facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 184 июль 2021 г.
» » Максим Потоцкий. ЗАКОН СОХРАНЕНИЯ

Максим Потоцкий. ЗАКОН СОХРАНЕНИЯ


(пьеса о супер(не)героях)


Действующие лица:

ПОЛИНА ПЕТРОВА – Подростковый Психолог, 24 года.
ТИМОФЕЙ – Телекинез, левитация, 16 лет.
ТАНЯ – Телепатия, 16 лет.
НАДЯ – Неуязвимость, 16 лет.
САША – Сверхобоняние, 16 лет.
НАИЛЬ – Невидимость, 16 года.
ПЕТР БЕЛОВ – Почти бог, 15 лет.
ПЕЛАГЕЯ– Пирокинез, 16 лет.
ВОЕННЫЙ – около 30 лет.
ПОЛКОВНИК – около 40 лет.

 

1 СЦЕНА

В просторную комнату со столом и несколькими стульями входят Военный и Полина Петрова.

ВОЕННЫЙ. Вот сюда проходите. Здесь будет интервьюирование. Вот тут будете сидеть вы, тут я, а тут…
ПОЛИНА. Если вы позволите, я бы хотела провести беседу с каждым наедине. Так результаты будут лучше.
ВОЕННЫЙ. Это ради вашей же безопасности. Если бы вы знали, что они могут вытворить…
ПОЛИНА. Можете уверить свое начальство, что я вполне могу за себя постоять. Я подписывала бумаги и понимаю риски. Но и вы поймите, психология – очень тонкая наука. В ней очень много инструментов, но работают они только при определенных обстоятельствах. Что для вас главнее: узнать, что в головах ваших вундеркиндов или же слушать длинные бессмысленные разговоры?
ВОЕННЫЙ. Слушать мы и так будем.
ПОЛИНА. Значит, договорились?
ВОЕННЫЙ. Надо посоветоваться с начальством.

Военный выходит, через некоторое время появляется в зрительном зале, обращается к Полковнику, сидящему в первом ряду.

ВОЕННЫЙ. Товарищ полковник, Петрова изъявила желание одна провести интервьюирование.
ПОЛКОВНИК. Храбрая девушка. Слышать, как вы правильно сказали, мы и так будем. Видеть - тоже. Ну а психологов в нашей стране хоть пруд пруди. Если что, еще найдем.
ВОЕННЫЙ. Разрешаете, товарищ полковник?
ПОЛКОВНИК. Ну а куда деваться? Будем надеяться, небольшая разница в возрасте сыграет свою роль. Разговор со сверстником располагает.

Военный удаляется из зрительного зала, появляется в комнате.

ВОЕННЫЙ. Извините за ожидание. Вашу просьбу удовлетворили. Вы будете наедине с ребятами. Тут вот кнопка вызова охраны. И вот еще что… Перед интервьюированием мы бы хотели показать вам запись самой смерти.
ПОЛИНА. Я ее уже видела. Мне показывали ваши коллеги.
ВОЕННЫЙ. Вы видели двухмерную копию. А у нас тут оригинал 3d -360 градусов. Можете посмотреть во всех подробностях с любого места.



2 СЦЕНА  

Комната с дверью, диваном, столом, двумя стульями. На одном из стульев сидит Таня, на диване лежит Тимофей. Петр сидит на полу на краю сцены и смотрит в зал. Пелагея, одетая с головы до ног в кожаный костюм, стоит у двери и нервно постукивает по ней пальцами. Наиля на сцене нет, но мы можем слышать его голос с легким южным акцентом. В одном из углов стоит Полина и безучастно за всем наблюдает. За дверью раздается выстрел. Спустя время еще один. Пелагея открывает дверь.

ПЕЛАГЕЯ. Саш, ну хорош уже. Либо делайте это подальше отсюда, либо я вас обоих испепелю.

Заходят Саша и Надя. У Нади одежда с несколькими дырками. У Саши в руке пистолет.

САША. (нюхает Пелагею) Тебе не нравится, что у тебя нет пары или тебя бесит мое общество? Из-за костюма не могу понять.
ПЕЛАГЕЯ. Просто мне жалко Надю.
САША. А почему ее надо жалеть? Я разве ей делаю больно? Надь, я тебе делаю больно?

Надя улыбается и мотает головой.

ТАНЯ. Пелка, почему так трудно привыкнуть к этому? Уже все привыкли. (Пауза) И хватит обзываться про себя. Ну то есть про меня.
ПЕЛАГЕЯ. Меня просто бесит, что есть рядом человек, который получает удовольствие от этого.
НАИЛЬ. А тебя не бесит, что есть человек, который может стоять настолько близко, что может слышать твое сердцебиение, а ты его не видишь?
ПЕЛАГЕЯ. Иди прочь, Наиль. (Толкает руками воздух) Совсем оборзел! Я тебя раз опалила. В следующий раз спалю до углей.
НАИЛЬ. Мне как раз не хватает тепла. Батареи же отключили.
ПЕЛАГЕЯ. Тим, ну скажи ему, чтоб стоял подальше!
ТИМОФЕЙ. Разбирайтесь сами.
ТАНЯ. Тебе сложно пальцем пошевелить?
ТИМОФЕЙ. Мне даже сложно через губу переплюнуть.
ПЕЛАГЕЯ. Петр, а ты что молчишь?
ПЕТР. Ты просишь изменить Наиля, а сама меняться не хочешь.
САША. Вымерли все джентельмены. Ну, Пелка, жги давай!
ПЕЛАГЕЯ. Да пошли вы!
НАИЛЬ. А чем нам еще здесь заниматься, если не прикалываться? Зачем они нас вместе держат по несколько часов?
ТАНЯ. Социальная адаптация. Сначала среди подобных себе. Потом среди обычных.
ТИМОФЕЙ. А у обычных будет адаптация к нам?
ПЕТР. Их уже давно к этому готовят через медиаресурсы.
САША. Какие такие медиарессурсы?
ПЕТР. Кино, комиксы, литература.
ТИМОФЕЙ. На суперменов мы вряд ли похожи.
НАИЛЬ. Я бы поспорил.
САША. Не, ну я, конечно, согласился на это только потому, что в кино постоянно фильмы про супергероев.
ПЕТР. Это круговорот влияния между культурой и миром. Сначала мир влияет на направление культуры, потом культура влияет на курс развития в мире. И так по кругу. Если миллионы раз твердить про телепортацию, то в конце концов человечество придумает телепортацию.
ПЕЛАГЕЯ. Мы чья-то прихоть раздувшегося эго?
ПЕТР. Не только чья-то, но и своя собственная. Спрос рождает предложение. Человечество само себя программирует.
ПЕЛАГЕЯ. Лично я не такого хотела. Дурацкий костюм. Ходишь скованная вся. (Разминается, гнет спину назад и вперед)
ТАНЯ. Ах ты!.. Пелка, осторожно!

Раздается хлопок. Пелагея подпрыгивает, как будто ее кто-то ударил по бедрам. 

ПЕЛАГЕЯ. Наиль! Ну все! Я тебя точно испепелю! (начинает расстегивать костюм)

Тимофей крутит пальцем. Пелагея, сопротивляясь, уходит за дверь. Дверь закрывается по взмаху руки Тимофея. За дверью пылает пламя.

ПЕЛАГЕЯ (за дверью).Тим! Зачем ты это сделал? Я вас обоих спалю!
НАИЛЬ. Ребят, сорян. Не удержался. Не ударить было бы кощунством с моей стороны.
ТИМОФЕЙ. Тань, где он стоит?
ТАНЯ. Там. (Указывает на определенное место на сцене.)

Тимофей направляет туда руку и пытается как будто сжать кому-то горло. Слышен стук о стену. 

