facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
        Лиterraтурная Школа          YouTube канал        Партнеры         
Мои закладки
№ 181 апрель 2021 г.
» » Нене Гиоргадзе. СПИСОК ЗАПРЕЩЁННЫХ ВЕЩЕЙ

Нене Гиоргадзе. СПИСОК ЗАПРЕЩЁННЫХ ВЕЩЕЙ



 

ТОЧКА СОПРИКОСНОВЕНИЯ

Есть точка, где они соприкасаются:
Любовь и Ненависть.

Мы ненавидим

когда обожествляется лоснящаяся кожа событий
и никого, как правило, не волнует, текущая под ней кровь;

когда не каждая частичка времени
превращается в камень стены дома;

когда закон становится тюрьмой без дверей,
поскольку свобода кажется миражом;

когда два полюса – плюс и минус –
сталкиваются на середине пути,
проникают друг в друга и уравниваются;

когда прямо перед тобой горит драгоценная рукопись:
ты не куришь горькую сигарету,
не пытаешься богохульствовать,
не заплетаешь волосы вокруг шеи;

когда линии пересекаются и, как минимум,
один из нас становится иммигрантом
в родной стране, в доме и внутри себя;

когда расстояние между двумя людьми
очень долго не меняется;

когда моим венам нужен ты,
сильно, как лезвию миллиметр.

………………………………

Не стоит писать о Любви, когда нет крови.
Мы любим в той же точке, где и ненавидим.

 


НА ГРАНИ

Мужчина осторожно открывает кран.
Вместо воды идет пар
(может, это душа жены, думает он).
Замечает длинный волосок.
Он не может ошибаться –
у жены были рыжие волнистые волосы с необычным запахом.
Мужчина пытается отмыть руки от крови.
«Почему ты убил меня?», спрашивает она, «Почему?»
«Никогда не думал о мести,
двадцать лет вместе, а растянутая резинка времени 
порвалась за секунду»,
отвечает мужчина тихим голосом.

Вода бежит в ванной.
Мужчина, застыв, пялится на кран.
«Что ты так долго?», спрашивает она.
«Пытаюсь мыть руки», отвечает он,
глядя на рыжий волосок жены.
«Давай поторапливайся, мы опаздываем»,
и смотрит на него нежно.
«Сколько лет мы женаты?», спрашивает муж;
«Ивану 17, добавим три года – выходит, 20»,
быстро считает она и ее необычный запах исчезает.

Женщина:
«Я никогда не любила выходные, уборку, 
походы по магазинам, привычные ужины с общими друзьями,
болтовню и прочую ненужную суету…
Но после того, как меня убил муж, все изменилось.
Словно я сижу напротив него, он говорит со мной часами.
Он бросил любовницу и теперь ходит выпивать к моему любовнику.
Но его интересую только я,
он задает вопросы о сексе, моих вкусах, моих предпочтениях...
Кажется, они подружились.
Муж говорит, что заново открывает меня.
Может, он просто стареет».

 


ВОЗДУШНЫЙ ЗМЕЙ

Печаль – это воздушный змей с длинным хвостом,
подаренный Богом маленькой девочке.
Она не знает, что по правилам детдома
воздушный змей входит в список запрещенных вещей.
Когда все спят,
девочка, держа змея в руке,
поднимается на холм, где всегда ветрено,
и смотрит на жемчужно-серое море.
Она может видеть русалку, которая была ее мамой.
Она может видеть капитана, который был ее папой.
Земля превращается в божью коровку,
и девочка, не боясь, садится внутрь ее черной кабинки.
Издали они выглядят как яркая комета с хвостом,
летящая к планете Маленького принца.

 


МЕНСТРУАЦИЯ

Ж…
Я прячусь под одеяло,
лица не видно, одни ноздри.
Руки держу на опустевшем животе.
Словно комарики по комнате летают мои мысли.

Же…
Покрасила ногти красным,
высушила, подув на растопыренные пальцы.
Мысли-комарики не оставляют в покое;
один вот сел на мое голое плечо.
Я быстренько его прихлопываю, затем другого…
Красные крапинки на теле.

Жес…
Вселенная горизонтальна.
Я в океане, словно на поверхности зеркала.
Покачиваюсь…
Океан моя колыбель.
Через девять месяцев мог бы родиться малыш.
Покачиваюсь…

Жесто…
Каждое утро я покидаю воды своего сновидения,
а весь оставшийся день обсыхаю.
Минуты мерцают, как полицейские мигалки,
они окружают меня, направляя оружие в лоб.
Пожалуйста, не стреляйте! – хочу попросить я,
но ничего не говорю.

