facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 187 октябрь 2021 г.
» » Елена Сафронова. ЧТО ПОСЕЕШЬ, ТО И ПОЖНЕШЬ

Елена Сафронова. ЧТО ПОСЕЕШЬ, ТО И ПОЖНЕШЬ


Государственная Дума РФ разрабатывает законопроект об уголовной ответственности за оскорбления учителей в школе


Об этом правовом новшестве писала газета «Известия» в номере за 27 июня 2014 года, статья Дмитрия Рункевича, Елены Малай «Оскорбление учителя может стать уголовно наказуемым деянием».

Инициатором законопроекта выступил заместитель председателя комитета Госдумы по образованию Виктор Шудегов (депутат от «Справедливой России»), недовольный нынешним «статусом педагогического работника» в стране. Часть его поправок касается улучшения условий труда и быта школьных учителей. Например, Шудегов предлагает ввести для них стимулы продолжать работу в школе, а именно - право на отпуск до года с оплатой половины суммы заработной платы тем, кто отработал педагогом 10 лет подряд. Правда, Шудегов не предлагает заодно ввести систему критериев, определяющих, нужно ли конкретному имяреку продолжать работу в школе, или лучше ему, да и его ученикам, чтобы он улучшил условия своего труда и быта, перейдя менеджером в туристическое агентство. Но следующие пункты законопроекта гораздо интереснее, чем год халявного отпуска.

Парламентарий предлагает меры повышения защиты чести и достоинства педагогов. Шудегов собирается запретить учащимся и их родителям определённые действия в отношении учителей. Цитирую: «оскорбления, насмешки, упреки в некомпетентности (выделено мной. – Е.С.), поучения, формирование негативного отношения в среде учителей и родителей и так далее». А насилие в отношении педагога или его публичное оскорбление в школе он хочет приравнять к применению силы или оскорблению в отношении полицейского. И чтобы эти изменения были привязаны к определённой статье Уголовного кодекса – в настоящее время это ст. 319 УК РФ, но что, если идея Виктора Шудегова «подарит» УК РФ ещё десяток статей?.. Уголовное наказание должно затрагивать тех, кто до него «дорос» - совершеннолетних школьников и их родителей. Тех, кто ещё несовершеннолетний, Шудегов намерен карать в диапазоне от выговора до исключения из школы – эти меры предусмотрены и сейчас, другой вопрос, как они работают.

Газета приводит прямую речь Шудегова: «Мы наблюдаем изменение настроений в молодежной среде — подростки стали особенно агрессивными. Я считаю, что государство должно защищать безопасность педагогов, как это происходит в отношении работников правоохранительных органов».

У Шудегова есть сторонники не на самом «низу». Президент межрегиональной ассоциации учителей географии России Александр Лобжанидзе, пишут «Известия», надеется на скорейшее введение ответственности за оскорбление учителей, называя последних «самым незащищённым слоем государственных работников» и сетуя, что за поведением педагогов, мол, следящих много – от педсовета и родителей до всего общества. «И обычно суды по обвинениям, выдвинутым в их адрес, выигрывает истец».

Может, прямо провести судебную реформу, чтобы педагоги никогда в суде не проигрывали?..

Учительскому гласу вторит председатель Московской коллегии адвокатов Андрей Князев, которого смущает, что «никаких преференций в вопросах защиты по статусу у педагогов нет, а вину их обидчиков не усугубляет то, что в качестве потерпевшего выступает педагог».

О перспективах внедрения законопроекта в сферу практики «Известия» не пишут. Стало быть, пока ещё можно обсуждать эту идею.

Побуждение Шудегова – защитить собратьев по профессии от нападок, оскорблений и членовредительства – изначально благородно. Однако законопроект Шудегова исключает из внимания другие законы. Они старше, чем современное российское законодательство, советские Конституции, «Свод законов Российском Империи», Соборное Уложение и даже «Русская правда». Это библейские законы, на Руси выраженные в поговорках: «Как аукнется, так и откликнется», «Каков поп, таков и приход», «Что посеешь, то и пожнёшь».

Без учёта этих законов, на которых мир держится, нововведение в защиту чести и достоинства учителей будет однобоким и несправедливым.

