ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 218 май 2024 г.
» » Надя Делаланд. ТЕЛЕСНОСТЬ СЛОВА

Надя Делаланд. ТЕЛЕСНОСТЬ СЛОВА

Редактор: Евгения Тидеман



Предисловие Евгении Тидеман: Поэтические тексты Нади Делаланд – закономерный поток речи, выводящий читателя к необходимому финалу. Они обладают эффектом терапии, демонстрируя наличие непременного выхода из обстоятельств пути к трактовке и осмыслению любого опыта. Интонация автора своеобразна, поэтический голос узнаваем с первых нот – как и манера создавать стоп-кадр и включать в мгновенный нарратив блики и отсветы пейзажа, состояния, внешних и внутренних черт запечатленного момента жизни. Поэтическое высказывание собирается из осколков наблюдаемого, ощущаемого в финальное зеркало рукой мастера.

 

***
О, выправи мне слово, логопед,
пока седлает осень лисопед
и, как лиса, летит к опушке леса,
роняя листья – хрустки и сухи,
мне кажется, что я пишу стихи
(о, как ни назови их – будет лестно!).
Я все еще крапива красотой
осенней, засыпающей, вон той –
небесной, упоительно закатной.
Как будто бы я тоже ухожу…
Нет, еду, еду, рук я не держу,
смотри, он сам везет меня обратно!
Впадая в прелесть легкого письма,
любуюсь тем, как красная тесьма
кленовой строчки прилегла уютно,
как все совпало точно и само
всей радостью везет меня домой,
мы едем-едем, ангелы поют нам.

 

***
когда-нибудь все будет хорошо
и самолет пронзенный светом
рассветно вырулит в зенит
все засмеются и захлопают в ладоши
и медленный продолжат разговор
как будто ничего не начиналось
так словно мы не жили никогда
никто не плакал по ночам и утром
не улетал раскачивая вяз
в окне потустороннем безразмерно

 

***

Как жаль, что у меня тебя отняли,
ты был мне нужен – говорить, и – реже –
дотрагиваться. Мы еще едины:
подумаю тебя, и ты всплываешь
среди рекомендуемых вКонтакте.
Мы, мертвые, все связаны друг с другом.
Мы – матрица, глаголица, десница,
нам снится, что мы чувствуем и знаем,
а нас давно отняли друг у друга,
оставив только струны паутины –
дрожать от слова и прикосновенья.

 

***
В этом теле, которое я ношу,
даже разум не очень мой,
утомительный шелест, шершавый шум,
августите меня домой.
Я – учитель изо, ученик из-за
пандемии забывший речь,
я рисую на ветке свои глаза,
и они продолжают течь.
Я ждала это лето, оно прошло,
окунувшись в лиловый дождь,
так бывает со всеми, кто ест из слов,
так бывает со всем, что ждешь.

 

***

так облачно что божья благодать
течет сквозь воздух и не угадать
куда как прорастет ее мицелий

сияющий но я стою в окне
и вижу снизу видно же по мне
рой всполохов протанцевавший к цели

жизнь радостна ее нельзя корить
она ребенок и не изменить
прыжков и беготни и хохотанья

она щенок котенок воробей
она жива и разве что убей
ее замолкнет стихнет перестанет

сквозь точку на ту сторону себя
протиснется и снова зарябят
запутанные нити световые

на той ли я стояла стороне
с той стороны окна скользят по мне
ее лучи живые

 

***
так сходит мелодично с летних рук
загара стыд и прячется лукаво
в руках твоих смеется под руками
вступает завороженно в игру
так скрип сосны в дремучей вышине
раскачивает воздух создавая
прозрачный ветер над моей кроватью
и лес его вздыхающий во мне
так очередь идет по одному
в пещерный холод в мрак неузнаванья
и я считаю их не называя
не назначая имени всему
так исчезают город лес и речка
мох на стволах паук и стрекоза
которых не успели рассказать
по-человечьи

 

