ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 219 июнь 2024 г.
» » «Огры-Боги» – райское и адское наслаждение

«Огры-Боги» – райское и адское наслаждение

Редактор: Валентина Чепига





Переводчик Элина Яковлевна Браиловская о серии «Огры-Боги»:

«Огры-Боги» – райское и адское наслаждение

Серия графических романов в четырех томах «Огры-Боги» представляет собой огромную живую вселенную, придуманную сценаристом Юбером и художником Бертраном Гатиньолем. По моему мнению, разделяемому многими критиками и читателями, это шедевр, где создан особый, потрясающе оригинальный и завораживающий мир, безупречно выполненный графически и литературно. По широте охвата мировой истории, глубине проработки каждого персонажа и неожиданности поворотов сюжета эти книги стоят в одном ряду с другими эпическими фэнтезийными произведениями, такими как «Игра престолов» и «Властелин колец».
Каждый том серии выполнен в форме «портрета» одного главного персонажа в переломный период его жизни. Авторы установили принцип появления нового персонажа в каждой истории, что позволило им каждый раз менять ракурс и расширять свою вселенную. Каждую книгу можно читать независимо от других, и она является самодостаточной, хотя многие персонажи переходят из одного тома в другой. 
Первый том «Малыш» описывает последнего и самого крошечного представителя рода великанов. Огры живут в огромном дворце и питаются человеческой плотью. Правит ими деспотичный король Габаал. Однажды его жена Эмиона рожает мальчика – Малыша – размером с человека. В последние годы королевский род приходит в упадок и вырождается. Королева видит в этом сыне надежду на сближение между людьми и великанами. Она скрывает его существование от своего мужа. Ребенку приходится противостоять своим глубинным побуждениям, идущим вразрез с материнским воспитанием, борясь за каждый момент проявления своей свободы воли. Малыш не желает быть безжалостным монстром и стремится стать человеком.
По мнению Юбера, это история о том, как человек пытается найти свое место в жизни, несмотря на то, что в рамках социального, семейного и биологического детерминизма ему навязывается идентичность, которая не обязательно является его собственной. Семья может превратиться в настоящий ад. Одна из центральных тем «Огров-Богов» – патриархат и его разрушительные последствия, как для мужчин, так и для женщин.
Второй том «Полукровка» посвящен истории жизни незаконнорожденного ребенка Йори Дракена, который становится Камергером (посредником между ограми и людьми), поднимаясь по социальной лестнице любыми средствами. У него тоже сложные и болезненные отношения со своими родителями. Действие этого тома происходит незадолго до рождения Малыша и дает представление о том, как управляется королевство великанов.
Камергер Йори, в противоположность Малышу, по капле выдавливает из себя все человеческое, постепенно превращаясь в чудовище.
Третий том «Великий человек», который еще только готовится к выходу, рассказывает о вечном бунтаре Лурсе. Он пытается изменить общество, борясь с собственными демонами и живя с сожалениями о своем прошлом. Книга дополнит первые две истории и познакомит читателя с теми, кто живет за пределами обоих королевств, оказавшись посередине.
Малыш и его возлюбленная Сала пытаются бежать из королевства. Однако камергер хочет, чтобы наследник престола занял трон, с тем, чтобы восстановить в стране некое подобие мира. Оказавшись в засаде, Малыш попадает на лечение к Лурсу, лидеру сопротивления. Тот рассчитывает, что сын короля свергнет камергера.
Здесь впервые создается образ зрелого мужчины со сложными жизненными перипетиями. Юбер полагал, что у него с Лурсом много общего. На мой взгляд, третий том самый увлекательный.