НАИЛЬ (кашляя). Тим! Ну так вышло. Я по-другому не могу. Вы же расстались.
САША. Не, ну чувак прав. Все свободные люди. А уж Пелка… Я бы тоже не прочь отвесить…

Тимофей направляет вторую руку на Сашу. Саша стукается о стену и пытается освободить горло от невидимой руки.

НАДЯ. Тимка, Тимочка, он пошутил. Ему никого не надо кроме меня.
ТАНЯ. А вот и нет!
ПЕЛАГЕЯ. (дергая дверь с другой стороны) Тим, пусти меня по-хорошему! Сейчас зелень набежит.
ТИМОФЕЙ. Пусть. Меня они не остановят. Блин. (Хватается за сердце.)

Саша убирает руки от горла.

САША. Фуф!
НАИЛЬ. Фуф! Тим, ты это… полегче. Так можно и убить.
САША. Ну, кто-то сегодня точно умрет! (Рвется к Тимофею)

Тимофей снова подымает руки. Саша снова стукается о стену. 

ТИМОФЕЙ. Петь, что это со мной? Что у меня?
ПЕТР. Почему вы все обращаетесь ко мне, когда уже почти нет обратного пути?
ТИМОФЕЙ. К черту лирику! Что у меня болело?
ПЕТР. Сердце, что звучит крайне двусмысленно.
ТИМОФЕЙ. А что конкретно?
ПЕТР. Сосуд. Только, по-моему…

Тимофей уставился на сердце. Саша убирает руки от горла. Тимофей бесчувственно опускает руки.

САША (нюхает воздух). Всё.
ТАНЯ. Тим! Тимчик! Он мертв?
ПЕТР. Да.

Открывается дверь. Врывается Пелагея с застегнутым костюмом.

ПЕЛАГЕЯ. Ну все, Тим, ты не жилец!
НАИЛЬ. Он уже.
ПЕЛАГЕЯ. Что значит «уже»? (Пауза.) Тим? (Подходит к дивану.) Тим? Что вы с ним сделали?

Надя уводит Пелагею за дверь. За дверью видна вспышка пламени и слышен плач Пелагеи.

 

3 СЦЕНА 

В просторную комнату со столом и несколькими стульями, на одном из которых сидит Полина, вводят Пелагею. Она в кожаном костюме с головы до ног. Садится за стол.

ПОЛИНА. Здравствуй! Меня зовут Полина. Меня попросили поговорить о случившемся недавно инциденте. Как тебя зовут?
ПЕЛАГЕЯ. Пелагея.
ПОЛИНА. Очень приятно. Пелагея, мне рассказали, что ты была влюблена в Тимофея.
ПЕЛАГЕЯ. До определенного момента да, была.
ПОЛИНА. Что тебя в нем привлекало?
ПЕЛАГЕЯ. Ну пока он не потолстел, то привлекало его тело. Ну и способность, конечно.
ПОЛИНА. А что в его способности тебе нравилось?
ПЕЛАГЕЯ. Левитация. Мы могли часами зависать в небесах, над городом.
ПОЛИНА. Он мог спокойно поднимать в воздух и тебя, и себя?
ПЕЛАГЕЯ. Да с такой способностью можно и сотню человек поднять! Он обладал телекинезом. А у меня пирокинез. Пока вместе были, нас называли паракинезы.
ПОЛИНА. А почему расстались?
ПЕЛАГЕЯ. Вес оказался лишним в наших отношениях.
ПОЛИНА. Ты не пыталась ему помочь? Намекнуть, что надо как-то проблему решать?
ПЕЛАГЕЯ. Я ему намекала, что не против сжечь ему жирок. Но он слишком быстро набирал в весе. Я даже не поняла, как это все произошло.
ПОЛИНА. Как часто были ссоры между вами?
ПЕЛАГЕЯ. В основном ссорились по пустякам. То он выходить на улицу не хотел, то я ему что-нибудь обожгу ненароком. Еще взял в привычку без разрешения на расстоянии снимать одежду. А я ему леща отвешивала. Рука у меня легкая, конечно. Но щека его долго горела.
ПОЛИНА. А кроме этого у тебя к нему были претензии?
ПЕЛАГЕЯ. Нормальный парень, как все. Только тюлень.
ПОЛИНА. В каком смысле?
ПЕЛАГЕЯ. Лежал много на диване. Ирония судьбы. Его поднять куда-то было подвигом. Вроде бы телекинез. Можно горы свернуть.
ПОЛИНА. А у него были к вам претензии?
ПЕЛАГЕЯ. Такие же, как у всех. Меня поначалу от него в жар бросало. Я его прижму, а он как уж на сковородке извивается. Пару раз ему волосы опалила. Поорал. Покричал. Поплакал. Потом только в костюме с ним встречалась.
ПОЛИНА. Как ты думаешь, твоя способность к пирокинезу могла быть причиной его смерти?
ПЕЛАГЕЯ. Она, конечно, мне мешает по жизни. Но я в тот день до него даже не дотрагивалась. Мне на него даже взглянуть была проблема.
ПОЛИНА. Можно уточнить? Пирокинез – это же способность воспламенять на расстоянии, так? Тебе не обязательно было до него дотрагиваться.
ПЕЛАГЕЯ. Я настоящий пирокинетик. У меня нет приставки «теле». Это ведь ошибка. Тех, кто может на расстоянии, нужно называть пиротелекинетиками. Я воспламеняюсь сама. На расстоянии не могу. Управлять огнем могу, но на расстоянии нет.
ПОЛИНА. Понятно. Способность сильно мешает?
ПЕЛАГЕЯ. С одной стороны, это круто – иметь одного из элементов в помощниках. А с другой – живешь как Майкл Джексон в барокамере. Только боишься не того, что кто-то тебя заразит, а того, что кого-то обожжёшь. Вот это вот хреново. Если бы не мой характер, может, было бы полегче. Но я человек вспыльчивый. Зажигаюсь с полоборота. Остываю, правда, тоже быстро. Но само вот это возгорание уже подбешивает.
ПОЛИНА. Сейчас ты все время на базе. Не скучаешь по прошлой жизни?
ПЕЛАГЕЯ. Даже когда были не на базе, мы все равно были другими людьми после эксперимента. Нам сказали, что обратного пути нет. Отец, когда меня отдавал, не мог такого предвидеть. Да никто из родителей не мог, что вот так все обернется. (Пауза.) Вы ищете убийцу среди нас?
ПОЛИНА. Скажем так: мы не отвергаем такой вариант. По-твоему, кто это мог бы быть?
ПЕЛАГЕЯ. Если и мог кто-то кого-то убить, то только Сашка. Надя может во всех подробностях расписать, на что он способен. Или есть еще подозреваемые?
ПОЛИНА. До сих пор не выяснен полный потенциал ваших талантов. Так что подозреваемых много.
ПЕЛАГЕЯ. Вы бы видели, как «зеленые» этот потенциал выясняют. В день по десятку тестов.
ПОЛИНА. У вас были с Тимофеем совместные тесты?
ПЕЛАГЕЯ. Мы все время под наблюдением. Жили до инцидента все вместе. Сейчас в разных комнатах. А раньше постоянно вместе. Это и был совместный тест. Довольно демократично для военных, да?
ПОЛИНА. Конфликты внутри вашей группы были?
ПЕЛАГЕЯ. Все те же конфликты, что и у всех. Плюс способности.
ПОЛИНА. Поясни.
ПЕЛАГЕЯ. Ну, кто-то дурачится. Кто-то палку перегибает. Кто-то на кого-то косо посмотрел. Четыре пацана и три девчонки. Кто-то обязательно лишний. Представьте, если меня чем-то разозлить. Даже этот костюм не удержит. Пару раз нас разнимали. В основном, конечно, Таня и Петр, иногда Тим. Но и «зеленные» тоже подтягивались. Но мы уже к их появлению остывали.
ПОЛИНА. А с ребятами у Тимофея личные конфликты были?
ПЕЛАГЕЯ. Вы знаете этих мальчишек. Вечно на слабо берут друг друга. Как таковых крупных не было. А так по чуть-чуть с каждым…
ПОЛИНА. То есть все было нормально до этого случая?
ПЕЛАГЕЯ. Ну да.
ПОЛИНА. Спасибо.