***
на фотографии в закатном свете солнца
по берегу речки бегут девочка и мальчик
они достаточно далеко но я слышу она смеется
и не слышу но чувствую что он плачет
потому что она прекрасна и недостижима
потому что закатный воздух тягуч подводно
он подумал об этой жизни об этой жизни
отвернулся и вышел с фото
у него за спиною годы и горы текстов
он седеет и не понимает зачем жить долго
если только войти обратно совсем раздеться
снова стать ребенком

 

***
Господи я твое животное
овча
не холодна и не горяча
не остави меня
не отврати
потерпи
потерпи мою глупость и леность
мое «купи»
на полу супермаркета
мое несмешное «дай»
побудь со мной рядом
всегда всегда
не отходи от меня
пожалуйста жди
держи меня за руку
держи держи
или за шкирку
за шарфик за воротник
полезу в розетку
шлепни но не коротни
и когда я тебя увижу выйдя на яркий свет
кинусь к тебе навстречу жмурясь и хохоча
ткнусь в тебя лбом как мой кот мол привет привет
привет ты мне скажешь привет овча

 

***
Прозрачная нежить палаты чумной
нагие кровати и тумбы
все это лежало сегодня со мной
туда проводив и оттуда
все это осталось и брезжило мне
как на остановке трамвая
серебряный звон пролетевший над ней
смеется над ней выживая
я вышла из бледной больницы роясь
и страхи пуская наружу
я вышла боясь и пошла растворясь
мне было легко и ненужно
и вот я пришла на дорогу в огне
и ангел спросил глуховато
что было особенно ценным во мне
и в чем я была виновата
но слезы текли по молчанию вдоль
я села на медленный камень
и глухонемыми про боль и про боль
я все объяснила руками
и ангел вздохнул и взмахнул и взлетел
всем голубем на голубое
и я открываю глаза в темноте
и мне уже больше не больно

 

***
Между Ильинкой и Варваркой
вдруг вспыхнул куст и озарил
дома, людей и фонари,
всем стало жарко.
Свет голубой его то тек,
то резко вскрикивал, то рвался
к моим ветвям, то целовался
в глаз и в висок.
И я подумала: «Мой Бог»
и шла к метро, не остывая,
под маской жар его скрывая,
любовь.

 

 

РОЖДЕСТВО

Ресницы, влажный лоб, рука,
сжимающая воздух,
слепая радость молока, 
его серьезность.
Ну вот и все, мы не одни,
смотри, Иосиф,
на разлетающийся нимб
вокруг волос их,
молчи и веселись, плотва,
мычи, корова,
густую радость Рождества,
телесность Слова.

 

***
Жизнь неизбежна и скоропостижна,
когда я из безумия не выжив,
остановлюсь на медленном мосту,
глаза закрою, смолкну, прорасту.
На хрупкой ветке слезы высыхают,
неглубоко, поверхностно, верхами
пройдусь по дням своим, по кромкам ран.
Клиническая жизнь, давно пора
войти в нее, не закрываясь от,
пока сама себя не заживет.

***
Просыпаешься от страха смерти,
от подвоха в теле, от подлога,
пробуешь отвлечься страшным фильмом,
пробуешь забыться на балконе,
пробуешь подсохшее печенье
и остывший чай в прозрачной чашке
горьковатый, и вот тут повторно
просыпаешься от страха смерти.

***

Когда я молюсь, воздух становится свежим, им нельзя надышаться,
хочется плыть по нему, вливаться в него, им становиться,
и знаешь что, я разгадала тайну существования ада.
Да, ад - это Божья милость и деликатность,
место, в котором можно спрятаться от огромной
невыносимой любви, там ее нету, нету,
можешь остановиться и отдышаться.

***

Позвоночник – колокольчики позвонки
загудели ночью у колоколенки.
Наклоняюсь ниже, ниже еще, нежней,
до земли, к земле, и вот я уже под ней
пытаюсь выразить вечность, в которой живу,
каждую мелочь – ветер, жука, траву
на языке бестелесных жестов, воздушных рек,
прикосновений света, раз жизнь есть речь
ныне и присно и во веки веков, но прежде
посылаю тебе столько любви и поддержки,
сколько ты выдержишь унести,
ибо мы сиблинги во Христе.

