facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 185 август 2021 г.
» » Владимир Соколов. В ПАУЗАХ

Владимир Соколов. В ПАУЗАХ





* * *

Когда смеются за спиной,
Мне кажется, что надо мной.

Когда дурное говорят
О ком-то ясного яснее,
Потупив угнетенно взгляд,
Я чувствую, что покраснею.

А если тяжкий снег идет
И никому в метель не выйти,
Не прогуляться у ворот,
Мне хочется сказать: простите.

Но я хитрец. Я берегу
Сознание того, что рядом
На москворецком берегу
Есть дом ее с крутым фасадом.

Она, не потупляя взгляд,
Когда метель недвижно ляжет,
Придет ко мне и тихо скажет,
Что я ни в чем не виноват.




* * * (МАРИАННЕ)

Ты вправе думать, посетив больницу,
Где я – все о себе да о себе,
Что за воронье за окнами клубится,
Что льдист и хладен путь через столицу,
Что все равно мне, каково тебе.

Ты принесла мне сахар и обновки,
Хотела рассказать, как день прошел,
Как ты упала возле остановки,
Как холодно одной, как путь тяжел,
Когда летят толпою птицы эти...
А я все о себе да о себе.
Не о тебе, единственной на свете,
На ледяной изменчивой тропе.

Ты вправе думать, исхудав щеками,
Все обо мне в дороге, обо мне –
Что сердце у меня, наверно, камень,
Что я, как эти окна - в стороне,
Ты вправе думать...

Но когда ушла ты,
Когда безлюдным стал приемный зал,
Я в многолюдном гомоне палаты
Шептал в подушку все, что не сказал...

Ты – о больной руке, о трудной доле,
А я – все о себе да о строке,
Которая не стоит малой боли
В твоей душе и в маленькой руке...

На улице пустой воронья дрема.
Ворочается снег по городьбе.
Одна утеха - что ты плачешь дома,
А я не дома плачу о тебе.

Ты вправе думать... Ты в нежнейшем праве...
Но я в одном сегодня без вины,
Что думаю в подушку – не о славе,
А о любви, в которой мы равны.




ВЕНОК

Вот мы с тобой и развенчаны.
Время писать о любви...
Русая девочка, женщина,
Плакали те соловьи.

Пахнет водою на острове
Возле одной из церквей.
Там не признал этой росстани
Юный один соловей.

Слушаю в зарослях, зарослях,
Не позабыв ничего,
Как удивительно в паузах
Воздух поет за него.

Как он ликует божественно
Там, где у розовых верб
Тень твоя, милая женщина,
Нежно идет на ущерб.

Истина не наказуема.
Ты указала межу.
Я ни о чем не скажу ему,
Я ни о чем не скажу.

Видишь, за облак барашковый,
Тая, заплыл наконец
Твой васильковый, ромашковый
Неповторимый венец.




* * *

Ты камнем упала, я умер под ним.
Ты миг умирала, я долгие дни.
Я все хоронил, хоронил, хороним
Друзьями — меня выносили они.
За выносом тела шел вынос души.
Душа не хотела, совала гроши.
А много ли может такая душа,
Когда и у тела уже ни гроша.

Однако могильщики, ну и народ,
Умелые руки, большой оборот.
И, знаешь, все просят подумать о них:
Работать на пару, а пить на троих.
И, знаешь, как шутят, дыша в кулаки:
Метро наменяло на всех пятаки.
...Там желтая глина, там воздух сырой.
Там люди сговорчивей между собой.

Кто звезды попутал, кто карты смешал?
Кто боженьке в ухо чего надышал?
Я что–то не помню — за что бы с меня —
Дарованной ночи, дареного дня.
Уж так ли высоко на свете я жил,
Что бог мне на душу тебя положил.
И так ли остался, в таком ли долгу,
Что сам до земли долететь не могу.




* * *

Паровик. Гудок его глухой.
Ночь. Платформа. Думы об одном.
Снег метался, тонкий и сухой,
Железнодорожным полотном.

Извивался в свете фонаря,
Шел в порывах. Дрогнул паровик,
Белый дым, волнуясь и паря,
Снизу вверх окутал мост на миг.

Мост был выгнут через полотно.
Кто-то шел по этому мосту.
Шел незримо в клубах дыма, но
Сбоку луч вонзился в темноту.

И на дым летучий, на ничто
Пала человеческая тень.
Тень людская: кепка и пальто.
Дым качнулся, свет умчался в темь.

