facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 185 август 2021 г.
» » Владимир Лукичев. ОПОРНЫЕ ОГНИ

Владимир Лукичев. ОПОРНЫЕ ОГНИ


песни темного времени


* * * 

Сегодня как никогда важно мыслить о человеке
как никогда важно мыслить
мыслить как никогда
пожирает сегодня
вырезав мысль из моисеевых гнезд
падение света дольше
сквозь расколотый взгляд
мыслить падение
человека
сегодня 
поет никогда




* * * 

Скачет мяч
по ступенчатым сколам ветра
пробуждается маленькая германия
натягивает черные гетры
там куда мы идем нам понадобятся новые чемпионы
злые нули на табло
простоволосое солнце над полем
олле!
живи как трава
тянись к солнцу
играй в футбол




* * * 

Если ты хочешь уничтожить что-либо
назови святым учил Гаспар
а в то же время фрукты сочны

вперед выступает летнее утро
в солнечном ожерелье из мух
тени смолкли
неуязвимый момент
лишь подвижный кадык напоминает о том
что Гаспар смертен




* * *

О враг! тел месиво
весело лейся
чистое небо – новый гласный
а у тебя грудь расстегнута

горячий снег
прозрачный свет бездетного быта
в каменном кулаке
в каменном кулаке
красный орден на груди напоминает рану
отбыл себя не в лучшем теле
и что?

а каково бывало
на пороге первого опьянения
весь мир – корабль
и все поэты не стоят глотка

тайна ante meridiem
только и продлевает взгляд
в этом проклятом гетто

мальчик мой (мой! одиночеством здешним)
твой старик пошел бы насиловать камни
кабы звали эти вросшие в темную синеву поля




* * *

Некто введенский
сообщает о трех вещах
из упомянутого мы можем припомнить только: «время»
прочие – как то затерлись, спутались - не расчесать
мы видим некто введенского с дощечкой огня в руках

нам некого оплакать
даже некто введенский напоминает эхо и рыжий кружок
мы ходим спотыкаясь о каменистую шкурку пространства
и все наблюдаем
какие у холода зубки

в траве – кузнечики, воздух торчит из неба
аист – крылатая точка
перекись водорода – к ранке приложим
не плач некто введенский (мы вот не можем)
у  тебя же мама – художница, а папа – летчик

некто введенский  
треножит оторопь взваливает на плечо
насмотрелся  – говорит – пойду вас спасать
кашляет степь ему в очи
мгла кашляет в грудь
все равно говорит – спасу! 

тянется время детскими пальчиками к носкам
умирает дедушка – комиссар умирает папа-летчик
сын - ацефал
умирает еврей умирает араб умирает арий
умирает бог умирает автор 
 и человек умирает 
а некто введенский иголочкой укололся
и закричал:

Где ты, где ты, Ниточка?
Спряталась куда?
Не найти нам Ниточку,
ни-ког-да!




* * *

здесь живут
раздельным прочтением
единого мига
меня привела сюда мама
всю дорогу я плакал

плачь не плачь
светлее не станет
пахнет голодной землей
и накормленной сталью

вот мой мир – им правят убийцы:
люди твердые духом
кто-то тянет за ухо
это начальники детства влекут меня прочь
заставляя держать спину ровно
не скакать через ступени
не заглядывать в окна
там люди друг на друге катаются
(тоже мне таинство)

               мама мама я не хочу твердеть
я хочу сковыривать старую краску
с дворовых качелей
нюхать громадный воздух
который ночью становится цельным
хочу быть эльфом в войне племен
хочу быть несчастно влюблен
и глубиной искалечен
ты говорила этот огонь – он вечен
он не может стать вещью
уж лучше я сам 
но чтобы внутри продолжалось пространство 
мерцали фигуры речи

               вот я: надлом в основании
черный графит
солнце на леске
я сохранил протяженность 
память неполноты
но стал вещью

