facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 187 октябрь 2021 г.
» » КОЛЛЕГИ О «ЛИTERRAТУРЕ» И БУДУЩЕМ ЛИТЕРАТУРЫ (Продолжение)

КОЛЛЕГИ О «ЛИTERRAТУРЕ» И БУДУЩЕМ ЛИТЕРАТУРЫ (Продолжение)



Продолжаем опрос, начало которого опубликовано в 100-м номере. Напоминаем, что мы попросили коллег, среди которых есть и наши постоянные авторы, и представители дружественных изданий, ответить на вопросы:

1. Что значит «Лиterraтура» в Вашей личной читательской биографии и какое место занимает в ряду журналов и электронных ресурсов? Что такое, на Ваш взгляд, «Лиterraтура» для современной словесности?

2. Какие публикации (проза, поэзия, критика, публицистика...) «Лиterraтуры» были для вас наиболее значимыми на протяжении трёх лет существования журнала и почему?

3. Чего бы вы пожелали журналу в смысле развития (укрепления уже существующей) эстетической концепции?

4. Какой будет русская литература в ближайшем будущем и как, на Ваш взгляд, должно выглядеть адекватное её представление на наших виртуальных страницах?


На вопросы отвечают Наталья ИВАНОВА, Ольга АНИКИНА, Алексей КОЛОБРОДОВ, Анна АЛИКЕВИЧ, Сергей ОРОБИЙ, Андрей ГРИЦМАН, Мария БУШУЕВА
________________




Наталья ИВАНОВА, литературный критик, доктор филологических наук, заместитель главного редактора журнала «Знамя»:


«Лиterraтура» идёт поперёк ожиданиям конца журнальной культуры»

1.  Три года – тоже возраст по нынешним временам, когда много чего появилось и растворилось в воздухе, вполне серьёзный. ЛТ выстояла и продолжается не прерываясь – это трудно. (Уж мы-то, журнал, которому под девяносто, знаем.) Место издания – уникально: между электронными ресурсами о литературе и традиционными литературными журналами, «толстяками», поэтому ЛТ способна соединять оперативность электронного и насыщенность традиционного литературного периодического издания. При этом у ЛТ нет приговорённости к определенному объёму – и журнал способен раздвигать рамки, не выходя за пределы рубрик.
Как и «толстяки», ЛТ печатает критику и публицистику, стихи и прозу. А также разнообразную нон-фикшн плюс информацию о литературной жизни. 
В момент, когда все вокруг твердят о закате литературной периодики, ЛТ по-своему продолжает эту традицию.
Сохраняя журнальные разделы и жанры.
Ну, кроме публикаций крупной прозы. Впрочем, и сами «толстяки» давно ведут вялотекущую дискуссию, в том числе и внутриредакционную, – а стоит ли печатать романы?
Так что начинание – смелое, поперёк ожиданий конца журнальной культуры.

2. Наиболее любопытными для меня на протяжении всех этих лет были и остаются критический раздел, обзоры периодической печати, рецензии, новинки издательств. Хотелось бы, чтобы обзоры не превращались в аннотации, чтобы они были более аналитичными. В этом нуждается вся литературная среда – ведь периодика это тоже сеть, только натуральная, вброшенная в лит.море, надо постоянно видеть «улов». ЛТ «улавливает», но здесь есть о чём подумать. Библиография периодики, конечно, святое дело, но не останавливайтесь на перечислении. Чем более стереоскопичным будет литературный пейзаж, складывающийся в результате перекрёстных обзоров, тем лучше – и полезней для нашего общего литературного дела.
Позитивный факт: ЛТ в разделе рецензий не ограничивается новинками, а возвращается к тем книгам (хорошо бы – и к публикациям), которые не были до конца осмыслены. Предлагает иные точки зрения на предмет. По-другому ставит источник света, выбирает иной ракурс.
Конечно, отдельные рецензии выглядят старательно-ученическими, но авторы эту стадию перерастут, если будут упорно идти в профессию. Важно, что критика в ЛТ приучает читателя (и начинающего критика) к медленному, пристальному прочтению, приглашает к аналитическому рассуждению. Наряду с совсем молодыми здесь присутствуют состоявшиеся профи, даже зубры-профи, критики и филологи, и это радует литературный глаз: авторское разнообразие взглядов и поколений. Издания в возрасте за этим процессом внимательно наблюдают – и себе переманивают)
Впрочем, ничто так быстро не проходит, как сами знаете что. 

