ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 197 август 2022 г.
» » Елена Саморядова. МЫ ТАК МНОГО ЗНАЧИМ ДРУГ ДЛЯ ДРУГА

Елена Саморядова. МЫ ТАК МНОГО ЗНАЧИМ ДРУГ ДЛЯ ДРУГА

Редактор: Наталья Якушина


(пьеса)



Действующие лица:

КАТЯ – 27, внучка Инны.
МИША – 29. 
ИНОПЛАНЕТЯНИН ГОВОРЯЩИЙ.
ИНОПЛАНЕТЯНИН, ХРАНЯЩИЙ МОЛЧАНИЕ.
БАБУШКА.
ПЬЯНЫЙ МУЖЧИНА.
ПОДРОСТОК.
МАМА ПОДРОСТКА.
ИННА – 67.
ВЕРА – 47, дочь Инны.
ГОЛОС ИЗ ДРУГОЙ КОМНАТЫ – 70, муж Инны.


1

Кухня. Инна моет посуду.

ИННА. Если бы я верила в Бога, он бы мне помог. Наверное. Почему-то мне хочется думать, что помог. А так. Выходит, я только на себя могу рассчитывать. Вселенная такая огромная, давит. Я каждый день чувствую себя все меньше и меньше. Может, в ней найдется кто-то еще? Не Бог? И не дьявол, конечно. Кто-то Другой.
ГОЛОС ИЗ ДРУГОЙ КОМНАТЫ. Инна!
ИННА. Иду! (Продолжает мыть посуду.)
ИННА. Тебя всю жизнь не было рядом. Работа, другие люди. Они были важнее. А что семья… Семья… Любил ли ты меня когда-нибудь? Ты поступил, как порядочный человек. Женился, когда я забеременела. Нет, я благодарна, я очень благодарна. 40 лет – это серьезно, должно же за этим быть что-то… Какая-то правда…
ГОЛОС ИЗ ДРУГОЙ КОМНАТЫ. Инна!
ИННА. Сейчас! Потерпи! (Закончив мыть, вытирает руки полотенцем.Как все поменялось... Теперь ты всегда рядом, важнее меня для тебя никого нет. Почему же мне так… (Сгибается от вырывающегося крика, зажимает полотенцем рот.Я же ждала этого всю жизнь!
ГОЛОС ИЗ ДРУГОЙ КОМНАТЫ. Инна!

Инна без сил падает на стул.

ГОЛОС ИЗ ДРУГОЙ КОМНАТЫ. Инна! Инна! Инна!

Инна не двигается, только слезы текут.

2

Офис. Миша сидит за компьютером и печатает. Больше в офисе никого нет.

МИША. Раньше в этом здании располагалось посольство. Посольство хорошо охранялось и было очень заметным в будние дни, когда рядом с ним толпились напряженные люди с пластиковыми папками. С лицом человека происходят прекрасные вещи, когда он любит, радуется или искренне тронут чем-то, но, когда он фотографируется на паспорт или визу… Такие фотографии лучше прятать в пластиковые папки и никому без особой нужды не показывать. Потом посольство переехало, но его старое месторасположение осталось в памяти тысяч и тысяч сфотографированных граждан, которые получили визу, несмотря на фото. Теперь в этом здании размещались офисы. На втором этаже в офисе номер 8 крутилось и вертелось ООО «Лав Дирекшн», оказывающее населению услуги по организации корпоративных праздников...

Появляется Катя.

МИША (тут же закрывает документ, который набирал, и включает «стрелялку»).На! На!

Катя кладет на стол перед Мишей пачку чипсов. 

КАТЯ. С тебя полтос.
МИША. Ага. (Открывает чипсы.)

Катя садится на свое место и смотрит в окно. Себе она принесла готовый полезный салат в пластиковой упаковке.

