facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 184 июль 2021 г.
» » Данил Фокин. ТЕЛО И ГОЛОС. РАЗВИТИЕ НЕМЕЦКОЙ ЛИРИКИ ПОСЛЕ 70Х ГГ.

Данил Фокин. ТЕЛО И ГОЛОС. РАЗВИТИЕ НЕМЕЦКОЙ ЛИРИКИ ПОСЛЕ 70Х ГГ.

Колонка Данила Фокина
(все статьи)




Российский читатель на данный момент практически не знаком с литературной картой Германии нового времени (после 60х годов), а в русскоязычном литературном пространстве можно обнаружить не так много статей и переводов немецкой актуальной лирики.

Крайне важным для формирования ее современного вида был промежуток 70х – 80х годов. Именно в это время немецкоязычная поэзия пребывала в духовном кризисе, опыт переживания которого в дальнейшем способствовал становлению иной лирической культуры. С одной стороны его причины крылись в еще слишком живой памяти о цензуре 30х – 40х, о молчании военного времени, социальном послевоенном кризисе. С другой – широко известные и общепризнанные поэты, как П. Целан, В. Борхерт, Г. Мюллер или Г. Бенн в большей или меньшей степени определяли духовные и творческие процессы того периода. В 70х Германия оказалась в той точке, где новое пространство высказывания ещё не было создано, а память и традиции прошлого были слишком сильны. Литература руин, герметические традиции, возвращение к природной лирике (Naturgedichte) преобладали на протяжении всего послевоенного периода, в связи с чем новому поколению поэтов требовалась новая, совершенно иная инициализация лирического Я, существующего на территории мира, в совершенно другой стране.

Вышеназванные поэты российскому читателю наверняка известны, а их переводы появляются с разной периодичностью. Другие значительные фигуры послевоенной немецкоязычной лирики – М. Энценсбергер, В. Борхерт-поэт, Н. Закс, И. Бахманн – в России скорее малознакомы (хотя недавний выход сборника М. Энценсбергера «Гибель титаника» в каком-то роде является Событием). Однако дело в том, что даже будучи знакомым с творчеством всех вышеперечисленных поэтов, составить какое-либо представление о лирике Германии было бы невозможно, хотя бы потому, что большинство из них исследователи относят к одному направлению – герметичная поэзия [зд. см. подр. 1, 46; 2, 33 - 34]. Хотя она является, скорее, взглядом на мир, нежели действительным литературным течением. Герметичная поэзия стала логическим следствием и ответом литературе руин (Trümmerliteratur) и характеризовалась темнотой, предельной закрытостью и зашифрованностью. Тексты представителей этого направления, находились на границе между «эзотерикой и скрытностью» [2, 33] и не поддавались поверхностному пониманию. Герметичная лирика несла в себе эхо войны, умалчивание, отголосок цензуры, кризис потерянной в новом мире личности и, одновременно с этим, – яростную попытку заговорить снова.

Немаловажную роль в переосмыслении лириками 70х годов своего положения в мире и самоидентификации сыграл ренессанс Ф. Гельдерлина, одной из важнейших фигур немецкоязычной поэзии, фактически заложившего основы белого стиха. В нем увидели «поэта собственных несбывшихся надежд <…> чужака в своём собственном доме» [1, 182]. Он становится воплощением трагедии личности и внутренней борьбы. Благодаря ему, его биографии и творчеству, вскрываются актуальные проблемы творца того времени – неустроенность, непонимание окружающими, тревога, граничащая с отчаянием, невозможность самоидентификации, происходит развенчивание иллюзий. Имя Гельдерлина уже возникало в разные исторические эпохи, в частности в ХХ в., в 70-е же годы произошло новое переосмысление этого поэта и его роли в литературной истории Германии. Это не было новым, скорее, произошел лишь еще один виток.

Обращение к Гельдерлину можно встретить у В. Бирмана (зд. см. напр. „Hölderlin-Lied“, 1974), Новака („Dunkle Seite Hölderlins“, 1983) и еще раньше – в стихотворении П. Целана „Tübingen. Jänner“ (1961), своеобразном ответе на гельдерлиновскую «половину жизни» [см. подр. 3, 219].

Гельдерлин стал фигурой, в которой, или благодаря которой, лирики 70-х годов видели «идентификационный портрет» [1, 183]. Они оставались одновременно в пределах его творчества-философии и биографии, что было верным «признаком рождения нового самопонимания (самоосознания)» [там же]. Поздний период творчества Гельдерлина, во времена пребывания его в башне, может служить метафорой стагнации «ранее бурлящей фантазии, изоляции от общества, а также регресса в литературной психопатографии» [там же]. Как следствие – 70-е годы характеризуются духовным кризисом поколения поэтов, ищущих высвобождения и «реинкарнации» своего творческого начала посредством фигуры человека, который смог преодолеть человеческое, став, по высказыванию М. Хайдеггера – поэтом поэтов.