3. Начну с практических пожеланий. 
Денег, денег и еще раз денег.
Средств, желательно более или менее свободных, для постоянного ведения журнала – ведь это литературное хозяйство весьма прожорливо, требует каждодневных затрат, мне ли не знать. 
Насколько я понимаю, многое делается на энтузиазме – безгонорарном... если я ошибаюсь – прекрасно! Но мне понятно, что и без затрат на бумагу+типографию просто на чистой духовной жажде и осознании своей миссии журнала не выпустишь.
Что касается эстетической концепции, то ЛТ придерживается, как я это вижу, – полифонии авторских голосов, установки на свободу и независимость литературного творчества, разделяет убеждённость в разнообразии движущейся эстетики. У журнала есть свой выбор – и отбор. Своя внутренняя установка – интересно о талантливом.
Хорошо, что и сотрудники, и авторы увлечены своим делом. 
Это умиляет – даже скептиков вроде меня, много каких начинаний повидавших.

4. Какой будет русская словесность – при явном равнодушии убывающего читателя – трудно сказать. Как известно из Тынянова, ей закажешь Индию, а она...
 Полагаю, что размежевание продолжится – и может принять гротескные формы.
 На литературу для делающих литературу, отравленных ею (то есть для писателей-они-же-читатели, как уже произошло с поэзией; последний поэт для читателей покинул сей мир; только барды ещё имеют своих слушателей, которые и подпеть могут), для читателей-гурманов, которым критики на своем гриле прожаривают сложный и сырой для восприятия текст, – и литературу облегчённого типа, лайт-лит, адаптацию для комиксов и сериалов, окончательно вытесняющих Русский Роман. Впрочем, этот процесс возглавили в недалёком прошлом сами литературные интеллектуалы, – как и возвращение к советской эстетике (впрочем, свойственное снобу высокомерие не позволяет ему трезво думать о последствиях).




Ольга АНИКИНА, поэт, эссеист, переводчик:

«Литературная карта меняется быстрее, чем создаётся»

1. Существует понятие читательского труда, а у любого труда есть свои орудия. Когда труд требует особого подхода и специальной подготовки, когда человек начинает относиться к нему с особой бережностью и любовью, а также хорошо ориентируется на поле деятельности, – речь уже идёт о профессиональном труде. Журнал «Лиterraтура» (в этом смысле он встаёт в один ряд с большинством российских толстых журналов) – журнал для профессиональных читателей, у которых есть свои орудия для чтения: начитанный багаж, вкус, слух. Это чтение для тех, кому интересно не просто полистать некую книгу, но также и прочитать что-то «о книге», и ввязаться в диалог о современном литературном процессе и о месте, которое занимает в нём только что прочитанный материал. Так читатель мысленно чертит для себя литературную карту, которая меняется, пожалуй, быстрее, чем создаётся.

От «толстых журналов» «Лиterraтуру» отличает особая гибкость подходов к освещению явлений, порой диаметрально противоположных. Здесь имеют право на голос и силлаботоники и верлибристы, и правые и левые, и те, кто «в крапинку и те, кто в яблочко»; основной критерий – профессиональный подход к литературе. Мало какой толстый журнал похвастается отсутствием предвзятого редакторского подхода: один «толстяк» ориентирован исключительно на отечественных авторов, заявивших себя как современные классики, другой – предпочитает экспериментаторов, редактор третьего – никогда не напечатает поэта с иными политическими взглядами. Кто-то считает демократичность всеядностью, но для меня такой подход команды журнала есть попытка беспристрастного свидетельства времени, отказ от искусственного создания референтных груп и репрезентативных подборок. Какими силами это даётся команде, уже другой вопрос. Также мне очень импонирует то, что этот проект двигают люди профессиональные, но молодые; насколько я знаю, проект во многом держится на энтузиазме редакторов, и отсюда – хорошо ощутимая особая энергетическая наполненность издания и «последняя прямота», сопровождающая выход каждого нового номера. Она чувствуется, она – «над» текстами. Также в «Лиterraтуре» есть рубрики, немыслимые для бумажного толстого журнала, а здесь они стали органичными и знаковыми.