МИША. Чего не ешь?
КАТЯ. Так все надоело… Капец.
МИША. Может, тебе нормально начать питаться? А не травой твоей?
КАТЯ. Мне 27 лет. Приличные люди умирают уже, а я… Вообще вспомнить нечего.
МИША. Можем переспать.
КАТЯ. Господи, Миша!
МИША. Что?
КАТЯ. Ничего. Это ты недавно пришел, тебе пока норм, а я здесь уже пять лет. Пять лет! Я как представлю, что мне еще пять лет вот так – непонятно зачем, непонятно… Вообще непонятно! Так-то работа нормальная вроде – делать ничего особо не нужно. Зарплату платят. Но. Выть хочется. Я себе говорю: «Кать, ты чего? Ну Катя… Тебе же повезло. Ты где еще такую работу найдешь?»
МИША. И что Катя отвечает?

Миша подходит к Кате сзади и кладет ей руки на плечи.

КАТЯ. Руки убери!
МИША (отходит от нее). Ты что злая-то такая?
КАТЯ. Я не злая.
МИША. Ты зря отказываешься. Даже врачи говорят – для здоровья нужно обязательно.
КАТЯ. У меня уже есть вибратор. Спасибо.

Миша садится на свое место и снова открывает документ с текстом. Он демонстративно и громко печатает. Катя игнорирует его. Она смотрит в окно. Кате нравится представлять, что она дает интервью. По дороге на работу или с работы, перед сном или вот сейчас, глядя в окно, Катя делится важным о себе.

КАТЯ. Меня зовут Катя, но в школе, я помню, меня звали Кэт. А еще Кэтрин – ну это уже, когда мы постарше стали, не в младших классах. Я не особенно хотела быть Катей. Мне казалось, Катя – не очень про меня. Простовата, что ли. Из всех Кать я почему-то представляла Катюшу, которая выходила на крутой берег, ходила туда-сюда… Бабушка про таких говорила «бестолочь». Конечно, не про саму Катюшу – песню про нее она любила и пела по праздникам, а вот про таких девушек, которые вместо того, чтобы письмо парню написать, носочки связать или еще что – шаталась по берегу и песни пела. Что толку-то? (Тыкает салат и откладывает в сторону.Очень сложно было с ролевыми моделями в 90-е. Очень. И вот тогда как раз начали показывать зарубежные фильмы и сериалы, где были не Кати, а Кэти или Кэтрин, и вели они себя нормально, как нормальные. Тут, наверное, нужно пояснить, что такое нормальные. По моим тогдашним представлениям нормальные выглядели и вели себя красиво. У них были друзья, дом, семья. Они не подвергали себя жутким лишениям и не жертвовали жизнью, потому что жили в мирное время. И им было хорошо – ну вот просто хорошо. Потому что…

За окном пролетает кусок гигантской статуи  то ли торс, то ли рука  так сразу не поймешь.

КАТЯ. Ты видел?
МИША. Мм?
КАТЯ. В окне... Я что-то в шоке.
МИША. Что видел?
КАТЯ. Да я не поняла. Думала, может, ты понял.
МИША. Я в окно с детства не смотрю. У меня компьютер есть.

3

Кусок гигантской статуи, белой, с паутинками, как будто от времени, оказывается космическим кораблем. Он приземляется в спальном районе  в обычном дворе, окруженном пяти  и девятиэтажками. Из корабля выбираются двое инопланетян. У них нет ни рук, ни ног  только длинное мягкое тело, заканчивающееся ртом на макушке. Рты все время шевелятся. Кажется, что они едят свет. Ростом под два метра, инопланетяне держатся вертикально. Внешне они очень напоминают червей.

На скамейке во дворе сидит бабушка.

БАБУШКА. Наркоманы!

Инопланетяне приближаются к ней.

БАБУШКА. Обдолбаются и ходят. Вам не стыдно?! Тут же дети гуляют, женщины беременные.

Вокруг никого нет: абсолютно пустой двор. Где-то в его сердце воет собака.

БАБУШКА. Совсем страх потеряли!

