присядем. Можете поверить моему опыту, это надолго. Может, пока перекусим?
ГЕРОЙ. Ты уверена, что у тебя была ручка?
ГЕРОИНЯ. Я всегда ношу с собой ручку. Мало ли, понадобится что-то срочно записать.
ГЕРОЙ. Срочно?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Давайте пока по паре промилле, всё равно потом оформлять.

Садятся. Выпивают.

ГЕРОЙ. Я не могу понять: зачем что-то класть в сумку, если это потом там невозможно найти? Скоро?
ГЕРОИНЯ. Можете включить полный свет?
ГЕРОЙ (встает и включает полный свет). Так хорошо?
ГЕРОИНЯ. Да, спасибо. (Продолжает копаться в сумке, по ходу дела используя по назначению те или иные предметы, которые попадаются ей под руку: зеркальце, пилочку для ногтей, расческу…)
ГЕРОЙ. Вообще-то мы ищем ручку.
ГЕРОИНЯ. Извини. Уже почти нашла.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ (разливает вино). За женские сумочки! Вы пропускаете?
ГЕРОЙ. Спорим, что она никогда не найдет? (Выпивает.)
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Как это ни покажется удивительным, но рано или поздно им все-таки это удается.
ГЕРОИНЯ. Я точно помню, что была. Что вы так смотрите?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Попробуйте вывернуть всё содержимое, а потом потихоньку опять всё собрать. Если она там есть, то мы ее непременно найдем.
ГЕРОЙ. К черту! Что, так и будем сидеть до утра?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. А по-моему – хорошее времяпрепровождение. (Выпивает.)
ГЕРОЙ. Я, вообще-то, подписывался на совсем другое совместное времяпрепровождение. Не с вами.
ГЕРОИНЯ. О! Вот она!
АДВОКАТ и Г Е Р О Й (хором). Нашла?
ГЕРОИНЯ. Нашла! Я уже и думать про нее забыла. Думала, что потеряла.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Однако, быстро вы. Можно подписывать?
ГЕРОИНЯ. А у вас есть чем?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Вы же сказали, что нашли.
ГЕРОИНЯ. Нашла… тушь для ресниц. Я ее уже полгода ищу. Думала, что потеряла. А она всё это время, оказывается, была в сумочке. Сейчас и ручка найдется. (Выворачивает содержимое сумочки.)
ГЕРОЙ. Всё! К черту! Что там у нас написано в договоре? Можно в любую минуту прервать. Без объяснения причины?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Да, если таково ваше решение.
ГЕРОИНЯ. Но… а как же я?
ГЕРОЙ. А ты ищи ручку. Не отвлекайся.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Я тогда должен буду позвать адвоката второй стороны.


СЦЕНА ПЯТАЯ

Первый адвокат подходит к входной двери, открывает и зовет второго адвоката.

ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Коллега, можно вас на минутку? У нас, так сказать, форс-мажорные обстоятельства. Оформляем акт об отказе отношений.
ВТОРОЙ АДВОКАТ (заходит в квартиру). Знаете, я обратила внимание, что почти всегда, когда я сталкиваюсь с вами, встречи клиентов заканчиваются форс-мажорными обстоятельствами. Готовьте бумаги.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. А что тут готовить? Акт об отказе от совместного романтического времяпрепровождения. Коллега, дайте им ручку расписаться об отказе от претензий.

Второй адвокат достает ручку и кладет на стол.

ГЕРОИНЯ. Ручка…
ГЕРОЙ. Между прочим, ее тоже достали из сумочки. Можно, оказывается. Давай, ты первая.
ГЕРОИНЯ. Почему я? Это же ты хотел досрочно… а я должна была подписать совсем другое.
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Может кто-то мне объяснит, что тут происходит?
ГЕРОИНЯ. Вообще-то мы хотели подписать совсем другое. Про эти… промилле…
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Согласие на превышение нормы алкоголя.
ВТОРОЙ АДВОКАТ. А почему мы тогда подписываем акт о досрочном расторжении?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Потому что это было желание моего клиента.
ГЕРОИНЯ. Неправда. Он тоже вначале хотел подписать совсем другое. Это всё из-за вас. Потому что у вас не было ручки.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. У меня есть ручка. Вот она. Мы уже это выясняли.
ГЕРОИНЯ. Но она же не пишет!
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. А вы свою вообще не нашли!
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Стоп! Объясните мне, что происходит?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Подписываем акт об отказе.
ГЕРОИНЯ. Неправда! Про эти, промилле.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Давайте спросим у моего клиента.
ГЕРОЙ. Почему я?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Потому что это было ваше заявление. Вы будете подписывать?
ГЕРОЙ. Вообще-то я только хотел чуть-чуть выпить. Несколько превысить норму…
ГЕРОИНЯ. И лично я не возражаю. Можно мне тоже, если мы уж всё равно оформляем, получить разрешение на превышение нормы? Очень холодно.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Как скажет мой клиент. Не возражаете?
ГЕРОЙ. Не возражаю.
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Так что мы все-таки подписываем?
ГЕРОИНЯ. Про промилле. Что никто не возражает.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Правильный выбор. Лично я – за! Коллега, разрешите вашу ручку. Вот тут и тут разборчиво, полностью имя и фамилию. Ну, раз никто не возражает против дополнительных промилле, может быть, так сказать, не будем откладывать это дело в долгий ящик? Вы как, коллега? Не возражаете?
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Вы понимаете, что сейчас делаете предложение, которое может быть истолковано как деяние, направленное против моральных устоев и…
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Коллега, я осознаю ответственность. И готов понести наказание. В будущем. А сейчас просто ответьте: вам наливать?
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Да. Холодно.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Вот и всё. И не надо лишних слов. (Разливает всем присутствующим.) За промилле!