2. Мне очень нравились «Речевые ландшафты» С. Соловьёва, где использовалась форма беседы, которая, по сути, была, расшифрованными записями встреч ТВ-дискуссионного клуба, проходивших в 2007 году (публиковались в 2014 г.). Но в журнале соловьёвские «Ландшафты» выглядели как отдельное явление, претендующее на то, чтобы стать рубрикой.

Оригинальным решением «Лиterraтуры» я считаю «Избранные ФБ-записи», которые дают зачастую неожиданные портреты героев: прочитанные в ином формате, эти заметки получают то, чего они оказываются лишены в социальной сети, а именно – временную развёртку. Существуя в другом ритме, они неожиданно трансформируются, и авторский голос и образ приобретают новую пластику.

Чем хороши обзоры в «Лиterraтуре». Когда интересные люди интересно говорят о книге – пусть даже ругают, а ты до сих пор её не читал… Вот тебе и ориентир в книжном магазине, заваленном томами в ярких обложках. И – вот тебе ещё один повод понять, что «переполненность» наших книжных магазинов – зачастую просто иллюзия, потому что иногда бывает, что нужную книгу на прилавках днём с огнём не найти.

3. В «Лиterraтуре» есть разделы «Проза», «Поэзия», «Критика и публицистика», «Обзоры». А переводов – мало. Вернее, свежая переводная литература иногда встречается на страницах, но появляется она случая к случаю, а здорово было бы, если бы хоть раз в месяц стабильно выходила рубрика «Современный поэтический перевод». У неё обязательно нашёлся бы читатель. Я убеждена, что, к примеру, у студентов и преподавателей Института Иностранных языков, у факультета переводов ЛИ им Горького есть много интересных готовых к публикации материалов.

Также, мне кажется, неплохо выглядела бы идея эксклюзивного дискуссионного клуба на страницах «Лиterraтуры», в стиле «Речевых ландшафтов» С. Соловьёва. Несомненно и то, что на страницах такого художественного издания, как «Лиterraтура», можно избежать острых углов и личных обид при столкновении противоположных точек зрения.

4. На вопрос, какой будет русская литература в ближайшем будущем, по-моему, любой ответ будет смешным. На прогноз может влиять очень многое, включая политическую ситуацию в стране. А «Лиterraтура» – хорошо бы ей остаться молодой и профессиональной, далёкой от снобизма, тусовочности и своячества.




Алексей КОЛОБРОДОВ, литературный критик:


«Лиterraтура» – праздник, который зачастую рядом»

1. Прежде всего, самые искренние и прочувствованные поздравления. Цифра «сто» – сама по себе чрезвычайно весомая и красивая, а знакомым с литературно-издательским делом в современной России оглушительно ясно, сколько за ней трудов, воль, энтузиазма и преданности литературе.

Для меня (и явно не одного меня) «Лиterrатура» – праздник, который если не всегда с тобой, то зачастую рядом. Ибо вот это безошибочное попадание в формат «тонкого литературного журнала», с акцентом на малую прозу, литературную критику в широком диапазоне (от точечных рецензий до обзоров и эссе) и культурологическую публицистику – наиболее соответствует моему представлению о современном периодическом литературном издании. Принципиален тут критерий «актуальности» – дело даже не в сетевом бытовании – это не так концептуально, хотя и удобно – а вот именно в перспективном соединении найденного формата и периодичности. Технология, позволяющая адекватно зеркалить литературный процесс, апеллировать к классике и открывать свежие имена.

