facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 184 июль 2021 г.
» » Канат Омар. WHERE COULD YOU KEEP A COUPLE OF BABY ZEBRAS

Канат Омар. WHERE COULD YOU KEEP A COUPLE OF BABY ZEBRAS

Редактор: Иван Полторацкий


(тексты публикуются в авторском оформлении)



Комментарий Ивана Полторацкого:

Канат Омар - ведущий казахстанский поэт-контрсюрреалист, превращающий свои стихи в лихо закрученную пляску смысловых созвучий на фоне рассыпчатых лестничных пролётов изобильной графики. При чтении (обязательно вслух) соблюдайте интервалы, следите за дыханием, важно его не потерять к концу этой головокружительной подборки.
Представьте, что посреди великой степи проходит фестиваль короткометражных фильмов прямо под открытым небом, столь долгий, что вокруг него уже начали расти города, но не поймёшь, железобетон это или голографическая проекция.
Всё это виртуозно, смешно, страшно, неповторимо и узнаваемо. Современной казахстанской литературе, богатой на интересные имена, всё же невероятно повезло, что в её недрах зародился такой поэт, как Канат Омар, это значит, что языкам суждено вечное обновление, вот только бы заметили и осознали современники, но это дело десятое, а что сейчас?  А сейчас мы грузим зебр на Ноев ковчег под музыку Фрэнка Заппы или Шостаковича, тут уж как повезёт.


            *  *  *

то ли птичка а то ли чёртик
то ли грохнется дикий рояль
ухнув с самого шпиля над кривой балюстрадой
прошуршав
я лечу над котельнической
и хоть нет ни фанерных крыльев
ни телогрейки фартовой
я царапаю воздух как сеня стекло
биохимик в очках со шпалерной
что кишочек витых тугострунных касался тогда
точно сыч а то ли медведь
то ли нунций а то и легат
эмиссар лесоповала



 

             *  *  *

как побитый и теперь уже бездомный пёс
готовый загрызть всякую тварь
в неуклюжем авто громыхающем как пустые дроги на бетонке
вцепившуюся в липкий штурвал
у которой перед носом трясётся дохлый зад
копыта в апреле откинувшей кобылы
впопыхах восклицает лишь
да чорт ли с окрошкой!
скажи-ка лучше дядя что там с волоокой
так и стынет впотьмах мерцает сереющими шевелит
а до пиписки не дотронется?
окроплённая бахом обрызганная брейгелем
в недрах поганого супермаркета
в бл..ском передничке с выпуклым логотипом радости на час
семерых побивахом
силуэтом своим невесомым качающимся и кающимся
за кассовым аппаратом



 

             *  *  *

мобильная точка доступа
вздыхает кашляет курит сигареты
ничего не желает
смотрит на мир сквозь шёлк с кружевными оборками
думает о чём-то своём
иногда чихает вздрагивает
в результате промокает

 


             *  *  *
потому что потому завершается на "у" –
воют ипохондрия
угнетённый низким небом и холодным обедом дух
ревматоидный полиартрит и я
такова планида
ноющая в сердце гнида
воющая под языком твоя

 


   ОН НЕ СМОТРИТ ОНО СМЕЁТСЯ?


          1


он и не смотрит
на дерево             смеётся
в слезах пьян что ли


          2


он и не смотрит
оно плачет смеётся
пьяное что ли


          3


он и не смотрит
оно сглатывает вой
улыбается


 

       19 °F, или 7 ГРАДУСОВ НИЖЕ НУЛЯ


мэр нью-йорка призвал горожан не выходить на улицу
жуткий мороз ужасается блазио
просто наижесточайший
ну куда в такие холода
да и на кой
по какой такой необходимости
всё же и так чики-чики уоки-токи и трали-вали


отчего бы не тайм-аут


можно ведь сварить глинтвейну
на жаропрочном стекле
вползти с ногами в кресло обернуть колени пледом
а там и сёрфинг по леденцу смартфона
сиди себе и погружай своё бездумное новогоднее
в планетарный воляпюк


