ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 218 май 2024 г.
» » Дарья Верясова. ОБОРОТНОЕ ЗЕЛЬЕ

Дарья Верясова. ОБОРОТНОЕ ЗЕЛЬЕ

Редактор: Сергей Баталов





Предисловие Сергея Баталова: стихи Дарьи Верясовой – просты, музыкальны и изобретательны. В них чувствуется классическая традиция, но при этом они абсолютно оригинальны. Это стихи о смирении, доброте и любви. Стихи о принятии мира со всем его – мира – несовершенством. И умении сделать это несовершенство источником своей силы, если в нём есть смирение, доброта и любовь. 


***

Беги, беги отсюда,
Душа моя, пока
Цела в дому посуда,
А музыка сладка.

И ко священной жертве
Не просит Аполлон.
Пока мужской и женский
Весь мир в тебя влюблён.

Пока открыты ставни
И солнце горячо.
Пока любовь подставит
Широкое плечо.

Пока смешной и честный —
Весь мир ещё живой.
Пока ты не исчезла.
Пока не стала мной.



***

Где-то войны, как волны, идут —
Это сыплется август сквозь сито
На толпу человечью. Но тут,
Слава Богу, мы живы и сыты.

Бедный город далёк от беды,
Он в страну, как младенец, закутан.
Это время холодной воды
И на зиму домашних закруток.

Мы зубрили несчастий азы
Под степным огнедышащим боком.
Слава Богу, прекрасны, и злы,
И бессмысленны мы, слава Богу.



***

Эти жирные старые тушки
(О, эти чудесные дети!
Эти ноги в царапинах,
Травы пахучие эти,
Молоко из бидона
Да корка горячего хлеба,
Это небо из солнца и звёзд,
Бесконечное небо!)
Для чего это было,
О Господи, если работают пушки,

Если жизнь прекратится,
Совсем навсегда прекратится.

Если дети чудесные
(Старые жирные тушки)
В детских играх своих,
В том единственном лете,
Пошитом из хлопка и ситца,
Так и не наигрались в войнушки.

Для чего же мы были?
Зачем же мы были на свете?



***

Кто зачат без любви,
навсегда без любви живёт.
У него голова и шея, спина, живот —
всё в порядке, сердце как надо стучится,
но любви не случится.
А поэтому жизнь, и смерть, и прочая ерунда
не получатся никогда.

У него пустота качается за пупком:
то ли болен, то ли всеяден, как с голодухи.
Одиночество пахнет крепко — так дом старухи
пахнет плачущим стариком.
И уже ни молитвою, ни трудом
не покинуть дом.

Не покинуть дом, не выбраться, и не надо.
Даже если душа крупней военного склада, —
кто зачат без любви,
тот ничем не заполнен,
значит,
пиши пропало,
потому что он не способен иначе,
потому что любви в яйцеклетку не поступало.
Это не отчаянье, не беда —
просто жизнь, и смерть, и прочая ерунда.



***

Люди, которые были ко мне добры,
Грызли меня, как маленькие бобры.
Строили из меня запруду,
Поскольку я спорить не буду
По той лишь простой причине,
Что в детстве не научили.

А то, чему научили, пришло в негодность:
Учили жить максимально тихо, что значит — мирно.
Учили звать отвратительное — милым.
Девичья гордость, какая девичья гордость!
Ещё учили терпеть, ведь и нам велели,
Но что в мозгах у них было на самом деле,
Кому они поклонялись неутомимо, —
Никто не расскажет, даже если б хотели,
И все, кто любили меня, проходили мимо.
Как мимо дремучей ели.

Итак, в конце остаётся пенёк со щепой белесой,
Вопросы, теперь уже навсегда вопросы.
Как заново отстроить себя, стать целой?
Что же там будет после?
И что — если?
Чего я не досказала?

А то, что ели бобры грызут в медицинских целях —
Знайте, если не знали.

Я вот не знала.



***

С октябрём снегопады совпали,
Отзвенело закат комарьё.
Спи, моя земляничная память,
Оборотное зелье моё.

Тонут яблоки в старой корзине,
Вовсе выйдут на Покрова.
День сверкнул хрусталём стрекозиным,
Подогнула колени трава.

И ребёнок, бегущий за ветром,
Колотя деревянный настил,
Однокрылую птицу заметил
И на волю её отпустил.



***

Чтоб я не вспоминала о тебе,
скользит река в прохладе и тепле,
возносятся грачи над колокольней.
В глуши весна приходит не теперь,
не напрямки, а позже и окольней.

Узревшие добро в её красе:
как воздух сер, как в поле снег просел, —
живут насквозь, не засекая вёсен.
Чтоб о тебе не вспоминать совсем,
я ничего не вспоминаю вовсе.

Но верю в дом, растущий на золе,
и в хлеб, который заключён в зерне,
и в рыбу, прорывающую сети —
как всякий умиравший на земле,
что до конца не замечает смерти.

Она возьмёт своё от сонных тел,
пока над куполами в темноте
ползёт луна нештопанной прорехой,
и навсегда благословенны те,
кто нас забыл, кто мимо нас проехал.



***


Осенний вечер был таким
И был закат такой:
Он янтарём из-под руки
Струился над рекой.

Заросшая тропа крута,
Прохлада у лица.
В деревьях ветер заплутал
И птица-ца-ца-ца.

Там в глине отпечатан след,
Темны его края.
Где та любовь, а может, нет,
Где ты, а может, я.

Где мы, забывшие потом:
Как было горячо,
Как солнечный ожог пятном
Ложился на плечо.

И обжигала навсегда
Бурлящая вода.
Как не сгорела я тогда?
Я выжила тогда.

Благодаря и вопреки
чему — о Боже мой?..
Молчало поле у реки,
Дышало тишиной.







_________________________________________

Об авторе:  ДАРЬЯ ВЕРЯСОВА 

Поэт, прозаик, драматург. Родилась в Норильске. В 2014 году окончила Литературный институт имени А. М. Горького, поэтический семинар Олеси Николаевой. Стихи, проза, драматургия публиковались в литературных журналах «День и ночь», «Октябрь», «Волга», «Дружба народов», «Формаслов», «Лиterraтура», в «Литературной газете», в альманахах «Енисей», «Пятью пять», «Илья». Лауреат «Илья-премии» (2009), премии «Пушкин в Британии» (2013), Международной литературной премии имени Иннокентия Анненского (2019) и других. По результатам премии «Новый звук» издательства «Русский Гулливер» в 2014 году издана книга стихов «Крапива». В сентябре 2017 года вышла книга стихов «Дом-музей». Спектакли по пьесам Дарьи Верясовой поставлены в театрах Москвы, Санкт-Петербурга, Красноярска и Абакана. Живет в Сибири. Юна и прекрасна!


Фото: Karevskiy.ruскачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
478
Опубликовано 01 дек 2023

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