facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
        Лиterraтурная Школа          YouTube канал        Партнеры         
Мои закладки
№ 181 апрель 2021 г.
» » Вадим Месяц. РАСТЕРЯННЫЙ ЦИФЕРБЛАТ

Вадим Месяц. РАСТЕРЯННЫЙ ЦИФЕРБЛАТ



 

ЧАСОВОЙ

Взгляд над рекой обратится в сухую пыль
рассыпаясь пеплом в бескрайний ночной Подол
и упадет у часовенки как костыль
будто хромой исцелился и в лес ушел

Когда прижимаясь к решетке унылым лбом
глухонемой ребенок считает птиц,
слепнущий с нежностью думает о слепом:
тот не увидит цепей золотых столиц

Осенью солнечно, но на душе испуг
он беспричинен в рассветные холода 
кольца на пальцах - подарки чужих подруг
в памяти лишь полыхающие города

В воздухе строятся сами собой дома
люди из окон в окна твои глядят
и за спиною у каждого зреет тьма
и догорает растерянный циферблат. 

 


ВОЗНЕСЕНИЕ

Белое белье вынесли на двор
глупое бабье клянчит разговор
будет ли беда, будет ли война
в глотке пустота хлебного вина

пасхе сорок дней - небо на засов
голос твой родней прочих голосов
если ты поешь, если ты молчишь
если твой скулеж сызнова бесстыж

плеткою гонял я нетопырей
до утра стоял у твоих дверей
дал тебе смотреть долго в зеркала
в памяти стереть прошлые дела

воздух недвижим, не звенит комар
мы не убежим - впереди кошмар
музыку стучат мамкины часы
выкормить волчат просят у лисы

в яму упадет у дороги поп
сумрачный народ переждет потоп
переждет потоп – и пойдет в острог
и с бродяжьих троп вознесется бог.




ВОЙНА

Рубахи сотканы и сшиты
за день один и ночь одну
в них наряжаются бандиты
и молча скачут на войну

Вдогонку свадебным кортежам
в галоп летит лесной пожар
пока мы будущее нежим
прижав к груди свинцовый шар

И белых бабочек движенье
слепит глаза как первый снег
и это головокруженье
сквозит нашатырем аптек

И стук телеги слышен в полночь
гремя из каждого угла
еще немного – и на помощь
нас позовут колокола

Ты прислоняешь ухо к стенке
вникая в шорох тихих пуль
и Карлик Нос снимает пенки
у огнедышащих кастрюль

И оживает волк из глины
и злобным тенором поет
мнет в огородах георгины
и воду из могилы пьет.


 

ИГРА

Глава слетает с плеч. И катится в ухабы.
На пламенных устах слышна родная речь.
С ней шепчутся в ночи доверчивые бабы.
Игра не стоит свеч. Игра не стоит свеч.

Соратники поют подняв недружным хором
молитву к небесам, в которой бродит грех
отчаянья и лжи, приправленных позором.
И вскоре баритон срывается на смех.

Зарой меня в земле, где прорастет свобода,
мне настежь распахнув измученную грудь.
И выдыхают спирт скопления народа.
И падают в траву. И продолжают путь.

Я девушку любил: теперь она убита.
Я слушался отца: он нынче без ноги.
Ошметки ржавых слез стучат дождем в корыто.
И ходят без солдат по полю сапоги.

Декреты канут в печь, в пруду утонут жабы.
Откроется как рот в боку у судна течь.
Но утро настает. Зарей пылают грабы.
И брызжет в небеса охотничья картечь.

 


СЕВЕРНОЙ ПОГОСТ

Висельники стоят в гробах
врытых в землю как верстовые столбы
застыло проклятье на губах
нет ни одной улыбающейся губы

растут в головах у них кресты
и корни пускают сквозь сгнивший брус
и корни как копны волос густы
но они безнадежно горьки на вкус    

в карманах пересыпается мак
чтоб каждое зернышко пересчитать
ради каких небесных благ
душу вечную не продать?

на могилу к ним никто не придет
не польет теплой водкой иссохший куст
проклят навеки их жалкий род
и дом их забытый навеки пуст

и только собака лежит одна
прижавшись к одной из сырых могил
в ушах – колокольная тишина
а за спиной - очертанья крыл.

 


ВАЛГАЛЛА


Могилы из сахарного песка,
над ними надгробья из леденцов.
Блаженство оторванного куска,
пристанище солнечных беглецов:

Венецианским хрустят стеклом:
богемского больше в помине нет.
Бытие пульсирующее теплом
в бутылке, надтреснутой на просвет.

Вода стекает с твоей руки,
забирая с собой серебро перстней.
Императору преданные полки
квартируют в сумраке деревней.

И горят изумрудные города
все в зеленом пламени до небес.
И вот-вот не останется ни следа,
а зарею взойдет марсианский лес.