Четвертый и последний том, который выйдет в этой серии, – «Перворожденная» – описывает портрет женского персонажа. В центре сюжета Браганта, первенец династии огров-богов. Браганта по складу характера похожа на своего жестокого отца-тирана (хотя и восстает против него) и очень умна. В королевстве, где женщины считаются всего лишь инкубаторами для вынашивания детей (или, в лучшем случае, нянями и воспитательницами) и не имеют права голоса, Браганте приходится постоянно бороться и против сводных братьев, и против авторитета отца. Браганта увлекается книгами, надеется покончить с тиранией своей семьи и стать просвещенной монархиней. Последний том представляет собой критику патриархальной системы (которая здесь четко представлена как диктатура), сохраняя при этом коды жанра темного фэнтези. Здесь также отдается дань уважения чтению как инструменту обучения, позволяющему передавать знания, даже если они противоречат установленному порядку, и как средству, открывающему бесценные двери в воображаемый мир.
Все же в конечном счете Браганта, отгороженная от мира и постигающая его только через книги, осознает, что для его понимания одного чтения недостаточно. Необходимо все пережить самой!
По структуре мир «Огров-Богов» подобен волшебной сказке, состоящей из нескольких сказок. Эта сага является гимном тем народным сказкам, которые по вечерам у камина рассказывают взрослым. Братья Гримм, Шарль Перро и Андерсен изучали устные традиции и записывали их. Юбер – один из подобных сказочников.
Сам Юбер признавал множественные влияния: поза великана с обложки первого тома напоминает позу Моны Лизы в картине Леонардо да Винчи, что придает произведению «своего рода культовый образ, очень сильный». В ходе повествования, как на уровне сценария, так и на графическом уровне, присутствуют многочисленные отсылки к мифологии, в частности, греческой: так, начальная сцена вызывает в памяти эпизод, когда Кронос пожирает одного из своих сыновей, изображенный на картине Франсиско Гойи «Сатурн, пожирающий своего сына». Возникают ассоциации и с Гулливером Свифта. Проиллюстрированы тексты в стиле книг Гюстава Доре.
Литературные и мифологические отсылки помогают выделить главную фигуру в серии графических романов. Это королева Эмиона, страстная, жертвенная и детоубийственная мать, близкая к безумию Электры или Медеи. Она не только приводит Малыша в этот мир, но и пытается запрограммировать его судьбу. Их отношения весьма своеобразны. Мать проецирует на своего ребенка столько ожиданий, что в конце концов беспрестанно его вампирит и грызет. Она не позволяет ему существовать самостоятельно, делая его продолжением своей личной судьбы. Она намеренно заставляет его нести весь груз ее неудовлетворенных желаний, семейного прошлого, которое она сама нафантазировала, лишь ради того, чтобы найти свою собственную миссию в жизни. При этом она отказывает ему в какой-либо идентичности.
Что касается имени «Малыш», то это не совсем имя, скорее прозвище. Он – нежеланный ребенок, и его как будто не существует. Его родные так и не удосужились дать ему настоящее имя. А вот у других персонажей этой истории есть настоящие имена и фамилии, и некоторые из них очень красивые. В данном случае, мужские имена звучат по-вавилонски, а у женщин немного искаженные римские имена.
Ономастика, несомненно, является одним из ключей к пониманию произведения, позволяя читателю очутиться на театральной сцене разных стран, разных направлений и разных веков. Дездея напоминает про «Отелло» Шекспира, Эмиона приводит к «Андромахе» Расина. В некоторых случаях суффикс «-баал» для обозначения королей отсылает к Вавилону и всей мифологии о богах, пожирающих своих детей. Судя по всему, авторы «Огров-Богов» вознамерились создать настоящую «книгу мира». 
Каждый из четырех томов удостоился престижной международной премии. К сожалению, Юбер ушел из жизни 12 февраля 2020 года в возрасте 49 лет. Четвертый том вышел уже после его смерти. Серия дает простор для различных толкований читателей и критиков, позволяя включить собственное воображение и домыслить как саму историю, так и вселенную, созданную авторами. 
Надеюсь, что в России у «Огров-Богов» будет счастливая издательская и читательская судьба.







