ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 218 май 2024 г.
» » Фарид Нагим. ВАДИМ

Фарид Нагим. ВАДИМ

Редактор: Женя Декина


(рассказ)



Вадим украл краник от самовара и снова попал сюда. Он недоумевал и всю ночь бредил, как ему объясниться за это. «Повезло еще, что не сто тридцать первая!» — пожалел его кто-то, будто статьи выдавали, как белье в бане. Но краник, немым, нелепым укором жег ладонь — рецидив! В отчаянии Вадим вздрогнул и счастливо расслабил закаменевшие мышцы, проснулся. До освобождения оставалось несколько часов.
В жизни бывают моменты, когда даже волевой и психически устойчивый человек не может контролировать себя. Сердце клокотало, руки вздрагивали от переизбытка адреналина. Ему казалось, что все происходит во сне и не с ним. Своей рассеянностью, торможением он напоминал себе беременную жену. Его уже не было в этой реальности. В тюрьме такое состояние называют «шалаш надел». Он хотел и даже старался запомнить все-все, приглядывался к своим «семейникам» — надоевшие их рожи казались теперь по-своему красивыми, родными. Совершая обычные рутинные дела, общаясь с мужиками, он замирал, наблюдая как бы со стороны: «Что делают эти странные люди, для чего-то собранные вместе? а это кто? неужели, это я? да, это ты среди них». Весь процесс освобождения он уже до мельчайших деталей пережил в мечтах: поставят ведро чифира, будут прощания, напутственные слова, кто-нибудь попросит выпить «там» за подзамочных, кто-то обязательно скажет про зубную щетку и другие приметы… вот приходят младшие инспекторы, «пехотинцы», называют его фамилию и выводят из локалки, ведут по жилке, все смотрят с завистью, представляют свое освобождение и боятся неизвестности… Как же долго Вадим ждал этого! Но самым поразительным и мучительным было то, что все как-то буднично, как будто и не было потерянных лет, тягот и лишений арестантской жизни.
Он «сидел на изжоге», переживал и боялся за свободу, стал мнительным, до фантазий, что начнутся какие-нибудь мутки со стороны администрации лагеря; или что произошла обычная процедурная ошибка, в результате которой его фамилию перепутали. Он не мог спать и ждал, когда у него, как и у многих перед освобождением, заведутся вши, которые возникали на нервной почве, даже у самых чистоплотных, словно из воздуха, как мошка из разрезанного яблока. Нет, не появились. А время тянулось, и стрелки прилипли к циферблату.
Задремал и тут же проснулся. Уже пять утра. Начал сборы. Помылся, побрился, почистил зубы и с особой силой осознал, что делает это здесь в последний раз.
Потом заварили «коня». Присели в проходняке. Серые, какие-то войлочные лица «коллег» были напряжены, будто они тоже освобождаются. Смеются, говорят что-то, но Вадим их не слышал — снова отъехал туда, где Алла, Савка и Фома. Савку он помнит. Алла тоже приезжала на свиданки. А вот «второго», Фомку, который родился без него, он еще ни разу не видел. Три годика уже пацану! Как же он обнимет это маленькое, родное тельце и будет нюхать за ушком, будет отодвигать пальцем маленький обшлаг рукава и сжимать ладошку.
— Ну, что, давайте, братцы, крепитесь тут без меня, — сказал он семейникам.
Уважительно выслушивал наставления, пожелания и благодарственные слова, а сам томился и ждал, когда они уже все свалят на просчет.
Наконец-то остался один. Придирчиво осмотрел вещи и самого себя.
«Ну, вот и все, Вадим. Да — все!»
