facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
        Лиterraтурная Школа          YouTube канал        Партнеры         
Мои закладки
№ 181 апрель 2021 г.
» » Катя Капович. В ВИДИМОМ МИРЕ

Катя Капович. В ВИДИМОМ МИРЕ





* * *

Не дай мне, Боже, знать слова другие,
а эти, пусть постылые, глухие,
твержу в ночи, как дятел монотонный,
веди меня опять дорогой темной,
пуста душа, в кармане документы,
бумажные смешные президенты
на деньгах, как на фантиках конфетных.
А из живых мне жалко только смертных.




* * *

Избавились от крысы, что жила
в контейнере, набитом всяким хламом.
Когда сквозь двор наутро я прошла,
она лежала в закутке том самом,
где тлел фонарь и шелестел бамбук
и снова начинался дождик серый,
чтоб в луже рисовать за кругом круг
с упорством переростка-пионера.
И лужа, что была ее прудом
и зеркалом, в которое взирала,
и где лежала каменным комком,
в то утро ничего не отражала.
Уже, подруга, ты не будешь впредь
Делить углы двора, как биссектриса.
Что тут сказать? Что ты страшна как смерть?
Что шерсть твоя от ветра серебрится? 




* * *

Я лежала в тагильской больнице и мутно,
отходя от наркоза, смотрела в окно.
В правом верхнем квадрате шло длинное судно,
что на местном жаргоне судно́.

Рядом тетка рябая в дверях коридора
на сносях колотилась – да скоро ль обход,
и хоть я не вчера родилась, но сквозь поры
испарялся весь жизненный пот.

Я брала тетку за́ руку влажной рукою
и сжимала ей пальцы, мол, только держись.
Вот родится ребенок и вас будет двое,
а меня завтра выпишут в прежнюю жизнь.

И пойду опустевшим двором на поправку
к тополям за оградой, на желтый их свет,
в кулаке зажимая ненужную справку.
И рябая смеялась в ответ.




* * *

Говорил мне один в пиджаке цвета пыли,
назидательно щурясь в худое досье
под мигающей лампочкой в Нижнем Тагиле:
"Почему же ты, сволочь, не хочешь, как все?”
Потому, отвечала, в лицо ему глядя,
что не нравится мне этой лампочки блеск,
эти тени, которые стелятся сзади,
эти стены казенные с краской, но без.
Завтра выведут в снегом засыпанный дворик,
доведут до вокзала, посадят в вагон
и рукой мне махнет отставной подполковник,
оставаясь в краю мотыльковых погон.
Буду ехать вдоль родины в общем вагоне,
в грязном тамбуре "Приму” курить натощак,
засыпая, как все, головою в ладони,
просыпаясь средь ночи башкою в кулак.




* * *

Я тоже ела без ножа и вилки
бесплатный харч в одном осеннем парке,
где вылинявшие, как после стирки,
старушки на траве играли в карты.
С бумажною летающей тарелкой
шел человек к столу просить добавки,
тряся квадратной головой так мелко,
что черт лица не видно было как бы.
Не видно было губ его дрожащих,
взгляд не светился радостью воскресной.
И ангел спрятал дело в черный ящик
в тот полдень в канцелярии небесной.
Но отчеркнул, гад, поперек страницы:
такому-то, за номером таким-то,
сегодня отпустить половник риса,
накапать в чай для опохмелки спирта.

А дальше в ручке кончились чернила,
и я пошла, хрустя листвой опавшей.
Мне было хорошо и плохо было,
я что-то там насвистывала даже.


 

КВАРТИРА НОМЕР  7-А

Толстуха, что, с утра автомобиль
свой заводя, будила весь наш дом,
покончила с собой. На много миль
несвежий снег лежит в окне пустом.
У изголовья, в сумраке, когда
вошла в ее квартиру, тлел торшер
и сам себя же освещал с утра,
не вмешиваясь в скучный интерьер.

Впервые захотелось заглянуть
в ее лицо и что-то рассмотреть
попристальней, чем позволяет муть
соседства и дает возможность смерть,
особенно самоубийцы. Но
насмешливо молчали все черты.
Запомнился лишь стул без задних ног,
приставленный к стене для простоты.




ЭКЗИСТЕНЦИАЛИЗМ

Вчера уснула в опере в партере –
за девяносто долларов билеты,
приснилось мне при этом, что забыли
на кухне отключить радиоточку.
Вот так у Кафки было, помнишь, где-то,
когда герой, почти дойдя до цели,
расслабился при важном разговоре –
сей Кафка знал, где уходить в отключку.
Где нет огня, зато есть много дыма
в глазах перед развязкой театральной.
Где жизни проволочка нестерпима
при всей ее иронии печальной.




СВАДЬБА

Мы долго искали в нахлынувших сумерках Джона,
никто до конца не врубался, кто был этот Джон,
фонарь наводили на лес, вылетала ворона,
и в церковь ввалились, когда уже пел Мендельсон.
Надолго про Джона забыли, и в нос целовались,
и все было мило, легко, но я видела вбок,
как в левом притворе наматывал галстук на палец
какой-то не то, чтобы мрачный, но хмурый, как волк.
Он тоже глаза утирал, когда кольца надели
и не выделялся в парадной толпе пиджаком,
но словно его только что извлекли из постели,
он в видимом мире присутствовал не целиком.
Сначала поддавший, потом протрезвевший от пива,
он, стало быть, все же нашелся. Помятый цветок,
помятый цветок из кармана нагрудного криво
свисал, и все падал и падал один лепесток.







_________________________________________

Об авторе: КАТЯ КАПОВИЧ

Автор семи поэтических книг на русском языке и двух на английском. Публиковалась в журналах, участвовала в интернациональных фестивалях. Книга «Gogol in Rome» получила премию Американского Конгресса в 2001 году. В 2012 году в издательтсве «Аст» вышел сборник рассказов «Вдвоем веселее»; удостоен Русской премии в 2013. Работает редактором англоязычной поэтической антологии «Fulcrum», преподает, ведет мастер-классы. Живет в Кембридже (США) с мужем, поэтом Филиппом Николаевым и дочерью Софией.

Книги стихов:
«День ангела и ночь», Мория-пресс, г.Иерусалим, 1992 г.
«Суфлер» (роман в стихах), из-во «Парнас», г. Москва, 1998 г.
«Прощание с шестикрылыми», из-во «Слово», г. Нью-Йорк, 2001 г.
«Перекур», из-во «Пушкинский фонд», г. Санкт-Петербург, 2002 г.
«Веселый дисциплинарий», из-во «НЛО», г. Москва, 2005 г.
«Свободные мили», из-во «Арго-риск», г. Москва, 2007 г.
«Милый Дарвин», из-во «Икар», г. Москва, 2008

Книги стихов на английском языке:
Gogol in Rome, Salt Publishing, Cambridge, UK, 2004;
Cossacks and Bandits, Salt Publishing, Cambridge, UK, 2008

Проза:
«Вдвоем веселее» (сборник рассказов), из-во «Аст», г. Москва, 2013 г.скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
4 645
Опубликовано 29 сен 2014

ВХОД НА САЙТ