Полина нажимает кнопку. Входит Военный, уводит Пелагею.



4 СЦЕНА

Военный вводит Надю, уходит. Надя садится за стол. 

ПОЛИНА. Здравствуй! Меня зовут Полина. Меня попросили поговорить о случившемся недавно инциденте. Как тебя зовут?
НАДЯ (тихо).Надя.
ПОЛИНА. Как?
НАДЯ. Надежда. Можно просто Надя.
ПОЛИНА. Ты не могла бы говорить погромче?
НАДЯ. Хорошо.
ПОЛИНА. Я правильно понимаю, твоя способность – неуязвимость?

Надя кивает.

ПОЛИНА. Она тебе пригодилась в жизни?
НАДЯ. Скорее наоборот.
ПОЛИНА. В каком смысле? (Большая пауза.) Мы к этому вернемся позже. Тебе нравился Тимофей? (Большая пауза.) Не как парень, а как человек.

Надя кивает.

ПОЛИНА. Надя, ты должна нам помочь сделать так, чтобы подобные инциденты больше не повторялись. Но для этого надо говорить. Не молчи, пожалуйста. Договорились?
НАДЯ. Хорошо.
ПОЛИНА. Как давно ты в этой группе?
НАДЯ. Почти два года.
ПОЛИНА. За эти два года были конфликты с кем-то из ребят?
НАДЯ. Нет.
ПОЛИНА. Ни крупных, ни мелких?

Надя мотает головой.

ПОЛИНА. Мне сказали, что у тебя особые отношения с Александром. Можешь рассказать какие?
НАДЯ. Только не поймите неправильно. Саша очень хороший мальчик.
ПОЛИНА. Я не буду принимать никаких суждений. Представь, что ты говоришь на диктофон сама себе. Как аудио дневник.
НАДЯ. Просто, когда я начинаю говорить о наших отношениях с Сашей, многие понимают все неправильно и пытаются что-то исправить, как-то повлиять на меня. А нам с Сашей этого не нужно.
ПОЛИНА. Ребята тоже не понимают?
НАДЯ. Поначалу нет. Да и сейчас. Но они, кажется, привыкли. Почти.
ПОЛИНА. И так. Представь, что я диктофон, и, кроме тебя, этого никто не услышит.
НАДЯ. У нас с Сашей очень хорошие отношения. Для кого-то это может показаться плохим. Но с моей способностью это вовсе не плохое. Представьте, что есть человек, который любит мыть руки с мылом. И есть мыло, которое дает возможность этому человеку держать руки чистыми. Саша – тот самый человек. А я – мыло. Я его очищаю. (Молчание.)
ПОЛИНА. Каким образом?
НАДЯ. У Саши есть болезнь. Даже не так. Склонность. Он любит причинять боль. Я даю ему возможность утолить свою жажду.
ПОЛИНА. Он тебя бьет?
НАДЯ. И это тоже. Но только не пугайтесь. Вот, посмотрите. Ни одного синяка, ни одной царапины.

Надя очень сильно бьет рукой по столу.

НАДЯ. Вот, видите! Ничего! И даже не больно. Хотите я сейчас головой об стенку ударюсь? Вы не бойтесь. Мне ничего не будет. Вот увидите!
ПОЛИНА. Я верю, верю!
НАДЯ. Так вот. Мне ничего. А ему все. Понимаете?
ПОЛИНА. Понимаю.
НАДЯ. А Саша хороший. Он очень хороший. Вот такой! Он очень чуткий. Чувствительный. Он очень хорошо чувствует людей.
ПОЛИНА. Хороший психолог?
НАДЯ. Нет, но похоже. Вы бы видели его глаза, когда он стреляет мне в лицо. Он весь сияет. А потом дает мне руку подняться. А его потерянное лицо, когда он в первый раз понял, что ножом он ничего не разрежет! Ни живот, ни шею. Даже глаза не выковыряет.
ПОЛИНА. Что он еще делал с тобой?
НАДЯ. Душил. Вот, представьте, сидит на тебе такой бугай. Давит тебе шею. Сам фиолетовый такой. Ща синим станет. Кто кого душит, непонятно. (смеется) А вот еще пробовал повесить. Никакого фана вообще. Вишу, качаюсь. Даже не дрыгаюсь. А он взбесился. Рубанул веревку. Больше не вешал.
ПОЛИНА. Топил?
НАДЯ. Топил. Я как раз принимала ванну, а тут он такой с засученными рукавами. Романтика. А потом еще эту… болгарку притащил. Дыму напустил. Искры во все стороны. Сам аж, бедный, чуть не зашиб себя.
ПОЛИНА. А ты вообще ничего не чувствуешь?
НАДЯ. Не-а. Я даже зашить себе платье не могу. Рук не чувствую. Пальцев то есть. Но и рук тоже. Вообще всего тела. 
ПОЛИНА. А там?
НАДЯ. И там.
ПОЛИНА. Ты поэтому сказала, что в жизни способность не помогает?
НАДЯ. А в чем она может помочь, если из-за нее я бесчувственное полено? Поначалу плакала целыми днями. Кому я такая нужна буду! А потом Саша появился. Лучик мой любимый!
ПОЛИНА. Я сейчас тебе задам один вопрос. Только ты сразу не отвечай. Подумай. А потом, через полминуты, ответишь. Поняла?

Надя кивает.

ПОЛИНА. Мог ли Саша быть причастным к тому, что случилось с Тимофеем?

Надя показывает всем видом, что готова ответить. Но Полина показывает, что у Нади есть еще время подумать. 

ПОЛИНА. Хорошо подумала?
НАДЯ. Да. Это не Саша! Он не мог! Наиль, Петр, даже Таня могли, а он нет. Вы видели запись смерти?
ПОЛИНА. Да.
НАДЯ. Он же был далеко, когда это произошло.
ПОЛИНА. У него одного есть тяга к садизму.
НАДЯ. Но я утоляю все его потребности. Ему нет нужды делать это.
ПОЛИНА. Я понимаю, что у тебя есть чувства к нему. Но представь, чтобы было, если б он тебя пытался убить, а твоя неуязвимость куда-нибудь делась.
НАДЯ. Но она же никуда не денется. Это все равно, что надеть бронежилет и просить друга выстрелить в тебя. Ему радость, а тебе радость от того, что ему радость.
ПОЛИНА. Хорошо. Мы выяснили, что ты любишь Сашу. А он тебя любит?
НАДЯ. Думаю, да. Но не как девушку. Это другое. (Пауза.) Как приставку.
ПОЛИНА. Какую приставку?
НАДЯ. Игровую консоль. Ребята же любят играть в них. Они так спускают пар.
ПОЛИНА. Ты на это согласна?
НАДЯ. Вы понимаете, что мы нашли друг друга?
ПОЛИНА. Надя, а ты понимаешь, что садистов в мире очень много?
НАДЯ. Но не со сверхспособностями. Это шанс на миллион или даже на миллиард. Я спасаю мир, принимая удар на себя.  
ПОЛИНА. Но Тимофей умер. Или был убит.
НАДЯ. Я вам уже назвала тех, кто мог это сделать. Что вам от меня еще нужно?
ПОЛИНА. Ты можешь аргументированно объяснить, почему они, а не Саша?
НАДЯ. Наиль – невидимка. По-моему, объяснять дальше не надо, что можно сделать с такой способностью. Таня запросто могла внушить Тиму суицидальные мысли. А Петр… Он почти бог. (Щелкает пальцами.) Хоп – и нет Тима.
ПОЛИНА. Насчет суицидальных мыслей… Можешь рассказать, как ты обнаружила свою способность?
НАДЯ. Зачем, если вы и так знаете?
ПОЛИНА. Я хочу понять, что каждый из вас почувствовал, когда обнаружил способность.
НАДЯ. У меня все банально. Я даже на эксперимент согласилась, потому что терять было нечего. Уже тогда со всем миром попрощалась. Но и тут оказалась неудачницей.
ПОЛИНА. Ты до эксперимента пыталась покончить собой?
НАДЯ. Нет. Думала, что если эксперимент не убьет, то я сама все сделаю.
ПОЛИНА. И тут подвернулся Саша. (Пауза.) А он не мог смешать какие-нибудь вещества, чтоб отравить Тимофея?
НАДЯ. Вы знаете, это отличная идея!

