facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 186 сентябрь 2021 г.
» » Виктор Власов. GREENPEACE

Виктор Власов. GREENPEACE


(рассказы)


БОМБОУБЕЖИЩЕ

Андрюхе была уважуха от пацанов, потому что именно он находил для игры места жуткие, но интересные, в которых мы чувствовали себя отважными героями, совсем не детьми. Через узкий лаз между железными гаражами и дыру в бетонном заборе он провёл нас зимой на территорию железнодорожного предприятия, на котором трудился когда-то целый посёлок. Уже в те времена депо разваливалось под натиском экономических перемен, но здания и сооружения пока оставались целыми.

Заброшенная территория находилась недалеко от дома, и там мы были предоставлены сами себе. Главной достопримечательностью этого местадля нас, ребятишек, оказалась огромная земляная гора: с неё можно было кататься хоть целый день – никто не гнал нас прочь, никто под ногами не мешался. Мы соревновались в способах скатывания с горы. Кто на санках, кто на пластмассовой ледянке, картонке – на чём придётся. Съезжать на лыжах мы боялись, страх перед падением с большой высоты останавливал даже самого смелого – Витяна. Рядом находилась небольшая свалка металлолома. Мы нашли в ней широкий гладкий металлический лист и общими усилиями втаскивали его на вершину горы, а затем, воображая себя гонщиками «Формулы – 1», грохоча, съезжали вниз к подножию. Это незабываемое ощущение – несёшься вниз, снег летит в глаза, а ты кричишь от восторга и страха!

 Территория предприятия около горы казалась нам военным полигоном. Она действительно была совсем как испытательное поле – такие мы видели в американских фильмах. Там и тут стояли горизонтально вкопанные плиты, где-то рядом шумели проходящие мимо станции железнодорожные составы. Некоторые плиты торчали из земли криво и привлекали нас железными крючками: по ним можно забираться наверх как скалолаз. Словом, футуристическая такая обстановка, совсем непохожая на привычный двор рядом с домом, и поэтому мы легко представляли себя исследователями будущего, которые применяли тут свои безграничные возможности.

Однажды, как всегда, весело толкаясь, мы катались с горы. Мой друг Сергей знал правило – ни в коем случае не скатываться с её противоположной стороны – там под снегом был «трамплин», какая-то отвесная стенка. Но разве настоящий герой отступит? Несмотря на наши предостережения, он развернул санки и, оттолкнувшись ногами от земли, покатился вниз. Перемахнув обрыв, Серёга пролетел метра полтора по воздуху, а когда приземлился, санки треснули. Первыми к нему подбежали я и Андрей. «Герой» сидел, не двигаясь, его крик будто превратился в жвачку – тянулся медленно:

– Б-о-л-ь-н-о! А-а-а-а-а!

Мы, конечно, подхватили его на руки и, забрав сломанные санки, быстро потащили пострадавшего домой. Все понимали, его мама, мягко говоря, очень огорчится, и наверняка «унасраненый» долго не выйдет на улицу. Серёжка – мой и Андрея лучший друг, без него мы обычно не ходили гулять. К тому же сам герой-авантюрист не желал долго сидеть дома – он обнадеживающе закивал, когда Андрюха, просветлев в лице, придумал, что соврать тёте Любе, объясняя случившееся. Мы с Витяном идею одобрили. Отец Сергея немедленно повёз сына в больницу, где сказали, что мальчик сильно ушибся, что чудо спасло его от травмы позвоночника. Позже Серый с гордостью расскажет нам, как доктор советовал беречь «рессоры», иначе сложно стать настоящим «роботом».

Стать роботами, а не просто людьми будущего – идея нам понравилась. После всемирной катастрофы, которая сделает нас свободными от сложных и обременительных условностей цивилизации, человеком долго не протянешь, вот роботом – самое то. Только у настоящих роботов должно быть убежище – мастерская, а где её найти? Поиски приключений продолжались, тем более что страсть к катанию с горы после Серёжкиного падения прошла, да и приближалась весна – всё кругом таяло, и снега на нашей горе оставалось мало.

Тогда, зимою, гора не раскрыла перед нами своих секретов. Именно под опасным скатом, в оправе из мороженой земли со льдом, чёрным пятном вытаяла огромная железная дверь, на которой висел красно-рыжий замок. Теперь среди друзей в почёте ходил я – идея проникнуть внутрь пришла именно мне. Найдя лом, коллективными усилиями мы свернули замок и вошли в тёмный коридор подземелья. Что мы увидели при слабом огоньке горящей спички? Растрескавшийся бетонный пол, узкий коридор… Дальше путь перегородила толстая дверь с металлической ручкой в форме руля автомобиля. Поддалась она тяжело.

Мы чувствовали себя первооткрывателями другой планеты.