Законопроект Виктора Шудегова не столько полезен, сколько любопытен в социальном смысле. Ведь он признаёт главный факт: проблема плохого отношения к учителям в обществе назрела. Значит, несмотря на всю «социальную рекламу» профессии учителя и художественную пропаганду (песенки, фильмы, книги); несмотря на государственные меры поддержки престижа учительской профессии вроде объявления Года Учителя и на тот «асфальтовый каток», которым пытались четыре года назад раскатать сериал Валерии Гай Германики «Школа»; несмотря на «половинчатость» освещения школьных вопросов многими СМИ (когда в фокусе оказываются только достижения среднего образования, а сложностей и неправильностей «не существует»), шила в мешке не утаишь. И шило есть падение престижа учительской профессии в целом и уважения к каждому конкретному учителю в частности в глазах общества. Следовательно, депутат Госдумы, хоть и кружным путём, но подходит к насущной беде.

Гомерически смешно, когда педагог публично говорит об «изменении настроений в молодежной среде» и о том, что «подростки стали особенно агрессивными». Всякое восклицание взрослого (ну, считающего себя таковым) человека в адрес ребёнка: «Какой ты невоспитанный!» - означает признание собственной воспитательной несостоятельности! В точности по словам профессора Преображенского, героя великой повести Михаила Булгакова «Собачье сердце»:

«… разруха не в клозетах, а в головах. Значит, когда эти баритоны кричат «бей разруху!» – я смеюсь. …Это означает, что каждый из них должен лупить себя по затылку! И вот, когда он вылупит из себя всякие галлюцинации и займётся чисткой сараев – прямым своим делом, – разруха исчезнет сама собой».

Когда педагог на всю страну заявляет, что дети стали агрессивны, и за это их надо немилосердно карать, хочется предложить ему то же самое, что предложил Филипп Филиппович «баритонам». И подумать, в какой связи находится рост подростковой агрессии с поведением и профессиональным уровнем педагогов. Виктор Шудегов, судя по всему, к возражению в этом роде подготовился. Во-первых, квалифицировал сомнения в компетентности педагогов как «оскорбления». Во-вторых, особо оговорил поведение родителей учеников – дабы не смели заступаться за них слишком яро. Уважаемый член педагогического сообщества вину за провал престижа учительской профессии намерен возложить на родителей учащихся – недовоспитали. Но мне кажется, всё наоборот: вину за недостаточное воспитание нескольких поколений россиян, водящих в школу детей, необходимо возложить на несколько поколений педагогического сообщества. Из которого лет восемьдесят назад напрочь исчезли Сухомлинские и Макаренко. И даже экспериментаторы вроде Шалвы Амонашвили (который на проекте «Педагоги-новаторы» представлен как «один из знаменитой плеяды педагогов-новаторов, во времена господства авторитарной педагогики провозгласивших личностный подход к обучению», автор книг «Педагогическая симфония», «Здравствуйте, дети», «В школу с 6 лет», «Как живете, дети?», «Обучение. Оценка. Отметка», «Школа жизни», «Исповедь отца сыну», «Единство цели», «Личностно-гуманная основа педагогического процесса», «Созидание человека» и других), так и остались уникальными одиночками, «белыми воронами», чей бесценный опыт не столько преподавания учебных дисциплин, сколько беспримерного уважения и любви к ученикам так и не экстраполирован на толпы учителей.

В законопроекте ровным счётом ничего не сказано о защите чести и достоинства учеников и об ужесточении наказания учителей за аналогичные некрасивые (мягко говоря!) поступки в адрес их подопечных. Подозреваю, что в основе такой однобокости лежат не искажённые моральные соображения, а элементарный практический расчёт: кем-то надо пополнять школы, и тут уж не до требовательности к учителям. Хотя с таким подходом трудно согласиться, если иметь в виду «инвестиции в будущее». Но и в советском прошлом количество предпочитали качеству – а теперь на поверхности утрата учителями общественного уважения и необходимость их защищать (от того, что к ним относятся по заслугам?).