ИСТОРИЯ КОРОЛЯ-БОГА

История Короля-Бога, того, кто, будучи величайшим из великанов, возомнил себя еще более великим и равным богам. Из поколения в поколение потомки семейства великанов увеличивались в размерах настолько, что, казалось, однажды они коснутся неба. По мере того как они увеличивались в размерах, росло и их долголетие. А потом появился Король-Бог. Особенный великан, самый большой из всех, великан среди великанов.
Он был настолько большим, что убил свою мать при родах, чего не случалось со времен Основателя, тем самым вызвав оцепенение в семье. Все усмотрели в этом признак изменения родовой программы, сопоставимый с тем, который отделил их от простых смертных. Он был воспитан в этом убеждении, превратившем его в чудо-ребенка, призванного своей высшей природой к важным достижениям. С самого раннего возраста он считал себя лучше всех членов семьи, возвышаясь над ними настолько же, насколько они возвышались над людьми, и ему казалось очевидным, что он не подвержен смерти.
Смерть представлялась остаточным явлением гибридного происхождения семьи, остатком человеческой крови, испортившей их великую природу. Он считал свой выдающийся рост доказательством того, что он освободился от всех человеческих черт, дабы обрести более чистую, поистине божественную и вечную сущность. Долгое время казалось, что его правота подтверждалась фактами. Люди вокруг него рождались, старели и умирали, как бабочки-однодневки, поколение за поколением. Члены его семьи покрывались морщинами и седели, со временем принимая на себя груз прожитых лет, а он оставался нетронутым, застывшим в ослепительной молодости.
Он смеялся над смертью, над образом смерти с ее нелепой косой. «Как она отыщет косу, достаточно большую для того, чтобы скосить такого, как я?!! Она сделает мне небольшой укол, едва ли более болезненный, чем укус насекомого, и я отмахнусь от нее рукой».
Вскоре ему стало ясно, что и еда, подаваемая за семейным столом, была запятнана нестерпимой банальностью, отсутствием уважения к исключительному характеру его личности. Как терпеть то, что ему подают блюдо, похожее на те, которые едят смертные? «Эта еда недостойна меня, ‒ заявил он, брезгливо отодвигая тарелку. ‒ Отныне я буду питаться человеческой плотью.» 
‒ Зачем есть людей? ‒ робко спросила его жена.
‒ Свинина и говядина ‒ продукты питания, подходящие для человека, который стоит выше животных. Следовательно, человек является подходящей пищей для Бога.
Для того чтобы обеспечить пищевые потребности Короля-Бога, была создана ферма. На другой стороне замковой горы был построен огромный каменный цирк, чтобы свежее мясо беспрепятственно попадало на кухни замка, через гору вручную был прорыт огромный подземный ход.
На ферме разводили поголовье людей, тщательно отобранных по качеству их мяса. Мастера-мясники доставляли редкие экземпляры из дальних стран. Они отслеживали спаривание, усиливая определенную черту, если она ценилась за королевским столом, или пытались исправлять ее из поколения в поколение, если, наоборот, она не нравилась. Они тщательно следили за диетой и физическими упражнениями, необходимыми для наращивания мышечной массы, сушки мяса или откорма в соответствии с конкретными потребностями кухонь.
В свое время Король-Бог был единственным, кому официально разрешалось есть человечину, хотя другие члены семьи стали подражать ему тайком, в своих покоях. Вследствие этого фирма разрасталась.
Был еще один проект, мобилизовавший все большую часть ресурсов Королевства. Семейный замок, хотя и значительно расширенный предыдущими поколениями, быстро оказался слишком мал для гигантских размеров Короля-Бога. Поэтому он начал перестраивать его по собственному проекту. Это была внушительная строительная площадка. Бесконечные каменные колонны поддерживали огромные деревянные срубы, покрытые тонкими орнаментами из искусственного мрамора ‒ никакие каменные своды не могли бы перекрыть такие большие пространства. Каждая вновь построенная комната была невероятным техническим вызовом для людей-строителей, своды поднимались все выше, их богато украшали, укрепляли железными прутьями, перегружали завитками и пронзали множеством проемов с ослепительными витражами. Дворец был храмом во славу бессмертия. Его бесконечный рост истощал королевство, которое все более слабело по мере того, как здание росло в размерах и великолепии. Однако Король-Бог никогда не был доволен. Он хотел, чтобы укрощенный огонь земли венчал колонны его тронного зала, чтобы изменчивые облака были вылеплены для его потолка и чтобы солнце было подвешено в качестве люстры. Ресурсы искусства плохо соответствовали масштабу его желаний. Мир явно не соответствовал его меркам, расстраивая Бога, которым он себя считал, исходя из законных ожиданий, а также банальных стремлений к бесконечности и всемогуществу.
Такое же отношение он проявлял к своему потомству. У Короля-Бога было много жен, выбранных среди членов рода из-за высокого роста. Они претерпевали мучения в его постели, а мысль о беременности приводила их в ужас: отпрыск короля Бога, еще более крупный, чем его отец, предвещал им страшную кончину. Рассказывают, что некоторые женщины рода, не желавшие, чтобы их выбрали, проводили всю жизнь полусидя на корточках, согнув ноги и спрятав их под широкими юбками, лишь бы казаться меньше, чем они есть на самом деле. Однако ни один из потомков Короля-Бога не соответствовал своему прародителю. Несмотря на значительный рост, они ничем не выделялись среди представителей своего поколения, что вызывало огромное разочарование их отца.
«Вы оскверняете мою божественную сущность своей более грубой, испорченной человеческой природой», ‒ говорил он своим многочисленным женам, морщась от досады. Затем он отворачивался от них и полностью погружался в себя.







