facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 189 декабрь 2021 г.
» » Алексей Цветков. СТЕКЛЯННЫЕ БАШНИ

Алексей Цветков. СТЕКЛЯННЫЕ БАШНИ




* * *

я родился другим а не этим
но не стал объяснять и меня
приравняв к человеческим детям
воспитала чужая родня

лучшей яви не ведая кроме
сна и в нем благодарно сопя
я не знал что не тот я по крови
за кого принимаю себя

может быть лишь последнюю бездну
рассекая артритной стопой
ухитрюсь перед тем как исчезну
очутиться тем самым собой

в ком сгорают как в кратере птицы
сочиненного смысла слои
и фасеточный мрак роговицы
обнажает секреты свои




* * *

когда пора мастерить кофе или яйца
всмятку а в ванной пульсирует дробь из крана
в дверь вопросительно постучат сгибом пальца
чуткой костью хотя звонок дециметр вправо
назад в постель изловчиться что только встанешь
с кем еще натощак когда во рту ни слова
с тыльной стороны сна день распростерт как залежь
небольшой тишины но блин стучатся снова
рассчитайся попарно вот который в душе
тупо тычет в ухо щетку щурится слепо
может туда и спишь а просыпаться лучше
строго обратным курсом по абсциссе влево
вокруг океаны сна тут только каюта
суша мерещилась дань глупому поверью
с какой стати идти и открывать кому-то
там кроме страшных рыб нет никого за дверью
мешает муляж окна дырки в снежной вате
чья ты кукла забытая на зимней даче
допустим и правда стучат войдут и нате
все рассядутся и что с ними делать дальше
трудно что ли склеить остовом рыбьи кости
вот их обтянули кожей налили кровью
а те решили что существуют и в гости
не стучите вас никого нет не открою




СПИДИ

временами ко мне приходила живая мышь
настоящая в что ни на есть натуральном виде
я на мышь не роптал и не топал ногой а лишь
потакал баловству и придумал ей имя спиди

но кормить не кормил потому что тогда бы она
всю родню до троюродной в дом а дохода мало
у мышей что ни жизнь то тяжелые времена
никакому диккенсу в страшном сне не бывало

я остался в сторонке хотя и не гнал взашей
избегал поощрять беготню и другие трюки
тут ведь как рассуждаешь кто сотворил мышей
пусть о них и печется а сам умываешь руки

но печется вполсилы откуда и брешь в строю
чья-то мелкая участь опять обернулась шуткой
погулял по соседним квартирам хотя в свою
не пустил крысобой с арсеналом отравы жуткой

с той поры эта спиди не ходит уже ко мне
поголовье белок с пожарной лестницы реже
и шелковицы прежней не вижу теперь в окне
только жестче земля а звезды на небе те же

пустяки все равно бы она умерла и так
не одна же ей-богу утрата на всю планету
даже если и сыра ей не купил на пятак
а пятак потерялся искать интереса нету




КРЫЛЬЯ

когда избу на заре запирала
всех заплакать о себе собирала
придорожных из кювета кикимор
буйных леших из заречного бора
а русалок приглашала на выбор
но пришли толпой для полного сбора
приплелось еще печальное что-то
из-за черного как полночь болота

нагляделась на любимые лица
больше здесь я говорит не жилица
обрекли меня стыду и бесчестью
злое горе мне судьба причинила
словно вынули из воздуха песню
словно солнце окунули в чернила
ни ногой теперь назад ни версты я
невозвратные мои золотые

и заплакали тогда и завыли
в соснах совы загудели забили
а печальное из чащ где трясина
не имеющее формы и вида
провожало до калитки спасибо
ковыляло до плетня деловито
остальные обнялись поревели
и остались жить одни как умели

долго шла через покосы и пашни
в край где грохот и стеклянные башни
в небесах стальные птицы летали
в стороне обосновалась неблизкой
и приматывала крылья бинтами
и работала потом программисткой
прежней жизни от нее ни привета
далеко должно быть за морем где-то

отчего мы с ней не за морем вместе
слишком много там для нечисти чести
ни слезинки у реки ни укора
чахнет чаща в непричесанном виде
мы от века не имели другого
представления о свете и быте
небо черное в трясине качалось
лишь бы время все текло не кончалось