Инопланетяне молчат.

БАБУШКА. Сами вы дура старая! Я не старая! Я вам еще всем покажу!

Инопланетяне собираются уйти.

БАБУШКА. Стойте! Постойте! Ну стойте же!

Инопланетяне останавливаются.

БАБУШКА. Посидите со мной.

Инопланетяне садятся на скамейку по обе стороны от нее. 

БАБУШКА. Голодные? И я не голодная. Даже не знаю, что делать еще. Что вы там видите в небе? Я же вижу, вы туда смотрите. Что? Мать мне говорила, что это крышка, обман. Не верь, дочка. Ничего мы не знаем… А я уже и вижу плохо, падает зрение-то с возрастом. Телевизор близко-близко смотрю. (Задирает голову, вглядываясь в небо.Ну чисто вата, забинтованное что-то, поломанное. Я когда по ночам смотрю в потолок – вижу больше. Всю жизнь свою вижу. Эх…

4

Кухня. Инна у плиты. Ее дочь Вера сидит за столом. Инна раскладывает еду по тарелкам.

ИННА. У меня, в целом, все было стандартно. Детский сад, школа, институт. Я думаю, меня учили быть менее опасной. Учили послушанию. Учили быть полезной. Подростком я еще как-то пыталась рыпаться, бунтовать. Мне хотелось вырваться. А дальше все. Меня научили, отформатировав так, что я больше не искала себя, мне это перестало быть интересно. Просто представь, что я почувствовала, когда СССР развалился. Где я, кто я... Меня просто уничтожило. Вернее, я поняла, что уничтожена. Во мне все – подделка.
ВЕРА. Мам, а папа ел?
ИННА. Что такое СССР, я поняла, когда он развалился. Это брошенная страна, она осталась одна. И так мне стало ее жаль, так жаль, что я для себя решила. Не брошу. Она могла быть какой угодно большой и страшной для других, а для меня она была слабой, как я. В молодости я шила одежду – себе, тебе, мужу. Далеко не все можно было купить в магазине. А вот то, что купить можно было. Коричневое, бесформенное... Я помню, в советское время одежду из магазина носили старики и коммунисты в школьных учебниках. На нечеловеческом газетно-телевизионном языке также никто, кроме них, не говорил – только на официальном собрании, мероприятии каком-нибудь публичном, а дома – нет, с друзьями – нет, просто так – нет. Когда СССР развалился, я перестала шить, больше не нужно было. В магазинах появились удобные, красивые, качественные вещи. По зарубежным фильмам и сериалам я научилась их носить. Научилась говорить по-новому. Как-то не по-советски вести себя. Но что это за жизнь. Куда я иду… Я не понимала. Потому что много лет до этого я была такой же коммунисткой. Вот также изображала коммунизм. Неудивительно, что со временем, когда все отболело, все ушло, я увидела смысл в одном – в верности.
ВЕРА. Ты слышишь меня?

Резкий звук мотоцикла с улицы. Инна хватается за сердце. 

ИННА. Я всего боюсь. Прости. И еще я понимаю, что иногда – если не сказать – ничего не будет. В том смысле, что должно быть. В начале было слово, но ребенок крайне редко говорит его. Говорит «мама», «папа», «баба», «деда»...  Вот так и я говорю, что могу, что поняла. Россия – страна жертв. Отсюда коммунисты, европейцы, азиаты, европаты, азиопы… Да кто угодно, только не жертвы. Мы не жертвы. Отсюда изо всех сил сильные, сильнее всех, богатыри, можем повторить. Только не плакать, только держаться. И ведь выжили же, преодолели. А все равно. Обнимешь кого-нибудь от души, с любовью, а там бездна, тьма. Плачет и плачет. (Обнимает себя руками.
ГОЛОС ИЗ ДРУГОЙ КОМНАТЫ.  Инна, я есть хочу!
ВЕРА (орет). Ты опять забыла его покормить?!
ГОЛОС ИЗ ДРУГОЙ КОМНАТЫ.  Вера, это ты?! Доченька!