 

***
я чувствую как прекрасно мое тело
стареющее готовящееся к смерти
спасибо ему живому за этот праздник
за время внутри проживаемое как древо
за щедрость отдать бессмертному то что смертно
за щедрость отдать последнее без возврата
за мудрость разжать и выпустить отступиться
за нежность рожать-вынашивать мою душу
когда у его изголовья я стану светом
последний раз поцелую его морщины
поглажу руку заплачу о нем молчащем
не знающем смерти

 

***
внутренней речи скользящий поток
взять это облако или цветок
скажешь вот тоже такое
тело оставив в покое
руки раскинув несется река
тут широка мне а там далека
камень попавший на камень
перебирает руками
долгой воды светоносный глоток
ласковый клюв поднимает росток
в воду смотрю и глотаю
падаю и вырастаю
громкая пристань натруженных слов
мы начинали здесь с самых основ
бочки катили по трапу
переживали утрату
небо дает легкокрылую течь
в воздухе кружится зимняя речь
город от снега светает
новую книгу верстает

 

***
это дерево дерево щупает лодку гнезда
аккуратно качая ее в бесконечном потоке
мануальное дерево дерево видит плывут поезда
издавая печальные книги все тоньше и тоньше
это дерево дерево тянется их прочитать
из своих же костей из своей пересушенной плоти
поднимается шелестом лодка качается там
где кончается за поворотом нет на повороте

 

***
неизданные звуки хранятся в черновиках
телесной памяти в заброшенных чердаках
надподсознания в пространстве его времен
где тихо замертво и намертво изумлен
за горло схватишься – не издано ничего
молчит скрывается мыслительный речевой
поток в плече потом в висок отдает и в бок
горит и вспыхивает весь спичечный коробок
проговори меня о господи на ходу
пробормочи меня подумай меня поду
куст загорается немым говорит огнем
а не понравлюсь – все звуки тебе вернем







_________________________________________

Об авторе:  НАДЯ ДЕЛАЛАНД

Родилась в 1977 году в Ростове-на-Дону. Окончила филологический факультет Ростовского госуниверситета (ныне – ЮФУ), аспирантуру ЮФУ и докторантуру Санкт-Петербургского госуниверситета, в настоящее время получает образование психолога. Руководит центром арт-терапии и интермодальной терапии искусствами «Делаландия». Автор четырнадцати поэтических книг, одной книги пьес, одного дважды изданного романа и одной книги для детей. Публиковалась в журналах «Арион», «Дружба народов», «Звезда», «Знамя», «Нева», «Волга», «Новая юность», «Сибирские огни», «Литературная учеба», «Урал», Prosodia, «Вопросы литературы», «Слово/ Word» и др. Шорт-листер премии «Новые горизонты» 2021 с романом «Рассказы пьяного просода», шорт-листер премии Иннокентия Анненского 2021 в номинациях Поэзия и Драматургия, лауреат премии «Московский наблюдатель» (2017), шорт-листер премии им. Фазиля Искандера в номинации «Поэзия» (2020), лауреат (3 место) премии «Антоновка» в номинации «Поэзия» (Москва, 2020), шорт-листер премии «Антоновка» в номинации «Критика» (Москва, 2020), лонглистер премии НОС с романом «Рассказы пьяного просода» (Москва, 2020), лонглистер премии Искандера с романом «Рассказы пьяного просода» (Москва, 2021), победитель премии МайПрайз (Москва, 2019), лауреат премии «12» (Москва, 2019), победитель премии Кыштым-2019, шорт-листер премии «Антоновка» в номинации «Драматургия» (Москва, 2019), шорт-листер и дипломант премии Иннокентия Анненского в номинации «Проза» (2019) и др. Стихи переведены на английский, арабский, итальянский, испанский, немецкий, эстонский и армянский языки. Пьеса Duralex переведена на польский. Живет в Москве.скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
1 020
Опубликовано 01 мар 2023

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