facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 187 октябрь 2021 г.
» » Амирам Григоров. ВДОЛЬ ВОСТОЧНОГО ВЕТРА

Амирам Григоров. ВДОЛЬ ВОСТОЧНОГО ВЕТРА





КРАЙ ВЫСОКИХ ДОЛИН

Ты меня отпустил,  отчего-то забыть не желая,
Так же старый журавль помнит всех улетевших птенцов,
Край высоких долин, где твоя горемычная стая,
Говорят, у миндальных садов, у миндальных садов.

Хоть не верю, мой край, в то, что время не властно над нами,
Позабыть твою волю, боюсь, не посмею и впредь,
Край высоких долин, что ты сделал с моими глазами,
Ничего меньше гор не способны они разглядеть.

Жизнь ведёт мудреца, а глупца, по преданию, тащит,
С дымом дальних кошар и полосками первых дождей
Я грущу, и в устах зародилось так много шипящих,
Столько жалящих змей в порах каменной кожи твоей,

Только волю твою – от чужих я навеки сокрою
Облаками невзгод затопило твои берега
Край высоких долин, что ты сделал с моей головою,
Стала белой она, как твои верховые снега. 


 

ИЗ «ТАТСКИХ ПЕСЕН О СМЕРТИ» 

Речник постарел, и судьба решена –
Он вышел, чахоткой измучен,
Сгустилась ручная его тишина
До самого скрипа уключин,

И ждёт он которой по счёту зари,
И, смертную чуя зевоту,
Он смотрит, как тучи уходят за Рим,
Незнамо, который по счёту,

И скоро пройдёт под раскатистый гром
Путём, что досель не разведан,
Туда, где Харон рассекает багром
Багровое пламя рассвета,

И мёртвые рыбы шагают по дну,
И сохнет осока худая.
Все реки на свете впадают в одну,
А та никуда не впадает.




А. Т.

Ты смотришь свой сон бесконечный и хочешь присниться
В стране, где растут на глазах молодые ресницы
Где скоро становится месяц идущим на убыль
И под напряжением шепчут признания губы
А в этой стране добела распалённых черёмух
Так много печалей и столько закатов червлёных
И переливаются трупам родимые крови
А в небе пасутся молочные тени коровьи.
Ты хочешь проснуться, вернее, не можешь забыться,
Сестрица алёнушка просит не пей из копытца.
Тут плёнки пыльцы на зарёванных лужах весенних
И долгая жизнь только этого мало Арсений.




* * *

Земля эта вечная, кто же покажет другую,
Где спят, не тоскуя, и где глухари не токуют,
Другую, где беды роскошную ниву не снищут
И стылые ветры насквозь не продуют жилища?

Тут долгое эхо свивается в брошенном звуке,
Выходят из леса не мери, не веси, но буки,
И малая рать, что набрали Кирилл и Мефодий
Уносит на копьях обрывки афинских мелодий.

Земля эта вечная с привкусом горького пойла
Лежит под ступнями, легонько пружиня, как войлок,
До самого неба чертой пролегает, прямая,
Пока не раскроется ямой, меня принимая. 

 


ПОПРОЩАЙСЯ, МОСКВА

Половина луны половецкой висит над высотками,
И советские звёзды из мокрого золота сотканы,
И косые сирени, от сока весеннего лопаясь,
В новодевичий сад распустили курчавые лопасти.
Не поверишь, Москва, по весне я твой ряженый суженый
Накрывай мне большую Полянку для позднего ужина,
Как хочу цепенеть от великой любви твоей липовой
Вот французские булки везут от пекарни Филиппова
И гуляки идут по домам, стукнув кружками по столу
Ты послушай, как сладко звонят у Филлиппа Апостола,
Как на древних скамейках, обнявшись, воркуют любовники
И рогатый троллейбус торопится к стойлу в Хамовники.
Ты меня не найдёшь, не поймёшь, не окликнешь по имени,
Позабытым клубничным кваском, попрошу, напои меня,
Угости шаурмой, если все расстегайчики кончились,
Попрощайся, Москва, убежали в луга твои гончие,
Хочешь, буду твоим до грядущего звонкого петела?
Отвечай же, Москва! А она ничего не ответила.

