ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 218 май 2024 г.
» » Алексей Остудин. ЁЛКИ-ПАЛКИ

Алексей Остудин. ЁЛКИ-ПАЛКИ

Редактор: Сергей Баталов



Предисловие Сергея Баталова: лирический герой Алексея Остудина – наш современник. И современность не прячется в его стихах – но воспринимается как часть вечности, отражение нашей природы и космоса. И сам герой – одновременно серьёзный и самоироничный – начинает со временем казаться частью этой природы, очередным порождением заснеженных русских лесов.  

 

ЭПИГОН

Ветер дёргает кувшинки и мотает на весло,
набухают, как ширинки, почки ивы навесной,
ходят тучи, сбившись в стадо, а под ними, чем богат –
пузырьками винограда нерестится Арарат,

древний камень, в глину врытый над речушкой, норовит
наловить хрустальной рыбы на армянский алфавит,
песенка твоя не спета, вовремя прикрой глаза –
слишком тонко листья света нарезает стрекоза,

ёрзаешь закладкой в книжке суеверий и примет,
где побит другим мальчишкой твой рекорд – шестнадцать лет,
что, моё забрав в кавычки и перечитав сперва,
записал сгоревшей спичкой эти самые слова.

***

КОКТЕБЕЛЬСКАЯ АРИЯ

Не молодой Шаляпин, а малёк,
которому на жабрах накипело –
внимание красавицы привлёк
отчаянной попыткой а капелла,

июльский Крым встречает горячо,
тьфу-тьфу, какой бы лабух ни накаркал,
три раза – через левое плечо,
и – постучать по дереву «болгаркой»,

любимая, гордыню урезонь –
будь выше кипариса на октаву,
в сезоне риска флоксы и озон,
и чайки распеваются картаво,

на пляже ни двора и ни кола –
разбрасывают пену волны пылко,
позволь вздремнуть в чём мама родила,
твоё дыханье чувствуя затылком.

*** 

ПАРАЛЛАКС

По радио сплошная западня –
«свобода», «би-би-си», «маяк» немножко,
успеешь перед завтраком поднять,
для удали, дубовый стул за ножку,

сверкает в окнах солнце напоказ,
срывает шпингалеты залп черёмух,
моргаешь так, что видит каждый глаз,
предметы с двух сторон поочерёдно,

и, на планету выскочив за дверь
в трёп тополей и птичий щебет сочный,
мизинцем в дырке ящика проверь –
не зашуршит ли утренняя почта,

а двор полынью скошенной пропах,
чем слаще пыль, тем зелень приворотней,
бежишь с огрызком яблока в зубах
навстречу сквозняку из подворотни,

где, охраняя улицу сто лет,
малиновый трамвай гремит зловеще,
и бабочка на лобовом стекле
как сердце восьмиклассницы трепещет,

любимая, опаздываешь ты,
но у прохожих праздничные лица,
столпилось разом столько красоты,
что просто невозможно рассердиться,

в неловкие объятья мне на грудь
летишь сквозь суету напропалую,
чтоб за пределы страсти заглянуть,
закрыв глаза при первом поцелуе.

***

УМЫВАЯСЬ ЗВЁЗДАМИ

Стога, махнув росы лишка и перекрикиваясь пьяно,
по склону прыгают в мешках перебродившего бурьяна,
в лощине дышится легко – из глубины её не всякий
рискнёт сбежать, как молоко, туда, где не зимуют раки,

пока рассвета острия будили в облаках мессию,
луну Аве Мари и я за танцплощадкой замесили,
кого бы кто ни обманул, опасно по ночам шататься,
ей девятнадцать – караул, а мне, со вторника – шестнадцать,

цепляет сплетня бечевой, с насмешкой пялятся гвоздики –
рассвет, и всё бы ничего в стране, когда б не запад дикий,
жизнь – всё равно добро жерак, ополовинена эпоха,
зато, в советском сене, как нам отвратительно не плохо.

***

НОВЕЙШАЯ ОСЕНЬ

Выжмет лесопосадки до дна,
слижет смазку с маслят оружейную –
эта осень не слишком война,
и рискует попасть в окружение,

ей поранен румяный ранет,
и лечить его – не Авицена я,
жизнь бесценна – ценителей нет,
только лексика всюду обсценная,

в «бридж» ракеты играют порой
без мигалок, по плану секретному,
ты не выгоден к нестроевой
и поэтом не станешь поэтому,

медлит колокол бухать по ком
над просёлком и травами павшими,
где лакальный конфликт с молоком,
и котов не разнять в Простоквашине,

месяц, как автоматный рожок,
двуедин над дорогами платными –
это осень капусту стрижёт,
забросав нас хурмой и гранатами.

