ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 197 август 2022 г.
» » Гелия Мигулина. ТРИЛОГИЯ ПАМЯТИ

Гелия Мигулина. ТРИЛОГИЯ ПАМЯТИ

Редактор: Нина Александрова 






Комментарий Нины Александровой: Гелия Мигулина пришла в мир литературы из мира эстрадной поэзии - мира, работающего по совершенно иным законам. В этом мире эмоциональное сопереживание тексту и узнавание гораздо важнее почти неощутимого и призрачного приращения смыслов. Но в стихах Гелии помимо экспрессивной подачи, читателя цепляют крючки образов, зазубринки на гладкописи. Безусловно, это настоящие стихи, пускай часто тексты как первые земноводные только пробуют выбираться на сушу, с трудом глотают воздух - но уже видно, что могут, что все получится, что они живые, что дышат.



ТРИЛОГИЯ ПАМЯТИ


Память
моет берег старуха-луна
и не может отмыть,
ты идёшь по песку,
и твои следы
тут же затирает волна,
обдирая края о мыс

будто и не было тебя
под этой луной на берегу,
будто это не голос твой
срывал ветер с губ —
всего лишь чайки пронзительный крик,
пронзительный и немой

и под утро выпадет снег
красно-терпкий
в рассвета цвет,
ты пойдёшь вновь по песку
и не узнаешь на нём
запечатанный собственный след

 

Памятью
сердца застывший бутон
примёрз лепесток к лепестку
дай подышу
дай оживлю 
не бойся
слов перевёл в пустоту
снов перемял
подушкою на боку
что-то снилось всю ночь
но утром вздохнул
и забыл
капает с крана вода
также по жилам кровь
стынет от ужаса
взгляд
снова за дверь и в мир
снова туда где быть
овеществляясь существовать
на безрадостной клумбе
расцвёл
самый одинокий тюльпан
заморозки в июле
примёрз
лепесток к лепестку
сорву

боюсь

 

Помять
и тело просит новизны
узнать, узнать
бедра изгиб
впервые
дать на целовать
ключиц моих пустые рвы

позволить снять с себя всё-всё
всё — до истомы
всё — и сон
мять плечи
кожей нежно взвыть
и путаться — на ты, на вы

ока не встрянет световой
день новый
в вязкий быт с собой
вернёт
я буду в памяти потом
светиться лунной белизной

 

***

Мир так безумно зарифмован,
вхожу в вагон, теряю форму.
Теряю ногу,
сделав шаг.
Тянусь рукой —
достать никак
в твоей глазнице лунный шар.
Безрукий шива, мастерю,
смешав неравно с дымом пар,
физиономию свою:
приклеен криво
красный рот,
несёт какой-то лихой бред,
сижу к тебе наоборот
и заслоняю собой свет.

спешу, расталкивая по пути
крикливых чаек белый гвалт,
в гондолу прыгаю,
ужасно её собою раскачав.
как будто были с тобой здесь,
Салюте фоткали с борта,
аквамариновая взвесь
наши туманила глаза.
меня выкрадывает тень
от пятсотлетнего моста,
и что-то важное тебе
не успеваю досказать:

какая рифма в облаках,
в шеренге пёстрых корешков,
и почему мы в дураках,
как пишет Саша Соколов.

Озимь
Стригущим лишаём
розовеет в небе солнечный диск,
отшелушивает скупые рябые лучи.
Лёд запер намертво водоём,
и даже в меня холод проник.
Забираю ключи
вместе с замком,
забираю тропинку с пути
и бреду босиком
по чистому, чистому
без «позади» и «впереди».

Степь смотрит на меня белым листом —
нанеси, принеси, перенеси.
Я когда-нибудь,
я потом,
я потом,
не могу
одна пересечь этот лист;
зёрна слов
выедают галки в снегу.  

Каждый день всё короче,
короче, чем жизнь,
сгусток света тихо сгинул в лесу,
И я в корче
розоватым комком
до конца страницы покорно ползу.

 

Х
Взрыд, всхлип, всполох, хлоп...
свет горит наоборот,
выкарабкивается луч изо рта
и засвечивает слова

слова
ты бы мог произнести,
а пока только комканный стих
выпадает на пол плашмя
мять

остаётся эту всю тишину
катышками на свитерах;
суть
только в том, что твой страх

больше, чем любая любовь

многорук и многоголов
этот страх хватает меня,
этот страх кусает меня,
и так просто
его не стряхнуть,
не снять

Хлоп, всполох, всхлип, взрыд...
по контракту достаётся мне стыд,
все подарки твои
и отсутствие в предложении «и»



Смех
Смех сдуло
сквозняком в переходе радиальной и кольцевой,
радикальное
изменение óси земной
заставляет пассажиров боками ощупать мрамор;
слово-право,
что за дурость
вот так невзрачно
распоряжаться своим телом...
между делом
есть между прочим,
голову мне морочит
эхом отразившийся смех.
кто здесь?
кто не здесь?
Я есть.
Я ем оливье,
как будто мной получено уникальное знание,
как будто это моё призвание,
ем так, словно от этого зависит многое:
выйду ли замуж,
сменится ли власть
или продолжит ли спать Йеллоустоунский супервулкан.
Только самообман
и спасает в большинстве случаев,
покруче супермена или Зелёного фонаря.
Блещу в центре стола
новогодним нарядом.
Вот так, доехав на метро, ибо такси в этот день очень дорого,
и не мучаюсь
угрызениями совести —
ведь это многое
только у меня в голове.







_________________________________________

Об авторе:  ГЕЛИЯ МИГУЛИНА 

Поэтесса, режиссёрка и сценаристка. Родилась в 1993 году в атомном г. Волгодонске, потом переехала в Ростов-на-Дону, где жила до 13 лет. Сейчас проживает в Москве. Со стихами дебютировала в 15 лет в Булгаковском доме на вечере А. Коровина. Основала театрально-перформативный проект «Поэтический сериал «ТЕМА» Гелии Мигулиной». Участница творческого объединения «Made Inside» и многих его проектов: «Голоса победителей», «Приближая космос», «Мечтай!» и второго аудиосборника «Сон». Финалистка «Чемпионата поэзии им. В.В. Маяковского» 2021 г. Издавалась в независимых зинах, в альманахе «Артикуляция» и на «Полутонах». В этом году выходит дебютный поэтический сборник «Прозреть и воспеть» (изд. «Dream management»).скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
350
Опубликовано 01 апр 2022

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