ИСТОРИЯ МАЛКУСА ЭЛИСCЕНА

Первого камергера, управлявшего королевством от имени Огров-Богов.

По мере того как завоевания великанов расширялись и они присоединяли соседние земли, возникала потребность в руководителях, способных управлять этими новыми территориями. Ставить на такую должность великана из королевской семьи казалось неразумным, был риск того, что у него разовьется стремление к независимости, и очевидной представлялась необходимость объединения всех взрослых великанов репродуктивного возраста.
Великаны не водили дружбу с людьми, не понимали их и вряд ли способны были разглядеть индивидуальные качества в своих подданных. Поэтому живущие на горе Короли обратили свои взоры на потомков капитанов Основателя. Им казалось, что проще обратиться к группе знатных семей и оставить за ними право распределять вновь созданные должности.
Существовало пять семей благороднорожденных, каждая из которых владела долиной в окрестностях замка в качестве наследственного вотчинного владения, несмотря на то что старые крепости давно были полузаброшены и все они переехали в городские дворцы у подножия горного замка, чтобы оставаться рядом с резиденцией властителей.
Каждая из этих семей происходила от одного капитана, который получил свои земли от Основателя за то, что отличился храбростью и свирепостью во время бесконечных завоевательных войн, ознаменовавших рождение королевства. Капитанов звали Элиссен, Рагнар, Хунрахи, Дракен и Зигнесс. Если великаны правили как бесспорные хозяева на вершине горы, то благороднорожденные быстро заняли все важные посты в государственном аппарате, ответственном за выполнение их решений.
В отличие от своих предшественников на троне, Король-Бог не желал вмешиваться в человеческие дела. Налоги, сбор урожая, организация военных кампаний, указы и законы — все это наводило на него величайшую скуку. Поэтому для управления королевством он полностью полагался на когорту слуг-людей, рассеянно наблюдая за их активной деятельностью и при этом помышляя о необходимых условиях своего величия. Подобные фантазии внезапно материлизовались в приказы, обладавшие свойством вызывать панику среди сановников-людей.
Его беспрестанно раздражали медлительность и нескончаемые отказы со стороны его крошечных подчиненных, когда речь заходила о том или ином увеличении размеров. Разве он не Бог, правящий такой огромной империей, какой еще никто не знал? Почему эти неумелые людишки не могут просто делать то, что он хочет? Например, разве не естественно для такого существа, как он, желать жилища в масштабе, соответствующем его великолепию?
Среди когорты слуг однажды его внимание привлек один из них. Проходя мимо неприятно мрачной скальной стены, возвышавшейся над входом в замок, Король-Бог проворчал: «Здесь должен быть водопад». По счастливой случайности эти решающие слова услышал его камергер Малкус Элиссен. В то время камергеры были не более чем привратниками замка великанов, которым поручено было принимать прошения человеческих подданных и передавать их различным механизмам сложной государственной машины. Однако Малкус, несмотря на молодость и подчиненное положение, был человеком честолюбивым, наделенным острым умом и несгибаемой волей. Он сразу понял, в чем его долг и в чем его выгода.
Через несколько недель, когда Король-Бог вернулся в эти края, позабыв о своем желании почти так же быстро, как и высказал его, он был приятно удивлен при виде того, как со скальной стены низвергалась вода, ловя радугу. Он посмотрел на водопад, и тот показался ему прекрасным. Он даже не задумался ни о поразительной силе убеждения, которую пришлось применить его камергеру, чтобы удовлетворить его прихоть, не о технических чудесах, которые потребовались для отвода воды из ледников.