2. Пришлось бы перечислять слишком много имён и названий, поэтому скажу так – не менее половины контента каждого выпуска вызывают во мне ту или иную степень профессионального интереса и читательского удовольствия. Однако воспользуюсь данным вопросом в целях, пардон, самопиара. Иван Бунин, уже увенчанный лаврами нобелевского лауреата, говорил, что когда видит в печати своё имя, испытывает здесь (он показывал рукой на сердце) что-то вроде оргазма. Провинциальный литератор, тем более подвизающийся в маргинальных сегодня жанрах – литературной критике и эссеистике – пожизненно, как и Бунин, обречён на подобную эмоцию. Поэтому каждая публикация в «Лиterrатуре» для меня огромная личная радость. Здесь я напечатал две чрезвычайно значимые для меня работы – эссе «Василий Шукшин, старый пират» и рассказ «Антошка, учитель истории». А кроме того, появилась замечательная и первая в своем роде рецензия Сергея Оробия на мою книжку «Здравые смыслы» – «Человек с бритвой».

3-4. Хочу пожелать упорства и удачи. Имён, знамён (самых разных – это в смысле концепции), смыслов, открытий, читателей и новых пузатых юбилейных цифр.

Что же до грядущего, хоть и ближайшего, адресую «Лиterrатуре» афоризм «как захочешь, так и было». Вы достигли того статуса и значимости, когда имеете возможность литературную реальность не только фиксировать, но и программировать.

 


Анна АЛИКЕВИЧ, литературный критик, ведущая обзоров переводной литературы в «Лиterraтуре»:

«Лиterraтура помогает мне ориентироваться в мире новинок»

Сейчас существует немало любопытных интернет-ресурсов, представляющих современную отечественную литературу, критику и окололитературную журналистику. Какие-то, как ЖЗ, частично продублированы в бумажном виде и рассчитаны на круг авторов (и читателей?) старшего поколения, это «серьёзная, или настоящая» литература. Есть просветительские порталы типа «Арзамаса» или «Горького», которые могут либо сильно нравиться, либо быть абсолютно не близкими позиции читателя. Наконец, многие авторы имеют собственные сайты, существуют сайты литклубов и литсообществ, писательских объединений и пр. Утонуть в этом, не имея навигатора, проще простого, а следить за всем просто нереально. Поэтому выбираем мы либо то, что близко лично нам, либо то, что наиболее нашумело и рекомендовано со всех сторон. Сегодня журнал «Лиterraтура» во многом помогает мне ориентироваться в мире новинок и иногда обращает к прошлому, публикуя дневники или эссе известных авторов. Но, возможно, не попадись он мне впервые в гугловском поисковике по запросу «воспоминания о Борисе Рыжем» и не заинтересуй меня та статья, я бы и до сих пор не знала о нём (да, ужасная правда о мире информационной перенасыщенности!). Ещё тогда я подумала, как сейчас мало выходит хороших интервью с современными или недавно ушедшими известными поэтами, как был бы полезен подобный профессиональный ресурс. Я и сейчас остаюсь при мнении, что, поскольку журнал «Лиterraтура» для меня в первую очередь публицистика, критика, обзоры и интервью (а за поэзией и прозой я хожу в книжную лавку), было бы здорово расширить раздел бесед с известными поэтами и прозаиками. Так как каждый литературный журнал неизбежно тенденциозен, т.е. православное издание вряд ли станет публиковать анархические или пестреющие бранью творения, а вестник, посвящённый традициям внутренней эмиграции, не погрузится в политические воспоминания о коммунистическом рае, естественно, есть какие-то тематические приоритеты и у «Лиterraтуры». Насколько они созвучны мне? Не бывает так, чтобы нравилось всё, но да, многие материалы журнала близки мне с точки зрения авторских взглядов, например, статьи Ольги Бугославской, поскольку она часто пишет о книгах, вызывающих и мой интерес.




