facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 187 октябрь 2021 г.
» » Аркадий Сигал. СПЛЮ И ВИЖУ

Аркадий Сигал. СПЛЮ И ВИЖУ





* * *

                   Ю. Арабову

Сижу среди страны,
Варю себе пшено.
Часы заведены,
Уж так заведено.

А я сижу босой
И до поры притих.
Сегодня у часов
Какой-то нервный тик.

Я слышу нервный тик,
Я слышу нервный так.
Так хочется идти
С таким тик-таком в такт.

Но дети штурмовщин,
Мы такта лишены.
Удел больших мужчин
Сидеть среди страны

И ждать, что в некий час
Условный некий знак
Застенчиво подаст
С пригорка некий рак.




ВИДЕНИЯ

                  А. Кабакову

Бывает часто: сплю и вижу.
А дальше так: не сплю - не вижу.
Вернее, не совсем не вижу,
А вижу, но совсем не то.

А если сплю - буквально вижу,
То что нигде еще не видел,
То, что нельзя увидеть просто,
А только лежа и во сне.

И потому я сплю и вижу,
А просыпаюсь и - не вижу,
А просыпаюсь и - не помню.

И слава богу, повезло.
Поскольку если бы запомнил
И посмотрел, и не увидел,
То поначалу бы заплакал,
Потом бы опустился, запил
И на себя широким жестом
Пустые руки наложил.

Они лежали бы крест-накрест,
А я бы видел, видел, видел
Все то, что никогда не видел,
Но видеть внутренне хотел. 




*  *  *

на третий день стихотворения
на берег вышли стихотвари
в процессе стихоговорения
кривые горла продували
с трудом разогревая варево
запретных звуков и слогов
они испытывали заново
долготерпение богов




*  *  *

Немотивированно, или не расслышав тайного мотива, гуляла мысль по извилине, не пропуская ни извива. И верный творческому кредо, я сбивался с ног, за нею следуя. За резвой мыслью верным шпротом плыл поворот за поворотом.

То озорная, то печальная, от помраченья к просветленью бродила-бредила случайная, не разбирая направленья. Ей не мешать бы, мол, броди! Но я молился: «Вывози, родимая! И даже если свет не виден, мы к светлому с тобою выйдем».

Я гнал ее, к вершине, к полюсу… Но в несусветной роще-чаще мне стало холодно и боязно, я мысль свою терял все чаще. Тогда-то и подумал, кстати, я: «А может просто не искать ее? А может в этой чаще-роще без мысли будет даже проще?»

Нет, не угнался за хвостом ее, пропала мысль, погасла вспышка. Она, возможно, жизни стоила, а может и была пустышкой. Ночами, холодея кожею, жду снова ту же, иль.похожую. Жду, ни за что не упрекая. Но не заходит никакая.




*  *  *

Уже лежал я на одре,
Теряя взятый  вес,
Но в мозговой моей коре
Проистекал  процесс.

Мерцал, инертный, словно газ,
Не догорал дотла.
Нить ускользала и рвалась,
Но нить еще была.

Не в силах ткать, сучить, вязать,  
Не выучившись шить,
Я изучал, прикрыв глаза,
Назойливую нить.

Вся в узелках, сплетаясь в сеть,
Суровая, как суть,
Она звала меня успеть,
Досмертно, как-нибудь,

Не ожидая смутных благ,
(Не зверь и не ловец),
Собравшись с головой в кулак,
Ударить наконец,

Пока в раззуженном плече
Не выдохся удар.
Какая разница, зачем,
Сообрази  -  куда...

Но бездны мрачной посреди
Смешались цель и боль.
Ведь шанс – один, и я – один, 
А вероятность – ноль.

Прильну к холодному одру.
Ни дать, ни встать, ни сесть...
Возможно, весь я не умру,
Но лучше, если весь.




*  *  *

Я жить хочу - вертеться не умею!
В житейских ситуациях немею,
Банальных слов не нахожу, увы,
С ума схожу, перехожу на Вы…
Отсюда неприятности имею.

Элементарной гибкости лишен,
Горяч бываю, меру забываю,
В тень ухожу и руки умываю…

Сие приводит к частой смене жен,
Потере веса, пониженью чина,
Инфаркту…
Догорай, моя лучина!

Влезай - убьет, и не влезай - убьет.
Отдушины случаются, но редко.
Фантом сознанья гадит в бытиё…
А ведь была обещана конфетка!

Ступай, мой друг, купи себе жилетку,
И я приду поплакаться в нее.




*  *  *

Когда я стану знаменитым
И выйду в люди из массовки -
Раздам долги, расправлю плечи,
Сменю фальцет на баритон,
Издам собранье сочинений,
Куплю китайские кроссовки,
Еще ондатровую шапку
И югославское пальто.

Меня окружат хороводом
Стада эстетов и эстеток.
Мой черновик на черном рынке 
Покатит по тройной цене.
В моей неброской родословной
Изучен будет каждый предок.
И снобы, снобы, словно зомби,
Рядами двинутся ко мне.

И приползет на дряблом брюхе,
Небритый, старый и печальный
Литконсультант многотиражки,
Талантов яростный пастух.
И я скажу: "Иван Иваныч,
Я Вам, конечно, все прощаю".
Он благодарно зарыдает
И медленно испустит дух.







_________________________________________

Об авторе: АРКАДИЙ СИГАЛ

Родился в Нижнем Новгороде. По образованиию радиофизик. В 80-е годы прошлого века входил в лит. группу «Марафон», тогда же печатался в столичных журналах и газетах («Лит. Россия», «Крокодил», «Моск. Комсомолец», «В Мире Книг», «Гудок», «Клуб» и т.д.) и местных альманахах, позже в журнале «Магазин Жванецкого». С 1990 живет в Израиле, в городе Ришон ле Цион.

После 25-летнего перерыва вернулся к стихам, публиковался в «Иерусалимском журнале». Участвовал в фестивале «Дорога к храму», где стал лауреатом.скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
3 631
Опубликовано 07 авг 2014

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