Выпивают.

ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Отличное времяпрепровождение. Повторим?
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Не частите. У вас есть чем-нибудь закусить?
ГЕРОЙ. Есть суши. Вот торт…
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Ненавижу суши.
ГЕРОЙ. Еще есть сосиски. Но их нельзя. Похожи на… и булочки тоже нельзя.
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Это еще почему?
ГЕРОИНЯ. Они чуть больше тринадцати сантиметров.
ВТОРОЙ АДВОКАТ. А-а… ну конечно. Тащите, тащите сюда ваши сосиски, булочки…
ГЕРОИНЯ. А как же…
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Милочка, я вам совершенно авторитетно заявляю, сугубо между нами: всё, что чуть больше тринадцати см – это еще не фаллос. И берусь это доказать в любом суде. Не бойтесь. Тащите.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Узнаю вас прежнюю. Как в былые годы. Чтобы соблюсти все формальности, предлагаю сразу подписать дополнительный акт о превышении уровня промилле. (Достает бланки. ) Коллега, можно вашу ручку? Вот, тут и тут. Прошу всех присутствующих.

Герой и героиня подписывают не гладя.

ВТОРОЙ АДВОКАТ. Вы же тут не указали норму превышения!
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Ну, кто ж ее наперед знает. Потом впишем. Или как?
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Или как. (Подписывает.)
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Просто отлично. (Убирает бумаги. Разливает вино.) За романтические отношения!
ГЕРОИНЯ. А нам всё это можно делать?
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Не дрейфь, милочка. Отмажем. Да, коллега?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Зачем так официально? Мы ведь давно и близко знакомы. Очень близко.
ВТОРОЙ АДВОКАТ. И это было очень давно.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. А-а! Была, не была. Надеюсь, меня никто не выдаст?
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Что вы еще задумали?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Черт с ним! Гулять так гулять. (Достает диск.) Куда можно поставить?
ГЕРОЙ. Давайте. А что это?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Только вы должны пообещать – никому. Контрабанда. Причем запрещенная. С тех пор как были запрещены парные контактные танцы. И сопутствующая им музыка.
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Постановление номер двадцать семьдесят-девять.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Точно.
ГЕРОИНЯ. Парные контактные танцы… а что это такое? Разве так можно?
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Милочка, это… это… это не объяснить. Это надо хоть раз в жизни попробовать.

Раздаются звуки романтической  музыки.

ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Куда вы так громко?! Еще кто-нибудь услышит. Неприятностей не оберемся. Убавьте, убавьте!
ГЕРОИНЯ. Но так вообще почти ничего не слышно.
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Она! Она! Откуда? Да сделайте погромче!

Герой опять прибавляет громкость. Все некоторое время молча слушают.

ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Нравится? Спер вещдок со следственного эксперимента по делу о домогательствах.
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Сто лет не слушала этой музыки.
ГЕРОИНЯ. Какая красивая музыка. А как под нее танцуют? Вы сказали, контактно.
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Коллега, вы как? Покажем молодежи, как это было в наше время?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. А-а-а! Давайте. Хотя я и раньше был не очень-то хорошим танцором. Давайте все вместе. Вставайте, вставайте! Повторяйте за нами. Подходите друг к другу. Ближе, ближе! Вплотную. Пусть ее грудь касается твоей. Клади ей руки на талию. А ты, голубушка, обними его за шею. И головку можешь положить ему на плечо. А ты так потихоньку, потихоньку можешь ручками постепенно чуть ниже, на бедра…
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Э-э-э… коллега, чему вы учите молодежь? Это вот так вот вы в свое время отплясывали?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. А вы нет?
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Был грех. (Обнимает его за шею и кладет ему голову на плечо.)

Все танцуют.

ВТОРОЙ АДВОКАТ. Коллега, вам не кажется, что мы несколько злоупотребляем? Нашим клиентам, наверное, хотелось бы продолжить романтическое времяпрепровождение наедине.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Полностью с вами согласен. Не будем мешать молодым. Куда вы? Уже уходите?
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Раз мы покончили с формальностями…
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Право, мне даже неудобно. Что вы там одна на лестничной площадке…
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Что вы предлагаете?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Если вы не воспримите то, что я сейчас предложу, как нарушение статей триста двадцать девять и пятьсот восемьдесят семь…
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Не восприму. Что вы предлагаете?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Я бы тогда предложил вам разделить со мной мое скромное убежище. Если хозяин не будет возражать. Не возражаете?
ГЕРОЙ. Не возражаю.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Ну и прекрасно. Хотите подписать предварительно соглашение о нормах совместного временного пребывания в замкнутом пространстве?
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Там и подпишем. Стаканы не забудьте захватить.

Расходятся: адвокаты уединяются в шкафу, а герои присаживаются на кровать. Сидят рядом в напряженных позах, испытывая некоторую неловкость. 

ГЕРОИНЯ. А почему он выключил музыку? Было так славно.
ГЕРОЙ. Наверное, нельзя. Можно включить что-то другое.
ГЕРОИНЯ. Марш?
ГЕРОЙ. Можно еще этот, варган. Тебе вроде понравилось.

Из шкафа доносится романтическая мелодия.

ГЕРОИНЯ. О! Опять включили. Только очень тихо.
ГЕРОЙ. Вы бы не могли сделать погромче?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ (высовываясь из шкафа). Напишите мне письменное заявление…
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Просто сделай им погромче музыку. ( Обнимает и увлекает первого адвоката в шкаф. Захлопывает дверцу.)