Все так и было — пришли «пехотинцы», назвали фамилию, барак. И он подумал, что это неправда, это не с ним, что документы и фамилию перепутали. В дежурке стояли сотрудники спецчасти, и ему показалось, что они смотрят с завистью — они-то знают, какие чувства он сейчас переживает и представляется им, наверное, что на воле его ожидает более комфортная, богатая и свободная жизнь, чем у них, рядовых тюремщиков, которые остаются здесь. Дежурный сверял фото, спрашивал статью, задавал вопросы личного характера, проверяя, тот ли освобождается, кто указан в бумаге. Вадим поворачивался в профиль и анфас, отвечал, путался, не мог вспомнить девичью фамилию матери, слышал свой голос со стороны. Выдали справку об освобождении, удивительно длинную, сантиметров двадцать. В здании администрации женщина бухгалтер отсчитала деньги. Удивительно, но бумажки эти не изменились с тех пор. Этажом ниже ему повстречался лагерный психолог. На радостях Вадим приготовился сказать ей: «До свидания»… Но она приставила палец к губам и сказала: «Прощай».
Во дворе он достал свою зубную щетку, торжественно сломал ее и выбросил в мусорку. Вадим вышел, увидел свободный мир и почувствовал себя астронавтом в открытом космосе. Там тоже валил снег. Крупные, густые хлопья. Снег свободы. Казалось, природа торжествует. Сам воздух, точно такой же, как и в тюрьме, здесь был другим. И только теперь он вздохнул полной грудью. Только теперь понял, что все это время не мог дышать свободно, словно легкие что-то стискивало.
Он не надеялся, что его будут встречать. Выкурил первую «вольную» сигарету, осторожно перешел дорогу и поднял руку, не веря, что делает это, и что кто-то остановится. Почти сразу остановилась советская машинка. Молодой паренек, услышав адрес, охотно кивнул головой. Еще за сто рублей Вадим попросил телефон позвонить. Тот отказался от денег и сам набрал названный номер.
— Это не дорого, у нас один оператор, — и радостно протянул телефон. — Взяли, говорите!
У Вадима задрожали руки.
— Привет, родная, — в горле что-то щелкнуло, дыхание перехватило. — Я освободился.
— Здравствуй, Вадим. Поздравляю.
Его имя в ее устах прозвучало официально, и голос был испуганный и деланно равнодушный. Когда женщина, начиная телефонный разговор, называет тебя по имени — это плохой знак. Она хотела сказать еще что-то, но замолчала.
— Я еду… к вам.
— Не знаю… ну, приезжай.
— Что-то случилось, Алла?
— Я не хотела тебе говорить… Второй — не твой.
Вадим продолжал говорить с нею так, словно бы ничего не произошло, мол, подумаешь, ну и что такого, ничего страшного. А когда она положила трубку, он все еще продолжал держать телефон возле уха.
— ….. — сказал водитель.
— Что?
— Ну, в смысле, куда теперь?
— Туда же.
— Вы курите, если хотите.
Вот и началось то, что мучило и томило его. Чего-то подобного он и ждал. Может быть, это еще не самое страшное… А город не изменился совсем. И во дворе все, как обычно. Соседки сидят так же, как будто все было вчера. Лощеные, розовые, загорелые. Набрал на домофоне знакомый код. Тот же писк. Прервали домашней кнопкой… Двери в тамбур и квартиру приоткрыты. Неожиданно, неприятно поразили крохотные размеры квартиры, мещанская обстановка прихожей, эти засаленные обои, та же люстра-фонарь чуть выше его головы, запахи какие-то… Едва он вошел, из зала выскочил маленький мальчик.
— Папа! Папа! — поскальзываясь, чуть не падая, он бежал по коридору.
Вадим скинул рюкзак и присел.
— Папука мой пиехал! — мальчик бросился ему на шею.
Вадим замер, зажмурился. Это и был тот самый «второй». Он прижимался к нему всем тельцем и похлопывал ладошкой по лопатке. Живой мини-человек — всю спину можно разом закрыть ладонью.
Это тюрьма, наверное, что-то сделала с ним — обиды не было. Вадим примерно представлял, как все могло произойти. Алла не любила и не умела пить. Но иногда, очень редко, могла напиться. И тогда она отключалась так, словно бы умирала — с ней можно было делать что угодно — она ничего не чувствовала и не помнила. Впервые это случилось в Кацивели, на отдыхе. Наутро, после пьянки, она спросила: почему я голая? А в итоге родился Савва. Он назвал его так в честь Морозова. Теперь этот вот малыш. И Алла не делает аборты. Понятно, она же «зеленый патруль», «Гринпис».