Сергей ОРОБИЙ, литературный критик, кандидат филологических наук, ведущий рубрики обзоров книжных новинок в «Лиterraтуре»:

«Сотрудничество с «Лиterraтурой» позволило мне пожить в ином читательском режиме»

1. В моей биографии «Лиterraтура» занимает очень важное место: сотрудничество с ней позволило сменить жанр, пожить в читательском режиме «10 новинок-в-месяц-не-пропустить-ни-при-каких-обстоятельствах», в конце концов, окончательно изменить чересчур серьёзной академической филологии с чересчур легкомысленной критикой. Про «Лиterraтуру» говорят: «тот же толстый литературный журнал, только без бумаги и всё же чуть бодрее» (Галина Юзефович). На самом деле отдалённо схожи они лишь структурой: «Лиterraтура» – тот тип издания, который должен был прийти (и пришёл) на смену «толстякам».

2. Значимы не только публикации, но и выбранные журналом форматы: регулярные обзоры на самые разнообразные гуманитарные темы или публикация избранного из ЖЖ и ФБ – как формы работы с текучей современностью, её превращение в цельные законченные тексты. По-моему, разделы критики и публицистики – самые живые и актуальные, они определяют облик журнала и порождают наибольший резонанс.

3. Честно говоря, я никогда не задумывался об эстетической концепции «Лиterraтуры», но всегда чувствовал в печатаемых ею текстах литературный пульс. Желаю журналу, себе и читателям, чтобы это чувство не пропадало.

4. Я думаю, литература не существует «завтра» – скорее в сложном, многомерном, широком «сегодня». «Лиterraтуре» удаётся существовать в таком режиме три года, не теряя адекватности. Главное – см. пункт 3 – не выходить из режима онлайн.




Андрей ГРИЦМАН, поэт, главный редактор журнала «Интерпоэзия»:

«Я бы пожелал сделать журнал более элитарным…»


1. «Лиterraтура» – это живой поток, «гипертекст» современной литературы, актуальный обмен. Как бы противовес медленно вращающимся маховикам толстых журналов. Количество хитов говорит само за себя. Я часто обращаюсь к сайту «Лиterraтуры», когда хочу схватить реальную ситуацию по какой-нибудь теме. Это одновременно и журнал и ресурс. То есть создатели и редакторы журнала верно ощутили нерв времени. Фотографии авторов оживляют тексты и дают ощущение реального общения.

2. На этот вопрос мне трудно ответить, потому что примерно половина материалов представляет для меня особый интерес. Что касается современной поэзии – большинство публикаций весьма актуальны и касаются интересных авторов.

3. Я бы пожелал несколько сузить подход, сделать журнал более элитарным. Не просто отражать всё, что живет и движется в литературном процессе, а выделять более значимое. Это, пожалуй, один из немногих небольших недостатков – быть активно «в процессе», «в тусовке». Хотелось бы больше позиции «над процессом», в стороне от шума. «Лиterraтура» не должна опускать планку ради популярности, контактов и т.п.

4. На этот вопрос я уже ответил. Что касается того, какой будет русская литература, на этот вопрос никто ответить не может. Но вот хотелось бы, чтобы она, русская литература, всё больше выходила за рамки местного регионального процесса со всеми этими шумками, бесчисленными внутренними премиями, фестивальчиками и т.п., и становилась частью мировой литературы и культуры. Что, кстати, могли бы отразить в большей степени и электронные страницы «Лиterraтуры».




Мария БУШУЕВА, прозаик, литературный критик, поэт:

«Журнал уже вписан в контекст моей писательской биографии»

Что для меня «Лиterraтура»?

Во-первых, и это главное, прямое подтверждение, что эпитетом «коммерческий» современный литературный процесс не исчерпывается, более того, всё-таки и не определяется. Потому что «Лиterraтура» презентует себя как «перфекционистское издание», а значит, ориентируется на качественное, а не на коммерческое, на лучшее, а не на популярное.

Во-вторых, порой новые (для меня) имена и всегда новые книги, новые обзоры, интересные критические статьи, анонсы событий литературного мира.

В-третьих, в «Лиterraтуре» отметилась и я сама как прозаик и как критик, что мне было, учитывая вышесказанное, конечно, приятно, а значит, журнал, так или иначе, но уже вписан в контекст моей писательской биографии.скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
1 748
Опубликовано 18 июл 2017

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