facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
        Лиterraтурная Школа          YouTube канал        Партнеры         
Мои закладки
№ 181 апрель 2021 г.
» » Анна Останина. ЗАПРАВКА

Анна Останина. ЗАПРАВКА


(рассказ)


Заправка была одинокая, унылая, казалось, слышно было жужжащих над ней скучных мух. Иоганн и Ида, проведшие в дороге все утро, подъехали на машине, вышли наружу. Ида с жалостью глядела на белые туфли, утонувшие в пыли.
— Пока я заправлюсь, зайди, пожалуйста, за водой. Без газа. Я забыл взять, — сказал Иоганн.
— У меня мелочи нет, — ответила Ида.
— Вот возьми, — он вытянул из бумажника пластиковую карту, — пароль: девятнадцать – тридцать девять. Легко запомнить, — и стал вытягивать шланг.
Внутри было холодно (мощный поток воздуха от кондиционера заставил Иду поёжиться) и тесновато. Несколько холодильников, кофемашина, хот-доги. Пол-литровую бутылку воды она захватила с полки. Остановилась возле надписи Kasse, за прилавком никого не было. Часы над стойкой с сигаретами показывали четверть десятого.
Ида не любила очереди, вспоминала, как стояли они в очередях с бабушкой в девяностых. В магазин под ними привозили дешёвые кости, туда сразу выстраивалась толпа. Воспоминание было неприятным, она гнала его.
Сзади кто-то кашлянул — она услышала, оглянулась и увидела девочку, вытиравшую пол, а рядом ведро с мыльной водой. Сразу бросались в глаза поперечная тяжелая складка на ее лбу, густые черные брови и обернутый вокруг головы платок. Мусульманка. Может, арабка или турчанка. Ида точно не знала, в Германии их было много.
— Ты на кассе?
— Нет. Там он, во дворе, — девочка махнула рукой.
— Ты не могла бы позвать?
— Сейчас, — девочка отставила швабру, подошла к двери, открыла ее и закричала. Раздался неясный ответ, из-за двери спустя минуту показался мужчина, он был тучен, с пробивающейся бородкой, черными густыми волосами на руках, которые были заметны из-под закатанных рукавов.
— День добрый, — у него тоже был акцент, но не такой сильный, как у девочки, — три-двадцать, пожалуйста.
Она протянула ему карту.
— Пин, пожалуйста.
Ида набрала 19-39.
— Неверный пин. Попробуйте еще раз, пожалуйста.
Набрала опять.
— Неверный пин, — покачал головой мужчина. — Можете заплатить наличными.
— У меня нет, - растерянно пробормотала она. — Можно еще раз попробовать?
— Карта будет заблокирована, фрау, если и в этот раз пароль будет неправильный. Точно хотите попытаться?
— Не надо, оставьте. Я выйду и спрошу у мужа пароль, — сказала она. Это был первый раз, когда она назвала Иоганна мужем в присутствии кого-то третьего, и от этого почувствовала гордость, — это карта мужа.
— Как желаете, фрау.
Девочка стояла и смотрела на нее, от тряпки ее натекла лужа на пол, и мужчина прикрикнул. Девочка понравилась Иде. Понравилось, что она молча выполняет работу — не самую чистую, трудно было представить на ее месте немку, что смотрит открыто, не нагло. Так смотрят дети.
Ей хотелось рассказать об этой девочке Иоганну. Она потянула на себя стеклянную дверь, вышла. После холодного кондиционного воздуха на улице казалось душно и жарко. Оглянулась. Машины Иоганна, там, где он остановился, не было. Самого Иоганна тоже.
«Вот еще, — подумала она, — решил спрятаться». Но прятаться особенным образом было негде, разве что за тот же угол заправки. Заглянула туда. Бочком стояли две незнакомые машины.
Не зная, что и подумать, она вернулась на заправку и опять зашла внутрь. Мужчина мыл кофейные чашки, девочка задумчиво растирала лужу на полу.
— Извините, вы не видели, куда отъехала машина? — спросила она. — Синяя Audi.
Мужчина развел руками:
— Я не видел, — он перевел взгляд на девочку, — извините, она не слишком хорошо знает немецкий.
И он заговорил с ней на родном наречии.
— Нет, фрау, она не видела никакой машины. Но она у меня невнимательная.
— Просто машина была, — попыталась объяснить Ида, — я вышла, а ее нет. И мужа моего тоже нет.
Мужчина, поглядывая на нее, принялся протирать чашки полотенцем. Он ничего не говорил, Ида чувствовала себя глупо. «Ничего, сейчас вернётся, — успокоила она себя, — отъехал на минуту»
— А здесь рядом еще есть что-то? Магазины?
— Нет. Два километра до деревни.
— А поближе?
— Нет, поближе ничего.
Ида повернулась и вышла на воздух. По автобану изредка проезжали автомобили, синей Audi среди них не было...
Когда Иоганн предложил ей уехать из России, первым делом она позвонила маме. Та испуганно спрашивала «Немец? А почему в России не останется?»
«Ты бы на его месте осталась? — спросила Ида. — Что тут делать? Нищета кругом, там хоть поживу нормальной жизнью»
После двух недель медового месяца в Берлине, Иоганн повез знакомить ее с матерью, наполовину в шутку, наполовину всерьез заявляя, что она святая женщина, потому как посвятила свою жизнь трем К — Kuche, Kinder, Kirche.
Они выехали рано утром, всё было как всегда. На выезде из Берлина встретились русские, спрашивали дорогу. Иоганн радовался как ребенок, Ида радости его не разделяла. С людьми из прошлой жизни разговаривала она с неохотой, вставляла немецкие слова, про Россию не говорила. Иногда вспоминалась Астрахань, пыльные дорогие, унылые лица продавщиц за прилавком, но тут же уходили, растворялись в общей суете.