Полина смотрит на Надю как на сумасшедшую.

НАДЯ. Ну, в смысле, чтоб меня убить. Ну то есть, не убить. А вдруг… 
ПОЛИНА. Так! Спасибо, Надя! До свидания!

Полина нажимает кнопку. Входит Военный, уводит Надю.

ПОЛИНА (в зал). Можно небольшой перерыв?
ПОЛКОВНИК. Можно. Можно.

Полковник уходит из зала, появляется в комнате.

ПОЛИНА. Вы мне объясните, товарищ полковник, как вы могли такое допустить?
ПОЛКОВНИК. Вы же видите. Она счастлива. Он тоже. Что еще нужно?
ПОЛИНА. Но это же бесчеловечно!
ПОЛКОВНИК. А кто сказал, что они вообще люди? У вас есть сверхспособности? У меня нет. Да и у всего человечества нет. А у них есть. И отношение к ним должно быть как к сверхлюдям. Вот если все будут такими, тогда можно говорить о какой-то антигуманности.
ПОЛИНА. Я все понимаю. Я даже понимаю, почему она его полюбила.
ПОЛКОВНИК. И почему?
ПОЛИНА. Он единственный, который пытается сделать то, чего она хотела.
ПОЛКОВНИК. Вы думаете, что она до сих пор, даже после того, как влюбилась, еще хочет умереть?
ПОЛИНА. В это довольно трудно поверить, но это так. И еще я поняла, что Александр не мог убить Тимофея.
ПОЛКОВНИК. Вы уверены?
ПОЛИНА. Если он даже не мог додуматься до отравления Нади…
ПОЛКОВНИК. Ну сейчас этого красавца приведут, и тогда посмотрим, как вы заговорите.

Полковник уходит, появляется в зале, садится на свое место.



5 СЦЕНА

Военный вводит Сашу, уходит. Саша садится за стол. У Саши зажат нос чем-то вроде прищепки, руки связаны за спиной.

ПОЛИНА. Здравствуй! Меня зовут Полина. Меня попросили поговорить о случившемся недавно инциденте. Как тебя зовут?
САША. Александр.
ПОЛИНА. Александр, ты обладаешь сверхобонянием. Ты часто им пользуешься?
САША. Постоянно. Но вот сейчас, как видите, не могу.
ПОЛИНА. Хочешь, я попрошу, чтобы это сняли?
САША. Не, это я сам попросил.
ПОЛИНА. Что дает тебе эта сверхспособность?
САША. Что дает? Да ни хрена хорошего! Вот могу определить, что вы ели сегодня, вчера и даже позавчера. Могу точно сказать, когда вы лжете, когда боитесь, когда плакали. Принимали ли душ. Из мускуса какой породы кошек сделаны ваши духи. Хрень, а не способность.
ПОЛИНА. Тебя она не устраивает?
САША. Вам нравятся потные мужики?
ПОЛИНА. Нет.
САША. Мне тоже. Мне нравятся девчонки. Но после эксперимента все девчонки тоже пахнут потом и много еще чем. В зависимости от дней. Ну вы знаете…
ПОЛИНА. Только это не нравится?
САША. Нет, блин. В туалет еще не могу зайти. Без этого. (Вертит прищепкой на носу.) Так что без нее никуда.
ПОЛИНА. Ты с такой способностью мог бы быть неплохим парфюмером.
САША. С ума сошли? Я, конечно, могу ходить с завязанными глазами. У меня ноздри как глаза. Даже лучше. Вы знали, что рецепторов в носу намного больше, чем в глазах? Вот мне повезло их всех включить. Теперь не знаю, как выключить. Если бы вы знали, из чего они эту парфюмерию делают, вы бы и в руки не взяли ее. Это как про работника колбасного завода.
ПОЛИНА. А какую бы ты хотел способность?
САША. Любую кроме этой.
ПОЛИНА. Слышать на большом расстоянии?
САША. Не, не. Ну кроме этих двух. Вот у Наиля замечательный скил. Вообще без палева можно везде ходить. Или у Таньки. Я бы всех как книгу читал.
ПОЛИНА. Ты же и так можешь.
САША. Одно дело по запахам читать. А по мыслям совсем другое дело. Сравнили телеграмму с видеочатом. Да и много отвлекающих запахов. Всё вокруг отнюдь не розами пахнет. (пауза) А вот еще Пелкин пирокинез мне очень нравится. Единственный запах, который мне сейчас нравится, – запах паленой кожи.
ПОЛИНА. Ты Надю поджигал?
САША. Че поджигать-то? Она одна еще пока об Пелку не обожглась. Время только тратить. (молчание) У Петюни неплохой скил. Но его этим скилом прибило основательно к полу. Он теперь овощ хуже Тёмы. А вот как раз у Тёмы была самая охренительная способность. Я бы уже давно на его месте был свободен. И ищи-свищи. Да у каждого тут способность охрененная. Кроме меня. Даже у Надюхи.
ПОЛИНА. Ты ее любишь?
САША. Не. Я люблю только себя.
ПОЛИНА. А причинять боль любишь?
САША. Люблю. Ну вот такой я уродился. Что со мной поделаешь?
ПОЛИНА. Тебе нравится ее мучить?
САША. Она не мучается. В этом и проблема. Поначалу мне это нравилось. Заводило даже. А потом приелось. Ну скажите, в чем прикол безвкусного мороженного? Ты лижешь, а сладко во рту так и не становится.
ПОЛИНА. А зачем ты ее тогда так долго пытался убить?
САША. Убивать я ее уже не хочу. Я ж не дурак – убивать неубиваемое. Во-первых, от нее почти не пахнет. У Пети можете спросить. Что-то там с мозгом и железами. И это жирный плюс ей. Да и потом привык я к ней. А как с ней проводить время? Она ж постоянно молчит. Дуреха дурехой, но что-то в ней все-таки есть.
ПОЛИНА. Почему ты до сих пор не пытался ее отравить, смешав разные вещества?

Саша долго смотрит на Полину.