***

ЕЛИ-МЕТЕЛИ

Мчатся тучи, вьются тучи;
Невидимкою луна…
                           А.С. Пушкин

Тротуары позёмка стрижёт под нуль,
здравствуй, девушка Ханна попутная,
отпусти на мгновенье Сансары руль –
собралася до дому, а тута я,

за распущенный хвост в облаках влеком
снег с карнизов и крыш на бровях повис,
увези меня, милая, в глубь веков,
а пока – а пока апокалипсис,

Ханна, не унывай – не всему хана,
похрустим скорлупою с прорехами,
отряхнёшься ещё, как сосна со сна,
стоп машина, вот мы и приехали,

шепоток за верблюдом в ушко пролез –
бес в деталях несёт околесицу,
даже щели в заборе имеют вес,
если плотники не перебесятся,

баритоном простуды с тоски фони,
распадайся в экстазе на атомы,
кровь твоя разбодяжена скифами,
поругавшимися с азиатами,

зарываясь в постели во сне гребу
оставаясь на месте неистово,
пусть мерцает упавший айпад на лбу
непонятное перелистывая.

***

НАСТУПАЮЩИЙ НА ПЯТКИ 

Прохладно в декабре играть в смешки,
когда на ёлках, будь они неладны,
как шишки, автоматные рожки,
и вездесущих трассеров гирлянды,

а ты, стирая копоть со скулы,
поляков оборзевших карауля,
от каждой погремушки не скули –
пора бы научиться видеть пули,

пусть наш циклон погода подвела,
где даже сон – сплошная физкультура,
отсюда настоящие дела,
всё остальное – морок и халтура,

уверен, ты у Бога на табло
надёжно с калашом своим запарен,
сумеешь за себя и за того,
и за меня, я тоже славный парень,

уже скрипит снежком среди берёз,
с мешком гранат и пряников уральских,
в распахнутой шинели Дед Мороз,
и звёзды на погонах генеральских.

***

АРТХАУС

Киноадмиралтейство сидит на игле,
водолазы тягаются с Богом,
извлекая из бездны в настольной игре
всё, что вышло Титанику боком,   

ну какая любовь в комсомольской груди,
если правда сбивается с курса,
если взялся, по самому краю ходи,
откоси, если только коснулся,    

если музыка чресел, как Пресли бодра –
в пирамидах науки не сгинет,
где учёный за тонкую шейку бедра
прихватил лаборантку-богиню,
                            
петлю времени новым героям намыль,
передай пирожок сквозь помехи,
и, как только уляжется звёздная пыль,
посмотри, как им стыдно – а не хер.

***

УРА-КОБУРА

Просыпался песком с луны
снежок над парком и рекою,
зажгли вчера не кисло мы –
бубню доселе «Сулико» я,

ищу, стаканами звеня,
с кульком подсолнухов калёных,
следы Троянского коня,
поймав ноздрёй одеколон их,

друзей, попавших под замес,
на старых снимках видеть моно,
недавно спятил Ахиллес,
задев подсвечник Посейдона,

здесь даже шёпот шею трёт,
и ветер держится за стены,
гребут в байдарке, вмёрзшей в лёд,
за золотым руном спортсмены,

на вёслах снежная труха
шипит, как тёртый хрен на блюдце,
и на идущих на руках
с карнизов голуби плюются,

водитель, дворник, рыжий мент –
кто думал, провожая лето,
что даже радуга, в момент,
окажется изнанкой света,

пока, резвиться мастера,
мы удила не закусили,
меняя лампочку, пора
включить мозги в состав России.

***

ПОЗДНЕЕ ЛУКОМОРЬЕ
 
Лукоморья больше нет, 
от дубов простыл и след. 
               В.С. Высоцкий

Нельзя большой стране без куража,
довольно подвоёвывать украдкой,
пора отважных Жуковых рождать,
девятый месяц фыркая над схваткой,

и Скобелев придётся ко двору,
где в каждой луже, словно на экране,
метёт хвостом собака Яндекс.ру,
полощет когти котик в Телеграме,

прореженные беглыми на треть
«мобильники» артачиться не смеют,
задачу выполняют уцелеть,
а постоять за Родину – позднее,

пусть Водяной запутался в соплях,
корыто починил старик поддатый,
русалка засиделась на ветвях –
под чешуёй наколки у хвостатой,

Добрыня вытирает пот со лба –
коптит Горыныч в статусе нейтральном,
а по окопам мечется судьба,
как Марио по трубам виртуальным,

мы все из единичек и нулей –
живой воды сквозь дырочку в тумане
плесни, но мимо кружки не пролей,
оставь на утро Пушкину и няне.