Задайте в «Яндекс» поисковый запрос «учитель довёл ученика до самоубийства». Страшно – сколько выпадет ссылок. А как часто учителя отвечают за это? Вон на Ставрополье следствие подтвердило факт издевательств учительницы над парнем, наглотавшимся таблеток. Мальчик погиб в 2008 году, в 2010 году приговор даме был пересмотрен в сторону крайнего смягчения: «Рассмотрев кассационную жалобу обвиняемой, суд назначил ей меру пресечения в виде одного года лишения свободы условно с испытательным сроком один год». Так кого от кого надо защищать?..

В хвалёной советской школе «система понятий» базировалась на том, чтобы оскорбления учеников учителями выдавать за «рабочий момент», за «через тернии к звёздам».

В советской школе мне нанесли глубокую душевную рану, которая не остыла по сей день. Очень стараясь заслужить, наконец, похвалу учительницы труда, к которой я питала неосознанную детскую приязнь, я долго и старательно шила прихватки – дома, так как болела. Прихватки она бросила мне назад со словами: «Тебе их бабушка сшила». Меня обуяла такая истерика, что даже моя вечно покорно выслушивающая все учительские благоглупости мама пошла в школу – мягко сказать «трудовичке», что та ошибается. И получила ответ, что она ошибаться не может, ибо у меня руки не тем концом вставлены.

Облыжное обвинение – это очень страшное оскорбление, почему же «педагог со стажем» этого не знала? Но она не понесла за то оскорбление никакой ответственности – ни правовой, ни, как мы видим, моральной, сначала оставшись при своём (ложном) мнении, не принеся даже формальных извинений, а потом забыв об этом «незначительном» эпизоде. Только оболганный человек никогда не забудет, как его оболгали.

«Педагогическая» манера учительницы математики занижать мне оценки в течение нескольких лет, чтобы «стимулировать» моё желание знать алгебру и геометрию, привело к двум последствиям. 1) математику я не знаю совсем. 2) наибольшая гордость моей жизни – что я не поступила в пединститут, заранее, в 17 лет, отрубив для себя все возможности прийти работать в школу и стать такой же педагогиней, как большинство моих преподавателей.

Можно всё свалить на мою психологическую травму, мешающую мне объективно относиться к любому разговору о школе. Я не отрицаю: психологических травм в школе мне нанесли много. Но под статьёй о предложении Шудегова в «Известиях» в первый же день «наросло» 50 комментариев. И любой может их прочитать под вышеупомянутой статьёй на сайте «Известий». Пик комментариев пришёлся на 28 – 29 июня, через день-два после публикации:

«Если учитель не может завоевать авторитет и уважение среди школяров то уголовными статьями не поможешь, а молодежь направишь по тюремному пути, учитель стал профессией ,а не образом жизни и дети это чувствуют и понимают как никто другой».

Alexandr Kupriyanov»

«Я бы не останавливался на такой редакции закона и расширил бы полномочия учителей. Надо выдавать нашим педагогам табельное оружие и право его использовать без предупреждения. А то заключенные как-то плохо себя стали вести.

Alexey Rogozin»

«В СССР были учителя, которые работали с беспризорниками, очень успешно работали и дети вырастали в достойных людей. И никто не додумался вводить уголовную ответственность, так как работали профессионалы со светлой душой.

Сергей Свечников»

«Хорошего учителя никогда и никто не оскорбит.

Наталья Рысева»

«Детей нужно защищать в первую очередь.

Лана Ан.»

«Вторая Северная Корея на подходе.

…учителя под предводительством директора занимались фальсификацией на выборах. Массовые случаи зафиксированы. Так за что их уважать? Чему они учат детей? Профессия учитель сильно замарана. Взятки в школах, поборы - это стандартная ситуация.

Покрывая таким законом горе-учителей, власть стремится воспитать армию рабов, без собственных мыслей и мнения.

Сергей Свечников»

«Нечего на зеркало пенять, коли рожа крива.

Грош цена, значит, такому педагогу, который будучи взрослым человеком с педагогическим образованием… не смог найти подход к маленькому человеку.

Педагогика - вещь сложная и абы кому там делать нечего.