Слева от Иды что-то шевельнулось, живая тень.
— Как тебя зовут? Подойди ближе, — попросила она.
Девочка приблизилась. Теперь было заметно, что не такая уж она и маленькая, лет четырнадцати, лицо у нее было круглое, со складочкой на подбородке, и полновата для своих лет.
— Как тебя зовут? — спросила она опять, потому что девочка осталась стоять неподвижно. — Ты меня понимаешь?
— Я Аиша. А ты?
— Ида. Ты ведь не в Германии родилась, да? Ты откуда?
— А чего ты спрашиваешь? Ты тоже не отсюда. Русия, — добавила она насмешливо, — я такой акцент знаю. Вас много тут.
— Ты папе помогаешь работать?
— Он мне не папа.
— А кто?
— Дядя, — и девочка распахнула просторный халат, обхватила рукой выпуклый живот. Теперь стала понятна и полнота. Месяце на шестом, не иначе.
Ида вздрогнула.
— Это он?.. — девочка кивнула. — Сколько тебе лет, Аиша?
—Эй! — раздался мужской голос от входа, мужчина затарабанил на своем языке, Аиша подхватилась и ушла, одернув халат.
— Женщина, — теперь араб обращался уже к ней, — зайди!
Внутри он указал ей на единственный столик для посетителей, она послушно за него села, а он остался стоять, нависая над ней.
— Куда едешь?
— Я путешествую с мужем. Мы ехали к его маме в гости.
— Город какой?
— Не знаю, - она закусила губу, — он не сказал, какой город.
— Он тебя просто здесь высадил, а сам уехал?
— Он воды попросил купить, я вышла — а его нет уже.
— Телефон есть позвонить? Да не плачь ты, не поможет. В полицию будешь звонить?
Вопрос она сначала не поняла, переспросила:
— В полицию?
— Ну да. Денег у тебя нет, паспорта, как я понимаю, тоже. Ты когда приехала в Германию?
— Восемнадцатого мая. Две недели назад.
— Сама откуда?
— Из России.
— Ладно, сиди здесь, — он покрутился за прилавком, поставил перед ней чашку кофе, — пей. Я телефон принесу.
— Мне заплатить нечем.
— Пей, я тебе говорю.
Когда приехала полиция и забрала Иду, Аиша, подсматривающая из-за дверей, взяла швабру и принялась оттирать пол, где наследили. Саид стоял на выходе и курил, широко расставив ноги.
— Ну, что? — спросил он.
— Не было там никакой синей Audi, — упрямо заявила Аиша, — она от автобана пришла пешком. Я же видела.
— Что же ты раньше молчала?
— Я говорила.
Он сделал вид, что замахнулся для оплеухи. Аиша только отклонилась в сторону от его руки, знала, что ничего ей не будет.







_________________________________________

Об авторе: АННА ОСТАНИНА

Родилась в 1989 году в Семипалатинске Казахской ССР. Живёт в Бухаресте. Окончила филологический факультет института Русского Языка им. А.С.Пушкина. В 2013 году закончила магистратуру по специальности «Коммуникация и пиар» Бухарестского университета. Тренер по русскому языку
Пишет стихи и прозу, занимается переводами с румынского языка. В 2012 году роман «Компендиум» вошел в шорт-лист премии «Рукопись года».скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
2 230
Опубликовано 11 ноя 2014

ВХОД НА САЙТ