На кухне, в напряженной позе, сидел большой уже мальчик. Он, не отрываясь, смотрел мультфильм.
«Савка!»
— Привет, Савва!
Мальчик дернулся и что-то прошептал под нос.
— Савва, сделай потише! — Алла выглянула.
Показалась. В халате, взъерошенная какая-то. Наверное, спала.
Через минуту вышла. Хорошо, что ребенок висел на шее, Вадим не знал, что с ней делать.
— Привет, — сказала она ему.
— Привет.
Как с работы пришел. Она была серьезная, ее лицо ничего не выражало. Вадим чувствовал смущение и скованность, как перед незнакомой женщиной, к которой неравнодушен. Он понимал, что сближение произойдет не сразу, что все нужно начинать заново, может быть, как в юности, когда напиваешься, чтобы преодолеть робость.
— Ты есть хочешь?
— Нет, Алла. Кусок в горло не лезет.
Он заметил, что она избегает оставаться с ним в комнате один на один. В ванной конурке едва мог двигаться: вошел, прикрыл дверку и уронил детские полотенца с низких крючочков, повесил, повернулся в другую сторону, смахнул какие-то женские пластиковые бутылочки. Посмотрел на себя в зеркало и будто заново увидел — худое, землистого цвета лицо, вот почему все люди казались такими лощеными и загорелыми. Погладил короткий ежик, понес руку обратно и сбил со стеклянной полочки стакан с детскими зубными щетками. Нагнулся собирать и крепко стукнулся лбом о край раковины.
Он думал, что выйдет и найдет новый, совсем уже западный мир, а вернулся в Советский Союз. Та же площадка за окном, команда каких-то восточных людей скребет ее лопатами. Та же громоздкая «стенка» в большой комнате, тот же ковер на стене. У входа — шифоньер, у которого если открыть двери, в «залу» уже не пройдешь.
— А вы елку не поставили? — вежливо поинтересовался он.
— Да нет, — задумчиво пожала плечами Алла. — Так, гирлянды повесим на стену — и все. Елка сохнет, осыпается, для ребенка опасно.
Алла ходила с потерянным видом, совершая какие-то хаотические движения. Все в ней и в квартире говорило о том, что она давно привыкла жить без мужчины. И словно бы до конца не верила, что он вернется.
— Мы в «Ашан» собирались сходить с Савкой.
— Куда?
— А, это сеть французских гипермаркетов… — Он вспомнил, что когда Алла произносила какие-то непривычные для себя пафосные слова, у нее немели и неестественно кривились губы. — Фомку к маме отведем. Ты пока располагайся, отдыхай.
— Да я с вами схожу. Тяжело, наверное?
— Уа, уа! — это Фомка так кричал «ура».
— Ну да, надо закупиться на Новый год. Много всего надо.
Вадим заметил, что его возвращение озадачило всех и внесло в их жизнь новую идею. И они потихоньку открывают это для себя, — с удивлением, надеждой и радостью, скорее всего.
— И скотч надо купить! — вспомнил он. — Валеркину коробку
обмотать, — он должен за ней прийти.
— Коробка на антресолях, так и лежит с тех пор, никто не трогал.
Алла пронесла охапку своей одежды и закрылась в ванной. Вадим видел в зеркало как одевается Савва и помогает своему брату — натянуть сапожки, розовую куртку, а малыш торопится захватить пальчиками рукавчики кофты, чтобы они не задирались в рукавах куртки… Вспомнил, что сам так делал в садике, и сердце защемило, заныло.
«Почему он в девчоночьей куртке?»
Куртка была велика Фомке, а у Саввы наоборот — из рукавов нелепо торчали руки, и теплые штаны были тоже коротки, как у подстреленного.
Алла накрасилась в ванной. Глаза ее засверкали, и Вадим с ревностью оценил ее красоту, восхитился даже. Вышли все вместе, довольно большой компанией. Вадим придерживал Фомку. Смеркалось. Яркие огни квартир радостно окружали двор.