               люди твердые духом
скажут что это не лечится
не слушай – возьми эту выщербленную рукоять
дай своим пальцам меня понять




* * *

Существо
лишенное сентиментальных оправданий
ищет приюта в далеких землях
здесь по ночам светильники танцуют
и небо разрывает птичью грудь о высокие камни
с наступлением света
отступает сомнение:
пространство – есть око
и в древней основе зрения - 
печальная песня
поминальных машин




* * *

 Время темнеет
 на всем оставляя свою копоть
 кто-то наследует цвет глаз
 кто-то наследует коготь
зимы стали грязнее и дольше
 да. это заметно
 не любое чудовище
 может быть незаметно заето
из огня в огне 
 говорят про иллюзию кожи
 жаль биения розовых тканей
 слизистых - не в поцелуй а в розжиг
будет седеющий волос тоньше 
 или острее меч 
сбежим? 
 нам закрывают речь
 на пропускной режим
двадцатилетние свежих слез
 ночи белые шатрами застыли в памяти
 искали Бога всерьез
 а сами не прятались
в темном времени
 сплюнул день
 что-то черкнул обидчиво
 вижу серое все длиннее 
 это не тень -
 так 
 личное




* * * 

Я услышал змеиный смех
в феврале две тысячи восемнадцатого
бесснежная зима
леса подтопленные ноябрем
бурая гниль мокрые мхи
серые облака положенные в стык
я сказал: «скоро они опрокинут
на нас новые шествия, как уже опрокинули площадь»
я сказал
и змея рассмеялась




* * *
                                      несколько строчек от С. {МКБ-10: F21}

Я хотела бы выскочить словно лев
бежать отовсюду
теплая жалящая воздух грива
пахнет пылью и солнцем
пружинят стены под свежими лапами
я разбиваю окно
чувствую солнце дев
память так хорошо тяжелеет
я бы бежала к воде
руки в журчащих браслетах
крестно разведены
пальцы – капли
никакого нет «до-языка»
я то видела
собственно даже не видела
это как мертвое здание или река
никакого к нам отношения и свой вектор
безжалостный восторг
ужас  ужас




ТРИ СТОЯНИЯ 

1.

«Рыбина, белый асбест,
 госпожа поэзия»
я стою под землей на остывшем ядре
я знаю:
             мир изнутри заперт

2.

Я стою на пружинах воздуха
занимаю высокий пост
крылатые муравьи чинят мои колени
напевая о «вечной юности»
ушная раковина тени
приникает к земле
я слышу
как они сговариваются 
«вырвав кольцо осы - детонируем пьедестал!»
в этом горьком величии 
кому прокричу – «защити меня»?
нет
         мы схватимся намертво
образуя идею
сухой нарост осиного гнезда
в дощатом сарае боженьки
костную ткань
великих антропологий

3.

Старые цветы смотрят гноящимися глазами
смерть асеевой видит меня насквозь
я стою у школьной доски
перепачканный мелом
готовый заплакать
за окном классной комнаты
за железными прутьями десятилетий
истина в транскрипции
и вы
мои опорные огни







_________________________________________

Об авторе: ВЛАДИМИР ЛУКИЧЕВ 

Родился в посёлке Томилино Московской области. Окончил философский факультет Государственного университета гуманитарных наук, а также Институт современных психологических технологий и Московский Гештальт институт по специальности «психотерапевт». Живет в Москве. Работает психотерапевтом в сфере реабилитации аддиктивных подростков (ГКОУ «Ариадна», ППМС Центр «Созвездие», Томилинская деревня SOS), ведет частную практику. Публикуется с 2005 г., стихи напечатаны в поэтических журналах «Воздух», «НЛО», «ТрансЛит» и ряде других изданий. Первая книга вышла в 2012 г. Входил в лонг-лист премии «Дебют» в 2004, 2005, 2007 и 2012 году.скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
1 467
Опубликовано 20 янв 2019

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