САША. Где вы, блин, раньше были? Я, конечно, не химик, но чутье в этом деле у меня есть.
ПОЛИНА. Могу поспорить, это тоже не подействует. Но все же. Почему?
САША. Ну не додумался. Я даже не знаю почему.
ПОЛИНА. Ты хотел когда-нибудь убить кого-нибудь из ребят?
САША. Хотел, вы же сами знаете. Я на каждой беседе об этом говорю. И хочу! Только попробуйте убить кого-нибудь. К Таньке не подойдешь: она сразу просечет. Петя точно знает, что я его не убью, а если он знает, так, значит, и будет. Это сто процентов. Наиль. Я этого черта хоть и с закрытыми глазами найду. Но на хрена мне убивать воздух? Я эмоции хочу видеть. Пелагею я и сам не трону. Крутой бабец!
ПОЛИНА. А Тимофея хотел убить? И почему не трогал?
САША. Пытался. Вы же видели запись? Моща-то какая. Там и рота солдат не справится.
ПОЛИНА. Но соблазн-то большой был?
САША. Ну не Надюха, конечно. Убьешь так убьешь. (Пауза.) Вы намекаете, что я его убил? Ха! Я его смерть унюхал сразу. Даже до его реальной смерти. Танька наверняка позже. Петя раньше всех, он просто знает. Это вам каждый может сказать. Мы про каждого почти все знаем. Ну уж точно больше, чем все остальные.
ПОЛИНА. Если не ты, то кто его убил?
САША. Сам умер. Такое бывает.
ПОЛИНА. Но ты чувствовал какие-нибудь нехорошие запахи?
САША. Адреналина ото всех было много. Ну кроме Петра.
ПОЛИНА. Почему от него не было?
САША. Это же Петя. Спокойный как слон. Я ж говорю, после эксперимента пришибленным стал.
ПОЛИНА. А кто мог бы убить?
САША. Наиль, но только по случайности. Любит пугать часто. Может до инфаркта довести. Но я не попадаюсь. За версту подвох чую.
ПОЛИНА. А конфликты часто случались у вас?
САША. Частенько. Они и сейчас меня бесят.
ПОЛИНА. В каком смысле?
САША. Культурностью бесили. Так нельзя, этак тоже. «Зачем Надю мучаешь?» Наиль с приколами. Тимофей с шуточками. Таня со своим стервозным характером. «Не думай, Саша, обо мне плохого!» Как о тебе не думать-то, вот ты стоишь в проходе, мешаешь пройти.
ПОЛИНА. А между другими не было конфликтов?
САША. Проблемы других меня не касаются. Как бы свои решить. (Пауза.) Хотя не. Был какой-то наезд на Наиля. Он кого-то за что-то схватил. Ну и понеслась. Кудах-тах-тах!
ПОЛИНА. Не Надю?
САША. Он бы трупом уже был бы.
ПОЛИНА. А говоришь, не любишь.
САША. Вы тоже что ль, из этих?
ПОЛИНА. Не поняла.
САША. Ну из этих. Бьет – значит любит.
ПОЛИНА. Нет, но Надежда же «из этих».
САША. Она по крайне мере это открыто выражает. Но есть же те, которые не открыто. Вот вы, например. Сняли бы мне эту ерунду (Вертит прищепкой на носу.) – я бы о вас щас такого разнюхал.
ПОЛИНА. Речь сейчас не обо мне. Что ты почувствовал, когда умер Тимофей?
САША. Я же говорил уже. Адреналин. И еще смерть.
ПОЛИНА. Как это вообще можно почувствовать?
САША. Вот так. (Демонстративно водит носом, словно нюхает)
ПОЛИНА. А чувства какие испытывал?
САША. Облегчение.
ПОЛИНА. Без сожаления вообще?
САША. Какое сожаление? Вы видели, каким он был? Я бы на себя руки наложил, если бы в такого превратился.
ПОЛИНА. Лишний вес не повод для суицида.
САША. Надюхе при встрече об этом скажите.
ПОЛИНА. Но все же. О шансе убийства. Мог ли быть заговор между Таней и Петей?
САША. Чисто теоретически? Да! Но Пете этого не нужно. Зачем ему это делать? Он бог. Таня? Возможно. Та еще штучка.
ПОЛИНА. А Надя?
САША. Надежда умирает последней. Или в данном случае Надежда будет всегда! На кой ей кого-то убивать? Она бессмертна. У нее есть я.
ПОЛИНА. Ясно. До свидания, Александр.

Полина нажимает кнопку.

САША. Даже не «пока» и не «прощайте»! А до свиданья! Оптимистичненько.
ПОЛИНА. Вы многого обо мне не знаете, Александр. И не узнаете.

Входит Военный, уводит Сашу за дверь.

САША. Вы с Петром уже беседовали? А с Таней? (За дверью.) Я бы хотел посмотреть, как вы с ними поговорите. Или даже послушать. Или не… понюхать.



6 СЦЕНА

Военный вводит Наиля, уходит. Наиль садится за стол. Он одет в обтягивающий спортивный костюм, на голове его тряпичный шлем, само лицо загримировано под мима. Время от времени кашляет. Говорит с небольшим южным акцентом.

ПОЛИНА. Здравствуй! Меня зовут Полина. Меня попросили поговорить о случившемся недавно инциденте. Как тебя зовут?
НАИЛЬ. Меня зовут, Наиль, детка. А тебя по отчеству как?
ПОЛИНА. Полина Александровна.
НАИЛЬ. Александр молодец. Неплохую дочку воспитал.
ПОЛИНА. Я жила без отца.
НАИЛЬ. Все равно молодец. Мужик. Не побоялся жить с нового листа.
ПОЛИНА. Он умер еще до моего рождения.
НАИЛЬ. А кем он был?
ПОЛИНА. Летчиком.
НАИЛЬ. Неплохо твоя мама сказки сочиняет.
ПОЛИНА. Давай поговорим о случившемся.
НАИЛЬ. Не вопрос. Я его не убивал. А теперь поговорим о тебе, крошка. Сколько?..
ПОЛИНА. Как ты докажешь, что не убивал Тимофея?
НАИЛЬ. Мамой клянусь.
ПОЛИНА. Мы с тобой взрослые люди. Это серьезный разговор. Можешь ответить без этой клоунады?
НАИЛЬ. Не убивал, сестра. Я до него даже не дотрагивался.
ПОЛИНА. Ты не можешь этого подтвердить. На видео ты был невидим.
НАИЛЬ. Значит, меня там и не было.
ПОЛИНА. Ответь честно.
НАИЛЬ. Видела запись? Он меня так держал (одной рукой сжимает шею) почти все время вплоть до смерти.
ПОЛИНА. Я слышала только твой голос.
НАИЛЬ. Ну окей. Если я убил, то какой у меня мотив?
ПОЛИНА. В наши дни, чтобы убить, мотив не нужен.
НАИЛЬ. Вам бы только южного человека обвинить в ваших же проблемах! Это, знаете, не толерантно.
ПОЛИНА. Мы уже на «вы»?
НАИЛЬ. Я просто обобщаю.
ПОЛИНА. Ну тогда поговорим на отвлеченную тему. Скажи, как тебе твоя?..

Наиль очень сильно кашляет.