«Надо же, — удивлялся Вадим, — были только мы с Аллой и вот уже целый квартет». И еще он вдруг заметил, что на Алле старая куртка, японская, с перламутровым переливом, когда-то писк моды. Он помнил эту куртку из другой жизни. Так ходят начинающие наркоманки — красивые еще девчонки, но одежда старая, из дискотечного прошлого.
В подъезде тещиного дома их обогнала деловая, фигуристая, приятно пахнущая тетка.
— Девочка, пропусти меня, пожалуйста, — вежливо обратилась она к Фомке. — Вот спасибо, милая…
Звеня ключами, взбежала на второй этаж.
Зашли все в невероятно тесный лифт. Поднимались в тишине.
— Я не девоська! — угрюмо сказал Фомка. — Не девоська!
Вадим смотрел на него и видел, что он похож на Аллу. И Фомой его Алла назвала специально, зная о любви Вадима к старорусским именам.
— Мальчишки так быстро вырастают из одежды, — сказала она. — Купишь, а через год выбрасывать. Зачем тратиться? Вот я и беру у подруг, а у них, как назло, одни девочки — у всех… У Наськи, — ты ее, наверное, не помнишь — аж двойня. А Фомка маленький, ему пока все равно, в чем ходить. Да, Фомка?
Вадим и Фомка кивали головой.
Теща изучала Вадима с насмешливым женским интересом. В общем, еще вполне себе молодая, ухоженная особа.
— Ну что, командировка прошла успешно? — спросила она.
— Не переживайте, Зинаида Егоровна, все было по фэн-шую.
— Ну, мы пошли, — сказала Алла.
Фомка вдруг понял подставу — его не берут с собой, — и заревел.
— Да они ненадолго, скоро придут, — привычно успокаивала его теща. — И папа твой придет. Куда он денется с подводной лодки!
Фомка плакал и тянулся к Вадиму.
— Может, взять его с собой? А чего? — он смотрел на это личико, носик, крупные слезы на щеках и недоумевал: неужели все взрослые были такими — депутаты, менты и даже воры в законе.
— Он сейчас успокоится. А там мы за ним гоняться замучаемся, от игрушек не оторвем, — видно было, что Алла привыкла оставлять его вот так и уходить куда-нибудь.
Матери всегда жестче отцов.
Втроем дошли до остановки. Савва понуро плелся сзади. Они даже останавливались, чтобы подождать его. Алла понукала. А Вадим прислушался, обернулся и увидел, что сын останавливается, чтобы хрустеть замерзшими краями лужиц, как и он сам обожал в детстве. Мог днями ходить и выискивать эти бельма на лужах. Вадим придержал Аллу и закурил. Больше всего он боялся сейчас, что его кто-то узнает, подойдет поздравлять и общаться, и своими вопросами возвращать в ту жизнь, которую он отринул. Ему никого, кроме самых близких, не хотелось видеть.
— А давайте на такси! — радостно предложил он. — Мы же на маршрутку больше потратим. И обратно так же, чтобы не париться с пакетами.
Алла с Саввой переглянулись, как сообщники, в команду к которым неожиданно затесался третий.
По прежним его меркам денег оставалось немного, и радостно было их тратить.
— Ехали! — засмеялся он. — Пять минут, господа, и карета будет подана!
Вадим никогда не был в гипермаркете. Когда его «закрыли», только начали появляться супермаркеты, но он предпочитал затариваться в крутых магазинах в центре.
Он испытал шок. На самом деле гипермаркет — был гигантский ангар, внутри которого тепло, невероятно яркий свет и очень красиво. Музыка, писк каких-то автоматов, шум и гомон сотен людей, экзотические ресторанчики, кафе всемирно известных брендов и еще много всего такого, о чем он только слышал. Здесь было невероятное изобилие продуктов, одежды, того, что нужно для дома и дачи, и еще много всего к чему тянулась рука, что интересно было бы открывать для себя, пользоваться и применять в жизни. Ассортимент потрясал и все-все это он, Вадим, в общем-то, мог себе позволить приобрести.