Александра Александра Александра»

«Вообще-то это полное безобразие. С такими формулировками за любую шалость, или даже обоснованную критику можно будет "законно" привлечь к уголовной ответственности даже несовершеннолетнего. Авторитет педагогов такие меры не поднимут, а создание касты "неприкасаемых" для учителей и вывод их из-под критики это нечто из ряда вон выходящее для нормальных людей…

Tapkivverh»

«Пока не ратифицировали закон, постараюсь воспользоваться ситуацией. Большой Брат уже окончательно влез в наше сознание и частную жизнь. Так потихоньку, исподволь, страна, в которой я живу, превращается в аналог "1984" Оруэлла. Масштабы "нельзя" просто зашкаливают: курить, носить любимые джинсы, покупать алкоголь в ночное время и т.д. Скоро, по всей вероятности, будут изобретены трубки, через которые придётся дышать по команде. Концепция некритического отношения к учителям, а сегодня это плохо образованная, амбициозная, обласканная государством сволочь - замечательно вписывается в контент национальной идеологии...

Михаил Чуркин»

Это глас народа, такое нарочно не придумаешь. В этом гласе звучит как хроническое недоверие и неуважение к учителям, так и неодобрение Думе – ведь если законопроект Шудегова будет принят, получится, что сложную проблему в очередной раз попытались решить репрессивными мерами, о чём предупреждает комментаторша, смотрящая на проблему с разных сторон:

«Полностью согласна с противниками такого закона. У некомпетентных учителей есть мощное оружие - оценки и профессиональная круговая порука, и дополнительное оружие им давать не стоит. С его помощью они легко ломают судьбы и будущее детей. К сожалению, мы сейчас пожинаем плоды советской и перестроечной системы, когда в учителя шли, как правило, неудачники. И одними деньгами престиж профессии не поднимешь и уважения не приобретешь. Это одна сторона проблемы.

С другой стороны, есть совершенно неуправляемые дети, которые действительно представляют угрозу для учителей.

Проблема гораздо глубже, чем кажется. И просто "стереть пыль" с нее не получится. Нужно, чтобы как и прежде школа не предоставляла услуги, а ВОСПИТЫВАЛА гражданина. Да, уважаемые сограждане, работать надо!

Ольга Петрова».

Никто не был бы против введения «закона Шудегова», если бы он предоставлял равные права на уважение человеческого достоинства и учителям, и ученикам.

А пока всё не идеально в системе образования, не удивляйтесь, что детишки защищают себя вот таким образом, как в ролике, выложенном в ЖЖ «Феминистки», по странному совпадению, того же 27 июня 2014 года. Суть происшедшего: «Школьница начальных классов ударила учителя в пах». «Настроение» происшедшего: учитель английского требует от девочки прочесть примитивную фразу на иностранном языке, от секунды к секунде становясь всё более грубым и раздражительным, ребёнок теряет дар речи, не может звука из себя выдавить… внезапно лягает учителя в причинное место и выбегает из класса. Это настоящий жест отчаяния. Полагаю, только юный возраст девочки не позволил ей предусмотреть тяжести возможных официальных последствий инстинктивного акта самозащиты от поведения учителя. Никакой это не феминизм, просто в нашем обществе с его бытовыми рудиментами патриархального строя, особенно любезными мужчинам, которые с их помощью «самореализуются» перед жёнами (иначе-то, с чужими, никак не получается!), защита человеческого достоинства часто воспринимается искажённо.

Женщина, поставившая ссылку на этот пост в ЖЖ, пишет о ролике так: «Случайно наткнулась на видео. Пересмотрели несколько раз с дочкой)… Он мне очень понравился поведением героини».

В силовых мерах достижения справедливости ничего хорошего нет. Но ролик называется «Ну какая молодец девчонка, а!» - под ним 99 комментариев, первый же звучит так: «ИМХО, учитель профнепригоден. Достал ребенка настолько, что, даже зная ответ, она его сказать не может. Такое нужно пинком из профессии».

И почти никто из сотни без малого комментаторов ни с названием, ни с позицией первого высказавшегося не спорит…скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
2 560
Опубликовано 14 июл 2014

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