Герои продолжают сидеть на кровати. 

ГЕРОИНЯ. Может, выключить свет?
ГЕРОЙ. Я не против. Но мы, кажется, должны предварительно заполнить…
ГЕРОИНЯ. Просто выключи свет. (Обнимает и увлекает Героя под одеяло)

Темнота. Романтическая музыка. 
Неожиданно раздается резкий звонок в дверь.


СЦЕНА ШЕСТАЯ

С грохотом из шкафа в панике вываливаются полуобнаженные адвокаты. В темноте натыкаются на мебель. Стук опрокинутых стульев. Звон упавшей посуды. 
Кутаясь в простынях, вскакивают потревоженные герои. 
Все мечутся в темноте, пытаясь одеться и привести себя в порядок.

ВТОРОЙ АДВОКАТ. Свет! Свет! Кто-нибудь включите, наконец, свет!
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Не надо огня! Как будто никого нет дома!
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Как нет дома, когда у вас орет музыка! Да выключите уже ее!

Пронзительно продолжает звонить дверной звонок.

ГЕРОИНЯ. А кто это?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Да кто угодно! Полиция нравов… комиссия моральных устоев.
ВТОРОЙ АДВОКАТ. А если это инспектор адвокатской коллегии? Так… Что у нас тут на столе? О господи! И булки! Сосиски! Долой эти фаллосы со стола!

Звонок в какой-то момент перестает трезвонить. Все замирают, вслушиваясь в тишину.

ГЕРОЙ. А может, это просто кто-то ошибся?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Ушли?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Вроде тихо.
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Наверняка кто-то услышал вашу контрабандную музыку и сдал нас.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. А кто просил сделать громче? Ушли?

Опять пронзительно начинает трезвонить звонок. Затем раздается стук в дверь.

ВТОРОЙ АДВОКАТ. Черт! Точно полиция нравов! Только они так могут. Все одеты? Кто-нибудь, включите марш. На столе – ничего такого. Всё законопослушно…

Многократно продолжает трезвонить звонок.

ВТОРОЙ АДВОКАТ. Кто же это может быть?.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Да кто угодно. И полиция, и комитет нравов…

Звонок звучит уже непрерывно. 

ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Чтоб их! Точно комитетчики! Или из коллегии!
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Всё. Дальше тянуть нельзя. Иначе это может быть истолковано как отягчающие… так, все готовы? Кто откроет? Значит так: мы оказались все вместе, потому что понадобилось внести дополнительные пункты в условия…
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Лучше проведение практических занятий.
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Лучше все молчите! Я сама всё скажу! Давай, ты хозяин квартиры, тебе и открывать. Пошел! (Первому адвокату.) Почему вы полезли в шкаф?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. А куда мне?
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Сидим. Заполняем бумаги. Тихо!

Сидят, прислушиваясь к тому, что происходит за входной дверью.

ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Открыл.
ВТОРОЙ АДВОКАТ. О чем-то разговаривают.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Почему они не входят?
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Зачем он вообще с ними разговаривает? Я же предупредила: говорить буду я!
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Чего так долго?
ГЕРОИНЯ. А его не арестуют? Может, ему помочь?
АДВОКАТЫ (хором). Сиди!
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Вроде дверь хлопнула.
ГЕРОИНЯ. Кто-то идет.

Сидят, напряженно прислушиваясь к происходящему у входной двери. Появляется  герой  У него в руках пакеты.

ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Это что?
ГЕРОЙ. Доставка суши.
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Какое еще суши?!
ГЕРОЙ. Не знаю. Наверное, его племянника. Заказывали?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Точно! Я же еще раз заказал. Как я забыл? Когда мы все вместе…
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Идиот! Вы просто… просто… тупой идиот! Я чуть со страха не умерла! Уже с лицензией попрощалась. А он заказал суши и забыл!
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Забыл. С кем не бывает. А потом испугался. Все испугались. Инспекция! Полиция! И тут я уже совсем забыл. Окончательно. А чего все приуныли? Всё хорошо. Можно продолжать банкет. Молодежь?
ГЕРОЙ. Да нет, спасибо. Повеселились.
ГЕРОИНЯ. Но ведь ничего страшного не случилось?
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Нет, с меня хватит. Как я вообще могла? Это всё вы со своими романтическими воспоминаниями. Музыка эта… Что нашло?
ГЕРОЙ. Подождите. Но мы-то можем продолжить свое романтическое времяпрепровождение …
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Теоретически – да. Надо сообразить по поводу недостающей документации. Я порвал акт о дополнительных промилле. Хорошо хоть не съел. Придется составить новый.
ГЕРОИНЯ. Скажите, а нельзя ли подписать что-нибудь такое, ну… такое. Я не знаю, как правильно сказать... Чтобы без вас?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. В смысле?
ГЕРОИНЯ. Ну чтобы без сопровождения? Просто романтический ужин. Вдвоем. И больше никого. 
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Вы имеете в виду: романтическое времяпрепровождение с целью вступления в интимные взаимоотношения…
ГЕРОИНЯ. Да… с целью вступления… но без вас. Без адвокатов.
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Вообще без юридического сопровождения?
ГЕРОИНЯ. Только вдвоем. Это самое…взаимопрепровождение с отношением…. Только чтобы мы вдвоем!
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Размечталась, милочка. Так не бывает.
ГЕРОИНЯ. Совсем-совсем? Но почему?
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Судебная практика, дорогуша.
ГЕРОИНЯ. И никто даже не пытался?
ВТОРОЙ АДВОКАТ. За последние годы были попытки подачи нескольких апелляций. Коллега, помните дело за номером четыреста сорок четыре бис три а? Чем там кончилось?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Ничем. После рассмотрения в комиссии по моральным устоям передана в комитет по нравственности. Потом в подкомиссию… короче, прошение рассматривается уже в течение более двадцати лет.
ГЕРОИНЯ. А что же они делали все эти годы?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Ждали ответа. Если хотите, мы можем тоже попробовать подать прошение.
ГЕРОИНЯ. И тоже ждать двадцать лет? Я не хочу ждать двадцать лет! Я хочу сейчас! Слышите? Сейчас! Без сопровождения. Без свидетелей. Без справок. Без… без… Без того, чтобы думать, на что похожи булки! Можно ли уронить вилку!

