facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
        Лиterraтурная Школа          YouTube канал        Партнеры         
Мои закладки
№ 181 апрель 2021 г.
» » Юрий Смирнов. ЗОНГ МЁРТВЫХ ЛЮДЕЙ

Юрий Смирнов. ЗОНГ МЁРТВЫХ ЛЮДЕЙ





ОБИТЕЛЬ

Был монастырь тут
Ох, какой монастырь
Белый свет шел от звонницы
Мешал спать округе
Когда мы пришли
Чермные Слуги
Третья Армия
Мёртвой конницы
Настоятель Мелхиседек
Воздел длань 
И установил купол
Шуйцу в землю вбил
Как вбивали крест
И вызвал страж-духов
Веришь
Я тогда поседел
Хоть видел 
Пестрый Погром
И барабаны из девичьей кожи
Мы стреляли в них
Атомом и ядром
Но сама сущность стражников
Была ложной
Короче, бросили мы эту возню
И ушли к океану
Освобождать Атлантиду
А когда вернулись
Монастырь стоял
Ничего не изменилось с виду
Только колокольня излучала мрак
И монахи пели
Как хор сумасшедших
На престоле мудрости 
Восседал враг
И приветствовал нас
На свет мрака пришедших
А потом были странные 
Триста лет
Без лица
Без солнца
Без первой птицы
И рычал волк
И молчал лев
У пустой
Когда-то святой
Гробницы


 


ЧАЙКА ПО ИМЕНИ БАРАЛГИН

Знаешь
Когда нога болела
Болела нога
Нога болела
Так
Что я колотил
Этим черным мясом
О стену
И не успокаивался
Пока 
Стена не становилась красной
Я пристрастился
К болеутоляющим
Таблетка
Дает полчаса
Мозга
Радости
Можно позвонить куда-то
И поговорить с кем-то
Без злости
И раздражения
Пачка
Две
А потом мне стали сниться
Черно-белые сны
В которых
Я летал
По подвалам и коридорам
Изо дня в день
(Я спал днем,
Ночью сильнее болит)
Так вот 
Я бросил таблетки
Потом бросил стену
Потом бросил боль
Я научился жить так
Как будто уровень боли
Ноль
В ноге
А в теле минус пятнадцать
К примеру
Когда меня будут рвать на куски
Я буду смеяться
Я отлично сплю
И летаю над морем
На черно-белых крыльях


 

ВОДА

Когда она делала вид, что умирала
Я не знал
Куда девать свои руки
Поправлять подушку
Гладить волосы
Часами отламывать палец
Как непослушную ветку
Так дитя
Выбирает для лука
Или стрелы
Сопит
Не сдается
И она не сдавалась
Это было не так уж и страшно
Когда все уже всё понимают
И исчезает вокруг суета
Медсестер
Доктор лишь мимоходом
Заходит
Он не злой
Он на работе
Серая кожа
Бесконечная рвота

И тогда я придумал игру
Землю два
Где болезнь
Осталась на дне сундука
Это не идеальный мир
Просто нет рака
А так — почти как у нас.
Войны, религии, 
Гестапо, чека,
Художники
Нефть
Газ
И кошачьи драки