ПОЛИНА. Как тебе твоя невидимость?
НАИЛЬ. Все нормально с ней. А в чем вопрос?
ПОЛИНА. Ну плюсы, минусы у нее есть?
НАИЛЬ. У всего есть плюсы и минусы. Это же как закон сохранения…этого…
ПОЛИНА. Ньютона?
НАИЛЬ. Ага. Где-то убыло, где-то прибыло. Вот могу шоплифтингом заниматься. Только для этого нужно голым быть. Летом еще более-менее. А весной, осенью можно очень даже легко пневмонию заработать.
ПОЛИНА. Про зиму молчим.
НАИЛЬ. Ага. Еще босиком замучился ходить. Ступни стали как это…
ПОЛИНА. С дубовой кожей?
НАИЛЬ. Да, с дубовой. Еще прикольно с замужними женщинами. Ты ее это… Муж из командировки приходит. Одеяло поднимает. А там только жена. Один раз не сдержался. Засмеялся в голос. У мужика инфаркт. Жаль, хороший мужик был. 
ПОЛИНА. А добрые дела не пытался делать?
НАИЛЬ. За добрые дела обычно в табло получают. Вот, кстати, один минус большой. На каждую беседу заставляют так мазаться. (Показывает на грим.)
ПОЛИНА. Зачем?
НАИЛЬ. Хотят видеть мимику. (Корчит рожи.) Видно?
ПОЛИНА. Трудно не заметить. А с кем из девушек в вашей группе ты имел близкие отношения?
НАИЛЬ. В близких отношениях не состоял. Но контакты третьего вида были регулярно.
ПОЛКОВНИК. (из зала в микрофон) Врет, Полина Александровна. Причем нагло.
ПОЛИНА. А с кем именно?
НАИЛЬ. С Таней. За Надеждой только подглядывал.
ПОЛКОВНИК. Последнее точно было. Мы его по тепловизору засекли. Про Татьяну врет.
ПОЛИНА. А почему не Пелагея?
НАИЛЬ. Пелагея, конечно, горячая штучка. Но я свое хозяйство в угольки превращать не хочу.
ПОЛИНА. А как же Тимофей?
НАИЛЬ. Был бы у меня телекинез, и я бы ее обуздал.
ПОЛИНА. На записи видно, что ты к ней неровно дышишь. Вот тебе и мотив.
НАИЛЬ. А чем это закончилось – видела? Себе дороже. Вон даже человек умер. Я на стороне таких сотню найду.
ПОЛИНА. Хорошо. А как же южный азарт?
НАИЛЬ. Я вообще на севере родился. Дедушка полярником был.
ПОЛИНА. Как же он допустил, чтоб тебя, такого писаного красавца, в эксперимент взяли?
НАИЛЬ. Я знал, детка, что ты сохнешь по мне. Мои контакты ты знаешь. Для тебя я всегда свободен.
ПОЛИНА. Пока нет. Но скоро. Как только поймем, как умер Тимофей. В твоих же интересах, чтобы мы добрались до истины.
НАИЛЬ. Обещаешь?
ПОЛИНА. Обещаю. Я с тобой честна до той поры, пока ты со мной честен.
НАИЛЬ. Тогда слушай. Никто у нас его смерти не хотел, ну кроме Шурика, естественно. Но Тимоха и так мучился после разрыва с Пелагеей. И разбух сильно. Все знали, что спасти его может только Петр. Да каждого из нас он может спасти. А Тимоха, даже если бы и знал, как вернуть все обратно, вряд ли бы что-то изменил.
ПОЛИНА. Почему?
НАИЛЬ. Так Петр сказал.
ПОЛИНА. Поговорим о Татьяне. Александр сказал, что она стервозная.
НАИЛЬ. Ну есть немного. Представь женщину, которой все говорят правду.
ПОЛИНА. Представила.
НАИЛЬ. Надолго ее хватит оставаться спокойной?
ПОЛИНА. Почему она должна заводиться?
НАИЛЬ. Ну ты же психолог, не мне тебе объяснять, что мужики в данном случае бьют в табло. А женщины бесятся.
ПОЛИНА. Ты плохо знаешь женщин.
НАИЛЬ. Ты плохо знаешь Таню. Мне от нее скрывать нечего. У меня что на уме, то и на языке. Меня волнует только одно. Никаких сюси-муси. Без всяких прелюдий перехожу сразу к конкретике.
ПОЛИНА. И срабатывает?
НАИЛЬ. Она мысли читает. Будешь юлить, может такого с твоей головой навертеть.
ПОЛИНА. То есть шанс есть, что она могла что-то сделать с Тимофеем?
НАИЛЬ. Только зачем ей это делать?
ПОЛИНА. Она же стерва. Но ты ее защищаешь, потому что влюблен. И она это читает и пользуется этим. А еще тем, что ты за своей мачо-бравадой прячешь нежные чувства. Она это видит и умиляется.
НАИЛЬ. Ты не права, детка. Я люблю всех женщин.
ПОЛИНА. Если это даже я поняла, то она тем более. И ты ее даже пальцем не тронул, не говоря уже о …
НАИЛЬ. Зачем ты так?! Слушай. Что я тебе такого сделал?
ПОЛИНА. Не надо было меня учить, как быть психологом!
НАИЛЬ. Тогда не задавай дурацкие вопросы!
ПОЛИНА. И не буду, потому что беседа закончена!

Полина нажимает кнопку.

НАИЛЬ. Злая ты!
ПОЛИНА. Была добрая, пока с тобой не поговорила.

Входит Военный, уводит Наиля за дверь

 

7 СЦЕНА

Военный вводит Таню, уходит. Таня садится за стол. Она часто крутит головой и дергается, как будто кто-то ее окрикивает.