Героиня берет вилку и демонстративно бросает под стол. Затем садится на стул и придвигается почти вплотную к столу. Герой инстинктивно делает движение, чтобы поднять вилку.

ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Даже не думай! Вспомни наши практические занятия!
ГЕРОЙ. Извини…
ГЕРОИНЯ (пристально глядя на героя). На мне нет нижнего белья…
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Провокация!
ГЕРОЙ. Это всего лишь вилка. Просто подниму. Что такого…
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Коллега, может быть, вы объясните вашей клиентке, что данное поведение с юридической точки зрения трактуется не иначе как…
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Смотрите лучше за своим клиентом. Молодец, девочка! Ну что? Слабо?

Героиня, продолжая пристально глядеть на героя, начинает медленно разводить ноги.

ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Посмотрите, посмотрите, что она вытворяет! Нас здесь трое свидетелей. Все видели?
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Лично я ничего не вижу. Я в этот момент проверяла кое-какие документы. (Достает из сумки папку с документами и начинает просматривать.)

Герой нагибается, чтобы залезть под стол.

ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Подождите! Давайте, по крайней мере, зафиксируем факт,  кем была брошена вилка! Это очень важно!

Герой останавливается.

ГЕРОИНЯ. Он тебе просто завидует. Сам, будь его воля, уже давно бы ползал под столом. Старый развратник. И алкоголик!
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Так его! (Герою.) Ну что, мальчик, слабо?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Не смейте провоцировать моего клиента!
ГЕРОИНЯ (резко отодвигает стул и встает из-за стола). Ладно. Пусть живет. Будем считать на этом наше совместное времяпрепровождение оконченным. Всех благодарю за сотрудничество. Было очень здорово. Спасибо, милый, ты был просто превосходен. Тигр! Ненасытный зверь. У меня еще никогда и ни с кем не было такого замечательного секса. Простите, забыла, что это слово нельзя произносить. Где там надо подписать?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Если инициатива исходит от вас, то вот здесь и здесь.
ГЕРОИНЯ (быстро подписывает бумаги). Надеюсь больше никого никогда из присутствующих не встретить. (Собирает вещи и уходит.) 
ВТОРОЙ АДВОКАТ. В таком случае, и мне больше здесь делать нечего. (Собирает бумаги. Уходит.)


СЦЕНА СЕДЬМАЯ

ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Видите, что значит грамотное юридическое сопровождение? Не забудьте сказать мне спасибо.
ГЕРОЙ. За что? За сорванный вечер?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Как за что? Всё закончилось без обоюдных претензий. Значит, юридическое сопровождение было выполнено безупречно. Вилочку, кстати, теперь уже можно поднять. Вы же хотели.
ГЕРОЙ. Расхотел.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Нет, я вижу, что вы чем-то недовольны.
ГЕРОЙ. Мне казалось, что цель романтического вечера несколько не в этом.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Все претензии к вашей партнерше. Мы с коллегой сделали всё, что в наших силах. Вам налить?

Выпивают.

ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Не расстраивайтесь. Будут у вас еще романтические вечера.
ГЕРОЙ. Я как-то настроился на сегодня. Скажите, а что там у вас, юристов, говорится по поводу занятий сексом с самим собой? Не было ли случаев подачи исков за сексуальные домогательства к самому себе?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Отличный вопрос! Иски есть, но пока нет по ним однозначного решения. Тут возникает некоторая юридическая путаница: подаете ли вы иск на самого себя как жертву домогательств или, наоборот, против самого себя, как на лицо, совершающее по отношению к вам такие домогательства. Опять-таки, сложности в экспертной оценке: происходило ли всё по обоюдному согласию? Выступая одновременно в качестве ответчика и истца, с одной стороны, вы не можете свидетельствовать против самого себя… а с другой…
ГЕРОЙ. Значит, пока не возбраняется?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. С юридической точки зрения никаких препятствий пока нет. Если хотите уединиться, то не стесняйтесь. У меня даже для таких целей журнальчик припасен. Могу еще музыку включить.
ГЕРОЙ. Знаю я вашу музыку. Только не этот варган. Где там ваш журнал?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ (достает и протягивает герою порнографический журнал). Очень рекомендую разворот на двадцать третьей странице. Хотите, можете пока посидеть в моем шкафу.
ГЕРОЙ. С каких это пор он ваш?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Какая разница?

Герой удаляется в шкаф.

ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Включаю музыку! (Включает на полную громкость бравурный военный марш.) Двадцать третья страница! (Выпивает, закусывает. Дирижирует. Подпевает мелодии марша.) Как дела?
ГЕРОЙ (высовываясь из шкафа). Вы можете не дергать меня каждую минуту своими вопросами?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Я только стараюсь помочь.

