facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
        Лиterraтурная Школа          YouTube канал        Партнеры         
Мои закладки
№ 181 апрель 2021 г.
» » Сергей Кулле. ЕСЛИ Б Я БЫЛ ПАССАЖИРОМ «ТИТАНИКА»

Сергей Кулле. ЕСЛИ Б Я БЫЛ ПАССАЖИРОМ «ТИТАНИКА»



 

* * *

Меня снедает
грусть-тоска по дальним странам
и далеким путешествиям.
Я не живу,
а только жду момента,
чтоб незаметно ускользнуть из дома,
чтоб на работе
отпроситься в долгий отпуск
и уехать, и уехать, и уехать.
Все жду, 
когда автомобиль попутный
меня подкинет на пять тысяч километров.
Все жду, 
когда песочные часы,
которые до этого молчали,
пробьют двенадцать раз.
Все жду,
когда автобус издалека
затормозит у нашего подъезда.
Все жду,
когда настанет время,
чтобы тонуть, переплывая в одиночку
морской пролив, проток озерный.
Чтобы заблудиться на велосипеде
ночью зимой в лесу.
Чтобы ломиться в запертые двери
"Домов крестьянина",
спасаясь от бурана.
Вы молчите...
Вы говорите 
про семейный долг,
служебные обязанности.
Напоминаете, 
что меня связали
узы дружбы, путы сердца...
Вы знаете,
я все-таки уеду,
хотя бы на трамвае:
динь-динь-динь-динь!
Вот, у меня уж и билет к кармане.
Вы знаете, я все-таки уеду,
хотя бы на качелях,
и вернусь нескоро.


 

* * *

Мой друг, мой друг, наш дедушка вернется!
Когда его никто не будет ждать.
Он приплывет к нам на шарах воздушных,
на китобойном судне, ледоколе "Красин",
на распашной четверке с запевалой рулевым.
Он к нам примчится в островерхой шапке
в кабриолете, шарабане, бричке,
на доморощенных салазках, на тандеме,
на аэросанях он въедет к нам на двор.
На мотоцикле, на линейке, тракторе,
катамаране, на машине времени.
В скафандре сплющенном, как англичанин истинный,
пересечет морское дно.
Играя марш на пионерской дудке,
в ручей войдет на канонерской лодке.
Или опустится на парашюте шелковом.
Или на лыжах прибежит, как Сольвейг.
В колодках каторжника, в орденских колодках
он скатится с американских гор на финских санках.
Или объявится на нашей танцплощадке.
Или очутится на местном танкодроме
в разгар больших маневров:
он легок на подъем и легок на помине!
В один прекрасный день, чрезвычайно молодо
соскочит он с кавалерийской лошади -
наш дедушка, наш дедушка, наш дедушка!
Что б мы ни делали, чего бы мы ни думали,
каким бы курсом на суденышке ни плавали,
какой бы Гений ни витал над нами, -
мой друг, мой друг, нам нипочем
не избежать
с ним
предстоящей встречи.
 

 

А. П. ОСТРОУМОВА. 1899

Стояла трудная зима.
Илья Ефимович демонстративно перестал здороваться.
Илья Ефимович лакею наказал строжайше говорить,
что "вас не велено пускать".
Илья Ефимович на заседании Совета
во всеуслышанье предал ее анафеме.
Илья Ефимович...
            Но и Василий 
            Васильевич Матэ в растерянности не метался больше,
            а подобрал граверный инструмент для ее маленькой руки
            и предоставил полную свободу.
            Но и старинные парижские уроки
            господина
            Джемс-Аббат-Мен-Нейм Уистлера
            не пропали даром.
И 
но и Александр Николаевич Бенуа
едва ль не за руку водил ее по улицам
и помогал любить и понимать
угрюмый северный прекрасный город.
В котором, 
как было сказано в начале,
стояла трудная зима.
 

 

ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

Сначала гильотинировали Короля.
Потом начали спорить.
Мирабо сказал:
— Наша сила — в свободе!
Дантон сказал:
— Наше спасение — в равенстве!
Робеспьер сказал:
— Наше величие — в братстве!
Затем Дантон
Гильотинировал Мирабо,
а Робеспьер — Дантона.
Робеспьера гильотинировали посторонние.
В заключение
призвали Императора.
Тот не упирался.