Но Гельдерлин не единственный, в ком новые немецкие поэты искали вдохновения и благодаря кому пытались восстановить утраченную способность к высокому творчеству. Уже упоминавшееся появление природной лирики было связано с короткой волной возрождения интереса к традиционной, классической поэзии, в частности – к Р. Рильке. О чём свидетельствуют, например, некоторые стихотворения из сборника У. Хан (1983) [4]:

минуло время сладких вин
закупорили рай. И вместо крови из меня
все пьют свинец один
минуло время сладких вин. (UHahn; „vorbei“, 5 – 8)

Но все-таки это нельзя воспринимать как всеобщую тенденцию, но лишь как попытку обнаружить своё место, нащупать его под стилями и традициями великих немецких поэтов.

С конца 70х – середины 80х гг. в Германии начинает меняться эстетика письма и формироваться иной подход к декламации, поэтическому высказыванию, а также возникают иные темы, являющиеся самобытными, аутентичными для Германии. Некоторые проистекают из жанров повседневной лирики и новой субъективности. На сцену выходят лирики, которые в дальнейшем предопределят и сформируют современный вид поэзии. В частности Г. Штайнвакс, У. Хан, одна из интереснейших поэтесс современности и стоявшая у истоков телесной поэзии (body poetry), А. Дуден и Д. Грюнбайн. Речь идет об эстрадной, спектакулярной поэзии, главную роль в которой играет не декламация текста как таковая, сколько телесное, акустическое его воспроизведение.

Пик становления телесной лирики приходится на середину 80х годов. Можно обнаружить несколько обстоятельств, позволивших состояться и окрепнуть такому жанру. С зарождением этого направления произошел «сдвиг от внешнего тела к его сокрытому внутреннему (проявлению), от пассивной декламации к озвучиванию самого тела (voicing the body itself)“ [5, 269]. Поэты первой волны такой поэзии испытывали особенный интерес к медицине, анатомии, госпиталям и т.д. Их корни кроются в «описании безумия во времена романтизма или мифам о родничке(i) в эпоху ренессанса» [там же]. Ранее к этим темам уже обращался Г. Бенн, применяя свои патологоанатомические знания, хотя Р. Оуэн отмечает, что его описания моргов и бунтующих больных имеет мало общего с телесной поэзией 80-х [там же]. Эти эксперименты и подробное изучение человеческого тела – вместилищу духа, желаний, надежд, чувств – привели к тому, что поэты данной волны стали использовать телесные возможности в качестве репрезентативного способа. «Тело» постепенно становится лингвистическим инструментом.

Оно становится для лириков этого поколения объектом языкового исследования. Можно встретить множество, т.н. «клинических поэм», которые достаточно точно и кропотливо (если не дотошно) фиксируют изменения, особенности и возможности тела, его метафоризируют и это понятие становится всеохватывающим концептом. Очень показательно стихотворение Д. Грюнбайна «Ода промежуточному мозгу. После У. Х. Одена после А. Т. В. Симеонса (ii)» [6, 21]:

Долго ты был необъяснимым, теперь ты себе самому
Отвратительный ближний.
Обнаженный клинически, расписанный в карте <…>
Ничего из того, что в нейронной сети,
Не было важно тебе. Редко на повестке чаще стояло, 
Чем обман, психические трюки или заключения эти
Cogitoergo
Все под контролем, летящее тело, языки, религии
Но недооценил ты однажды одно, это Я. Лучше б
Лежало оно, пред появлением из вида, 
сладостновкоме. (D. Grünbein; „Ode an das Dienzephalon (Nach W.H. Auden nach A.T.W. Simeons)“, 3 – 5; 9 – 16)

Исследование тела в 80х годах происходило на лингвистическом и метафизическом уровнях, оно поэтизировалось и изучалось именно посредством этих методов. «В такой поэзии путешествие к поиску знаний о мире это скорее не преодоление границ наций, а пересечение земли неизведанной (terra incognita) внутри тела» [5, 270]. Интересно, что этот опыт преодоления и познания зиждется на языке, как единственном средстве, способном запечатлеть этот опыт. Именно поэтому у некоторых авторов, например Й. Янсена (Johannes Jansen) можно встретить образ тела-города, также этот образ весьма характерен лаут-поэзии Т. Клинга, например, текст «Ротовое пространство Манхэттен» („Manhattan Mundraum“) [7]:

Город это рот-
пространство. Язык, текст;
Язык города – гранит:
Расплавленный и вновь сплав-
ленный текст. Двусторонне-
проговоренный, затем-
ненный рукой:
руины, не здесь,
прорезывание зубов перепись
города! Прятть, спря-
ттьПосчитнх. (Thomas Kling „Manhattan Mundraum“)

Очень важную роль в этом исследовательском процессе сыграла лаут-поэзия, корни которой лежат в дадаизме. Само звучание языка, произнесение звука, работа артикуляционного аппарата захватывает этих лириков. На языковом и звуковом уровне реализуются картины тела-руинированного города, тела-обломков-цивилизации и множества других чувствующих, переживающих тел. Читатель и зритель в такой поэзии второстепенны. И цель авторов – вместе пуститься в осознанное путешествие по нему, открыть его. Человек здесь – центр окружающей действительности, им же сотворенной и его изучение происходит посредством созданных им же вещей, ему принадлежащих. Человеческое тело становится и местом действия, и его участником. Очень репрезентативен, например, текст А. Дуден „Kammerherz“ [8]:

Подвал ротовой и раковины ушные
лопнувшие
раззвучались
Под челюстями бездомных. (AnneDuden „Kammerherz“, 18 - 22)

Тело и органы контактируют, взаимодействуют с внешним, с окружающим, которая деформирует или разрушает их, либо наоборот, крепит и делает сильнее.

Исследования, которые вели лирики данного течения, впоследствии, стало более масштабным, еще более осознанным. Последующее поколение авторов Г. Штайнвакс или И. Боймер и Х. С. Артман видели в теле не просто объект изучения и исследования, они решили исследовать пластику и голос, его движения и их соотношения со звуком. По большому счету, лирики 80-х годов положили теоретическую основу будущей перформативной, эстрадной поэзии, которая стала популярной и востребованной в 90-е годы и получила дальнейшее развитие в 2000-х. 80-е годы открыли немецкой лирике абсолютно самобытный путь, создав, в некоем роде, новую фигуру поэта-ментора, а не декламирующей свои стихи персоны.

 

i - Родничок - неокостеневший участок свода черепа, состоящий из остатков перепончатого скелета и соединяющий кости черепа новорождённых.
ii - Альберт Симеонс (1900 – 1970) – британский врач-диетолог, ведущий представитель протокола снижения веса, основанного на хорионическом гонадотропине (гормоне, выделяющемся при беременности). Научное сообщество не поддержало начинания доктора Симеонса и научно опровергло эффективность данного метода. [см. Stein 1976]

 

Источники:
1.         Korte H. Deutschsprachige Lyrik seit 1945. Stuttgart-Weimar: Verlag J. B. Metzler, 2004. – S. 341
2.         Reallexikon der deutschen Literaturwissenschaft. // hrsg. K. Weimar. Berlin: Walter de Gruyter, 2010. – Bd. 1. – S. 754 [электронный ресурс: https://books.google.ru/books?id=JJvl-X0ZbJoC&printsec=frontcover&hl=ru#v=onepage&q&f=false просмотрено 5.9.19]
3.         Kuschel K. „Tübingen, Jänner“: Paul Celan, Walter Jens und die Schwierigkeiten einer jüdisch-deutschen Begegnung. [электронный ресурс: http://www.theologie-und-literatur.de/fileadmin/user_upload/Theologie_und_Literatur/Celan-Jens.pdf просмотрено 3.9.19 просмотрено 5.9.19]
4.         U. Hahn Vorbei. [электронный ресурс: http://deutschsprachigedichtung.blogspot.com/2008/04/ulla-hahn-vorbei.html просмотрено 4.9.19 3.9.19]
5.         Schaltstelle: Neue deutsche Lyrik im Dialog // hrsg. Leeder K. Amsterdam-NY: Radopi, 2007. – S. 540
6.         Grünbein D. Ode to the Diencephalon. (After W.H. Auden after A.T.W. Simeons) [электронный ресурс: http://www.thinkingverse.org/issue05/EldridgeResistance.pdf 5.9.19]
7.         Kling T. Manhattan Mundraum. [электронный ресурс: https://www.deutschlandfunkkultur.de/lyrik-hoerbuch-legendaere-lesungen.1270.de.html?dram:article_id=319497 2.9.19]
8.         Duden A. Kammerherz. [электронный ресурс: https://www.lyrikline.org/de/gedichte/kammerherz-362?fbclid=IwAR3oZv9Q8Qu-M0NKaezg2Qdtml-_Xtg3MCTza3-UIYXQBaTUjXIjzIfAMCY просмотрено 4.9.19]
скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
1 309
Опубликовано 15 окт 2019

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