 


* * *

Ты не скажешь, как Мао, мне о ветре-Востоке,
Нам осталось так мало, и, как раньше,  жестоки,

Все окрестные бури, и пейзажи типичны,
Не кончается пурим в переулках кирпичных,

И на улицы-ульи свет из окон не брызжет,
Подсыхает багульник, и продления жизни

Ждут цеха на заводе, кабаки и бассейны,
И последние бродят бронтозавры-бронштейны,

Только ужин не съеден, чай вечерний не выпит,
И уходят соседи в свой печальный Египет,

Вдоль восточного ветра, чтоб однажды, по пьяни,
Лечь в бурьян беспросветный и остаться в бурьяне.




БЕЗЫМЯННЫЙ СОЛДАТИК

В кармане с немереной суммой
дыру залатаю,
Меня не забудешь, не думай,
моя золотая.
Захочется сердца на блюде —
достану не споря,
Я буду ручным чудо-ude
из южного моря,
Вскипевшего резко и бурно.
Наверно, успеем
Нарезать на кольца Сатурна
по рельсам сабвея.
А жизнь — не кастет по затылку,
а жизнь — это вектор,
Сквозь пробки в невинных бутылках
столичных проспектов.
Придётся полжизни отдать им.
Меня не обидишь.
Я твой безымянный солдатик,
забытый, как идиш.




ПАМЯТИ ДЕДА

Я помню, как в давнем году ты промолвил в досаде,
Что слива засохла, что новую сливу посадим,

Спалил её в печке, и печка ревела, как домна,
И розовой сливы не стало, а я её помню.

И помню плоды этой сливы, как варом сапожным
Замазывал раны ствола, бинтовал осторожно,

И помню, как медленным паром курилось ведёрко,
Как мы урожай собирали, за ветки подёргав.

И пригород тёплый, и год чёрно-белый и ветхий,
И пруд комариный, и в розовом кружеве – ветки.

И всё не со мной, будто это приснилось кому-то –
Поющее поле и робкие звёзды галута,

И дерево в цвете – такого не будет второго,
Ты машешь рукой на прощанье, и кажется снова

Меня провожаешь, и вслед произносишь – счастливо,
До новой земли, где цветёт наша старая слива.




УФАН

Уходят номады,
До ближней дороги - семь ли,
Боятся не надо,
Не бойся, мой пупсик земли,

А опиум в трубке -
Отрада полуденных стран.
Я страшный и хрупкий,
Как глиняный воин Уфан.

Трещат самострелы
И сыплют огнём костяным,
И облако село
На бровку великой стены,

И время настало,
Бери на обещанный срок
Стеклянные скалы,
И жёлтый бумажный мирок,

Где тварей - по паре.
А дни всё короче, короч...
Мой снежный фонарик
Светящий в безбрежную ночь. 




* * *

Я у Б-га не первый,
У любой Его твари,
Стынут веки, как вербы,
На осеннем бульваре.

Непривычный и встречный
Ветер, мокрый октябрь.
И въедается вечность
Синевой под ногтями,

Вербы в парке всё те же,
Ночь, а звёзды над нею –
Словно стали пореже
Или стали бледнее,

Гасит сила слепая
Свет мой, дальний и ближний,
Будто смерть проступает
Над поверхностью жизни.







_________________________________________

Об авторе: АМИРАМ ГРИГОРОВ

Родился в г. Баку, в Москве проживает с 1993-го года.
По образованию врач-биофизик (окончил РГМУ им. Пирогова). Учился в Литературном институте им. Горького на отделении поэзии (семинар С.С. Арутюнова).
Преподавал биофизику и физиологию в разных ВУЗах Москвы, колумнист журнала «Однако», блогер.
Автор поэтических и прозаических текстов, а также критики.скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
3 772
Опубликовано 16 фев 2015

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