ПОЛИНА. Здравствуй! Меня зовут Полина. Меня попросили поговорить о случившемся недавно инциденте. Как тебя зовут?
ТАНЯ. Татьяна.
ПОЛИНА. Очень приятно.
ТАНЯ. Вы лжете.
ПОЛИНА. Нет, не лгу.
ТАНЯ. Лжете. Я вам противна.
ПОЛИНА. И почему я так должна думать?
ТАНЯ. Я не знаю. Вы дальше не думаете по …(пауза) а вот сейчас да. (Пауза.) Вы считаете, что я убила Тимофея. (Пауза.) Вы напуганы тем, что я читаю ваши мысли.
ПОЛИНА. Вовсе нет.
ТАНЯ. Опять лжете. Вы должны смириться и говорить мне только правду. Другого пути нет.
ПОЛИНА. Мое к тебе отношение никак не повлияет на нашу беседу. Люди субъективны в суждениях. Это нужно учитывать, когда читаешь мысли.
ТАНЯ. Насчет беседы вы неправы. Но вы и не лжете. Вы действительно в это верите. А по поводу субъективности правы. Может быть, у нас с вами и получится поговорить.
ПОЛИНА. Я не буду пока спрашивать о случившемся. Может, быть позже. А пока ответь, пожалуйста: тебе мешает телепатия?
ТАНЯ. Сейчас нас слушают люди вон там. (Указывает рукой на зал) Там сидит полковник, которому нравятся девчонки из нашей группы. Но он, как и большинство знающих меня людей, побаивается того, что я знаю, о чем они думают постоянно. То, что он изменяет жене. Боится. Они все боятся. Я тоже боюсь. Могу поспорить, Полина, вы пошли на психолога, чтобы тоже читать мысли людей. Ну и чтоб управлять. А еще чтобы помочь себе по жизни, потому что у вас проблем психологического характера выше крыши. (Пауза.) Пытаетесь вспомнить, что было лет десять назад?
ПОЛИНА. Да. Возможно, ты права.
ТАНЯ. Так вот, я тоже хотела все, что и вы. Получила. Ужаснулась. И теперь хочу все обратно, назад вернуть.
ПОЛИНА. Почему?
ТАНЯ. Я смотрю на парня. Слышу его мысли. Он говорит одно, думает другое. Я ругаюсь с ним. Нахожу другого парня. И так далее. (Пауза.) О! У вас та же проблема?
ПОЛИНА. Если можно, опусти вещи, касающиеся меня. Поговорим об отношениях в вашем небольшом коллективе. Какие отношения у тебя с ребятами, с каждым из них?
ТАНЯ. С каждым по-разному.
ПОЛИНА. С Наилем.
ТАНЯ. Все очень сложно.
ПОЛИНА. Попробуй объяснить.
ТАНЯ. Я его не люблю. Но он мне нравится.
ПОЛИНА. Потому что говорит тебе правду?
ТАНЯ. Да. Хотя…
ПОЛИНА. Не всю.
ТАНЯ. Да.
ПОЛИНА. У вас же ничего не было?
ТАНЯ. Пока нет.
ПОЛИНА. Но может быть?
ТАНЯ. Все очень сложно.
ПОЛИНА. Какие отношения с Петром?
ТАНЯ. Все очень сложно.
ПОЛИНА. Насколько сложно?
ТАНЯ. Настолько сложно, что я не могу об этом говорить.
ПОЛИНА. Вы близкие друзья?
ТАНЯ. У нас особая связь.
ПОЛИНА. Телепатическая?
ТАНЯ. Нет, даже с моей стороны это не телепатическая связь.
ПОЛИНА. Почему?
ТАНЯ. Я не могу прочитать его мысли, потому что их у него нет. Он меня понимает без слов, без мыслей. Он всех понимает. А мы его нет. Даже я.
ПОЛИНА. Это очень важно для тебя, чтобы тебя понимали?
ТАНЯ. Вы тоже женщина. Вы должны знать.
ПОЛИНА. Да, конечно.
ТАНЯ. Вот, читаю мысли Пелагеи. Читаю, читаю. И иной раз хочется сказать: «Пелка, ты когда нормально думать будешь? Тебя же ни хрена не понятно». И так с любой женщиной. Мы хотим, чтобы нас понимали, но ни хрена для этого ничего не делаем. Путаем, путаем. И ждем прынца на белом коне, который этот клубок нервов распутает. И обижаемся, если маячащий на горизонте прынц махает на нас рукой и уезжает к более мелкому клубку. (Пауза.) Я права, да? (Пауза.) Похоже на то.И когда мы пытаемся этот клубок распутать сами, для того чтобы очередной прынц не махал рукой, то делаем еще хуже, потому что загоняемся. И психология, кстати, в данном случае только мешает. Потому что умных женщин прынцы не любят.
ПОЛИНА. Откуда ты это все взяла?
ТАНЯ. Женщины сами об этом постоянно думают. Волей-неволей об этом узнаешь.
ПОЛИНА. Женщина должна быть глупой?
ТАНЯ. Она не должна быть умной.
ПОЛИНА. Почему? Женщина в современном мире должна быть умной, сильной, волевой, предприимчивой, умеющей постоять за себя.
ТАНЯ. А мужчины тогда зачем? Мне этот современный мир не нравится.
ПОЛИНА. А ты хочешь вернуться в первобытный строй?
ТАНЯ. По крайней мере, там было все просто. Думать было некогда, кругом опасности и полно работы. Меньше думаешь - меньше проблем.
ПОЛИНА. Почему ты против того, чтобы думать?
ТАНЯ. Да, потому что мысли уже достали. Ваши. Их. (Кивает в сторону зала.) Мои.
ПОЛИНА. Это очень сложно – слышать мысли других?
ТАНЯ. Представьте на минутку, что вместо голов у людей телевизоры. И они одновременно все включены. С двумя, с тремя еще терпимо. Но вот если больше… (Косится на зал)
ПОЛИНА. А привыкнуть к этому нельзя?
ТАНЯ. Если бы это были действительно телевизионные программы о чем-то отрешенном, которое не касается меня, но ведь вы же все думаете либо обо мне, либо о своих проблемах и как эти проблемы от меня уберечь, чтоб я не узнала.
ПОЛИНА. Я от тебя ничего не скрываю.
ТАНЯ. Это вы так думаете. На самом деле у вас переосмысление жизни и вам бы хотелось, чтоб никто не узнал, что вы думаете, что я лучший психолог, чем вы. (Пауза.) Не кричите на меня, пожалуйста. Я не виновата, что читаю ваши мысли. Если бы я могла, то избавилась бы от всего этого. (Долгая пауза.)
ПОЛИНА. Давай поговорим о случившемся. Кто мог бы быть причастным к смерти Тимофея?
ТАНЯ. Я.(Пауза.)
ПОЛИНА. Только ты?
ТАНЯ. Только я. Я не вмешивалась в ссору, хотя следовало бы.
ПОЛИНА. По какой причине ты не вмешивалась?
ТАНЯ. Вам же известны все исходные данные. 
ПОЛИНА. Ты хотела, чтобы Тимофей наказал Наиля?
ТАНЯ. Бинго. Может быть, психолог из вас не такой плохой, как вы думаете.
ПОЛИНА. То есть ты себя косвенно обвиняешь в смерти Тимофея, только потому, что все пошло бы по-другому.
ТАНЯ. Ну да. Ведь все остальные так вели себя, потому что по-другому не умеют.
ПОЛИНА. Ты слышала их мысли? Ничего подозрительного в них не было?
ТАНЯ. Ничего. Страх, злость, ревность. Но ничего больше.
ПОЛИНА. А Петр?
ТАНЯ. Вы его сюда не вплетайте.
ПОЛИНА. Ты же только его мысли не можешь прочитать.
ТАНЯ. Да, но он не мог его убить. Это все Тимофей сам.
ПОЛИНА. Ни ты, ни Петр не подталкивали его к этому?
ТАНЯ. Да господи, нет же! (Пауза.) Хотя это просто мои слова против ваших. Вы же никак не проверите. И не докажете.
ПОЛИНА. На то и есть психология, чтобы разобраться.
ТАНЯ. Я вам уже объясняла, что она только путает. (Пауза.) Что, все уже? Так быстро? Да я могу много чего еще рассказать.
Полина нажимает кнопку.
ПОЛИНА. Спасибо, Таня! Беседа окончена.
ТАНЯ. Полина, бросайте психологию. От нее только беды.

Входит Военный, уводит Таню за дверь

ТАНЯ (за дверью). Это я вам как живой репродуктор чужих мыслей говорю. Бросайте ее на хрен!

 

8 СЦЕНА

Военный вводит Петра, уходит. Петр садится за стол.

ПОЛИНА. Здравствуй! Меня зовут Полина. Меня попросили поговорить о случившемся недавно …
ПЕТР(одновременно с Полиной).Полина. Вас попросили поговорить о случившемся недавно инциденте. Вы прекрасно знаете, как меня зовут.

Полина закрывает лицо руками.

ПЕТР. Вы могли бы взять перерыв, но, так как гордость вам не позволяет пойти на поводу у мужчины, вы будете продолжать терпеть свою усталость.

Полина открывает лицо. Бьет ладонями по столу.