Слушай, любимая
У этих людей
Всего один город в пустыне
А в городе
Лишь один храм
Огромный 
Бездушный 
Базальтовый куб
Вернее,
Параллелограмм.
Внутри два родника
Два родника?
Именно
Первый — заслуга ангелов
Знаешь, в этой религии 
Бог сразу умер
Только успел сделать 
Этих белых крылатых
Они уже строили землю
Земля была океан
Они так старались
Применяя
Жезл и наган
Что в день девятый
Мир превратился в пустыню
И когда даже ангелы 
Стали испытывать жажду
Кто-то выкрикнул божье имя
Воткнул
Посох в землю
И так появилась вода
Да
А второй?
Со вторым все попроще
Юноша из богатой семьи
В кедровой роще
Сошелся с красоткой 
Из бедняков
Его предки не возражали
Но семья девушки
Запретила любовь
Она была продана 
Монастырю Белого Кокса
Деньги получены
Пропиты
Вложены в пирамиду Мавроди-Хеопса
Никто не посмел бы
Спорить с монахами
Оставалось одно
Убежать
Конь погиб 
В двадцати километрах
От Храмины Родника
Очень жаль
Ты же сказал – Двух Родников?
Не перебивай!
Что за манера!
Так вот
Он нес ее по пустыне
Пока не упал
Без сознания
Силы и веры
Дальше она уже
На плаще
По песку
Дотащила до Храма
Полуживую любовь
А как их звали
Его – Симеон
Ее, кажется, Кира
Не знаю, что им сказали жрецы
Вы не из нашего города
Вы не из нашей паствы
Вы не из нашего мира
Или ошибка была в документе
Только воды им не дали
Они умирали в углу
Только вдвоем
Как говорят на другом континенте
Тет-а-тет
Постаревшие
Серые
Глупые 
Но чудо всегда происходит
Если его хотеть
Так появился Второй Родник

Из коридора доносится детский крик
Мы не вздрагиваем
У нас нет детей
На орнаменте 
Кафельной плитки
Чашу оплел мудрый змей
Она говорит
Ты не спал восемь дней
Ладно я 
Но зачем копировать
Мои муки
Дуй домой и поспи
Я дождусь тебя
Я не знаю
Куда девать свои руки


 

ОДНОМУ ПСУ

Умер весной мой пес
А нового не завожу
Да и не заведу
Не успею вывести в люди
На первый звонок не приду
Не смогу скопить 
Ему 
На универ
В сентябре заплатил
За последний свет
И никто уже
Не скребется в дверь
Кроет
Кроет меня
Как свинцом степь
Знаешь
Я вчера
Думал в душе спеть
И не смог
Победить
Бытовой водопад
Рай 
Это там
Где тихо
И за стенкой ад
Ну а больше 
Дружище
Различий нет
В сентябре заплатил 
За последний свет
И созвездие новое
Морщит мокрый нос
Это смотрит с неба
Мой Большой Пес

 


ЦЗИН. КОЛОДЕЦ

Колодец был
Ночной клуб
Библиотека
Газета
И святой храм
Они приносили 
Свой самогон
И запивали
Черной водой
Четыреста грамм
Мир строился 
Вокруг воды
Львы целовали
Своих
Коротконогих
Крашеных
Антилоп
Никто никого
Никогда не убил
Максимум 
Пробивали и
Получали в лоб

Когда самодельное 
Жестяное ведро
Прохудилось
Мир завершился
Никто спрашивал
Что случилось
В наших местах
Две запретные темы
Война и секс
Вода стала бурой
Цвета аэродромного шила
Потом мутно-белой
Как борода старика
Они говорили домашним 
Пока
Взваливали на плечи
Кто
АКС
Кто
ПЗРК
И уходили в воду

Кого приносили
Под вечер
Кого убивало медленно
Как говорится
В течении
Календарного года
Если ты 
Этой степью отмечен
Если ты
Ковыльного рода
Ковыляй по жизни
Пока есть жажда
Напьешься
Навсегда
Однажды

Их город канул в колодец
Китеж
Каниж
Канев
Унеся с собой
Под землю-воду
Аутентичных Иванов
И пришлых Иванов
Амен.