не ходите умоляет несчастный городничий
ньюйоркцы дети мои по сибирским улицам гуляти
там сейчас только сирийские вороны
да мексиканские вороны
даже рэперов не видать


так что чего там


одумайтесь отдохните не ходите
не африка поди
не в сердце шепчущаяся сама с собой италия
спрятанная как запретная
в каблуке испаношипящего сапожка


а мы пока отключим метро
пусть те кому не всё равно кому позарез на работу
чтобы платить и платить
вспомнили – жизнь не кленовый сироп
не ореховый пай


эй ты   да да   ты       под окном             снег поскорей откидай
с подъездной дорожки
а нет
так вали в свой китай
или куда там ещё      северную корею   ливию   афганистан   ирак
ты мне всё равно не брат и не сват
даже не враг как ни старайся
такова финита ля
оп ля!


каков мэр!
точно пэр!
для всех мэров примэр!
а для кого-то на любимой планете и вовсе
премьэр


прима просто донна
наша


и не надо саркастически стучать по вашим арктическим термометрам
ледяными крыльями
смёрзшимися клювами


говорят это всё океан
из-за него мол продрогли ньюйоркцы
бедные мои дети мои
радующиеся тому что они это они
бездомные и вороватые ни в чём невиноватые
кутающиеся в промозглую взвесь
липнущую к стенам проводам фуфайкам байковым рубахам хлопковым штанам

костяшками набухших пальцев
размазывающие по вэверли плейс спешащие друг от друга по мокрому стеклу
продрогшие силуэты

 

 

   *  *  *
                                                                                Г***

Белым-бело, белым-бело,
Машины замело:
Хватай, подруга, поскорей
Тулуп и помело!
И в воздух взвившись попляши
Метелицей в глуши,
Чтоб повысовывались всей
Толпой из окон и дверей
И Аксакал, и Карабас,
И за Мальвиной Дикобраз –
И город, и село,
Пока не дунул суховей,
И всё не развезло.

          


             *  *  *

в центре рая без перемен как и было задумано
по крайней мере похоже на то
или нет

не имеет значения

и это не о том что такое хорошо
и что такое где
или кто


 

             *  *  *

вгрызающий зубы в коричные берега
китайский казах сибиряк не мамин ага ни фига

бурлацкий совсем не бурлацкий борцовский скорее и то
опасной повадкой и норовом в гимнаста хаха шапито

играя стерлядкой как гирями выбрасываясь на плёс
запыхавшимся жеребцом бойцовским пловцом без волос

кидаясь с верховьев без продыху какой-никакой диверсант
воя на перекатах нелепый свой пасаран

а ниже едва бормочешь уже обессилев увы
высосан кислыми ртами лилипутской войны

лишенец вполне измождённый и в общем-то лиходей
вколачиваешь как будто код бессмертный ей-ей

а далее и ледовитый



ЗАКЛИНАНИЕ НА СКОРЕЙШЕЕ


 П. Б.

закрой ноут             выброси в окно смартфон             выключи свет
пялься в темноту под ритмы
ну не о..ительно ли?

лежи плашмя             забывай обо всём             непременно о времени
и много тёплого           (не горячего!)                     питья
но не глинтвейн невъ..енный

это потом

 


            *  *  *

Заказал заморский суп
Тори намакури.
То ли повар очень глуп,
То ли обманули –
Только вместо супа,
С воплями банзай!
Выдували в губы
Гейши Хуба-бубу,
В нос совали дули,
Выли: Жуй насвай.

 

       НАСЫБАЙ*


город на сваях город насвай
в нос его себе запихай
да за губу закатай
будут тебе исфахан и катай
точно и не было и не жилось
только что есть это стыд это боль это злость
не на кого-то а на себя
так что чего там давай пропадай насыпай

 


_______
* Насыбай, или насвай  – вид некурительного табачного изделия, традиционный для Центральной Азии. Основными составляющими являются табак и гашеная известь (может заменяться древесной золой).