ПАМЯТИ val_prok

что ни старость то ходики глуше
к горизонту прохожий прижат
раньше страстью туманило души
а теперь они тихо лежат
там за садом за створом ограды
угомон уготован душе
и проснуться притихшие рады
но увы не умеют уже
утром славки свистят утешая
ночью мышь прошуршит или еж
просто жизнь оказалась большая
за ограду с собой не возьмешь
за рентгеновским горьким кордоном
прощены все утраты давно
только зной медоносный которым
мы дышали забыть не дано
только воздух пчелиный твердея
за прощальными дорог дверьми
как рептилия в пойме эдема
мы мудры с той поры как мертвы
если славки с повестки обряда
не собьются за пару монет
больше нас утешать и не надо
все равно утешения нет




ОШИБКА

он думал все путем там бог и петр с отмычкой
умру себе чуток и электричка в рай
он полагал что жизнь была дурной привычкой
а вышло так что хоть вообще не умирай

здесь где в имущество превращены все люди
порочным был расчет на истеченье лет
где арфы эти все и созерцанье сути
ни звука и никто не зажигает свет

вот крупская его в трагической одежде
или дружбан в соплях печально кычет речь
а он совсем не там где представлялось прежде
он в месте где не встать кому однажды лечь

наслушался страстей о сказочном еврее
считал что жизнь трамплин а дальше все легко
вот он лежит в гробу и кто его мертвее
спросите у него он умер или кто

снаружи солнышко в траве шурует ежик
большой набор жуков вверху комплект комет
противно умирать давайте жить кто может
а кто не может жить того на свете нет

и разве плохо нам и разве так уж нужно
скончаться насмерть ради радости врага
как глупо умирать пока живые дружно
смешно воображать жемчужные врата

мы все выпускники нам больше бог не завуч
нет с ключиком ни буратино ни петра
пускай вся жизнь твоя была лишь сказка на ночь
она хорошая пусть длится до утра





* * *

в ржавом остове вокзала
тень струила невода
зубы редкие вонзала
прямо в горло немота

здесь забыв собой гордиться
хрипло дышит человек
словно тусклая водица
ночь сочится из-под век

каждый зев привержен зелью
жизнь диктует где поддать
никогда на эту землю
не сходила благодать

ночь река с проворной грустью
постепенно сносит к устью
шелудивых и увечных
население баржи
в протяженье каботажа
экипаж постигла лажа
неприятели природы
эти шлюхи и бомжи

почему на пристань леты
с детства выданы билеты
почему ещё в полёте
чайки загодя мертвы
сколько глаз к стеклу ни липни
там пургу сменяют ливни
а потом прикроют веки
санитары и менты

сказка лживая связала
жалких жителей вокзала
рай курортный с пыльной фрески
жизни требует взамен
всюду пальмы посмотрите
сбоку буквы на иврите
для пригожих и умытых
древней радуги завет

я войду и буду краток
миновало время пряток
миру времени в обрез
бейте в бубны
я воскрес







_________________________________________

Об авторе: АЛЕКСЕЙ ЦВЕТКОВ

Родился в 1947 г. на Украине. Учился на истфаке и журфаке МГУ, закончил аспирантуру Мичиганского университета со степенью доктора филологических наук. Автор целого ряда ряда книг и публикаций в отечественной и западной периодике. В СССР работал газетным корреспондентом в Сибири и Казахстане, в США - преподавателем колледжа и радиожурналистом на "Голосе Америки".

Книги: Сборник пьес для жизни соло. — Энн Арбор: Ардис, 1978., Состояние сна. — Энн Арбор: Ардис, 1981., Эдем. — Энн Арбор: Ардис, 1985., Стихотворения. — СПб.: Пушкинский фонд, 1996., Дивно молвить: Собрание стихотворений. — СПб.: Пушкинский фонд, 2001., Просто голос: Поэма [в прозе]; эссе. — М: Независимая газета, 2002., Бестиарий. — Екатеринбург: Евдокия, 2004., Шекспир отдыхает. — СПб.: Пушкинский фонд, 2006., Эдем и другое. — М.: ОГИ, 2007., Имена любви. — М.: Новое издательство, 2007, Атлантический дневник. — М.: Новое издательство, 2007, Ровный ветер. — М.: Новое издательство, 2008., Сказка на ночь. — М.: Новое издательство, 2010., Детектор смысла. — М.: АРГО-РИСК, Книжное обозрение, 2010., Онтологические напевы. — New York: Ailuros Publishing, 2012., Последний континент. — Харьков: Фолио, 2012., Записки аэронавта. — М.: Время, 2013., salva veritate. — New York: Ailuros Publishing, 2013.скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
2 986
Опубликовано 09 июн 2014

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