ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 195 июнь 2022 г.
» » Валерий Бочков. СДЕЛАЙ МНЕ БОЛЬНО

Валерий Бочков. СДЕЛАЙ МНЕ БОЛЬНО

Колонка Валерия Бочкова


(эссе)

 

То, что нас не убивает, делает нас сильнее.
Ф. Ницше

Человек, живой и бодрствующий, пребывает постоянно в одном из трёх состояний: удовольствие, боль и ожидание первого или второго. Я подразумеваю боль и удовольствие не только физического плана, но и эмоционального.

Удовольствие мы пытаемся продлить, как можно дольше, боль — прекратить и желательно немедленно. Ожидание — оно ожидание и есть, оно нейтрально. Казалось бы всё просто и логично. Но не будем спешить с выводами: на самом деле каждый из нас — мазохист. Я это утверждаю и к концу нашей беседы, уверен, что вы все согласитесь со мной.
 

***

В узком смысле мазохизм — половое извращение: сексуальное удовольствие возникает при физической боли или моральном страдании. Однако, оставим кожаные плётки, ремни и маски в спальне и выйдем на свежий воздух. Мазохизм в широком смысле можно определить, как целенаправленное стремление испытывать нечто болезненное, деструктивное или унизительное. Моральный мазохизм — когда человек сам обрекает себя на непрерывное наказание, на бесконечную душевную пытку. Психический мазохизм может переходить в селфхарм (самоповреждение), вплоть до нанесения себе физических повреждений без суицидальных намерений. Существует массовый мазохизм — в этом случае страдания инициируются группой людей, иногда целой нацией или государством. Примеры известны всем.

Попытаемся выявить квинтэссенцию понятия «мазохизм». Если упростить до предела, то суть мазохизма — «боль по собственному желанию». Вы удивитесь, но она присутствует повсюду и является составной частью нашей обыденной жизни. Существует научное объяснение явлению: оказывается, приближение боли провоцирует мозг на выработку в организме биохимической субстанции «эндорфин», который по действию напоминает морфий.

Меню мазохизма поистине огромно: в нём не только колюще-режущие предметы и банальные плётки, нет — это ваш велотренажёр, ледяной душ, пробежка ранним утром, острая до слёз еда — жгучие соусы и приправы, пирсинг и татуировки, стоградусная сауна и убийственная парилка с берёзовыми вениками с последующим прыжком в прорубь. Целые профессии объединяет любовь к страданию. Посмотрите на балерин, спортсменов и военных — это же мазохисты высшей квалификации.
 

***

Зигмунд Фрейд сто лет назад в труде «Экономическая проблема мазохизма» (1924) вместе с моральным и эрогенным видами мазохизма выделил женский мазохизм, который рассматривал в качестве выражения женской сущности. Фрейд полагал, что налагаемое на женщину социальное подавление её агрессивности «способствует образованию сильных мазохистских побуждений» и называл мазохизм «поистине женским извращением». 

Великий Гюстав Флобер говорил: «Я люблю писательское ремесло с той же извращённой страстью, с которой святой мученик любит свои вериги». Воистину — писательство возглавляет список «неблагодарных» профессий: при поистине колоссальных затратах результат маловероятен, неэффективен и абсолютно непредсказуем.

Фёдора Достоевского можно считать чемпионом среди профессиональных мазохистов, его жена Анна подметила, что лучше всего писателю работалось после большого проигрыша в казино. Сам литератор, очевидно, знал толк в извращении. Книги Достоевского населены мазохистами любого калибра и сорта. Его героев интересует не успех, а падение; они с наслаждением выставляют себя напоказ в самом дурном свете, они упиваются позором и унижением, для них нет ничего сладострастней, чем публично растоптать свою репутацию.

Я думаю, самая главная, самая коренная духовная потребность русского народа есть потребность страдания, всегдашнего и неутолимого, везде и во всем. Этою жаждою страдания он, кажется, заражен искони веков. Страдальческая струя проходит через всю его историю, не от внешних только несчастий и бедствий, а бьет ключом из самого сердца народного. У русского народа даже в счастье непременно есть часть страдания, иначе счастье его для него неполно. Никогда, даже в самые торжественные минуты его истории, не имеет он гордого и торжествующего вида, а лишь умиленный до страдания вид; он воздыхает и относит славу свою к милости Господа. Страданием своим русский народ как бы наслаждается.
Ф.М. Достоевский 

Про наш русский мазохизм говорить можно бесконечно. Любой пример из тысячелетней истории непременно будет содержать элемент страдания, приправленный несправедливостью и унижением. Кстати, среди развитых стран, к которым мы всё ещё продолжаем себя относить, Россия является единственной страной, над которой не властны законы кармы: тут злодей никогда не оказывается на эшафоте, наоборот — он всегда женится на принцессе и получает полцарства в придачу; Иван-дурак так и остаётся дураком, к тому же ему подкидывают наркотики или обвиняют в педофилии и отправляют в тюрьму. Марья-искусница со всеми талантами и красотой в конце концов выходит замуж за принца, но не местного, а заморского, и сваливает на Запад, откуда шлёт бывшим соотечественникам фотографии с предметами роскоши и уюта.
 

