facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 189 декабрь 2021 г.
» » Андрей Грицман. ДВОЙНИК

Андрей Грицман. ДВОЙНИК

Редактор: Юрий Серебрянский

 
(автопереводы на русский)



От автора:
Данные стихи являются не прямыми переводами с английских оригиналов на русский, а скорее русскими вариантами того же стихотворения. Стихотворения, в смысле изначальной эмоции и интонации. Понятно, что природа этих двух языков совершенно разная, поэтому я придерживаюсь концепции того, что нужно “пересоздать” текст, как можно более верный оригиналу, но, тем не менее, следующий правилам языка и стихосложения на этом языке. Это, по понятным причинам, и легче и труднее делать в случае “автоперевода”. Легче, потому что автор лучше знает, что он имел в виду, а сложнее потому, что автор на другом языке является, в какой-то степени, “другим” поэтом. Точно так же, как когда человек говорит на другом языке – личность несколько меняется. Стихи, как и слова вообще, имеют свою жизнь и как бы сожительствуют с автором. Все оригинальные тексты на английском были опубликованы в различных американских журналах и/или вошли в антологии.

 

***

Берег Майами — арт-деко урбанной, лианной природы.
Зубчатый берег — мишень в перископе советской подлодки.
В пенном исчадье прибоя тают субтропики,
в холлах прохладных воркуют метеосводки.
У “Делано” растворяются в сумерках бляди.
Рядом хибары — как после бомбардировки.
С острым “Мартини” нежно за доллар закуришь “Гавану”,
глядя на светлые соты стеклянной коробки.
В пыльных проулках “Марти” трубит в свои ржавые трубы,
но ароматны “Кохиба”, “Корона”, — полно контрабанды.
Татуированы торсы, проколоты губы,
но вечерами в Майами, как на мид-весте, безлюдно.
На горизонте — бесплатный закат над Гаваной,
неразличимый давно одряхлевшим солдатам Батисты.
Резко ложится на курс береговая охрана.
Кошки дичают в саду Хемингуэя, в Ки-Весте.

 

***

Все то же осталось во мне, все то же осталось,
Все тот же акцент, и шрам на руке, и та же усталость,
и книжный развал на полу, и музыка шума,
и наши бездомные встречи проносятся мимо
машины — дорогой на север, знакомой дорогой,
ведущей навстречу любви, судьбе, вдоль речки, сквозь годы,
по зоне газонов, уже изумрудных под утро,
и капли плывут по стеклу задумчивой ртутью.
Это — Хэллоуин: паутина на небе, на окнах. На страже
патрульной машины сирена, и все это — наше.
Подаренный жизни случайный кусок, погашенный, нежный.
Так кончился этот безжалостный век. Другой, безмятежный,
не нам обещает приют какой-то там доли.
Природа там — северный юг: лианы у школы.
И пьяница с виски дешевым стоит на пороге,
и выдох холодный с реки — лишь память о снеге.
Я помню ту жизнь, параллельную жизнь, за преградой,
за тонкой прозрачной стеной остывшего сада.
Как будто подходишь ты снова и медленно шепчешь,
и слов не понять, не понять ничего, но от этого легче.
И я разбираю, как будто, движение губ — безмолвное меццо.
Я долго смотрю и смотрю, и бьется к тебе ожившее сердце.

 

***

Риверсайд парк листвою медленно выстлан.
Бульдожка счастлив, клубочек тепла лучится.
Я с того берега, слава тебе, Господи, выслан
в город, где всех нас выкормила волчица.
Мы в плавучем дому теперь, дорогая.
Зеленая память московских дворов мерцает.
Закроешь глаза, дотянешься до родного.
Но где оно спит, мы и не знаем сами.
Это наш дом, где наше не знают имя, но
рыбой медуза летит на свет от порога.
Зимней грозой по реке прошумел Уитмен.
Только из этой реки ты не пей на дорогу.
За рубежом светляки дрожат над Нью-Джерси,
дальним путем на север, вверх по долине.
На берегах последних мы остаемся вместе.
В небо Манхэттен плывет на каменной льдине.

 

***

Весь мир мерцал внутри моей Вселенной,
в переплетеньи тёплых струй пульсаций,
питая жизнь надежд, вязь построений,
и безнадёжно гас на фоне смерти.
Я мог бы быть отцом, сестрой, Спасителем,
судьёй и плотником, и палачом, и сыном.
Но путь моей судьбы был позабыт –
потерянная нить ладонных линий.
Я не был, не существовал
в сухом реестре вечного учёта.
Но, всё же, братья, сёстры, мы
были связаны, и вас я узнавал
в дыхании из безвоздушной тьмы
на корабле последнего полёта.
И только вы оцените мой дар,
мои достоинство и таинство, загадку,
и то, что мир, быть может, избежал
моей судьбы зияющей расплаты.
Но помните, что существуют те,
кто смотрят в мир с бессмысленной улыбкой.
Они из абсолютной пустоты,
без боли, сожаленья, без мечты
меня и вас сочтут пустой ошибкой.
скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
414
Опубликовано 14 апр 2021

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