— А вискаря сколько! — в восхищении он едва не выругался. — А-бал-деть! Я и марок-то таких не знаю.
Удивлялся и, как ребенок, призывал Аллу с сыном удивляться вместе с ним. Особенно радовали всякие новогодние дела. Душа замирала в предвкушении новогоднего таинства, того, что завтра утром ему никуда не надо вставать, что он будет у себя дома… На людей, суетящихся вокруг, даже самых солидных, он смотрел с умилением, воспринимая их как «белолобых», тех, кто впервые переступает порог камеры. Ликовал, глядя на их наивные, незамутненные лица, и казалось, что он может им все «разжевать», подрассказать, как оно должно быть по жизни. Хотелось позвонить своим и поделиться своей радостью и открытиями, узнать какие изменения в бараке и по лагерю.
Нерусский парень из краника разливал пиво по таре. Вадим удивился его трезвости, он бы уже на ногах не стоял к концу смены.
Савва немного отставал, догонял их и снова сутулился за полками.
— А чего сын-то мой грустит? — спросил он у Аллы.
Она посмотрела на него и промолчала. Вадим понял по ее глазам, что она раздумывала: сообщать ему некую информацию или нет. Непривычно ей было, наверное, делиться с близким человеком… Решительно отложила какую-то банку и улыбнулась Вадиму.
— Он влюблен в девочку-часы, — сказала она. — У них в школе девочка играет часы в спектакле «Золушка». Тоненькая, красивая, на стрелки похожа.
Савва будто ждал, пока Алла закончит рассказывать. Постоял возле полки с игрушками и вернулся к ним.
— Что там? Понравилось что-то? — спросил у него Вадим. — Пойдем, посмотрим.
Пошли вместе. Ему вдруг легче с ним стало.
— Вот это? — Вадим взял коробку «Лего». — Чего ты молчишь, сынок?
— Да я уже посмотрел…
— Ты скажи — нравится?
— Да, очень! — шепотом ответил Савва.
— Бери, неси в корзину.
Савва посмотрел на мать. Алла пожала плечами.
— Спасибо, папа.
— Выбери и Фоме что-нибудь. Ты же лучше знаешь, что ему нравится.
— ОптимусПрайм.
«Хорошо, что есть "второй"! — убежденно подумал Вадим. — Он нам веса прибавляет и семейности. Считай, что расквитались с Аллой. Она же "Скорпион" по гороскопу, а они не могут, чтоб не расквитаться. Хорошо, что так получилось».
— Берем Оптимуса.
Вадим и к Алле присматривался, пытаясь подглядеть, что ей понравится, на что чисто женское она обратит внимание. Но Алла, будто специально, не подавала вида, и Вадим выбрал для нее новогоднюю маску-бабочку, небесно-голубую, — этот цвет так шел к ее глазам.
— Я с вами так и про скотч забуду! — пошутил он.
— Да есть дома немного, Вадим.
— Мне надо много! — он выбрал крепкое полупрозрачное кольцо.
Ему хотелось не Валеркину коробку обмотать, а запаковать намертво все свое прошлое, похоронить, как мумию.
Долго стояли в очереди. Вадим удивлялся, как много стало толстых людей, ведь на зоне он созерцал одни «велосипеды». Наконец, выгрузили все на ленту. Вадим провез пустую телегу. Алла пробивала на кассе, Савва старательно передавал продукты отцу.
Вадим уже почти забил пакеты, когда заметил в телеге скотч, видимо, не уследил, — Савва, показываясь перед ним, передавал покупки быстро, как чемпион. Могли бы так и забыть. Вадим упрятал скотч в отдельный карман. Они едва тронулись от кассы, как к ним подошел охранник. Вадим уже давно обратил на него внимание, уж очень он глаза мозолил.
— Извините! — сказал он. — Одну минуту, уважаемый.
— Я не понял, вы мне? — Вадим перевел на него взгляд. — В чем дело, служивый?
— Можно посмотреть ваш чек?