***

СТАРАЯ МУЗЫКА

Взвесив все из кармана ириски,
ты, моя недотрога – крута,
поиграем в бутылочку виски,
а коньяк пронесём мимо рта,

хорошо бить баклуши на пару,
рвать воздушной фазенды чертёж,
приструнив на коленях гитару,
уж обняться с тобой невтерпёж,

распоясаться сразу навряд ли,
расстегнуться сперва помогу –
наступление наше на грабли
не отбить никакому врагу,

за окном «Облади-облада» ли,
нам любые созвучия в масть –
я штанины кручу, как педали,
чтобы мимо тебя не упасть,

быть потешным – особая фишка,
заиграешься – сносит чердак,
извини, разговорчив не слишком –
слышишь, сердце колотится как.

***

ПРОСТАЯ АРИФМЕТИКА

Советской прессы нет в продаже,
страна соскучилась по догмам,
и киоскёр считает также,
но пересчитывает долго,

вот воробьи, как стейки в стайке,
а вот пацан от няньки юзом
сбегает в трёхколёсном танке
из катетов с гипотенузой,

его судьба покрыта тайной –
в забое средней школы штольни,
он деревянный, оловянный,
а иногда стеклянный что ли,

тропой Ньютоново-Коперной
за Келдышем с Капицей следом,
учителям не портил нервы –
война всё спишет у соседа,

силён, как терминатор жидкий,
в плечах не суженый – саженный,
кровавой галочкой ошибки
отметил на полях сражений,

перетерпел развод на племя,
где Русский мир – такая сводня,
что не опережает время,
а создаёт его сегодня,

менял одежду не однажды,
давал врагу в мороз по роже,
всё в жизни есть – такое даже,
что и представить невозможно,

теперь, «Токаю» потакая
в бутылке, сдавшейся без боя,
гляди, как всё перетекает
одно в другое.

***

В ПОТЁМКАХ

Когда вороны выступят на солнце,
в лесу просветы просеки секи,
иначе, неуёмному, придётся,
за Львом Толстым, податься в босяки,

а то, что покупала мама Лёше,
храни, набив газетами, в шкафу,
светло в душе от девушек хороших,
другие, как собаки – просто фу,

на склоне дня тебя я встретил ту же,
мелодию забытую почти,
по-прежнему мою, как в этой луже
не гаснут звёзды, сколько ни топчи,

давай-ка, новый мир переустроим
из паутины в капельках смолы,
в густой ночи, омытой волчьим воем
дрожащей за поленницей пилы,

когда намять бока зайдёшь, всего лишь
за анекдот, придворному шуту,
и сверху вниз притворно не позволишь
ладонью соскользнуть по животу.

***

ОТЪЕЗД

Встречаешь ночь с кривой ухмылкой месяца,
на грудь скорее принял, чем отдал –
потёртое пальто в шкафу повесится,
отчизна не влезает в чемодан,

и за решёткой мусорной корзинки
боится ехать в дальние края,
спитая молью, шапка на резинке –
мутоновая, детская твоя.

***

ДЫМ НАД ВОДОЙ

То бредёт болотом вкось, то берёзку прилабонит –
высоко проносит лось снежный хруст в сухих ладонях,
к облакам закат прилип, пахнет кожгалантереей,
не такой уж пёрпл дип, можно бы и потемнее,

ослепительно нагой, лес оскалился зубастый –
проползает вдоль него поезд, как зубная паста,
в смысле, как струна, прямом обретает вес, что вроде,
померещится лимон – до утра олдскулы сводит,

кто там топчется, проверь – осторожничать неловко,
распахнув наотмашь дверь, отдышись в микроволновке,
ёлки-палки, лес густой, Достоевского страницы,
упасёмся красотой, перед тем как сохраниться.







_________________________________________

Об авторе: АЛЕКСЕЙ ОСТУДИН

Родился в Казани 27 июня 1962 года, Учился в Казанском государственном университете на филологическом факультете 1985-1990 гг. Высшие литературные курсы при Литинституте им. М. Горького 1991-1993 гг. Публиковался с 1978 года в советских журналах и газетах. Выпустил десять книг стихотворений в издательствах Харькова, Киева, Петербурга, Москвы, Оренбурга и Казани, последняя из которых, «Нищенка на торте» вышла в 2021-м году. Неоднократно принимал участие в Международном литературном фестивале имени Максимилиана Волошина (Коктебель) и Международном поэтическом фестивале «Киевские Лавры» (Киев). На свои средства организовал в Казани три Форума современной поэзии (2004, 2005, 2008), а также, кроме этого, провёл около 15-и литературных вечеров в Казани, на которые приезжали ведущие российские поэты и видные литераторы из ближнего и дальнего зарубежья. В 2000-2004-м годах издавал за свой счёт молодёжный литературный журнал "Айда!", ежемесячным тиражом 4000 экземпляров.


скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
560
Опубликовано 01 фев 2023

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