ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 202 январь 2023 г.
» » Йейтс Уильям Батлер. ВТОРОЕ ПРИШЕСТВИЕ

Йейтс Уильям Батлер. ВТОРОЕ ПРИШЕСТВИЕ

Редактор: Юрий Угольников





ВТОРОЕ ПРИШЕСТВИЕ

Спиралью ввысь, все шире и все выше
Сокол кружит, сокольника не слыша,
Что было цельным, рушится на части,
На мир напало сущее безвластье,
Напал прилив кровавый, и повсюду
В нем тонет чистоты обряд, и лучший
Ни в чем не убежден, тогда как худший
Горячим напряженьем переполнен.

Да, откровенье ждет нас впереди;
Пришествие Второе впереди.
Пришествие Второе! Лишь слова слетели,
Огромный образ из Spiritus Mundi
Мой потревожил взор; в песках далеких
Фигура с телом льва, с главою человека,
С пустым, безжалостным как солнце взором,
Поводит бедрами, а вкруг витают
Тени испуганных пустынных птиц.
Вновь тьма сошла. Но понял я, что двадцать
Столетий каменного сна нарушил
Кошмар от сотрясенья колыбели,
И что за грубый зверь дождался часа,
И в Вифлеем ползет, чтоб там родиться?

 

ПРОКЛЯТЬЕ АДАМА

Беседовали как-то ты и я
И женщина прекрасная - твоя
Подруга - о поэзии. "Часами",
Сказал я, "ты корпишь над словесами,
Но коль на вид - не миг единый, зря
Труды твои. По правде говоря,
По мне, так легче лить железо в домне
Или махать кайлом в каменоломне,
Как нищий работяга, в зной и в снег,
Ведь труд для этих звуков, полных нег,
Суровей. Но церковникам, банкирам,
Учителям - всем тем, которых миром
Святые звали, кажется поэт
Лентяем праздным.
Мне тогда в ответ
Так нежная красавица сказала,
Чья ранила краса сердец немало,
Чей дивный голос сладок и глубок:
"Нам, коих создал женщинами рок,
Всем и без школьной ведомо науки:
Дается нам краса в труде и муке”.
Сказал я: "Для прекрасного, трудам
Обрек нас, верно, согрешив, Адам.
Любовь была когда-то куртуазна
И с высшим идеалом сообразна
Для любящих, вздыхавших что ни миг
О прецедентах из старинных книг.
А нынче - втуне вздохи и печали”.

Пред именем любви мы замолчали.
Кончался лета позднего денек,
Тлел в зелени дрожащей огонек
Последний, пред ракушкою-луною,
Источенною времени волною,
Разбившейся на звездном берегу
На дни, года....
И думу, что могу
Лишь вам сказать, я думал: вы прекрасны,
Хочу любить вас высоко и страстно,
Как встарь - но вот, душа утомлена
У нас, как эта полая луна.




РОЗА МИРА

Кто мнил, что Красота — лишь миг во сне?
Скорбь алых гордых губ — о том, что свет
Стал пуст, в нем дивного простыл и след —
Их ради, Троя — в траурном огне,
Пал Найси в цвете лет.

Мы преходящи, как и мир тщеты:
Средь душ, сменяющихся, что ни миг,
Быстрее зимних волн, быстрей, чем блик
Звезды падучей, пены высоты —
Жив одинокий лик.

Пред ней склоните, ангелы, главу:
До вашей славы, до людских тревог
Стоял у трона утомленный Бог;
Он создал мир — зеленую траву
Для этих легких ног.




ПЕЧАЛЬ ЛЮБВИ

Трель воробьев среди лесных дерев,
Луна и небо в золотой пыли,
И листьев несмолкаемый напев
Сокрыли древний, горький плач земли.

Но ты, чьи скорбны алые уста,
Внесла все слезы, кои пролил свет,
Печаль судов, что в дальние места
Плывут, и бремя мириадов лет.

И птичьи клики средь лесных дерев,
И небеса в мерцающей пыли,
И потревоженной листвы напев
Дрожат от плача древнего земли.

 

СТРЕКОЗА

Чтобы не канула цивилизация,
свой проиграв решающий бой,
привяжите пони подальше и
уймите собачий вой.
Цезарь, наш господин, в шатре
у карты, вперяет взор
в ничто, и свой склоненный висок
он ладонью подпер.

Что стрекоза над ручьем, витает
мысль его над безмолвьем.

