facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 184 июль 2021 г.
» » Издатели о кризисе и поэтическом книгоиздании

Издатели о кризисе и поэтическом книгоиздании



Конец 2014 года, как известно, ознаменовался в России экономическим кризисом, который не мог не сказаться и на издании книг. «Лиterraтура» попыталась расспросить нескольких издателей поэзии об их самоощущении и приоритетных задачах в начале 2015 года.

1. Каковы ваши прогнозы в отношении выпуска стихотворных сборников в 2015 году? Насколько серьёзно, на ваш взгляд, повлияет экономический кризис на поэтическое книгоиздание?

2. Какие основные трудности вы ощущаете в связи с сегодняшним состоянием издательской деятельности? Изменилось ли что-то здесь, по вашим ощущениям, за последние несколько лет – и, если да, то как именно?

3. Какие задачи вам представляются приоритетными именно в связи с курируемыми вами издательскими проектами? Меняются ли ваши задачи в этом направлении – как в эстетическом, так и в экономическом отношении – в сторону изменения издательских предпочтений (к примеру, необходимость ориентироваться на выпуск прозы вместо поэзии) или необходимости более серьёзно укреплять прежние бастионы?

На вопросы редакции отвечают Вадим Месяц, Александр Переверзин, Александр Шишкин, Марина Волкова, Евгений Степанов
______________________________



Вадим Месяц, руководитель издательского проекта «Русский Гулливер»:

1. Не думаю, что что-то сильно изменится. Цены на печать немного выросли, но по карману пока не бьют. У нас долгосрочные договоры с типографиями и давние дружеские связи: мне кажется, что всерьез повышать цены на издание поэзии полиграфисты не будут, для этого есть «глянец» и прочая коммерческая продукция. Тиражи у нас небольшие, производство недорогое… Этой песне наступить на горло трудно… Другое дело, что кризис влияет на вкусы людей: что они захотят читать (покупать) в условиях безденежья, пока не очень понятно. Приобретают обычно предметы первой необходимости. Значит, надо писать и издавать поэзию, которая могла бы стать предметом первой необходимости, а не просто изящной безделицей. Но это уже другой вопрос.
2. Очевидно сокращение рынка – в той же Москве клубов, где раньше выставлялись наши книжки, становится все меньше. На презентациях можно что-то продать, но это тоже «мартышкин труд». Поэзию хорошо читают в регионах, но для того, чтоб ее брали дистрибьютеры, книжки должны иметь определенный товарный вид. Романтические брошюрки в мягкой обложке книгопродавцев не впечатляют. Значит, надо переходить на твердый переплет и, вообще, больше уделять внимания дизайну книги. Времена, когда мы закидывали народ поэтическими сборниками, как шапками – прошли. Во-первых, много хорошей поэзии не бывает, во-вторых, непонятно, что потом со всей этой продукцией делать. Все наши склады забиты макулатурой. Есть надежда реализовать все это, например, на фестивале «Русского Гулливера», который я планирую на весну, но по большому счету проще разослать книги по библиотекам. У Ленинки появился какой-нибудь коллектор? Пару лет назад ничего подобного не было. Повезу книжки в провинцию, в чемодане, тоже вариант. Но для этого в провинции должно быть нечто наподобие «Фаланстера», а его нет, и в условиях кризиса и не будет. Имеет смысл обратить внимание на сетевые магазины типа «Нового книжного» - маргинального материала они не возьмут, но мне как раз хотелось бы уходить от маргинального материала или подавать его в иной упаковке.
Другой момент, влияющий на издание и рецензирование книг, - политический. Условно говоря, цивилизационный раскол в обществе и творческой среде существенно разобщил как писательскую, так и читательскую аудиторию. Еще недавно можно было прикидываться «белым и пушистым» и дружить со всеми, делая вид, что мы занимаемся общим делом. Теперь точки над I расставлены и даже если ты не включен в политику, отношение к тебе определяется тем, к какому лагерю ты принадлежишь. Не думаю, что «Гулливер» напрямую ангажирован той или иной политической силой, но то, что он не относится к структурам, возросшим в ельцинское время, - факт. Нынешняя эпоха располагает к большей искренности и честности. Это хорошо, когда обстоятельства заставляют действовать в соответствии с твоей совестью. Но талантливые люди есть по обе стороны баррикад. Обычно мы сотрудничали с авторами вне зависимости от их политической ориентации. Как будет дальше – не знаю. Я все-таки думаю, что в первую очередь надо смотреть на текст, а не на то, на какие митинги ходит автор или какую веру пропагандирует в социальных сетях.  
3. Проблема в том, что мы брались слишком за многое. Поэзия, проза, эссеистика, видеопоэзия, перформансы, акционизм и т.п. После учреждения премии «Русского Гулливера» (в прошлом году она давалась за поэзию) я думаю издать книжки финалистов и вообще тех, кто благодаря этому начинанию «засветился». Отсюда же вытекает идея «золотой серии» Гулливера, где нужно издавать итоговые книги наиболее крутых авторов, по какой-либо причине малоизвестных широкой публике. Серию откроем сборником Петра Чейгина, который победил у нас в номинации «за общий вклад в отечественную словесность», и книжку постараемся сделать, что называется, презентабельной. Второе: хотел бы обратиться к жанру короткого рассказа и продолжить нашу серию «окна Русского Гулливера». Возможно, и премию 2015 года надо будет ориентировать на рассказ и давать ее за как за «короткую прозу», так и за «прозу поэта» примерно в 10 тысяч знаков. Я бы с радостью поддержал лаконизм речи и прочую «хэмингуэевщину» - наши культработники слишком увлеклись продвижением беллетристики. Да и мне самому не мешало бы переключиться на написание прозы: со стихами явный кризис перепроизводства, начинаю перепевать сам себя. Основой политики «Русского Гулливера» всегда была мобильность, непредсказуемость. В настоящий момент я хочу сделать маневр в сторону прозы. Стихи можно переместить в «Гвидеон», на сайт gulliverus.ru, где и сейчас уже открываются авторские страницы. Это вовсе не означает, что мы полностью отказываемся от публикации поэтических книг. Просто их нужно делать целевым образом, четко представляя себе их будущее, как в плане читательского спроса, так и в плане востребованности в экспертном сообществе.  


