facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 187 октябрь 2021 г.
» » Андрей Диченко. ТРЕХСОТЫЙ

Андрей Диченко. ТРЕХСОТЫЙ


(рассказ)


Володька жил вместе с мамой. Исключением стали два года армии, в которую он попал сразу после школы, завалив экзамены в институт. Служба его прошла в далекой жаркой стране, которую наши заливали кипящим свинцом из котлов. Володька вернулся без кистей рук и с дурацкой ухмылкой.
 Среди детей во дворе сразу же появилась легенда, что в далекой стране у Володьки вместо кистей рук были шестиствольные пулеметы, которые он променял на свои руки. Но когда война закончилась, пулеметы у него изъяли, а замороженные руки съели голодные собаки. Наверное, они еще погрызли и его разум, так как он совсем перестал разговаривать, а изъяснялся в основном звуками.
— Шесть двухсотых и один трехсотый! — говорил Володька и дрыгал культями. Округлости на них были похожи на наполированный до блеска твердый комок снега.
Дядя Миша, коренастый мужичок, работающий на местном заводе, всегда с сожалением смотрел на Володьку и качал головой. Он сказал ребятам, что Володька на самом деле герой, и раньше он был десантником, с которого надо было бы брать пример. Но мальчишки, вооруженные деревянными автоматами, не очень-то хотели становиться десантниками.
— Дядя Миша, если у всех десантников забирают кисти рук на далеких войнах, то мы не хотим быть десантниками.
Видя такие пораженческие настроения, дядя Миша начинал громко ругаться, и мальчики кидались врассыпную. Большую часть времени Володька проводил с ними. Провожал на школьную дискотеку, а когда всех, кроме него, пропускали на площадку, опирался на ржавую металлическую ограду и под музыку пытался танцевать. Во время этих действ с его лица не сходила улыбка.
— Трехсотый! — обратился как-то к нему один из мальчиков, Рома. От этого слова, сказанного посторонним человеком, Володя вздрогнул. — Эй, трехсотый! — повторил Рома и звонко щелкнул пальцами.
— И шесть двухсотых! — отчаянно крикнул Володька и, упав на землю, начал плакать. Роме стало стыдно. Вместе с двумя друзьями он подошел к упавшему Володьке и, приподняв его, шепотом извинился.
Мать Володьки раньше можно было увидеть на деревянной лавке возле подъезда, но последнее время она избегала людей.
— Будто кто-то облепил лицо белой пленкой, в которую упаковывают мертвых животных, — говорил Рома о её внешнем виде.
Голос мамы Володьки Рома слышал лишь однажды, когда к ней приходила иногородняя комиссия из трех высоких и коренастых мужчин. Они приехали на черной машине и, осмотрев ветхие трехэтажные дома, поднялись к ним домой, стараясь не смотреть на встреченных людей.
Побыв в квартире у Володьки, они спустились и сели в машину. Громко взревел мотор, и, взвизгнув, машина скрылась за переулком, поднимая столб пыли. Мать Володьки впервые после его возвращения домой отвесила шторы и, отворив окно, крикнула на всю улицу: «Мой сын — герой!»
Через несколько минут Володька спустился во двор вместе с красной звездой, болтающейся на его клетчатой рубахе. А еще через час где-то в пустынных дворах он потерял ее и грустный сидел на лавке. Совсем немного — и отчаяние сменилось бы плачем, но мальчишки отыскали звезду. Рома на правах старшего положил ее в нагрудный карман Володькиной рубахи.
— Один трехсотый! — от радости прокричал Володька. Потом погрустнел и, посмотрев на небо, шепотом произнес: «И шесть двухсотых…»
Володька и дальше жил бы в своей квартире вместе с мамой, если бы однажды во двор не зашли приезжие люди из профессионально-технического училища. Грубые, бритоголовые, они принялись распивать водку в беседке в центре двора. Взрослые предпочитали не замечать их, а те задирали младших, требуя денег и подчинения.
Сперва приезжие отобрали деревянное ружье у мальчугана. Разломали его на куски. Затем, допив остатки, принялись шататься по двору, стреляя мелочь. Как раз в этот момент из подъезда вышел Рома.
— Есть пятак? — рявкнул один из троицы.
Рома обомлел.
— Ты что, не понял? Гони деньги, черт малолетний! — второй из компании демонстративно разбил пустую стеклянную бутылку, превращая её в «розочку». Приставив ее к горлу Ромы, он принялся ощупывать карманы. И тут появился Володька.
— Три двухсотых! — взвизгнул он и, сбив с ног хулигана, вцепился ему в горло зубами.
Брызнула кровь. Володька рвал шею. Хулиганы бросились прочь, а Рома вжался в деревянную дверь подъезда.
Володька поднялся сначала на колени, после на ноги. Весь его подбородок и шея были измазаны кровью, точно он вишни объелся, и ею же его стошнило.
— Кровь на камне становится синей из-за ярких солнечных лучей. В песке она превращается в черную густую слизь! — отчетливо произнес Володька. Он подмигнул напуганному Роме, развернулся и побрел домой. А кто-то из соседей вызвал милицию.
Через неделю Володька исчез вместе с матерью. Рома рассказывал, что поле убийства Володька говорил нормально, да и выглядел самым обычным парнем. Но все лишь смеялись, не веря ему. Вскоре он и сам перестал себе верить, решив, что все это ему только привиделось.
Еще через полгода Ромка спросил у дяди Миши о том, каким Володька был раньше, когда тоже учился в пятом классе и помогал своей маме.
— Тихим был мальчишкой… мечтал покорять небеса, — ответил дядя Миша, достав из мятой пачки ароматную сигарету.
Мальчик смотрел на дым и думал о том, что сам хочет стать солдатом, но очень боится участи десантника из жаркой страны. Рассказать об этом он так никому и не решился. Вплоть до свой гибели в Кандагаре.







_________________________________________

Об авторе: АНДРЕЙ ДИЧЕНКО

Родился в Калининграде. Живет в Минске. Автор книг «Минское небо», «Ты — меня». Автор нескольких коллективных сборников. Рассказы автора публиковались в белорусских, российских и израильских литературных журналах.скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
2 155
Опубликовано 11 ноя 2014

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