       БРУКНЕР И БРУХ


сотни нелепых тетрадей с квинтетами мессами хорами
одиннадцать криволапых симфоний
грубых как только у сорокалетнего ученика и могли бы
дебелых и столь же угрюмых
и впрямь выпивший певчий
прилежный и простодушный трудяга
как всякий выходец из большого семейства
пусть и хохочут скрупулёзный крестьянин

а может быть только выброс косноязычной боли
неконтролируемой нежности
только и всего

м-м?

тугоухого антона
с поджатыми губами нервного срыва
замученного обыкновенной тягомотиной скуки
паучьих шепотков по углам
в насмешливой тишине

но отчего же тогда то и дело
вздрагиваем точно дёргает цепким крючочком
зубной нерв
умалишённый дантист надышавшись эфира

выкинуть его теперь растереть по асфальту
из-за крикуна с копеечными усиками
взятыми по случаю
на нескончаемом блошином рынке будничной злобы
с мухами универсального зла

только потому что не брух?


 

             *  *  *

на высях и по весям
висели на весах
гугнивой околесицы
и к всадникам воззвах

которые на морок
и морось не дыша
летят в халатах мокрых
босые и без шапок

негаснущие вовсе
декады напролёт
и вырезают скошенный
в октябрьском небе рот

тем видимые только
с семнадцатого в ночь
кто сыплет крупной солью
чтоб стало всё воочию

а сколько бы ни всматривался
чадит и глючит матрица

 

БОЛЬШИЕ ИНТЕРВАЛЫ

 

  ястреб : ребёнок : бабочка


всклокоченное кувыркаясь вязко
захлёбывается всхлипами мазута
вздуваясь чёрным чугуном
расталкивая воздух к чутким стенам
и наплывая очень медленно и жутко
как пузырящийся ребёнок из-за горки
и лопаясь как медленные взрывы
необратимых бабочек под шорох
едва ворочающегося языка

 

а что же ястреб кто он безголовый
не-всадник в пончо выпивший агаву
вот-вот без звука или отовсюду

 

 

 

 

 

 

ни ветра кто теперь ни баю-баю



 

             *  *  *


так миллиметр за миллиметром теряешь себя

забываешь имя того кто смотрел
как никто другой

затем горячим внутричерепным ветром сдувает и всех остальных
кто спиной к спине стоял до конца
отчаянно выпрямившись задрав подбородок
покуда смыкалось кольцо вооружённых новейшими видами обутых в литые
многоуровневые
с вонючими псами на поводке
у кого с чёрной пасти свисала слюна
слетала на наши худые коленки плюхалась на сандалеты

а что потом

а то что потом само сообщит о себе

за холмом семафорит подаёт сигналы за поворотом
только дотащись до угла уже неузнаваемой улицы

кому дотащись

 

и что это значит             дотащись

 

до угла

 

                         за поворотом

 

 

 

это как

 

 

 

 

 

 

?



 

             *  *  *


разинутые рты
захлёбывающиеся на полуслове
уносит признаки смывающей знакомства и родства к началу
водой
мгновенной и бесповоротной

вчера ещё дышали в ухо слюнявили рукав
а вот глядишь и нет ни их ни даже
сил
всмотреться в сих тех что клубились и размылись расплылись и вытягивая ножку
спустились вниз
сгущающимся медленным осадком
от лопающихся

п

у

 

з

 

 

ы

 

 

 

Р

 

 

 

 

 

е

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

й

 

 

 

 

 

 

там       позади             где                                     далеко

 

       где

 

 

 

ни – кого             ни   –   почему                     и                                                 ни       –       зачем

 

             


*  *  *


верстовые трупы
мёртвые с косами стоят

солью пахнет и водорослями
немытыми русалками и парусами

 

 

 

кто там машет пустым рукавом

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

из реки









_________________________________________

Об авторе:  КАНАТ ОМАР 

Родился в 1971 году. По специальности режиссер кино. Автор пяти книг стихов. Пишет также прозу, переводит с казахского и английского языков. Произведения переведены на английский, испанский, казахский, китайский, португальский и сербский. Редактор полилингвистического журнала ANGIME, который выпускается с 2020 года в Астане группой международных независимых редакторов.скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
594
Опубликовано 14 фев 2021

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