facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 184 июль 2021 г.
» » Екатерина Симонова. СКВОЗЬ БЕСПАМЯТНЫЙ ЛЕС

Екатерина Симонова. СКВОЗЬ БЕСПАМЯТНЫЙ ЛЕС





* * *

я больше не знаю, что будет завтра.
у Плотинки продают ландыши, все так же идет дождь.
у мокрых цветов всегда такой запах,
как будто ты не совсем живешь,

как будто повторяешь чужие дни,
тебе незнакомые, как всегда не знакомы
люди в дожде, люди после дождя –
серый воздух и свет – зеленый –

как будто кто-то тебя окликает:
«здравствуй, ты как?» –
вглядываешься, но узнать не можешь, откуда-то зная –
это время наклоняется над тобой, как рыбак –
над уловом, чью-то левую руку в правой руке сжимая.




* * *

Ты умираешь, точнее, просто перестаёшь звать
Акробаток, спускающихся вниз на атласных шнурах,
Беленьких девочек в газовых платьях сна,
Разбивающих ананасные кольца льда.

Они висят над тобой, раскачиваются, дрожат,
Хрустальные шарики небесных люстр,
Они улыбаются, глядят без чувств,
И невидимые зрители вместе с тобой в темноте глядят

На эти балетные туфельки с вощёным носком,
Юбки, крутящиеся, как серсо,
Круглые рты – нежные буквы «о»,
Растягивающие твою жизнь, как аккордеон,

Ольга, Татьяна, Мария, Анастасия, имена легче, чем беличий мех,
И ты замираешь, прислушиваешься, сам вытягиваешься вверх,
Вытаскиваешь белые ленты из их волос,
Опустошённый, как коробка из-под папирос.




* * *

Ночью мама спрашивала: «Ты как?»
Или не спрашивала: заглядывала в комнату и
Прислушивалась к дыханию. Каждый пустяк
В этом доме напоминает о старости и любви.

Приходили родительские коты — по очереди, по одному,
Спали в голове, потом в ногах,
Иногда настораживая уши, прислушиваясь, как кусты
Облаков шумят от дождя.

Потом приходили они — все,
Кого я оставил или забыл:
Непростительные, прощающие, как все,
С кем я когда-либо был,

Прогуливался по берегу неназываемой античной реки,
Воды ее горячи даже во сне.
Они же, склоняясь к воде, колышась, как хлопковые тюки,
Шептали: «Оставь нам на память что-нибудь о тебе».

Одному — зрение, другому — слух,
Разнимая меня на части без боли и без тоски,
Они шепчут и шепчут, они говорят, опять говорят,
В лесу голосов сумрачные стволы

Вверх поднимаются — и не видно между ними небес,
По сравненью с которыми все слова пусты.
И я иду сквозь этот беспамятный лес:
В последнюю тьму из оставленной темноты.




ИЗ ЦИКЛА «1-я Тверская-Ямская»

До утра простоять в подъезде,
чиркать спичку за спичкой, говорить о чем-то,
о чем — потом и не вспомнить,
вернуться домой под утро счастливой,
как бывают счастливыми только раз в жизни.

Никто не спит, все в гостиной:
мама — в слезах, бигудях и корвалоле,
папа — на заднем плане, суров, хмур и черен,
кот на переднем плане
облизывает хвост и на спине серые пятна.
Но тебе — все равно, твоя юность ярче,
твоя юность еще в это верит.

Утром проснешься — суббота, солнце,
родители сердятся,
но ты молода и не помнишь уже об этом,
знаешь только, что день будет долгим:
трамвайные усики таракана в кухне,
кругленькие красные трамвайчики, идущие по Садовой,
мигающие светофоры,
бесконечное лето.

Встретитесь через много лет
(твои погрубевшие руки,
его плащ — слишком короткий и мятый),
посмотришь издалека и отвернешься:
где это желтое, красное, зеленое, черное лето,
где его пустой спичечный коробок,
который он обещал хранить на память?