Чтобы сгорели безверхие башни,
чтоб помнили этот лик,
нежно ступай здесь, не потревожь
ее одинокий миг.
На четверть женщина, на три - дитя,
думая, что одна,
лудильщика шарканью за окном
подражает она.

Что стрекоза над ручьем, витает
мысль ее над безмолвьем.

Чтоб девочкам в пору взросленья являлся
в мечтаньях Адам, взашей
от замкнутой двери папской капеллы
гоните малышей.
Микеланджело Буонаротти
лежит на лесах в вышине,
и тише, чем шорох мыши, водит
рукою своей в тишине.

Что стрекоза над ручьем, витает
мысль его над безмолвьем.

 

РИЗА

Я сделал песне ризу -
Шитье на ней
Из мифов древних дней
От ворота до низу;
Глупцы ж ее стащили -
Красуются они
В ней, будто сами сшили.
О песнь, другой
Пусть ходит в ней - дерзни
Ходить нагой.

 

ВИННАЯ ПЕСНЯ

В уста нам входит вино,
И входит любовь чрез око,
Нам нужно лишь это одно
Знать в жизни до смертного срока.
Вознес я к устам вино,
Взор - к вам, и вздыхаю глубоко.

 

ИРЛАНДСКИЙ ЛЕТЧИК ПРЕДВИДИТ СВОЮ СМЕРТЬ

Я знаю, встречусь я с судьбой
Средь туч, лишусь я в небе жизни.
Лечу без ненависти в бой,
Не из любви к своей отчизне.
Килтартан Кросс - страна моя
Мне братья - бедняки оттуда.
Тем, что погибну скоро, я
Им облегченья не добуду.
Меня не долг и не закон
Не клич толпы, не славы трубы -
Восторг вознес на небосклон,
Где реют облачные клубы.
Свой взвесив и обдумав рок,
Почел грядущий срок свой весь я
Тщетой, как и минувший срок,
И жизнь со смертью - в равновесье.

 

КТО ПОЙДЕТ С ФЕРГЮСОМ?

Кто будет с Фергюсом нестись
Вперёд сквозь лес, сплетенье тьмы,
Плясать у моря на камнях?
Муж, меднобровый лоб возвысь,
И дева, веки подними,
Отбросьте чаянья и страх.

Не опускайте скорбный взор
Пред горьким таинством любви;
Ведь Фергюс колесницы мчит,
И леса сумрачный узор,
И белопенных волн извив,
И звездный хоровод в ночи.

 

КОГДА ТЫ СТАНЕШЬ СТАРОЙ

Когда ты станешь старою и сонной,
То, у камина сидя в забытьи,
Не торопясь, прочти стихи мои
И вспомни взор твой, нежный и бездонный,

В те дни, когда столь многими любима
Была твоя краса и дивный смех,
Но лишь один любил в тебе из всех
Твою печаль и душу-пилигрима;

Склонившись над решеткою горячей,
Под нос немного грустно бормочи,
Что унеслась любовь, паря в ночи,
Лицо свое средь звезд небесных пряча.

 

ВЛЮБЛЕННЫЙ ГОВОРИТ О РОЗЕ В СВОЕМ СЕРДЦЕ

Все, что уродливо, сломано, все, что тронуто ржой,
Плач ребенка на улице, скрежет и скрип обоза,
Пахаря тяжкий шаг, рыхлящего перегной,
Образ твой искажают, цветущая в сердце роза.

Пошлость вещей огромна, не высказать пошлости той.
Я жажду их перестроить, чтобы метаморфоза
Новый мир создала, что, как ларец золотой,
Хранил бы мечту, твой образ, цветущая в сердце роза.

 

РЕБЕНКУ, ТАНЦУЮЩЕМУ НА ВЕТРУ

Танцуй на берегу,
И что тебе прибой,
Ревущий на бегу?
Обрызганы волной,
Распущены твои
Власы; ты юн пока,
Превратности любви,
Триумфа дурака,
И смерти, и беды
Еще ты не узнал.
Как устрашит воды
Тебя ревущий вал.









_________________________________________

Об авторе:  ЙЕЙТС УИЛЬЯМ БАТЛЕР (1865-1939) 

Ирландский поэт, драматург, публицист, лауреат нобелевской премии по литературе 1923-гг.




_________________________________________



Переводчик:  ШЛОМО КРОЛ 

Шломо Крол родился в 1970, изучал классическую филологию в Санкт Петербургском и в Иерусалимском университете, переводчик четырех книг средневековой поэзии с иврита и итальянского.скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
215
Опубликовано 31 дек 2022

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