 


НЕЗНАКОМКА

Иван боится спускаться в метро
В метро живут его двойники
Например, охранник с бэйджем "Петров"
Все у них одинаково
Глаза-гнойники
Руки - словно гидры
В разгар почкования
Жирные пальцы с многоголовкой ногтей
Иван боится
Как тогда, когда видел
(Обморок в сауне)
Бабушку в саване
Хоровод безглазых детей
Машинист тоже
Похож как две капли
Из длинного носа
Учительницы долбаной физики
Иван стоит посреди станции
Крестится
Все привыкли
Мало ли в столице шизиков
Тётка в будке 
Словно сестра однояйцевая
Губы- нитки
Сложнейшие щи
Ивана трясет 
Как Олега Романцева
Мерцают под лампами
Рубины- прыщи
Руки гладят воображаемую бомбу
Он тут всему господин
Захочет - сломает пломбу
На пусковом механизме
Три, два, один
Станция превращается 
В отсутствие станции
Исчезают гребаные двойники
Иван успокаивается
Надо дочку забрать с танцев
Проверить тетради
Записать в дневники
Во всех социальных сетях
Надземелья
" Братья, был на Рижской,
Их миллион
Этих живых растений"
Задремать над книжкой
Задремать над книжкой
Задремать над книжкой

И увидеть 
Как входит в предпоследний вагон
Прекрасная
Непохожая на него
Ни телом, ни запахом
Ни дыханием печальных глаз
Недоступная и дешевая
Как техасский сланцевый газ

 


ПРУСТ 200

Когда не было интернета
Веришь
Было время
Когда не было интернета
Мои одноклассницы
Вели анкеты
Общие тетради
Фломастерные сердца
Похожие на задницы
Иллюстрации из журналов мод
В целом
Ад и полный вперед
Вопросы этих анкет
Были просты и суровы
Кто тебе нравится из мальчиков класса
Вова
Всем нравился Вова
Из параллельного класса
Впрочем
Я тоже был влюблен
В девочку из параллельного
Мира
И ничего
Недостижимо
Прекрасно
Оторвавшись от изнасилования
Хорошо темперированного клавира
Я грезил 
Если не изменяет память
Оксаной
Короче, об этом уже написал Пруст
В романе
По направлению к Свану
Давно уже я стал ложиться рано
С кем бы ты хотел провести вечер
Если бы мог выбирать из 
Живущих
Воскресших
И совсем умерших?
Если вечер последний -
С Иисусом Христом
Предпоследний -
С Моникой Белуччи
Хотя у меня есть мышь
И получше
Какой твой любимый цвет?
Тот, которого нет ни на одном флаге
Как бы ты хотел умереть?
В полузащите 
На левом фланге
Какие качества ты ценишь в людях?
Умение не превращать
Свою голову 
В первое блюдо
Для черных царей
И их важных слуг
Любимая река?
Буг
Есть тот, кому веришь?
Бог
Есть тот, в кого веришь?
Нет
Что будет последним?
Звук или свет?
Надеюсь, что свет


 

АРИЭЛЬ

Надо сказать
Что в моем поколении
Все желающие
Умереть 
Преуспели
Эти двое были с филфака
Позывные 
В тербате
"Байрон" и "Шелли"
Отступая 
С высоты номер
Тридцать семь
Известной также
Как Хрен Бога
Они попали 
Под минометный огонь
Забились в ячмень
Потерялись
Колонна не стала ждать
При отступлении 
Все очень быстро
И строго
Прятались
В шлюзовой 
Гидроэлектростанции
Ждали ночь
Тишину
Байрон кропал 
Какие-то стансы
Шелли вспоминал
Молодую жену
Впрочем
Байрон тоже думал
О жене Шелли
О их бесконечно 
Случайной постели
На фестивале 
Авторской песни
Днепровская Лира
Воды осталось около литра
Телефон включать было опасно
Подождем еще
Небо становится красным
Потом черно-розовым
Потом антрацитовым
Наступает ночь
Южная
Ладно сшитая
Будто гвоздями прибитая 
За запястья
К небу
Истекающая внезапным ливнем
И полоумной 
Жирной
Спотыкающейся грозой
Словно ночь воюет
С лесополосой
В темноте ползущей
Зловещей гюрзой
Молнии лупят 
По щитовой
Словно пытаясь 
Спасти из плена
Переменный ток постоянный ток
Шелли не выдерживает
Включает
Мертвый фейсбук живой гуглток
Как ты 
Милая
Я живой
Вспышка
Трещотка
Умирающих изоляторов
Стоп
Снято
Спасибо 
На сегодня закончена смена
Нет никакой войны
Нет никакого плена
Нет никакого врача
Франкенштейна
Ильи Борисовича
Нет никакой донорской кожи
Нет шипения сожженными связками
Бесконечной каши рисовой
Бесконечного очень сложно
Обезболы 
Грушевый узвар
Ариэль Боливар
Мертвый Байрон
Огарок Шелли
Как я уже 
Вам говорил
В моем поколении
Все желающие 
Умереть
Преуспели