Алла протянула длинную белую ленту.
И вдруг Вадим кожей почувствовал, что охранник обрадовался.
— Извините, — с волнением сказал он. — Вы скотч не пробили!
— Ты щас с кем вообще разговариваешь? — спросил Вадим.
Алла напряженно и подслеповато изучала чек.
— Вы скотч в карман убрали, но по кассе он не проходил.
— Слышь, охрана ты там, случаем, целлофан не курил?
«Как же могло такое произойти?! — лихорадочно соображал Вадим. — Алла пробила скотч, Савка положил в корзину, я в карман… Или Алла не успела его пробить, а Савка передал мне?»
Алла зачем-то вынула из пакета и медленно натянула на лицо маску-бабочку. Ее голубые глаза смотрели на Вадима с осуждением и такой болью, что ему захотелось заорать.
— Вы провезли скотч в телеге мимо кассы.
Вокруг стал собираться народ.
— Он у вас в кармане.
Вадим вдруг увидел, что Савва плачет. Он стоял, наступив одной ступней на другую, и отирал свои ручонки.
— Разбирайтесь тут сами, — Алла психанула и отдала охраннику чек. — Пойдем, Савва!
Вадим смотрел, как они удаляются… Жена склонилась под весом тяжеленных пакетов, а другой рукой держала сына, у которого вздрагивали плечи. Он обернулся к отцу, чтобы сказать что-то, но мать тянула его от этого позора.
— Пройдемте в кабинет, — предложил ему охранник.
И Вадим подчинился только потому, что знал — это скоро закончится. Весь гипермаркет смотрел на него.
Охранник специальной магнитной карточкой открыл дверь. Прошли по коридорам в комнату охраны.
— Ну что, паренек, опять прилип?!
Вадим вздрогнул, услышав голос лагерного «кума». Обернувшись, увидел начальника магазинной охраны.
— Я вашего брата за версту чую. Давай, расчехляйся. Всем миром смотреть будем.
— Старшой, давай подвязывай, жути на меня не гони, — сказал Вадим, не замечая, что переходит на «феню».
— Ладно-ладно, жути никто не гонит, пока давай-ка сначала досмотрим.
Охранник похлопал Вадима по карманам.
— Мы тебя сейчас сфотографируем на память, адрес запишем. Паспорт при себе?
Вадим протянул справку об освобождении.
— О-о, да ты паренек бывалый! — обрадовался начальник. — Я же говорю, за версту вас чую.
— Слышь, ты дуру не гони. Ты же прекрасно видишь весь расклад! Я только сегодня вывалился.
— Понял… Что же это вы, Вадим Николаевич, на такую мелочь разменялись?
«Ладно, хоть лед тронулся», — с надеждой подумал Вадим.
— Ты сам, как думаешь, стал бы я красть этот скотч?
И вдруг Вадима осенило.
— Он же прозрачный, скотч! Я его не увидел на дне тележки, а уже за кассой подумал, что жена передала сыну, а тот — в тележку, на упаковку мне.
— Охранник, тем не менее, увидел сразу!
— Слышь, старшой, ну если твой соглядатай просек поляну. Почему сразу не пресек?
— За что угрелся-то? — уже с улыбкой спросил начальник охраны.
— По сто шестьдесят второй…
— Ну, давай тогда, бомби, соловей-разбойник, как дело-то было?
— «БурГазБанк» помните?
— Помните.
— Я там менеджером работал и знал всю кухню. И вот в один момент решился нагреть свой банк по-крупному, время такое было, на кону стояло три ляма зелени.
Начальник сидел, опустив голову, словно сожалея, что прошли те времена. Блестели его черные с проседью волосы.
— Колотнули движуху — друг мой самбист и один охранник. Я подготовил почву, когда можно выдернуть налик. Ты хоть представляешь, сколько это
денег — это вот такая неполная тележка, как у вас в магазине, весом около тридцати килограммов. Да… На «майские» самбо зашел в банк под видом курьера, придушил и связал охранника… Но самбист не учел своих внутренних переживаний, дрищ-то обнял его, ну, так всегда, когда волнуешься. А в банке, оказывается, еще и уборщица была. Она тоже пошла в туалет, а в женском бумаги не оказалось, она — в мужской, а там мужик в маске на унитазе сидит.
