facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
        Лиterraтурная Школа          YouTube канал        Партнеры         
Мои закладки
№ 181 апрель 2021 г.
» » Татьяна Риздвенко. СТРАШНО СМЕШНАЯ ИСТОРИЯ

Татьяна Риздвенко. СТРАШНО СМЕШНАЯ ИСТОРИЯ

Редактор: Ольга Девш


(О книге: Ганна Шевченко. Забойная история, или Шахтерская Глубокая. — М.: Эксмо, 2018.)



Когда мне эту книгу привёз курьер, я в общих чертах уже знала в чём там дело из аннотации и нескольких рецензий. Девушка проваливается в заброшенный шурф, где встречает могущественного Игната Шубина, духа шахты. Шубин велит героине привести и сбросить в шурф четверых обидчиков-мужчин по своему выбору. За эту услугу девушку вернут на землю (авансом), кроме того, на кону жизнь и сохранность её отца-шахтёра.

Для сбрасывания в шурф необходимо отобрать четверых плохишей. Молодой симпатичной героине, работающей в конторе шахтоуправления, не нужно прилагать особых усилий, чтобы завлечь мужчин. Правда, есть сложность: жертв нужно доставить к месту жертвоприношения, а это не прям в поселке, а в лесопосадке неподалеку.

Героиня – хорошая девочка, она подходит к заданию со всем тщанием. Аня умна, приметлива, оснащена оптикой жизнерадостной двадцатилетней девушки, с соответствующим возрасту фокусом. Так, из первых глав мы узнаем половые привычки троих сотрудниц, с которыми вместе они составляют экономический отдел шахтоуправления. «Однажды я спросила Марью Семёновну, занимаются ли сексом пятидесятилетние люди. Она ответила: "Ещё как"». Состав отдела, в котором она работает, остроумная Аня даёт в размерах: 46, 48, 52, 60.

Героиня влюблена в человека с комичной (и не оставляющей шансов) фамилией Тетекин, одного из топ-менеджеров угольного предприятия. Вообще, имена-фамилии-родственники, вся эта домовая книга привычек и странностей, включающая географию посёлка, в котором проживает две тысячи человек, дана с обстоятельностью кадровика и осведомленностью соседа. Уже на середине книги понимаешь, что не заблудился бы в Чумаках, окажись там вдруг: здесь аптека, там лесополоса, ставок, а вооон там растёт дурь. По ходу сюжета читатель прирастает знаниями о тонкостях устройства шахтоуправления, здешней иерархии, криминального делопроизводства, узнаёт про феномен «подснежников» – людей, приписанные к шахте, но не работающих здесь: вся эта фактура разгоняет сюжет.

Ганне Шевченко отлично удалось передать аромат постсоветской эпохи с её материальной скудостью и дефицитом, которые задают поведенческие лекала и даже управляют действием. Весь посёлок одевается в одной точке, у «Таньки, дерущей втридорога». Каждая кофта – событие. «Чёрная, на первый взгляд неприметная, она оказалась самой удачной. Сшита она была из вискозы с добавлением эластина. Высокий воротник мягко опоясывал длинную шею, чуть присборенный рукав-фонарик зрительно расширял линию плеча, талия и бедра казались стройнее…» 

Сочетание сказочной завязки, которая напомнит читателю об Алисе и кроличьей норе, и совковой фактуры, щедро детализированной герметичной жизни шахтёрского посёлка, где все друг друга знают, придаёт повествованию привкус спокойного, плавно нарастающего безумия.

Коктейль из сказки и были оказывается пьянящим, забористым, но не кажется экзотическим – так спокоен и рассудочен авторский голос (хочется сказать – адекватен). Интонация характеризует героиню, её темперамент, психологическое здоровье, здоровую самоиронию, допустимое количество безбашенности.  Языковые удачи и поэтизмы напомнят, что автор поэт: «…я увидела на ладони мерцающий трепет».

Лихое название не обманывает, история действительно забойная, в меру страшная, пикантная и очень смешная. Героиня деловито заманивает и сбрасывает в шурф похотливых сотрудников, давнего обидчика, а в финале и свою любовь. Ровное письмо (ничто не собьёт героиню, все у неё под контролем) по контрасту с диковатым упругим сюжетом, набирающим градусы абсурда, даёт комический эффект: 

« – Здесь трава мягкая, – сказала я.
Он присел и стал руками щупать траву. 
– И правда мягкая, – сказал он и стал укладываться на землю, увлекая меня за собой.
– А тебе здесь не впервой, да?
– Я сейчас обижусь, – горько сказала я».

Спокойное дыхание и тщательность проработки Ганна Шевченко сохраняет в описании эротических сцен, которых, как ясно из завязки, не избежать. Автор выстраивает их, усложнённые прихотями сюжета, обстоятельно («он принялся меня ласкать»), без экивоков, смакования, красивостей, романтизации. Одна из самых сильных и неожиданных, на мой взгляд, сцен книги, – эпизод со слабоумным парнем. Героиня укрывается у него от преследователей, а в финале «в знак благодарности целует в слюнявые губы». Здесь, на фоне оргазма, случается смена регистра, прорыв в метафизику – «…мне хотелось втолкнуть Богдана в себя, как обезумевшей матери, увидевшей, какого урода она произвела на свет». Кстати, автор честна с нами: с остальными, «нормальными», ничего похожего и близко не было.

Сказка сказкой, но в посёлке один за другим исчезают четверо мужчин. Их разыскивают родня, друзья, коллеги, милиция. Привлекают экстрасенса. В какой-то момент все стрелки начинают указывать в сторону героини; повесть движется к кульминации…
Кстати, по условиям задачи Игнат Шубин не собирается уничтожать своих жертв, он планирует их очистить (есть проверенный способ), перевоспитать. То есть: сбрасывая мужчин в шурф, героиня не числит себя убийцей.

Сюжет можно воспринять и как своеобразный обряд инициации – взросления, отрыва от корней. Наказывая мужчин-грешников, героиня как бы покупает неприкосновенность отца. В результате девушка вынуждена покинуть родину, бежать; на чужбине она встречает суженого и обретает семейное счастье.

Отличная книга, по-настоящему увлекательная, неожиданная, живая и смешная; просится на экран.


скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
863
Опубликовано 16 ноя 2019

ВХОД НА САЙТ