Герой опять залезает в шкаф. Первый адвокат начинает махать руками в такт музыке, как бы дирижируя оркестром.

ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Раз-два! Раз-два! Левой! Левой!

С грохотом распахивается дверца шкафа, и наружу выскакивает герой

ГЕРОЙ. Что вы всё время орете?!
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Я только хотел помочь держать ритм.
ГЕРОЙ. Вы жутко фальшивите. Что это за «левой»?! Раз-два! Мне это мешает сосредоточиться! Лучше пейте, ешьте…
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Как скажете. Двадцать третья! Проверено!

Герой опять запирается в шкафу. Первый адвокат роется в пакетах, находит бутылку шампанского и начинает открывать. Неожиданно пробка с громким хлопком вылетает наружу.

ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Ба-бах! Финиш!
ГЕРОЙ (выскакивая из шкафа). Вы это специально сейчас? Я только начал  сосредотачиваться… только-только… а тут вы с этим «ба-бах»! Пьете мое шампанское. Нам так, кстати, и не дали. А вам можно? Да выключите вы уже этот марш!
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Простите, случайно вылетела. Если хотите сделать перерыв, я в порядке консультации могу рассказать очень любопытный случай из своей практики.
ГЕРОЙ. Мне не нужны больше консультации! Сопровождения!.. Тем более что и сопровождать больше нечего и некого. Это из-за вас она ушла. Это всё вы со своим «нельзя, нельзя»… ничего нельзя! А самому всё можно. И лишние промилле. И… и… чем вы там занимались с ее адвокатом в шкафу? Думаете, мы не догадались? И музыка у вас запрещенная. Какая надо. А я должен под этот… как его…
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Варган.
ГЕРОЙ. Да, спасибо. Варган.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Не за что. Обращайтесь.
ГЕРОЙ. А вы сами бы попробовали под этот варган. Вообще у кого-то может что-то получиться, когда над ухом дрынь, дрынь, дрывнь?.. Как они вообще там у себя на севере умудряются размножаться под этот варган? Что вы тут едите? Всё! Романтический ужин окончен! Не с кем ужинать.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Вы что, меня выставляете за дверь?
ГЕРОЙ. Для адвоката вы очень догадливы.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Так. Ладно. Если вы настаиваете.
ГЕРОЙ. И журнальчик не забудьте.

Первый адвокат собирает свои вещи, одевается. Складывает в пакет остатки еды. 

ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Бутылочку можно забрать? Допивать будете?
ГЕРОЙ. Буду.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Тогда прощайте. Будет необходимость, обращайтесь. (Выходит из комнаты.)

Герой наливает себе полный стакан, хочет выпить, но тут вдруг опять появляется первый адвокат.

ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Т-с-с… Она там… на лестничной площадке.
ГЕРОЙ. Кто?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Ну как кто?! Ваша подруга. Кто же еще?
ГЕРОЙ. Откуда вы знаете?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Откуда… У меня привычка: я всегда, прежде чем выйти, смотрю в дверной глазок. Предосторожность. Знаете, сколько неблагодарных клиентов?
ГЕРОЙ. И что?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Вот и сейчас посмотрел. А она там сидит. На ступеньках.
ГЕРОЙ. А почему там?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Не знаю. Хотите, чтобы я у нее спросил?
ГЕРОЙ. Стойте. Вы ее только спугнете. Вот чего вы раньше не ушли вместе со всеми? Куда вас теперь?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Я могу опять к себе… в личный кабинет.
ГЕРОЙ. Как я вас ненавижу!
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Хорошо. А что вы предлагаете? Выбросьте меня в окно. Расчлените. Я же не могу демо… демотели… (Икает.) Извините. Позвольте. (Забирает у героя стакан и выпивает одним махом.) Дема… Дематериализоваться. И потом, если вы пригласите эту особу, вам же опять понадобится юридическое сопр…сопровождение.
ГЕРОЙ. Вы еще и пьяны. Черт с вами. Полезайте в шкаф. Но предупреждаю: ни звука.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Могила. Но если что – обращайтесь. Я рядом.

Первый адвокат залезает в шкаф. Герой плотно закрывает за ним дверцу. Направляется в сторону входной двери и впускает героиню.


СЦЕНА ВОСЬМАЯ

ГЕРОЙ. Я знал, что ты вернешься. Почему ты не позвонила?
ГЕРОИНЯ. А я знала, что ты ждешь и откроешь. Ведь так?
ГЕРОЙ. Да. Конечно.
ГЕРОИНЯ. Ты один? Все ушли, наконец?
ГЕРОЙ. Давно уже.
ГЕРОИНЯ. Я повешу куртку в шкаф?
ГЕРОЙ. Давай я сам.

Подходит к шкафу, приоткрывает дверцу и сует первому адвокату куртку героини.