— Ну вы и отморозки! — с доброй усмешкой отозвался начальник охраны. — А дальше-то че?
— Дальше-то чё… Бабульку закрыл в кабинке, шваброй подпер. Без штанов выбежал… В общем, деньги он все-таки взял и вынес в спортивной сумке. Мы их даже разделить успели. И надо было нам всем валить в тот же день за границу.
— А смысл? Интерпол работает как надо.
— Дальше все было как в сказке. Банк под ментовской крышей. Следователи собрали охранников. Всех подряд начали одинаково обрабатывать: «Мол, мы все знаем! Кто был еще в деле и где деньги?!» Естественно, те бедолаги, кто «ни при чем», молчали. А тот, кто был в теме, тот не вывез и поплыл. Забирали меня с юбилея жены. Всех гостей положили на пол.
— Ну, потешил ты меня, бродяга! — вздохнул начальник. — Давай, иди с миром.
И тут Вадим «полетел»: встал, похлопал по плечу начальника и сказал: «Да, это тебе не мелочь по карманам тырить у пьяных покупателей».
— Я смотрю, орел, ты доброту за слабость принял? Может, тебя заземлить?! — начальник смотрел с брезгливостью и ярко выраженной неприязнью, как обычно начальники смотрят на жулье. — А теперь, животное, иди своих ищи!
И Вадим посмотрел на него с бессильным презрением. Опустил взгляд и вышел.
Кружилась голова, во рту пересохло. Прислонился к колонне и стоял, чувствуя чужеродность свою среди оживленной праздничной толпы. А потом увидел Аллу с сыном. Они сидели за столиком, там, на площади, где располагались кафе и рестораны. Савва ел какую-то булку. Алла смотрела на него. Ждали. Вадим представлял свой убитый вид и не знал, какую маску надеть, каким сейчас должно быть его лицо. Он не мог подойти к своим. Пошел за узбеком с каталкой, в которой были швабры и щетки. Пришел в пустынный и чистый туалет. Ряды кабинок. Закрылся в крайней, прижался лбом к двери. У него только в детстве и ранней юности были такие жесткие приступы безысходной тоски, когда воспринимаешь жизнь и всех людей, как враждебную ловушку, в которой ты — несчастная, нелепая мошка.
И вдруг рядом, за тонкой перегородкой, заиграла приятная, давно забытая мелодия, звуки из другой жизни.
«Белые розы, белые розы, беззащитны шипы.
Что с вами сделали снег и морозы,
Лед витрин голубых».
Пел мальчик с доверчивой, хриплой и немного хулиганской интонацией. О, как много разбудила в его душе эта песня!
— Вот же, нашли время звонить! — закряхтел и выругался мужик в соседней кабинке.
А мальчик пел и пел.
«Чтоб вы все были прокляты, суки»! — Вадим закрыл лицо руками.
Музыка оборвалась.
— Что ты звонишь?! Где?! В Караганде! — выругался мужик. — Даже здесь посидеть спокойно не дают. Ты же слышишь, что трубку не берут, значит — не берут! Давай, до свидания…
Вадим содрогался, стискивал кулаки, но ему становилось легче.
И правда — пора возвращаться к своим.






_________________________________________

Об авторе: ФАРИД НАГИМ
Экс-редактор Отдела прозы. Российский прозаик, драматург, редактор, педагог. Лауреат областной литературной Аксаковской премии, лауреат премии «Русский Декамерон», премии «Новация» Совета по культуре при Президенте РФ и премии «Акция» города Москвы, премии Союза журналистов Москвы, премии «Экспо», премии журналов «Дружба народов», «Креатив». Финалист премий Белкина и «Антибукер». Доцент кафедры литературного мастерства Литературного института имени А. М. Горького.скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
418
Опубликовано 03 дек 2022

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