Все это показалось ему вполне естественным. В кои-то веки он чего-то захотел, и это воплотилась в реальности. Он просто улыбнулся и кивнул, проходя мимо. Но постепенно он начал обращаться именно к этому человеку, а не к кому-либо другому, вплоть до того, что вызывал его в любое время дня и ночи.
Малкус родился раньше срока после тяжелой беременности матери и рос в ненормальных условиях. Он больше походил на хилого ребенка, нежели на взрослого человека, так что его никто особо не воспринимал всерьез, чем и объяснялось занимаемое им подчиненное положение. Те, кто хорошо его знал, ценили его острый ум и надежность, однако никто бы не подумал, что ему обещана исключительная судьба. Даже если Малкус страдал, он никак этого не показывал, всегда оставаясь приветливым и улыбчивым. Даже когда он брался исполнять прихоти Короля-Бога, этот маленький безликий мужчина как бы прибавлял в уме и размерах до такой степени, что одним своим присутствием подавлял собеседника, склоняя его к своим требованиям одной только силой воли, как будто его роль посланника огромного государя придавала ему некоторые черты властителя. Его стали называть Великим Элиссеном.
Король-Бог находил чрезвычайно приятным обращаться к этому смертному, который, независимо от масштаба поручаемой ему задачи, отвечал: « Что ж, Ваше Величество, будет сделано согласно вашей воле». Камергеру удавалось осуществлять желания ненасытного великана в поразительно короткие строки, благодаря чудесам организации, которыми государь совершенно не интересовался. Он дошел до того, что стал рассматривать ничтожного человека в качестве естественного продолжения своего высказанного желания. Чтобы творить чудеса, Малкусу Элиссену приходилось постоянно мобилизовывать все больше ресурсов, задействовать дополнительные звенья государственной машины, тем самым посягая на прерогативы других сановников. В конечном итоге он неизбежно должен был задеть самолюбие других благороднорожденных, которым нестерпимо было наблюдать, как этот простой швейцар ведет себя словно хозяин замка.
Однажды утром, когда он вызвал своего камергера, чтобы дать ему новое задание — речь шла о сущем пустяке, — он был удивлен, увидев у подножия своего трона новое лицо. Король-Бог нахмурился: «Где мой камергер?» Человек смиренно бросился ему в ноги. «С сожалением сообщаю Вашему Божественному Величеству, что Малкус Элиссен, ваш бывший камергер, был отстранен от должности за превышение своих полномочий. Меня назначили вместо него». Король-Бог недовольно хмыкнул, но ему не хотелось волноваться из-за такой мелочи. «Ладно. Камергер, я хочу, чтобы к моему столу отныне подавали человеческое мясо». Мужчина опешил. Король-Бог приподнял одну бровь.
— Ну, и что?
— Ваше Величество! Это... невозможно! Вы понимаете...
Это было уже слишком. Позволив своему неудовольствию выплеснуться, Король-Бог взмахом руки отбросил незваного гостя, тот врезался в колонну, оставив на ней длинный бледно-красный след. И обратился к охваченной ужасом свите покойного: «Верните мне моего камергера! Немедленно!»