Внутри оказалась гигантская тёмная комната, разделённая на секции. На самом верху виднелись вентиляторы. Поискали выключатель, нашли. Электричество осветило мусор, мешки с окаменевшим незнакомым содержимым, разбросанный кирпич. Помещение для «мастерской роботов» отлично подходило! Прибравшись, вычистив пол, мы присели в рядок и начали строить планы. Чуть позже я не выдержал и рассказал об открытии маме. Она поняла, и объяснила, что мы добрались до заброшенного бомбоубежища. На каждом предприятии такие убежища обязательно строились, потому что в шестидесятые годы очень высоко в небе над Советским Союзом свободно летали американские самолёты, и в любую минуту могли сбросить на наши города атомную бомбу. Теперь нам представлялось, что когда случится Ядерная война, то останемся в живых одни лишь мы.

– Девчонок пригласим, – предложил Андрей.
– Ну их, с ними неинтересно, – отмахнулся Сергей. – Будут плакать постоянно, как моя младшая сестра.

Мы приносили в бункер еду, разводили около двери костёр, делились сокровенным, радостно ощущая прелесть жизни, исполнившейся мечты обладать тем, что было только у нас. Ржавый кузов от «Жигулей» превратился в машину времени, которая перемещала нашу компанию в разные эпохи…

Как-то раз перед входом в бомбоубежище нас встретил рабочий и пригрозил, что вызовет милицию, если ещё раз увидит рядом с объектом. Расстроившись, мы поплелись во двор, уныло глядя себе под ноги. Сознание беспомощности перед этим высоким человеком в серо-коричневой одежде приносило горечь и разочарование. Серёжка надул губы, хмурился, превратив брови в сморщенные галочки, он хотел скорее уйти домой. Витян и Андрюха задумчиво рассматривали встречавшиеся на дороге камни, молчали. Я тянулся за ними и, оглядываясь на узкий проход между гаражами, в который мы обычно бежали, чтобы скорей увидеть гору, тоскливо вздыхал и хотел к маме, пожаловаться…

«Ядерная война» больше нас не вдохновляет, нам хватает неприятностей и в «мирных буднях». Теперь у каждого своё «бомбоубежище» – своя жизнь, а детство прошло, и мы с улыбкой вспоминаем те счастливые годы…

 


GREENPEACE

Жаркий купальный сезон начался давно, а мы пока ещё ни разу не съездили на Иртыш. Я люблю поездки к реке – они всегда сопровождаются приготовлением шашлыка, весёлым купанием. И вот, как-то в середине недели на машине мы выбрались на речку всей семьёй.

Берег Иртыша недалеко от полигона в посёлке Светлом намного чище, чем городской пляж, а в будни шумных компаний с постоянно визжащими детьми почти нет. Пока папа разжигал мангал, мама приготовила тонкие листы лаваша, чтобы заворачивать в них шашлык из мягкой свинины, банку с мелко нарезанным луком и острым болгарским соусом. Заняты были все, в том числе и я: расчертив на песке полосы метра три в длину, я прыгал и каждый раз бил собственный рекорд. Но довольно скоро такое занятие мне наскучило – соревноваться с самим собой не интересно.

– А скоро шашлык будет готов? – поинтересовался я и, получив отрицательный ответ, решил продолжить физические занятия, сменив только вид спорта. Бег оказался в данный момент доступнее всего. Я, пробежав с километр вдоль берега, возвратился, взобрался по отлогому склону на полянку, где около машины горел наш костёр и жарился шашлык.

Родители были не одни – рядом суетился незнакомый человек лет тридцати пяти – сорока, с огромным  траурного цвета полиэтиленовым мусорным мешком. В кепке, поверх которой торчали солнцезащитные очки, в зелёной вылинявшей футболке и длинных драных штанах; он собирал мусор, оставшийся после прежних отдыхавших. Лицо его, загорелое, поросшее щетиной, выразительно изменялось: он рассказывал, что работает дни напролёт, собирая мусор в кучи, сортирует отходы. Часть мусора приходится сжигать, что-то удаётся сдать в приёмные пункты.

– Начальство обещало помочь, – сказал он, закурив папиросу. – На выходных. Столько мусора приезжие оставляют! Свиньи – люди, неужели трудно увезти отходы? Устал каждый день бродить и собирать, многие отдыхающие понимают, как мне тяжело, сыплют мелочь, угощают.

Отец залез в машину, сгрёб в бардачке мелочь, отдал сборщику мусора.

– Ты –  Гринпис! – весело нарёк нашего чистильщика отец.
– Хорошее прозвище, – одобрительно кивнул тот. – Вообще-то я – Яшка!
– Давно работаешь?
– Недавно.
– Заболтались. Мясо подгорает, – подсказала мама.

Яшка ненадолго пропал, а возвратившись с куском тюли, попросил меня пособить. Он зашёл в Иртыш, держа тюль за края с одной стороны, передал другой край мне. Мы развернули самодельный бредень против течения и постепенно выводили его к берегу.

– Держи ниже, – предупредил Яшка, – а то чебаки утекут. Заводи плавней к берегу. Поднимай за края осторожней – тюль старый, порвётся!

Я поднял, он тоже. В бредне бились и подпрыгивали мелкие рыбёшки.

– Ушица славная будет! – радостно проговорил он. – Не устал?