Паровик прогрохал под мостом,
Электричка встречная прошла.
И исчезла в воздухе пустом
Тень, что дымом поймана была.

Я не знал, что делать мне с тоской
О часах текучих... А кругом
Снег метался, тонкий и сухой,
Задыхался и бежал бегом.

Только я запомнил не его.
Свет и дым, и чью-то тень навек.
И не знал об этом ничего
Тот, мостом прошедший человек.




* * *

Машук оплыл  — туман в округе,
Остыли строки, стаял дым.
А он молчал почти в испуге
Перед спокойствием своим.

В который раз стихотворенье
По швам от страсти не рвалось.
Он думал: это постаренье!
А это зрелостью звалось.

Так вновь сдавалось вдохновенье
На милость разума его.
Он думал: это охлажденье.
А это было мастерство.




* * *

Я славы не искал, зачем огласка?
Зачем толпа вокруг одной любви?
Вас назовут, в лицо метнется краска,
Сбежит со щек, и где она — лови.

Он целый мир, казалось, приобрел,
Но потерял товарищей немногих,
Зато нашел ценителей нестрогих,
Их ослеплял незримый ореол.

Когда проходит, глаз с него не сводят,
Его же взгляд для них под стать лучу.
Но просто так, как раньше, не подходят,
Ну хоть бы кто–то хлопнул по плечу.

Уйти бы в лес, оставив пустяки,
Собрать минут рассыпанные звенья
И написать прекрасные стихи
О славе, столь похожей на забвенье.




* * *

Я устал от двадцатого века,
От его окровавленных рек.
И не надо мне прав человека,
Я давно уже не человек.
 
Я давно уже ангел, наверно,
Потому что, печалью томим,
Не прошу, чтоб меня легковерно
От земли, что так выглядит скверно,
Шестикрылый унёс серафим.







_________________________________________

Об авторе: ВЛАДИМИР СОКОЛОВ

(1928 - 1997)

Родился в г. Лихославль Тверской обл. в семье военного инженера.
Окончил Литературный институт, семинар поэта Василия Казина.
Первое стихотворение Владимира Соколова «Памяти товарища» было опубликовано в «Комсомольской правде» в 1948г. С.Щипачёв  рекомендовал поэта в Союз писателей СССР.
В. Соколов -  кавалер ордена Кирилла и Мефодия (Болгария, 1977), лауреат Государственной премии СССР (1983), Международной премии имени Н. Вапцарова (1989), первый лауреат Государственной премии России им. А. С. Пушкина (1995), Международной Лермонтовской премии (1996), награжден многими государственными наградами СССР и Российской Федерации.
В Лихославле в 2002 году именем Владимира Соколова названа Центральная районная библиотека, возле которой установлен памятный камень поэту.

Библиография:
Утро в пути. — М.: Советский писатель, 1953.
Трава под снегом. — М.: Советский писатель, 1958.
На солнечной стороне. — М.: Советский писатель, 1961.
Смена дней. — М.: Молодая гвардия, 1965.
Разные годы. — М.: Советский писатель, 1966.
Снег в сентябре. — М.: Советская Россия, 1968.
Стихотворения. — М.: Художественная литература, 1970.
Вторая молодость. — М.: Молодая гвардия, 1971.
Четверть века. — М.: Советская Россия, 1975.
Городские стихи. — М.: Советский писатель, 1977.
Позднее утро. — М.: Современник, 1977.
Спасибо, музыка. — М.: Молодая гвардия, 1978.
Сюжет. — М.: Советский писатель, 1980.; переизд. 1986. — (Библиотека произведений, удостоенных Государственной премии СССР)
Долина. — М.: Современник, 1981.
Любовь как любовь. — М.: Правда, 1985. — (Библиотека «Огонёк»)
Новые времена. — М.: Молодая гвардия, 1986.
Стихотворения. — М.: Художественная литература, 1987.
Я тебе изумляюсь, Тбилиси: Стихи, переводы из грузинской поэзии. — Тбилиси: Мерани (груз.), 1987.
Избранное. — М.: Советский писатель, 1989.
Посещение. — М.: Советский писатель, 1992.
Стихи Марианне. — М.: ПРОК, 1996.
Неповторимый венец: стихи и поэмы. — М.: Новый ключ, 1999.
Белые ветки России. — М.: Русская книга, 2000. — (Поэтическая Россия)
Это вечное стихотворенье...Книга лирики. - М.: Издательский дом "Литературная газета", 2007.скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
7 857
Опубликовано 09 фев 2015

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