facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 184 июль 2021 г.
» » Евгения Изварина. ЖИВОЕ ВРЕМЯ

Евгения Изварина. ЖИВОЕ ВРЕМЯ





* * *

...тогда
зябли на лавочках
загорали на парапетах

глубоко в жёлтых справочниках
ещё глубже в белых билетах
бумагу слова хорошие
прогибали не помогая

тогда
была жизнь прошлая
что ли теперь другая
что ли в толк не возьмёт меня
конечная
костровая
где живое за мёртвое
сходит с трамвая




* * *

Сон — тюремная отмычка,
больше ничего.
Подлетай к ладони, птичка,
клюй мое пшено.
Спой, малышка, где жила ты —
в поле? на реке?
...Спишь — и сплю.
Очнусь — зажаты
зерна в кулаке.




* * *

У чисто выметенных плах,
у обездвиженных кружал
стояли лодки на столах,
и в каждой кто-нибудь лежал,

и в каждой кто-нибудь один
у обесточенных колёс
живое время проводил
сквозь механический наркоз.

Вода верёвочкой вилась
сквозь лодок лунные тела,
и вот одна
приподнялась
и поплыла…




* * *

Нашёлся угомон и на кукушку —
пошёл сентябрь верхушки украшать.
Пастух Лука на жаркую опушку
индейским летом вышел подышать.

Где в рост на прошлогоднем токовище
смеркаются горец и чистотел,
пастух Матвей нашарил кнутовище
и старому Тарзанке посвистел —

того гляди, тень полог приподнимет,
наклонится, горбата и тиха,
и руки разведёт — как мерку снимет
на сон грядущий с Марка-пастуха.

 В деревне спят. Прожектор с котлована
белёные торцы посеребрил.
Ворчит жена на пастуха Ивана —
 что записную книжку искурил.




* * *

«...Сирота’ми остали’сь...»

Пятый корпус, третий нумер,
телефонный вязкий зуммер,
коммунальный кондуит.
Старичок-любитель умер —
 голубятня постоит.

Погасили свет в каморке,
не пометили крестом
голубятню на пригорке с
 покосившимся шестом.

И теперь ночами — клёкот
приглушённого сверла,
бормотание и рокот,
синеватые крыла —

словно смерти постепенной
лишь на слух словарь блаженный
подбирать разрешено:
снег октябрьский, пух нетленный
и сиротское пшено.




* * *

Ходит месяц молодой да балованный —
чайной ложечкой размешивает
звон малиновый, где рай нелинованный —
в ноги конному, а пешего — нет.
Лишь вышагивает маятник, плавится
серебро замысловатой дуги…

Кто-то скачет — умереть и прославиться,
коли вывезли сервиз за долги.




* * *
Екатерине Симоновой

Воздух окрашен – слоями – под жемчуг
и под орех.
потускнела дубовых крон прорезная жесть.
Наступает осень: плечи склоняются
под сукно и мех,
лица запоминаются как есть,

руки задерживаются возле дверных скоб...

В полыни, струящейся, как дым,
лежит красное яблоко, и земля в ледниковый столб
промерзает под ним.
Словно в пестрое зеркало, в своё домашнее никогда –
ива глядится в опавшие листья, совсем пуста.

На краю поля стоит человек - как стоит вода
в желобке листа.




* * *

...ласточка ли снуёт береговая
от человека к человеку, передавая
письмо,
цвет волос и глаз,
ностальгию,
чуму,
ключи
от рассыпанного на кирпичи
дома. ...Высоты не осознаёт,
залетает в сопло, и самолёт
падает с развороченным чревом:
подлокотники вам - облака, зачем вам
знать –

кто это там, в смертях неопытен,
у прилавка почтового худым локтем
скользит по облупленной эмали:
- ...мне ничего не передавали?







_________________________________________

Об авторе: ЕВГЕНИЯ ИЗВАРИНА

Родилась в г. Озерске Челябинской области. Окончила Челябинский государственный институт культуры. Живет в Екатеринбурге. Работает редактором отдела газеты Уральского отделения РАН «Наука Урала». Автор семи книг стихов, публикаций в уральских и московских антологиях, коллективных сборниках и журналах. Лауреат литературной премии им. П.П. Бажова. Член Союза писателей России.скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
2 691
Опубликовано 03 ноя 2014

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