* * *

замолкаешь — будто вывинчиваешь лампочку из патрона,
больше не слышно света, помятого, как простыня,
выстиранная на руках, высушенная на балконе, —
вот и нет половины дня.

нет больше черемухи под окном в Тагиле,
нет больше серого утра в Екатеринбурге,
мы просыпаемся так, как будто нас никогда не любили,
пьем черный чай, надеваем полусолдатские куртки —

мы выходим на улицу, смиряясь с самими собою,
двор перекопан, осенний, как огород.
и картошка ушла, как партизаны, в подполье.
кажется, дождь идет.

кажется, рот развевает белесый воздух,
вот и Антон Палыч Чехов подслеповато стоит поодаль,
тень повторяет, кривляясь, скучную его позу,
смотрит, как мы уходим —

как выполняем просьбу умершего, но неблизкого друга,
больше вежливости, чем настоящего горя,
так и не начав говорить, круговая порука
молчанья сближает всегда, надолго.




ИЗ ЦИКЛА «Душа»

Старая псица улыбается, машет хвостом —
Подойди, погладь, немного мне
Нужно, разве что лечь невесомым листом
В твоих ногах, да и думать о том,

Как ты сегодня ко мне добр,
Как же ясен и тепел день,
Точно ореховая скорлупа,
Хрупающий под ногой чужака.

Просто погладь меня, просто, прошу, погладь,
Истосковалась моя душа,
Которой, может, и нет, однако же есть тоска
По несбывшемуся, вот и жду до сих пор, дрожа.




ИЗ ЦИКЛА «Бестиарий»

ты засыпаешь, пока рычат
красные, точно дрожащий осенний сад,
распластанный на земле брошенным кимоно,
звери, безропотно жалящим языком

обвивающие твои башмаки,
глядящие на тебя снизу вверх, так с земли
глядят, пока в оголодавший рот
виноградина чудом не упадет,

пока ты засыпаешь, не рада/ не рад
ни любви, похожей на летний ад
с расписными плодами, зажженным окном,
выходящим в сад и входящим в дом

тем же садом, ни огромной воде,
память и взгляд забирающей налегке,
ничему, что выдох и снова – вдох,
сердце язвящий чертополох.

но вот, шевеля призрачным плавником,
как царь-рыба, вплывает в дом
дерево с серебряной чешуей,
и остается в нем, слышишь его?, с тобой,

снег громоздится за дверью, готовый съесть
свет, чтобы как кит, бороздить сотню лет
все моря с лампадным огнем внутри,
полупрозрачным, живым, но не страшись, смотри,

пока ты готова верить, точнее, смотреть
и видеть далекое пламя, его терпеть,
как терпят не неизбежную боль,
но то, что уходит, не расставаясь с тобой.




* * *

закрой, закрой глаза. не смотри.
стеклянные кости деревьев стучат.
все, что нужно каждому – немного любви,
задуваемой, как свеча.

все, что нужно – фонарик в горле зимы,
выталкивающий свет, как выталкивают птенца
из гнезда: лети
и умирай без конца.

райские двери откроются не тому,
кто хотел войти, но тому, кто не стал просить,
кто, закрыв глаза, простил тишину
за то, что нельзя говорить.







_________________________________________

Об авторе: ЕКАТЕРИНА СИМОНОВА

Родилась в Нижнем Тагиле. Окончила филологический факультет Нижнетагильского педагогического института. Публиковала стихи в антологиях «Современная уральская поэзия: 1997-2003», Современная уральская поэзия: 2004-2011» «Братская колыбель», журналах и альманахах «Воздух», «Новый мир», «Волга», «Новый берег», «Вавилон», «РЕЦ», «Уральская новь», «Урал», «Транзит-Урал» и др. Автор 4 книг стихов. Живет в Екатеринбурге.скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
2 422
Опубликовано 16 ноя 2014

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