ГЕРОИНЯ. Даже не верится, что никого кроме нас нет. (Садится за стол.) Давай договоримся: кто бы ни пришел, как бы ни стучали, мы никому не откроем? Согласен?
ГЕРОЙ. Как скажешь. Хочешь что-нибудь съесть?
ГЕРОИНЯ. Очень. Я ведь так толком ничего и не ела. То одно, то другое… скажи, а у тебя есть свечи?
ГЕРОЙ. Свечи? Зачем? И так светло.
ГЕРОИНЯ. Ну да… светло. Слушай! А ты когда-нибудь читал девушкам стихи?
ГЕРОЙ. Нет. Это же запрещено. Типа, намек на домогательства. Нас специально учили.
ГЕРОИНЯ. И нас учили. Чтобы не читали парням. Типа, провокация. У нас, хоть и нельзя, но все девчонки знали. У вас, у парней, наверное, тоже так?
ГЕРОЙ. Ну, чего-то такое было…
ГЕРОИНЯ. Почитай.
ГЕРОЙ. Ты же сама говорила – нельзя.
ГЕРОИНЯ. Но тут же кроме нас ведь никого нет. А зачем тогда эти стихи пишут?
ГЕРОЙ. Не знаю. На всякий случай.
ГЕРОИНЯ. Так, может быть, сейчас как раз и есть тот самый случай? Ладно. Так и быть, я начну первая. Но ты потом тоже. Ты только не смейся. Обещаешь?.. Сейчас. Мне надо сосредоточиться. Это же не просто стихи, а про любовь. Ладно… Только ты отвернись. Нет. Повернись. Первый раз парню читаю… Тебе понравится… Слушай.

Тебя любить я вечно буду,
Сегодня завтра и всегда!
Клянусь, тебя я не забуду,
Не забывай и ты меня!

Правда, здорово? Понравилось? А теперь ты!
ГЕРОЙ. Да я так особо не помню... Это даже не стихи. Так, парни под гитару пели.
ГЕРОИНЯ. Ну, ты как будто пой. Я пойму.
ГЕРОЙ. Ну как будто гитара… Ум-па-па, ум-па-па… печально так. Жаль, гитары нет.
ГЕРОИНЯ. Неважно. Я пойму.
ГЕРОЙ. Ну, как-то так… (Поет.) Тот, чья жизнь бесполезно разбилася… Нет, я лучше все-таки просто прочту.

Тот, чья жизнь бесполезно разбилася,
Может смертью еще доказать,
Что в нем сердце не робкое билося,
Что умел он любить и страдать.

ГЕРОИНЯ. Обалдеть! А дальше?
ГЕРОЙ. Дальше не помню.
ГЕРОИНЯ. Жаль. Хорошая все-таки штука стихи. Вот хочешь, еще прочту? «И как ты в моей жизни появилась? Как будто лебедь в темных небесах…» Ой! Как же там дальше? Ну… 
ГЕРОЙ. Да ладно. Потом вспомнишь.
ГЕРОИНЯ. Ну как же… Я же знала! Там классно так… Сейчас вспомню. «И как ты в моей жизни появилась? Как будто лебедь в темных небесах… В темных небесах…»
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ (из шкафа). «И к лучшему всё вмиг переменилось, весь мир увидел я в твоих глазах». 
ГЕРОИНЯ. Точно! Спасибо. Ой! А это… это кто сейчас был?
ГЕРОЙ. Адвокат… Но ты только не думай… Я сейчас всё объясню.

Героиня направляется в сторону шкафа. Герой пытается не дать ей открыть дверцу.

ГЕРОЙ. Ты только сначала выслушай, а потом…
ГЕРОИНЯ. Отойди. Уйди, я сказала! (Открывает дверцу шкафа.)
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Извините, не удержался. Вы так мучились. Вспоминали.
ГЕРОИНЯ. Адвокат. Значит, он всё это время был здесь? А ты мне всё это время врал? Что он тут вообще делает?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Выполняю свой профессиональный долг. Осуществляю полное юридическое сопровождение. (Икает.) Прошу прощения.
ГЕРОЙ. Не слушай его! Какое сопровождение?! Он тут случайно оказался.
ГЕРОИНЯ. Ага. Сопровождение. Подстраховался, значит.
ГЕРОЙ. Я не специально.
ГЕРОИНЯ. Не специально?! Ты же сам говорил: знал, что я вернусь. Знал и ждал. И поэтому специально его туда посадил. А ведь меня предупреждала мой адвокат, чтобы я сюда не ходила. Не приближайся ко мне! Всё! Я звоню своему адвокату! Я вас… Мы вас засудим! Я вам… Мы вам всё припомним. И булочки-фаллосы. И… и музыку вашу! И… Почему здесь эта тарелка?
ГЕРОЙ. Тарелка?
ГЕРОИНЯ. Да, тарелка. Она мне напоминает вагину! И мой адвокат это докажет! Вы специально, чтобы меня унизить, ее сюда поставили?!
ГЕРОЙ. Убрать?
ГЕРОИНЯ. Руки прочь! Это теперь вещественное доказательство! Только при моем адвокате.

Звонок в дверь.

ГЕРОЙ. Это еще кто?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Открывай. Это ее адвокат.
ГЕРОИНЯ. Мой адвокат? А кто ей… ее…
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Я прошу прощения, но это я послал ей сообщение. Пока сидел там.
ГЕРОЙ. Вы? Но зачем?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Профессиональный долг. Я только выполнял свои контрактные обязательства. Полное адвокатское сопровождение. У нас же двухстороннее сопровождение. Значит, должно быть два адвоката.


СЦЕНА ДЕВЯТАЯ

Герой идет открывать дверь. Возвращается вместе со вторым адвокатом.