 


ЗОНГ МЕРТВЫХ ЛЮДЕЙ

Мертвые улыбаются
Черным ртом
Мертвые пишут
Будьте вы прокляты
Мертвые любят
Теракты
Техногенные катастрофы
На худой конец
Шторм
В другой части света
Мертвые щелкают кнопками
Мертвые ненавидят строфы

Мертвые презирают
Весну и лето
Мертвым кажется
Что их очень мало
Они рады
Любому новому мертвому
Землетрясение в девять балов
Круто
Подобно шуроповерту
Они вонзаются в мозг
Лучше спрута
Купить
И держать в ванной
Если одинок
И жаждешь объятий
Чем разговаривать
С мертвым
И набором его проклятий

Мертвые
Видя живое
Зажимают нос
Пахнет жизнью
Им становится дурно
Из всех искусств
Их волнует
Похоронный марш
Колбасный фарш
И золотые
Погребальные урны

Мертвые любят
Рвать живых
Давить на череп
Чтобы из-под век
Глаза вылазили
Это мертвые
Спросили Христа
Простите
Молодой человек
С какой целью
Вы воскрешаете Лазаря?

 


ПЛИТА

Вот завтра умер Плант
Через неделю Кэйв
Потом Гребенщиков
За ним поэт Цветков
Де Ниро,
Варгас Льоса
Сабонис
Аль Пачино
Лимонов и Мамонов
Другой поэт Цветков
Все отплывут туда
Откуда нет причины
К волшебным островам
И смоляным котлам
Один такой сидишь
В тиши своей личины
Черкаешь календарь
Завидуешь котам
И смерти позвонив
Кричишь в пустую трубку
Я знаю 
Нет тебя
Ты просто ничего
И отвечает голос
Прекрасный
Как ракета
Ты тоже ничего
Ты тоже ничего
Я знаю номера
Еще живых героев
Я в скайп стучал мечом
Я улетал в майспейс
И называл ее
Мою дорогу к дому
Май факин дэвил рейс
Май джентл дэвил рейс
Май будет
Как всегда
Но будет не всегда
Ты будешь не всегда
Но будешь навсегда
Когда последний тост
Мои раззявит губы
И упадет стакан
И белый гриб падет
Остынет мой шашлык
И скажут злые люди
Он жил как идиот
И умер, как удод.

 


УЛИЦА ЦИРРОЗ. ЖИТЬ

Смерть приходила к нему по вторникам
Убирала его холостяцкую квартиру
Варила ему овощной суп
Жарила телятину, купленную на рынке
Грузила грязную одежду в стиральную машину
Смотрела на него грустными глазами
Он лежал, отвернувшись к стене
Отвечал односложно 
Натягивал одеяло на голову
И лежал так 
Пока не начинал задыхаться
Она понимала
Что снова зря делала макияж
И тратилась на новое платье
Он не хотел ее
Не хотел умирать
Уже за дверью она медлила
Прислушивалась
Как он встает
Напевает себе под нос
Топает на кухню
Гремит тарелками
Звонит кому-то
Говорит
Привет, жизнь моя
Я постараюсь приехать вечером
Смерть печально улыбается.
Он так нравится ей.
Живой.