ПОЛИНА. Так! Ты можешь вести себя как обычный человек?
ПЕТР. Могу. Но не вижу смысла. Вам же надо видеть истинного Петра, а не кажущегося обычным человеком.
ПОЛИНА. Хорошо. Будь собой, только не говори, пожалуйста, обо мне.
ПЕТР. Даже если вы попросите сами?
ПОЛИНА. Я не попрошу. Будь уверен.
ПЕТР. Вы попросите. Ибо не сможете поменять ход событий.
ПОЛИНА. Почему?
ПЕТР. Потому что наша беседа идет так, как она и должна идти. И в ней вы меня спросите про себя.
ПОЛИНА. Всё, хватит обо мне!
ПЕТР. Окей.
ПОЛИНА. Какая у тебя сверхспособность?
ПЕТР. Я приобрел способность видеть взаимосвязи во всей вселенной.
ПОЛИНА. А поподробнее?
ПЕТР. Вам по-научному или как для чайника?
ПОЛИНА. Для чайника.
ПЕТР. Для меня цепь всех событий — это река. Я вижу всю эту реку.
ПОЛИНА. Река времени?
ПЕТР. Не совсем. Река течет в координатах времени и места. Я вижу события маленькими ручейками, которые сливаются в новые события. Или разливаются на новые события. Иногда маленькие ручейки создают огромный поток, который трудно остановить. А иногда достаточно одной капли, чтобы этот поток со временем распался на мелкие. Мы все живем в этой реке. И для меня она стоит. А для вас это срез реки в определенный момент времени. И только то, что подсвечено вашими органами чувств.
ПОЛИНА. Ты знаешь, что будет дальше?
ПЕТР. Я знаю, что было, есть, будет и было бы везде.
ПОЛИНА. То есть ты знаешь все варианты развития событий?
ПЕТР. Да, но единственно верный вариант событий никогда не меняется. Поэтому мне особо не надо заглядывать, чтобы там было, если бы я что-то переделал.
ПОЛИНА. Ты хочешь сказать, что все наши действия предопределены?
ПЕТР. Даже то, что я обладаю такой способностью, прописано в этом варианте. Он просто высечен в граните, хотя на первый взгляд кажется очень гибким.
ПОЛИНА. А как же сила воли?
ПЕТР. Сила воли не возникает сама собой. За каждым нашим шагом стоит бесчисленные действия внешних и внутренних факторов. Они, в свою очередь, подвластны законам, которые наше человечество узнает по мере своего прогресса.
ПОЛИНА. Но человек же решает, что делать со своей судьбой.
ПЕТР. Решает ли легкое, как дышать? Решает ли Солнце, когда взорваться? Бактерии в нашем организме решают ли что-нибудь? Мы просто сложнее устроены, оттого у нас эта кажущаяся иллюзия свободного выбора.
ПОЛИНА. У нас есть мозг. У нас есть разум.
ПЕТР. Вы, будучи психологом, утверждаете, что у человека есть право выбора.
ПОЛИНА. Да.
ПЕТР. Вспомним рекламу. Там все по науке. Что нас цепляет. Что заставляет нас выбирать то, а не другое.
ПОЛИНА. Психология просто пытается упорядочить типы людей, понять почему они поступают так, а не иначе.
ПЕТР. Я вам говорю почему, а вы пытаетесь все отрицать.
ПОЛИНА. Просто, я считаю, что каждый человек - индивидуальная личность.
ПЕТР. Простите, но я не вижу людей как отдельных элементов в замкнутой системе. Для меня всё - единый живой организм. Я бы мог рассказать вам, почему люди рождаются с разными характерами, но, боюсь, пока в словарях нет слов, описывающих определенные влияющие механизмы, хотя что-то близкое к этому было в астрологии. Но мы слишком отвлеклись от темы нашей беседы. Я хотел бы вернуться к ней, несмотря на ваше любопытство, граничащее с агрессивностью от несогласия.

Полина закрывает лицо руками.

ПОЛИНА. Фуф! Расскажи об отношениях внутри вашей группы.
ПЕТР. Пелка любила Тима, Тим любил ее, Надя любит Сашу, Саша любит ее и Пелку и ненавидит Наиля, Наиль ненавидит Сашу и любит Таню, Таня любит меня, я люблю их всех в составе космоса.

Полина открывает лицо.

ПОЛИНА. Все-таки каждый человек – индивидуальность.
ПЕТР. Если вам от этого легче… Но без права выбора.
ПОЛИНА. Все! Про выбор ни слова!
ПЕТР. Хорошо.
ПОЛИНА. Почему умер Тимофей?
ПЕТР. Потому что родился.
ПОЛИНА. Серьезно.
ПЕТР. Я на полном серьезе. Я считаю это началом конца. Есть жизнь – будет смерть. Просто все зависит от точки отчета. Вам с какой точки? С его рождения, с эксперимента или за минуту до смерти?
ПОЛИНА. За минуту до смерти.
ПЕТР. Хотя даже за минуту до смерти я не смогу объяснить, не упомянув другие моменты его жизни.
ПОЛИНА. Начни хоть с чего-нибудь.
ПЕТР. Как вы знаете, Тим благодаря эксперименту стал обладателем дара телекинеза. Это привело его к ожирению.
ПОЛИНА. Почему?
ПЕТР. Мышцы не работали, а калорий употреблял он столько же. Ходить не надо, брать ничего не надо. Все можно поднести, куда надо подлететь.
ПОЛИНА. Он умер от ожирения?
ПЕТР. Не совсем. Я ему указал на сердце, где у него болело, началась закупорка сосудов. Он полез разбираться. В итоге умер.
ПОЛИНА. Сам?
ПЕТР. Да.
ПОЛИНА. Все так просто?
ПЕТР. Да.
ПОЛИНА. И ваши силы не при чем?
ПЕТР. Очень даже при чем. Он располнел из-за способностей и заболел. Я воспользовался своей способностью и указал ему, что у него болит. Он воспользовался своей способностью.
ПОЛИНА. Ты же знал, чем все это кончится. Ты мог бы ему помочь.
ПЕТР. Нельзя помочь тому, кто не хочет, чтобы ему помогали.
ПОЛИНА. Как ты можешь доказать, что не ты его убил?
ПЕТР. Я могу доказать это только тому, кто захочет в это поверить.
ПОЛИНА. Попробуй.
ПЕТР. Вы не верите.
ПОЛИНА. Ну попробуй.
ПЕТР. Я могу привести более ста версий причин смерти Тима, и во все вы поверите, потому что в них использованы наши способности, хотя они все без доказательств. Но вы не поверите в настоящую. Его могла убить и Пелка, разогрев кровь. Наиль незаметно уколоть чем-то или надавить. Таня, как вы уже думали, могла ему что-то внушить.
ПОЛИНА. То есть это тупик?
ПЕТР. Да. Вы не можете доказать нашу вину. Мы не можем доказать свою непричастность.
ПОЛИНА. Вы же все со способностями. Вы могли бы человечество на такие высоты вознести. Героями стать.
ПЕТР. Мне это не нужно. Когда ты знаешь все, тебе ничего не нужно.
ПОЛИНА. А когда ты знаешь много?
ПЕТР. Круги Сократа. Тогда ты хочешь знать еще больше.
ПОЛИНА. Круги Сократа. Женщина не должна быть умной. Да? Я не должна быть умной?
ПЕТР. Вы спросили у меня про себя. Должен ли я отвечать?
ПОЛИНА. Сам реши.
ПЕТР. Я могу ответить, но это может вас огорчить.
ПОЛИНА. Жги.
ПЕТР. Женщина должна обладать определенными навыками, и знаниями. Но они не должны вытеснять природный инстинкт. Это одна из проблем, которую будут всячески увеличивать до полной гибели человечества.
ПОЛИНА. И ничего нельзя сделать?
ПЕТР. Ничего. Это естественный ход вещей.
ПОЛИНА. Где-то убыло, где-то прибыло.
ПЕТР. Но не волнуйтесь. Подобные человечеству виды умирают и появляются в космосе регулярно. Просто еще одна клетка отомрет, чтобы освободить место для другой. Нажимайте кнопку. Вы же хотите.
ПОЛИНА. Вас не должно было быть! (В зал.) Зачем вы их сделали? Кто вас просил?
ПЕТР. Это круговорот влияния между культурой и миром.
ПОЛИНА. Вы же можете все сбежать. С такими талантами-то!
ПЕТР. Мне это не нужно. А ребятам тут легче. Особенно Тане.

Полина нажимает кнопку.

ПОЛИНА. Иди.

Входит Военный, уводит Петра за дверь

Возможно повторение 2 Сцены, во время которой Полина наблюдает, но не стоит в углу, а постоянно меняет место наблюдения, вставляет примерно такие комментарии: «Ну почему?», «Зачем?», «Ну для чего ты это сделал, дурачок?».







_________________________________________

Об авторе: МАКСИМ ПОТОЦКИЙ

Автор пяти пьес. Пьесы входили в шорт и лонг листы драматургических конкурсов: "Закон сохранения" – лонг лист конкурса "Ремарка", дипломант "Литодрама" в номинации "фантастическая пьеса", лонг лист "Волошинского конкурса", шорт лист "Мастерская сказок 2018". Пьеса для детей "Зомби, призрак и вампир" – шорт лист "Первый акт" в номинации "детская пьеса для камерной сцены", отмечена ридерами на конкурсе "Ярмарка пьес для детей". Читки пьес проходили в Уфе и Астрахани. В Астрахани готовится постановка пьесы "Закон сохранения".скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
1 040
Опубликовано 27 мар 2019

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