ВТОРОЙ АДВОКАТ. Все-таки она сюда приперлась! Спасибо, что предупредили.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Не за что. Обращайтесь.
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Кто мне скажет, что здесь произошло?
ГЕРОИНЯ. Я расскажу. Никого не слушайте. Я пришла, а тут засада. Он сказал, что никого нет. А сам его спрятал. Потом они меня провоцировали. Унижали. Подсунули вот эту тарелку... Надо с нее снять отпечатки пальцев. А я, как дура, еще читала ему стихи! Про любовь! (Плачет.) И он мне тоже…
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Что вы с ней сделали? Бедный ребенок!
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. В защиту своего клиента хочу отметить, что она первая начала читать. А это провокация! Кстати, прочла совершенно бездарно.
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Ну да. Где уж ей до вас. Вы-то известный декламатор. Молодым девицам умели как никто голову задурить. Что у вас там было любимое? Сейчас, дайте вспомню… «И как ты в моей жизни появилась? Как будто лебедь в темных небесах…» Как же… как же там дальше…
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. «И к лучшему всё вмиг переменилось. Весь мир увидел я в твоих глазах».
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Точно! Какая пошлость!
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. А вам, помнится, нравилось.
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Да мало ли что в восемнадцать лет могло понравиться! Дурой потому что была! Вот как она. А вас за такие стишки по-настоящему надо было привлечь за домогательство.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. А тогда не возбранялось!
ВТОРОЙ АДВОКАТ. И плохо, что не возбранялось. (Указывает на героиню.) Сколько вот таких вот от вашего брата пострадало!
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. А мне помнится, вам… нам… было совсем неплохо.
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Много вы знаете! «Неплохо»… Я из-за вас от своей мечты отказалась. Я, может быть, и адвокатам стала, только чтобы таким как вы потом всю жизнь мстить. А я совсем о другом мечтала.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. О чем же, позвольте поинтересоваться?
ВТОРОЙ АДВОКАТ. У меня, между прочим, талант был. Колоратурное сопрано! Я, если хотите знать, фа диез третьей октавы только так брала. Знаете, какую карьеру мне прочили? И если бы не вы со своим лебедем в темных небесах!.. И если бы я не потащилась за вами на край света… я бы сейчас, может быть, в «Ла Скала» пела! Не плачь, девочка. Мы их так засудим, что во все учебники потом войдет!
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Сразу и «Ла Скала»! Припоминаю, у вас был милый голосок.
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Милый? Был? Что значит – был?! Да и сейчас могу сходу взять фа третьей октавы. Не верите? (Встает, глубоко дышит грудью. Откашливается. Распевается.) А-а-а-а.. (С каждым разом поднимается на тон выше. Наконец подбирается к совсем высокой ноте и… срывает голос.)
ВТОРОЙ АДВОКАТ (хрипло, полушепотом). Черт! Кажется, сорвала. И опять вы виноваты. Спровоцировали, а я как дура… Ничего. Я это тоже в иск включу. И  компенсации. Милочка, садись сюда, сейчас составим полный список претензий. (Достает чистую бумагу.) Начнем с наиболее значимых нарушений. (Роется в сумочке.) Господи, да куда же она подевалась?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Ручку ищете? А вы у своей клиентки попросите. У нее есть в сумочке.
ГЕРОЙ. Как раз на случай, если срочно понадобится.
ГЕРОИНЯ. Да, у меня есть. Сейчас найду. (Начинает вытряхивать содержимое своей сумочки.)

Герой и первый  адвокат с интересом наблюдают, как женщины перетряхивают содержимое своих сумочек.

ГЕРОЙ. Давайте поспорим, кто первая найдет?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Ставлю на свою.
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Это кто это вам «своя»? Что еще за «своя»? Это же типичный случай проявления мужского шовинизма. Считайте, что это уже вынесено в отдельное судопроизводство. Дайте мне только завтра добраться до суда.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Вы, главное, запишите, чтобы не забыть.
ВТОРОЙ АДВОКАТ (отбрасывает в сердцах сумочку в сторону). Не забуду! У меня отличная память. (Героине.) Да брось ты уже свою сумку! Не видишь, они над нами издеваются. Но это им так не сойдет! И нечего на меня пялиться! Это, между прочим, тоже вид бытового домогательства. Статьи пятьсот тридцать девять и шестьсот восемьдесят семь.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Не забудьте записать.
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Мерзавец! (Запускает в него сумочкой.)

Сумочка падает, содержимое рассыпается по полу.
Героиня бросается подбирать с пола высыпавшиеся из сумочки вещи.

ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. А вот это уже, между прочим, физическое воздействие. Статья двести восемьдесят шестая.
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Не 286-я, а 237-я. Что вы за адвокат такой? Только молоденьких девиц умеете соблазнять!
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Это я вас соблазнил?
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Нет – я! В восемнадцать лет.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. А вспомните – в каких юбках вы тогда ходили? Это же была типичная провокация. Да сегодня я вас бы за это засудил.
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Вы бы сначала статьи закона выучили. А вот я вас точно засужу.
ГЕРОИНЯ (находит ручку второго адвоката). Я нашла вашу ручку!
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Молодец! (Берет ручку, начинает раскладывать на столе бумаги.)
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Я же говорил, что моя первая найдет!
ГЕРОЙ. Но нашла-то моя!
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Но ручка-то – моей!
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Нет! Это уже переходит все границы. Два закоренелых шовиниста! Что еще за  «моя-моей»? Мы что тут, вещи?
ГЕРОИНЯ. Они имеют в виду, что я – его. (Указывает на героя.) А вы – вон того. Своего.
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Какого еще «своего»? Милочка, что ты несешь?
ГЕРОИНЯ. А мне нравится, когда он говорит «моя». А вам нет?
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Вот видите, к чему приводят ваши шовинистические разговоры?! Она, предположим, может не знать. Но вы-то прекрасно знаете, что решением за номером шестьсот пятьдесят девять было дано четкое определение…
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Э-э-э, нет! Коллега, тут вы неправы. Вы путаете с решением от прошлого года за номером четыреста сорок четыре дробь двенадцать. А это совсем другой вопрос.
ВТОРОЙ АДВОКАТ. При чем тут четыреста сорок четвертое? А вот триста двадцатое – как раз и дает точные разъяснения.
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Его уже год как отменили!
ВТОРОЙ АДВОКАТ. Как отменили? А что же вместо них?
ПЕРВЫЙ АДВОКАТ. Коллега, это очень интересный юридический вопрос. Так сразу и не объяснишь. Давайте пройдем в мой кабинет. Я вам там всё подробно   разъясню. (Подводит адвокатессу к шкафу. Галантно открывает дверцу.) Нет, только после вас. (Пока второй адвокат проходит в шкаф, быстренько подскакивает к столу, хватает бутылку вина, тарелку с закуской.) Я тут кое-что захвачу. Не возражаете? Если что понадобится – обращайтесь. (Залезает в шкаф и плотно закрывает за собой дверцу.)