Жестоко

 


ПРАВИЛА ДВИЖЕНИЯ

Слова сидят в маленьких навороченных машинках
и едут то быстрее, то медленнее.
Улицы то широкие, то узкие,
то односторонние, то двусторонние.
Слова крутят маленькие колесики,
улыбаются или хмурятся друг другу на перекрестках.
Если кто-то из них нарушает правила движения,
его отправляют в темную клетку.
В одиночестве слово начинает пить
и может превратиться в алкоголика.
Те, кто подчиняется правилам,
не бывают одиноки.
Они всегда останавливаются на красный свет.

 


МАГНИТ

Это такая игра:
искать тебя с завязанными глазами, вытянув вперед руки.
Физические законы здесь не работают:
углы забавно искривлены
и на их острых концах обнаруживаются драгоценные камни.
Крыши подбрасывают дома в небо. Стены
покрыты зелеными полями. Улицы
заполнились фламинго, став мягкими,
словно шелк. Море теперь там, где было небо,
а звезды кажутся прибрежной галькой…

Итак, я иду с завязанными глазами
и магнит в моем теле, как истинный проводник,
безошибочно говорит, где свернуть…
Но физические законы здесь тоже обманчивы:
когда приближаюсь,
твой магнит сразу же тебя отодвигает,
так что расстояние и сила притяжения
между нами остается неизменной.
Это чтобы игра с завязанными глазами не заканчивалась.

 


ПОЛИНА

Трехлетняя Полина живет в детском приюте.
Синими глазами она смотрит на черно-белый мир.
Она могла бы его раскрасить,
но в детском приюте нет цветных карандашей.
Полина не знает, что мир несправедлив.
Но это ее не беспокоит.
Всех посетителей она просит о цветных карандашах и альбоме для рисования.
Потенциальные матери обещают, но никогда не присылают.
Директор детского приюта сообщает им важную информацию:
у мамы Полины шизофрения.
Не факт, что это правда.
Полина упорно продолжает просить.
Настойчивость Полины важней маминой шизофрении.
Настойчивость Полины сильней.
Полине безразлично.
Настойчивость Полины – это и есть судьба Полины.
Проси, Полина, проси карандаши!

(Перевод Андрея Сен-Сенькова)

 


ХОЛОДНЫЙ ДУШ

Разобралась. Не только играешь роли – импровизируешь:  
ты разный отец, муж, друг, любовник, поэт...
То же самое можно сказать про твое угловатое лицо.
Что ответить моей любви, движущейся как стрела в одном направлении?
Стоило ей приблизиться, как ты давал знать о существовании стеклянной стены, да, стеклянной, не бетонной, и оставлял право лишь видеть сквозь ..
Подобно стреле, я двигалась вперед и у стеклянной стены решила изучать твое угловатое лицо.
Вначале написала о разных любовниках: в этой роли ты интересовал меня больше всего.
В процессе письма постепенно вырисовывалось, как твои чувства максимально совпадают с твоими прикосновениями, как твое тело движется на волнах другого, почему превращается твоя гибкая, с длинными плавниками, золотая рыба в акулу с острыми зубами, или в камбалу, или вновь – в парящую золотую рыбу...
Взглядом постоянно измеряла расстояние между стеклянной стеной и тобой. Оно менялось в зависимости от того, с какой ролью ты импровизировал в данный момент.
Потом написала про разных мужей – мир за запертой дверью супружества, где любой третий исполняет функцию замка...
В конце рассказа дошла до самой легкой и трудной задачи: роль поэта отражала каждую, о которых уже написала, и превосходила все остальные.
Расстояние между стеклянной стеной и тобой вновь менялось, неизменной была лишь дистанция между мной и стеной.
Закончив писать, молча всучила тебе листки. Ты тотчас же начал читать, руки двигалась быстро, ритмично. Когда закончилась последняя страница, мужчина, стоявший предо мной, бросил все роли, как эти листы, и словно стрела пробил стеклянную стену...
Но расстояние между мной и стеной по-прежнему осталось неизменным... 
Только чувствовала, как распадалась любовь на импровизированные капли, которые, в отличие от стрелы, не двигались в одном направлении, – а холодным душем падали на мое тело, отскакивали и разлетались в разные стороны...