Само собой разумеется, никому даже в голову не пришло перечить разгневанному великану, и Малкус Элиссен немедленно был восстановлен в своей должности, во всей полноте своих полномочий и даже больше. С тех пор никто не осмеливался возражать его просьбам, какими бы неразумными они ни были, из боязни рассердить божественного колосса. Понимая, что удовлетворение монарха превалирует над его собственным душевным состоянием, камергер постарался приложить все усилия, дабы недавняя просьба была исполнена как можно скорее.
С годами он стал распоряжаться всеми аспектами жизни королевства по своему усмотрению, правя от имени и вместо Короля-Бога, как регент, хотя у него и не было такого титула.
Его гибель оказалась совершенно нелепой. Малкус Элиссен показывал Королю-Богу строительную площадку того, что должно было стать самым гигантским замком, когда-либо построенным руками человека. Когда они стояли в центре Большого зала, под тяжестью гиганта начал проседать пол. Надо полагать, что какой-то нерадивый прораб не позаботился о том, чтобы насыпь как следует утрамбовали. Король-Бог споткнулся и, размахивая руками, с трудом удержал равновесие. Он сделал тяжелый шаг назад, сотрясая здание и опрокидывая камни и строительные леса. Разъяренный Король-Бог повернулся, чтобы выразить свое недовольство своему камергеру, но не нашел его. Настроение короля еще больше ухудшилось. Именно тогда он заметил кровавую кашицу, прилипшую к подошве его ботинка. Такова была единственная ошибка в карьере Малкуса Элиссена, камергера Короля-Бога.
Должность камергера сделалась жизненно необходимой. Малкус Элиссен реорганизовал всю государственную машину так, что она приводилась в действие из его кабинета. Преемственность представляла собой проблему. Ни одна из семей благороднорожденных не считала возможным уступать столь ключевой пост другим. Между кланами вспыхнула междоусобная война. Король-Бог начал проявлять нетерпение. Необходимо было срочно найти решение.
Представители пяти семей благороднорожденных собрались вместе и в конце концов пришли к согласию в отношении Титуса Элиссена, племянника покойного; преимущество его заключалось в том, что он обладал настолько мягким характером, что полностью находился под контролем своей матери, из рода Хунрахи, и жены, из рода Зигнессов. Это казалось хорошим компромиссом. Однако новый камергер не полностью устроил Короля-Бога, и тот незамедлительно отправил его в отставку. Таким образом, следующие выборы прошли более спокойно и с меньшим количеством претендентов, поскольку стало ясно, что опасности, связанные с этой должностью, были вполне соизмеримы с ее огромным престижем.














_________________________________________

Об авторах:

БЕРТРАН ГАТИНЬОЛЬ
Бертран Гатиньоль — французский дизайнер персонажей и художник комиксов. Профессионально заниматься визуалом для фильмов, анимации и клипов начал сразу после учебы — с 2006 года. Бертран создавал персонажей для многих мультсериалов, включая «Скайленд», «Железный человек» и «Маленький принц». Активно работать в мире комиксов начал в 2011-м.

ЮБЕР
Юбер — автор книг, французский художник, родился в Сен-Ренане, Финистер, в 1971 году. Первоначально занимался изобразительным искусством. Учился в школе изящных искусств в Кемпере, а затем в Анжере. Здесь произошла решающая встреча с Йоанн, молодым писателем, который публикуется в Англии.  Именно он заставил Юбера заново открыть для себя комиксы.



_________________________________________



Переводчик:  ЭЛИНА ЯКОВЛЕВНА БРАИЛОВСКАЯ 

Член Союза переводчиков России. Член Союза писателей Москвы.




скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
49
Опубликовано 03 июн 2024

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