Комарами солнце звенит,
и вот-вот шар игрушечный разорвет.
на три столетья войдя в зенит,
на год запрещая бритье бород.


 

МЕССИЯ

Машиах вернется без страха.
Ему из цыганских пеленок
пошита ночная рубаха,
заколот на счастье ягненок.

Он въедет в литом кадиллаке,
к груди прижимая подснежник.
В гаремах умолкнут собаки,
на троне раскается грешник.

Господь векового изгнанья,
ты сам пребывал на чужбине,
в безвестных углах мирозданья
качаясь в плетеной корзине.

Голодные зряшные царства
растут словно пена морская.
Рассыпались прахом лекарства,
бесстыдные губы лаская.

Мы ждали, мы верили в слухи,
теряясь в весенних приметах.
Мы гладили руки старухи
в искристых как звезды манжетах.

Мы жили, игриво петляя
в ночи без дневных промежутков,
в златую казну добавляя
стекляшки из птичьих желудков.

Вода растворяется в масле.
И масло пылает в лампаде.
Ненужные звезды погасли,
а прочие спят на фасаде.

Ошибка случилась вначале.
Как думать больной головою?
Привратник считает печали.
И в зеркало смотрит кривое.


 

ВЫГНАНЦЫ


Поляки в Сибири лелеют бунт
в молитве возмездия воет бес
в Байкале веслом жестяным гребут
медлительно слушают древний лес

То золото моют, то варят соль
сточили на щепочки инвентарь
в Варшаве сатрапа зовут король
в Москве короля называют царь

В угрюмом затишье доверья нет
зачинщик не выдан, его лицо
летит мошкарою на яркий свет
свиваясь в пустеющее кольцо

В дыму Алгачинский стоит рудник
туманом укутан сырой Усть-кут
молва вышивает цветной рушник
листва осыпает глухой редут

Поляки готовят большой побег
их староста крутит упрямый ус
на пристань ложащийся первый снег
как сахар оценивая на вкус.


 

ПОЛКОВНИК

Сестра говорит ему – а ты застрелись
или присягни другому царю
он удивленно слушает, смотрит ввысь
будто в зените ищет свою зарю

Берет стакан с молоком, относит в чулан
мышей он там кормит или втихушку пьет?
неисповедимый Господень план
на лице проступает как горький пот

Ушел в отставку – тем же вечером из семьи
друзья на фронте спасают отчизны честь
а сестра говорит ему – не темни
а признавайся: деньги есть?

Деньги-то есть, говорит, а вот счастья нет
все ваше счастье – гражданская болтовня
он кладет старухе на плечи протертый плед
и тоже садится возле огня

Ему бы махнуть в деревню под Могилев
постучаться в домик на берегу
чтоб обрести там на час разговор и кров
а потом с собакой лежать в стогу…







_________________________________________

Об авторе: ВАДИМ МЕСЯЦ

Родился в Томске. Окончил физический факультет Томского государственного университета, кандидат физико-математических наук.
 В 1993-2003 годах - куратор российско-американской культурной программы при Стивенс-колледже (Хобокен, Нью-Джерси). Инициировал проведение восьми поэтических фестивалей в Америке и России. Редактор-составитель трех поэтических антологий, в числе которых «Антология современной американской поэзии» (совместно с А. Драгомощенко, 1996) и Антология современной русской поэзии «CrossingCenturies: TheNewGenerationinRussianPoetry» (cовместно с Джоном Хаем и др., 2000).
Автор более пятнадцати книг стихов и прозы, среди которых поэтические сборники «Календарь вспоминальщика» (1992), «Выход к морю» (1996), «Час приземления птиц» (2000), «Не приходи вовремя» (2006), «Безумный рыбак» (2008), «Цыганский хлеб» (2009) и романы «Правила Марко Поло» (2006) и «Лечение электричеством» (2002).
Лауреат ряда отечественных и международных премий за литературную и культуртрегерскую деятельность, в том числе: Бунинской премии, премии им. П.П. Бажова (2002), финалист Букеровской премии (2002) и т.д.
Творчество В.Месяца высоко оценено И. Бродским, А.Зиновьевым, академиками М.Л. Гаспаровым и Вяч. Вс. Ивановым.
Член союза Российских писателей, Союза писателей Москвы, Международной федерации русских писателей (Мюнхен), Нью-Йоркского отделения ПЕН клуба "Писателей в эмиграции",  «Международного ПЕН-центра» (Москва).
Стихи и проза переведены на английский, немецкий, итальянский, французский, латышский, румынский, польский и испанский языки.
В 2004 году Вадим Месяц организовал «Центр современной литературы» в Москве и издательский проект «Русский Гулливер». С 2012 года Центр современной литературы и «Русский Гулливер» издают ежеквартальный литературный журнал «Гвидеон».скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
2 725
Опубликовано 30 июн 2015

ВХОД НА САЙТ