***

Но вернёмся к главной теме — «боль по собственному желанию». Казалось бы, культ мазохизма заложен в основе христианства, пожалуй, самой мазохистской из всех религий. Страдание и вина являются фундаментом учения, главным символом религии стал инструмент убийства. Поклонение кресту, на мой взгляд, не совсем здорово и равносильно поклонению плахе, топору, гильотине или верёвке с петлёй. Да и сама концепция жертвоприношения невинного, к тому же собственного сына, за грехи других, на мой взгляд, нуждается в серьёзном толковании, желательно с привлечением профессионального психоаналитика.

Христианская вера есть с самого начала жертвоприношение: принесение в жертву всей свободы, всей гордости, всей самоуверенности духа и в то же время отдание самого себя в рабство, самопоношение, самокалечение.
Ф. Ницше

Распятие Христа было спланированным апофеозом акта жертвоприношения, однако, Иуда под амнистию не попал, хотя и играл свою роль согласно выданному сверху сценарию. Медея — ещё раньше — тоже: «Я вижу верный путь, но выбираю худший». Ницше называл такой вид когнитивного диссонанса «amor fati» — это идея, заимствованная у Сенеки: «Существуют обстоятельства, неподвластные человеку. Что в нашей власти — сохранять достоинство и благородство духа». Русско-африканский поэт написал на эту тему проще:

Есть упоение в бою, 
И бездны мрачной на краю, 
И в разъяренном океане, 
Средь грозных волн и бурной тьмы, 
И в аравийском урагане, 
И в дуновении Чумы.

И если уж идти к истокам нашей западной цивилизации, то понятие «катарсис» безусловно включает в себя элемент мазохизма: душевное очищение путём симуляции страдания.

 
***

Но зачем, зачем! — мы с такой маниакальной настойчивостью продолжаем из века в век вредить сами себе? Зачем мы добровольно лезем на скалы, зачем участвуем в убийственном марафоне, какой чёрт заставляет нас нырять в ледяную воду, зачем мы продолжаем писать книги, с почти нулевым шансом на успех? Зачем мы рожаем детей и добровольно идём на войну?

И почему, если жители успешных и богатых стран, вроде Канады, Норвегии и Австралии на вопрос «довольны ли они жизнью» хором отвечают «да», то как только вопрос заходит о том, насколько твоя жизнь имеет смысл и цель, в лидеры выходят Лаос, Куба, Эквадор и Сьерра-Леоне — отнюдь не самые благополучные страны на глобусе?

Получается, что смысл жизни лишь только тогда наполняется сутью, когда включает в себя элемент страдания, частицу боли, грамм преодоления. Рай, полученный на халяву, уже и не рай вовсе, а так — скучный санаторий. Богадельня.

Человек становится личностью и поднимается на ступень выше животного лишь в момент вызова, который он бросает судьбе, бросает жизни, бросает сам себе. Только в этот момент имя человека начинает звучать гордо.

Самое забавное, что первопроходцем тут выступила женщина — Ева. Адам в той ситуации с яблоком оказался не на высоте, он струсил, совсем как нашкодивший школьник, пытаясь свалить вину на Бога — «Ты сам дал мне эту женщину», и на Еву — «это она заставила меня вкусить запретный плод». С другой стороны, после эдемского скандала, у мужчины появилась шикарная возможность во всём винить женщину. Всегда и во всём — без улик и доказательств.
 

***

Как я и говорил в начале — каждый из нас мазохист. В той или иной степени. И ничего стыдного тут нет, скорее, наоборот, именно «боль по собственному желанию» делает нас умней, чувствительней, учит любить и сострадать — короче, добро пожаловать в клуб! Плётки и ремни администрация выдаст вам бесплатно. Будем страдать с удовольствием!

 

Вермонт, декабрь, 2021 ©скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
514
Опубликовано 31 дек 2021

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