 


SECOND HAND GENERATION

                   – Сколько стоит эта собака?
               – Один рубль, но она не продается*.


Это пространство огромно, но мы узнаём друг друга, 
поскольку ходим в обносках.
Мы, second hand жены, мужья, любовники, фб-френды –
одна большая семья, и ничуть не брезгуем
донашивать одежду друг за другом.
Разменяй, как положено, чувства между  
second hand любовью и ненавистью,
нанизанные на нас, словно бусины.
Дам тебе надежду, большую, как золотая монета,
а ты сбрось грошовые радости.  
Чем хуже наше second hand искусство
ваших элитарных гуру?!
Мы находим в навозе жемчужины,
эй, пропахшие «шанелью» буржуи!
Мы каждую ночь возвращаемся туда,
куда ваша нога, святейший католикос, и не ступала!
Президент, голубчик, 
заходи в наш second hand shop, 
sale у нас, ей-богу, не обидим.
Люди добрые, желаете вдохнуть, как опиум,  
едкий second hand дымок жизни? –
Шагните в наши подвалы,
здесь не найдете дорогостоящего времени
или сверкающих декораций.
Здесь все поношено и заряжено энергией трения...
Second hand generation –
мы одна большая семья,
и ничуть не брезгуем донашивать одежду друг за другом.  
Приходи, покупай у нас по дешевке...

_____________
* Из письма Давида Чихладзе: «Один час для Тбилиси, или московское искусство, которое не продается».


 

ПИСЬМО ПОДРУГЕ

Вот так! Наточенные на острие ножа все знаки препинания и последнюю точку я застрочил.

Вот так! Когда прочтешь, разозлишься и, возможно, возненавидишь. Сейчас это меньше всего меня волнует. Главное – чтобы через боль ты увидела меня, главное так разозлить тебя, чтобы бросила в меня все, что попадется под руки. Подошла бы ко мне дать пощечину. Конечно, опережу тебя, скручу руки как девочке. Я же мужчина, и в сто раз сильнее тебя. Ты смеешься, не согласна? Что ж, потренируемся давать пощечины.Вот так!

В миг, когда разглядел твои нотные рукописи, я почувствовал что-то другое. Чего я никогда не встречал, сразило до ужаса: дисгармония и гармония – две ноги одного тела... Чередованье шагов походило на ускоренную музыку дня и ночи! Будто я одновременно держал руку на пульсе сумерек и рассвета.

Но зачем тебе это знать? И одним щелчком мыши вычеркнул сантименты. Писал трезво, уверенно, приводя аргументы. Буквы – в словах – точечные выстрелы, каждое следующее предложение – срубленный хлыст. Что я мог сделать? Когда читал ноты, настолько ненавидел свое сердцебиение, что казалось, сердце не справлялось с потоками крови.

Вот так! Наточенные на острие ножа все знаки препинания и последнюю точку я застрочил.  Главное – чтобы через боль ты увидела меня так, как я смотрел на тебя сквозь ноты.


 

ВОЙНА

На фоне сверкающих пуль
негатив луны никак не проявится.
Тишина мимолетна.  
Снова роется крыса,    
наверно, туннель копает.
Мое разряженное ружье
всасывает из ладоней пот, 
будто его жар спасет от холодной земли.
Железное тело моего ружья
становится телом моей женщины,
теплым, как сентябрьская вода.
Мягко вплываю в море,    
так глубоко, что берег исчезает.

(Перевод Инны Кулишовой)





_________________________________________

Об авторе: НЕНЕ ГИОРГАДЗЕ

Родилась в Тбилиси. По образованию филолог. С 1999 года жила в США, с 2011 года живет в Санкт-Петербурге.
Публиковалась в России в журналах «Воздух», «Крещатик», «TextOnly», «Полутона» и др.; в США и Европе — «RHINO Poetry», «The Raleigh Review», «Skidrow Penthouse», «Ann Arbor Review», «Turbulence», и др.; в Грузии — «Горячий шоколад», «Арили», «Ахали саундже», «Апра» и др.
Автор книги рассказов на грузинском языке «Треугольник» (2011). Сопереводчик книги стихов Майи Саришвили на английский язык.
Участвовала в 10-ом Фестивале новых поэтов в Санкт-Петербурге (2013).
Стихи вошли в "Антологию  новой  грузинской  поэзии" (ОГИ, 2014).скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
2 440
Опубликовано 17 май 2016

ВХОД НА САЙТ