 

ИСТОРИЯ ЛЮБВИ

Он и она отступают вместе
Но пока еще не знают друг друга
Сорок первый
Горит Полесье
Перегруппировка
Харьков
На карте неприлично яркой
Словно книжка-раскраска
Кто-то чертит два круга
Красным
Сорок второй
Адский харьковский котел
Мысль понятна – надо отбить свое
Ей двадцать четыре
Ему двадцать восемь
Пулеметы кровавые косят
Их двадцать второй прорыв
Пуля в плечо
Темнота 
Обрывы
Он едет в плен без сознания
Она, к сожалению, наоборот
Черный румын орет
Иногда больно бьет
Немцы выглядят королями такта
Немцы
Мы так их любили когда-то
Образование? – Мединститут
О, Ваши знания пригодятся тут
Мы не звери
В концлагере будет госпиталь

Оставь дела
Посмотри на нас, Господи
Тридцать тысяч 
Лежат в чистом поле
Колючкой и пулей
Ограничена воля
Это концлагерь для солдат
Никого не расстреливают
Все постоянно спят
Потому что голод
Здесь всегда голод
Кто не спит копает
Ищет коренья
Есть такой миф
Будто сладкие
Как варенье…
И тут начинается тиф

Немцы исчезают
Эпидемия — их больное место
На вышках появляются венгры
В госпитале так тесно
Что еще живые лежат на трупах
Главврач говорит ей
Милочка
Считайте, что это 
Летняя практика
И по меркам профессии — это круто
В лагерь приезжает Красный Крест
В госпитале все больше свободных мест
Умирающих выбрасывают на помойку
Моют пол
Перестилают койку
Готово
Он долго борется с лихорадкой
Не опускается
Бьет вшей
Как бил немцев
Но опять попадает в плен

Когда побеждает тиф
Все остальное — тлен
Черная лихорадка
Кипятит твой мозг
Ты просто воск
В длинных пальцах смерти
Главврач орет санитарам
Живее, глупые черти
Всех тифозных — на тот свет
Он ей нравится
Что-то впервые касается 
Ее души
Она говорит – этого не спеши
Санитар ссылается на приказ
Она отвечает — нет

Я его никому не отдам никогда
Пей
Любимый
Даже если не понимаешь 
Пей 
Сейчас спасение — вода
Лекарства тут не для нас
Да и нет пока
От тифа лекарств
Вы уверены, что он будет жить?
Да
Да!
Да…

Через две недели 
Он прекращает бредить
Смотрит удивленно
Комната
Стены, окно, двери
Входит девушка
Из его кошмаров
Та
Кто отгоняет змей
Я не знал, как Вас звать
Там во сне
Называл Марьей
А Вы для меня 
Алексей
Володя… – Оля…

Он окрепнет немного
И вернется в поле
К своим
К своим вшам
К глупым мечтам
Как наши возьмут Кременчуг
Как он будет бить
Черных сук
Как его танк ворвется в Берлин
Как он вернется
К Оле
И будет всегда не один

Она чувствует
Что в ней еще одна жизнь
Главврач вздыхает
Среди пил и клизм
И отправляет ее к коменданту
Комендант
Похожий на демона Данте
Говорит неожиданно
Уверенно
Русская, я не воюю
С беременными
Лагерь выдает аусвайс
Ты свободна

Жизнь прекрасна
Как сейчас говорят, не айс.
Она копает руками
Строит землянку
Живет до тех пор
В сгоревшем танке
Падает
Ломает крестец
Но как-то и тут срастается
Ищет еду для него
Бегает к колючке
Улыбается
Через полгода родится
Мой отец.
И сказке этой здесь не конец.







_________________________________________

Об авторе: ЮРИЙ СМИРНОВ

Родился в 1973 году в семье потомственных хороших людей. Изучал психологию в Харьковском и русскую филологию в Кировоградском университетах. Автор сценария и продюсер ряда художественных фильмов и телесериалов. Книг нет, случайно публиковался в "Новом Мире" и альманахе "Конец Эпохи".скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
4 080
Опубликовано 29 дек 2014

ВХОД НА САЙТ