Александр Переверзин, главный редактор издательства «Воймега»:

1. Не думаю, что экономический кризис серьёзно повлияет на поэтическое книгоиздание. Оно существует по своим законам, законы эти не похожи на законы издания прозы. Как правило, поэзия издаётся небольшими тиражами, коммерческая составляющая здесь близка к отрицательным значениям, при этом поэтическая книга гораздо вариативнее в плане полиграфии. Цифровая печать, экономически целесообразная при малых тиражах, уже практически не уступает по качеству печати офсетной. Таким образом, вся годовая инфляция может быть «съедена» сокращением тиража книги всего на несколько десятков экземпляров.

2. Одна из проблем — распространение книг. Существуют крупные интернет-магазины, которые могут доставить книгу в любую точку мира, но попасть в них небольшому издательству, издающему стихи, практически невозможно. Другая проблема — удорожание офсетной печати. Но, повторюсь, это влияние не столько экономического кризиса, сколько развития полиграфических технологий. Офсетные типографии закрываются или переходят на цифровую печать, которая становится всё более привлекательной по цене и качеству. Отсюда, пожалуй, главное изменение последних лет — «цифра» практически вытеснила офсет из сегмента малотиражных книг. Сейчас книгу в любое время можно изменить, отредактировать, допечатать, появилась технология «print on demand». С одной стороны, это удобно, с другой — существует запрос на классическую книжную культуру, которую обеспечивает офсет. «Воймега» до последнего момента держалась за офсетную печать, но, может быть, пришло время что-то поменять, попытаться найти компромисс между «цифрой» и офсетом.

3. Здесь ничего не изменится. Прозу выпускать не собираемся, по крайней мере, регулярно. Хотя изредка такие книги выходят. Все они так или иначе связаны с поэзией или авторами «Воймеги».


Александр Шишкин, директор издательства «Арт-Хаус Медиа»:

1. У непрофильных и крупных издательств поэтические книги, кроме устоявшейся классики, которая сократится в тиражах, наименования будут стремиться к нулю. А гуманитарные издательства и те, кто преимущественно сосредоточен на поэзии (малые, карманные издательства), как издавали, так и будут издавать; может быть, будет строже выбор и чётче мизерный тираж.
2. а) Уменьшилось число точек распространения, а следовательно, реализация. Объединение малых издательств не принесло желаемых результатов.
б) Появилось какое-то количество окололитературных и литературных поэтических проектов и журналов, при этом физический интерес публики кажется что и не вырос. Ощущение устойчивой стагнации.
3. Думается, что для нас мало что изменилось – может быть, кроме пропорций цен затрат и реализации.))


Марина Волкова, издатель, культуртрегер, создатель проекта «Галерея Уральской Литературы» (совместно с Виталием Кальпиди):

1. Могу делать только прогнозы относительно своего издательства. Прогнозы  оптимистичны, потому что есть идеи, партнеры и хорошие поэты. Все остальное, включая экономику, – вторично.
2. Эх, опять вопрос про трудности. Давайте лучше про победы. Весной 2014-го стартовал мощнейший проект Виталия Кальпиди  «ГУЛ» – «Галерея уральской литературы». Это 30 книг, по книге в неделю, плюс система продвижения (за нее отвечаю я). В октябре «ГУЛ» стартовал во второй раз, уже как Год уральской литературы. «ГУЛ» прошел по 15 регионам России и Беларуси, перевыполнены все количественные задачи проекта. И по поводу грядущих изменений уверенно могу сказать следующее: 1) на Урале (да и в других регионах) интерес к современной поэзии будет возрастать (особенно к уральской поэзии), 2)  будет продолжаться рост количества поэтических мероприятий, будет расти количество участников таких мероприятий, будет рост продаж поэтических книг, и, конечно, будет больше новых поэтов и новых книг.
3. «Издаем книги. Создаем события», –  внутренний слоган моего издательства. Увы, приходится очень много времени и сил уделять именно продвиженческим проектам, потому главные мои задачи относятся не к эстетическим и экономическим, а к организационно-деятельностным. Сейчас как раз стартует новый проект «Современная поэзия. Современный человек», который я делаю совместно с Александром Переверзиным, издательство «Воймега».


Евгений Степанов, генеральный директор холдинга «Вест-Консалтинг», издатель журналов «Дети Ра», «Зинзивер» и др.:

1. Прогнозы неутешительные. Книг будет издаваться меньше. Тиражи сократятся. Книгоиздательский бизнес в условиях нынешнего кризиса перестает быть даже рентабельным.
2. Основная трудность — продать книгу. Увы, покупателей поэтической книги становится все меньше и меньше. Но это еще не самая большая проблема. Постоянно растут производственные затраты, но я как издатель не имею возможности повышать отпускные цены. Иначе вообще не будет продаж.
3. Я буду делать то же, что делал всегда. Буду издавать книги. Прежде всего — поэзию. Такая возможность у меня есть в силу диверсификации бизнеса холдинга «Вест-Консалтинг».скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
2 901
Опубликовано 02 фев 2015

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