 


КОЛЫБЕЛЬНАЯ

Спи, медведка!
Спи, толстопятый!
Лапу соси.
Никто тебя не обидит.
У охотника начался запой.
Его собака сидит на цепи.
Лыжи его пошли на растопку.
На ружье наложен арест.
Порох подмок.
Пули давно перелиты на бюст Павла Якушкина.
Магазин "Дары природы"
закрыт на ремонт.
Спи покойно
в пушистой берлоге своей.
С той поры,
как в полях, лесах, горах, садах и кустах России
перевелися медведи, —
о том, что ты существуешь,
знаю один только я.

 
 

ИЗ ЦИКЛА «ПЛОВЕЦ»

3.
Спектакль был обречен.
Газеты понесли
и автора и режиссера.
Публика не шла.
Распространители билетов
сбились с ног.
Одна невеста осветителя
ходила в театр каждый день.
Ведущая актриса
грозила заявленьем об уходе.
Директор театра
бросился в пролет.
Кассир сказал: «Накрылись!»
Аплодисментов не было.
Исполнителей ролей не вызывали.

Исполнителей ролей
не вызывали.
Аплодисментов не было
несколько минут;
они не прекращались несколько часов.
Публика не шла домой.
Директор театра
бросился в пролетку,
и плача и смеясь.
Кассир сказал: «Накрылись!» —
увидав толпу у кассы.
Распространители билетов
сбились с ног,
скрываясь от клиентов.
Одна невеста осветителя
ходила в театр
каждый день;
другая ей завидовала.
Ведущая актриса,
не включенная в спектакль,
грозила заявленьем об уходе.
Газеты понесли,
как знамя,
имя
автора и режиссера.
Спектакль был обречен на бешеный успех.

Спектакль был обречен
на бешеный успех...

 
5.
А мой возлюбленный враг
живет в своем двухэтажном доме
с четырехскатной крышей,
с тенистой галереей
вокруг внутренней лестницы,
с каминами старинной кладки,
во втором этаже,
в комнате
окнами в парк,
в парк,
местами похожий на луг,
а местами — на лес.

 
9.
Будь я фотографом,
я бы сделал портреты
всех жителей нашей улицы.
Если б я был журналистом,
я бы собрал эти снимки в альбом
и снабдил их краткими надписями.
Если б я был знаменитым курильщиком,
я бы публично
бросил курить.
Если б я был пассажиром «Титаника»,
я бы сказал
товарищам по несчастью:
«Мужайтесь!
Дело еще не совсем безнадежно!»
Если б я был футболистом,
я бы все время
бил по воротам.
Если б я был архитектором,
я бы построил прекрасную школу
о четырех этажах,
о четырех углах,
обращенную окнами
на четыре стороны света.
Вроде той,
в которой учился я сам.
Только крыльцо перед школой
выложил бы пошире,
хотя бы в один кирпич,
чтобы детям
было просторно
играть
перед началом
классов.







_________________________________________

Об авторе: СЕРГЕЙ КУЛЛЕ

(1936 — 1984)

Родился в Ленинграде. Учился в школе №222 вместе с будущими литераторами Львом Лосевым, Борисом Парамоновым и Анатолием Найманом. Окончил филологический факультет Ленинградского университета. После окончания ЛГУ жил в Ленинграде, практически всю жизнь проработал в многотиражной газете «Кадры приборостроению». При жизни стихов практически не публиковал. Входил в состав неофициальной поэтической группы «УВЕК» (Уфлянд — Виноградов — Ерёмин — Кулле). Первый сборник стихов Кулле, подготовленный Уфляндом, вышел в 2001 году. Посмертные публикации появлялись также в журналах «Литературное обозрение», «Аврора», «Арион», антологиях «Поздние петербуржцы», «Самиздат века», «Русские стихи 1950—2000 годов. Антология (Первое приближение)».
Похоронен на Серафимовском кладбище Санкт-Петербурга.скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
3 398
Опубликовано 02 май 2016

ВХОД НА САЙТ