Я ни разу не ловил рыбу не то чтобы сетью, а даже удочкой. Слушая знакомых, хваставшихся прекрасным уловом, всегда мечтал порыбачить, а потом сварить уху. Мне стало очень интересно. За несколько заходов в Иртыш мы выловили немалое количество хороших блестящих живым серебром рыбёшек. Сбрасывая улов в песочную яму с водой, мы с азартом продолжали рыбачить.

Время шашлыков подошло, и родители позвали меня, заодно и гостя. Яшка невероятно обрадовался. Поедая вкусный шашлык, он попросил немного соли:

– Рыбку посолишь, её можно и так съесть без кипятка и картошки с луком. В ней ведь скелет мягкий, – пояснил Яшка. И попросил об одной услуге:
– Брат, ты не мог бы подвезти штаны или какую-нибудь футболку. Я работаю много и за одеждой некогда съездить. Тут за сигаретами идти далеко, не только за вещами. В прошлый раз вымок и заболел. Начальство ругалось, мол, чего бездельничаешь?!
– Привезу, конечно, – согласился отец. – На выходных будешь здесь?
– Должен быть.

Целый день он провёл с нами, рассказывал анекдоты, шутил, сыпал походными историями. Правда, периодически отлучался к другим подъехавшим машинам и просил людей, чтобы не оставляли мусор. Яша жил на берегу в шалаше. Как получилось, что он превратился в бомжа, мы не спрашивали, но то, что жизнь у мужика оказалась нелегкой, было ясно. Яша вскользь поведал, что прошёл через «горячую точку», ранен, а теперь никому не нужен, так как – инвалид.

Уезжая, мы сердечно попрощались с новым знакомым.

– Приезжайте, встречу, как родных! До свидания, Витян, хороший ты парень!
– Будь здоров, Гринпис!

Выезд с берега осложнился тем, что накануне прошёл сильный дождь, и при развороте машина отца попала в глубокую глиняную колею – «Жигули» засели по самое брюхо в грязь. Несколько минут отец безуспешно пытался выбраться, газуя вперёд – назад, но ничего не получалось. Мы с мамой вышли на дорогу и попытались вытолкнуть завязший автомобиль из колеи. Сил не хватало. Мама не на шутку рассердилась, упрекая отца в том, что нашёл единственную грязь на дороге. Действительно, нигде рядом не существовало подобных луж, только наша. Отец сохранял удивительное спокойствие, что ещё больше раздражало маму:

– Что теперь делать? Иди к другим отдыхающим – проси, чтобы нам помогли, только кто полезет в такую грязь по колено?

По всей вероятности «тихий» голос мамы слышали не только мы – прибежал Яшка:

– Блин, ну, вы и влипли!  А, я слышу, кто-то кричит. Смотрю, вы в колее сидите. Что не позвали, братан?

Совместными усилиями нам удалось вытолкать «Жигули» из грязной липкой ямы на дорогу. Ценой победы стали абсолютно грязные, по колено в глиняной жиже, ноги мои и мамины, и вконец разорванные штаны нашего нового знакомого. Чтобы отблагодарить нашего помощника, отец дал ему две десятки, большой кусок жареной курицы и помидоры.

– Теперь, братан, вы мне должны штаны – любые, можно брюки или спортивные, лишь бы не рваные.

Попрощавшись с Яшкой, мы расстались почти на месяц, потому что на следующий день мы с мамой улетали в отпуск, на море. Отец приезжал без нас, но «братана» на берегу не оказалось. В день нашего следующего появления на берегу, Яшка тоже не пришёл. Пока мама загорала, мы пустились на поиски нашего Гринписа. Отец направился вдоль берега к заросшей части пляжа, где никто никогда не купался, а я углубился в заросли ивняка. Направление моих поисков оказалось правильным – пройдя вглубь зарослей, я увидел матерчатый навес самодельного логова. У кустов, где лежала всякая нужная всячина – банки, бутылки, тряпки, – колдовал наш знакомый. Яшка не ожидал увидеть меня, смутился и неохотно поздоровался, не поднимая глаз.

– Отдыхаете?
– Да, – закивал я.

Поблагодарив за привезённую одежду, бомж заторопился собирать мусор.

– Приходи, если что, мы – на прежнем месте, – сказал я и поспешил вернуться к родителям.

Больше мы Яшку не видели.

Частые дожди этим летом мешали нам проводить время на Иртыше. Затем наступили холода. Ветер, слякоть и вовсе отогнали такие мысли. Иногда меня посещают грустные думы о судьбе Гринписа, то есть бомжа Яшки, который наверняка не по своей воле стал таким «экологическим». Где он пережидает зиму и как складывается его жизнь?







_________________________________________

Об авторе: ВИКТОР ВЛАСОВ

Родился в Омске. Работает учителем английского языка в школе, публикуется в российской и зарубежной периодике, лауреат нескольких литературных конкурсов. Является специальным корреспондентом молодёжного журнала "Наша молодёжь", руководитель коммерческого литературного проекта "Бульвар Зелёный" и менеджер журнала "Вольный лист".скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
2 085
Опубликовано 01 окт 2015

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