Герои остаются наедине. 

ГЕРОЙ. Кажется, мы остались без юридического сопровождения.
ГЕРОИНЯ. А оно нам нужно?
ГЕРОЙ. У тебя есть ко мне какие-нибудь претензии?
ГЕРОИНЯ. Уже нет. А у тебя?
ГЕРОЙ. Тоже нет.
ГЕРОИНЯ. Это пока они там. А как только они вылезут, то обязательно у нас опять появятся претензии. Эй, ты куда?

Герой выходит из комнаты. Через некоторое время возглас героя: «Нашел!»
Появляется  герой.  В руках у него две большие доски и молоток. 
Подходит к дверце шкафа. Прислушивается.

ГЕРОИНЯ. Что там?
ГЕРОЙ. Плохо слышно. Какие-то номера статей. Нет... Сейчас другое. Не поверишь. Они читают друг другу стихи.

Герой прикладывает крест-накрест доски к дверце шкафа и начинает прибивать их гвоздями. Закончив, дергает несколько раз дверцу.

ГЕРОИНЯ. Крепко?
ГЕРОЙ. Вроде да.
ГЕРОИНЯ. А у тебя достаточно длинные гвозди?
ГЕРОЙ. Я взял сотку. Ты считаешь, этого недостаточно?
ГЕРОИНЯ. Если ты говоришь, что крепко, то достаточно. Но, если у тебя остались, забей еще парочку.

Герой забивает еще пару гвоздей.

ГЕРОИНЯ (садится на кровать). Даже не верится, что мы наконец-то одни. Иди сюда.
ГЕРОЙ. Вообще-то мы нарушаем…
ГЕРОИНЯ. У тебя есть ко мне претензии?
ГЕРОЙ. Мне расписаться?
ГЕРОИНЯ. Достаточно устной формы. (Целует героя.) И потом, мы пока еще ничего не нарушили. (Встает и выключает свет.) Мы такие законопослушные… Вот, давай даже музыку включим. Рекомендованную. (Включает музыку. Звучит варган.)
ГЕРОЙ. Не думаю, что это хорошая идея. Как-то он на меня не очень действует…
ГЕРОИНЯ (раздеваясь и укладываясь рядом с героем). А я тебе говорю, что сейчас у нас всё получится. Ты только представь: мы далеко-далеко… Совсем одни в бескрайней, занесенной снегом тундре. Чум… или что там у них… И мы одни. И нет никого больше на всем белом свете. Над нами – усеянное звездами небо. Такое синее-синее. Или черное? Там же у них всегда ночь.
ГЕРОЙ. Не всегда.
ГЕРОИНЯ. А сейчас ночь. Длинная-длинная. Чтобы нам хватило времени. Снаружи холодно. Ветер. А мы лежим вдвоем, тесно-тесно прижавшись друг к дружке, и нам совсем не холодно. А наоборот, очень и очень жарко. Ведь тебе не холодно?
ГЕРОЙ. Уже жарко.
ГЕРОИНЯ. А вокруг тишина и покой. И не надо бояться, что кто-то придет и нарушит его. Потому что мы одни на всем белом свете. Ты как?
ГЕРОЙ. Слушай, а этот, варган, – очень даже… Мне нравится. Я, кажется, начинаю понимать, зачем они его слушают. Иди сюда. (Обнимает героиню.)

Спальня озаряется радужными всполохами северного сияния. 
Да это уже и не спальня, а чум жителя северных окраин, затерянный где-то в ее бескрайних снежных просторах, где нет места никому кроме наших героев.
А вот и они, окутанные шкурами, поджав ноги, сидят на пороге своего незамысловатого жилища. 
Герой самозабвенно наигрывает на варгане бесконечно простую в своей первобытной красоте мелодию, и эти звуки, разлетающиеся в морозном воздухе полярный ночи, – единственное, что способно нарушить покой и одиночество наших героев.
А что еще нужно влюбленным?

P.S. Так называемая «любовная лирика», использованная в пьесе, взята на просторах интернета. Авторство не указано, так как его не удалось установить.







_________________________________________

Об авторе: МИХАИЛ ХЕЙФЕЦ

Родился в Ленинграде. Режиссёр, драматург. В настоящее время проживает в Израиле. Призёр международных литературных и драматургических конкурсов. Пьесы «Спасти камер-юнкера Пушкина», «В ожидании Его», «Верёвка», «В поисках утраченного волшебства», «Rock n Roll на закате», «Играем Гофмана», «Добро пожаловать в Матрасентану», «Как Циолковский летел на Луну» - идут в театрах Москвы, Санкт-Петербурга и других городах РФ.скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
1 589
Опубликовано 30 апр 2019

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