Вера берет свою тарелку и относит отцу. Инна остается на кухне, садится за стол. Из соседней комнаты доносятся голоса отца и Веры. Они воркуют, смеются. Инне кусок в рот не лезет, она отодвигает тарелку.

ИННА. Он говорит: «Инна, пожалуйста, я только сейчас понял. Я всю жизнь не так жил. Пожалуйста. Пожалуйста. Любимая моя, милая, я без тебя не смогу». А я слушаю и понимаю, что ведь и правда – не сможет. Или так говорит: «Тварь ты конченая! Дождалась, да? Теперь мстить будешь? Сладко тебе? Хорошо? Вот же я, беспомощный, весь твой, делай со мной, что хочешь…» И всякое еще говорит. Слова все плохие. Не хочу их повторять. А потом опять: «Ближе тебя у меня никого нет. Давай поговорим. Мы же не говорили никогда по-настоящему. Я сейчас все вижу, все понимаю. Мне теперь ясно все. Послушай меня…»

Вера возвращается с пустой тарелкой. 

ВЕРА. Ты когда его последний раз кормила? А белье давно меняла? Там у него запах такой… Надо поменять и его самого помыть. Пойдем!
ИННА. Куда пойдем?
ВЕРА. Мне вообще-то помощь нужна!

Инна нехотя встает. Вера подходит и обнимает ее.

ВЕРА. Он так изменился… Мне страшно, мама. Неужели он умрет? Что мы будем делать без него?!
ИННА. Что-нибудь будем делать.
ВЕРА. Как тебе удается держаться? Я всю ночь не спала. Плакала.
ИННА. Я всю жизнь плакала. Поверь мне – ты сильнее, чем про себя думаешь. Ладно – пойдем. Быстрее начнем – быстрее закончим.

Инна выходит из кухни первой. Вера задерживается, с недоумением глядя ей вслед. Потом тоже уходит.

5

Обычный двор. Инопланетяне стоят у подъезда многоэтажного дома.

Им навстречу выходит пьяный мужчина.

ПЬЯНЫЙ МУЖЧИНА. Елки, вы кто? Свидетели Иеговы?

Пьяный мужчина толкает одного из инопланетян, тот налетает на второго  и они оба падают.

ПЬЯНЫЙ МУЖЧИНА. А не надо было толкаться!

Пьяный мужчина уходит. Инопланетяне поднимаются. К ним подходит подросток с пачкой листовок и протягивает одну. 

Проходит несколько напряженных секунд.

ПОДРОСТОК.  Возьмите.

К ним подбегает женщина, мама подростка.

ЖЕНЩИНА. Ты почему не в школе?! А?!

Подросток бросает листовки и убегает. Женщина поднимает одну листовку и трясет ей перед инопланетянами.

ЖЕНЩИНА. Это что такое?! Уже детей привлекаете, чтобы женщинам несчастным свою дорогущую косметику втюхать? У меня для вас один ответ – экстракт огурца! Вот он работает, а вы нет! Кремы-кремы, маски, лосьоны – в аду вместе с ними горите! Экстракт огурца!!!

Женщина бросает листовку в инопланетян. Этого ей мало. Она поднимает оставшиеся листовки и тоже кидает в инопланетян.

ЖЕНЩИНА. Экстракт огурца! Экстракт огурца! Экстракт огурца! Экстракт огурца!

Инопланетяне просто стоят. Они даже не пытаются уклониться от летящей в них бумаги. И она врезается и падает, врезается и падает.

6

Кухня. Инна и Вера возвращаются.

ВЕРА. Зачем ты так сказала?
ИННА. Как?
ВЕРА (мнется). Ну когда я… Мама, ты так изменилась!
ИННА. Когда я что? Толком скажи.
ВЕРА (зажмурившись). Задница! Подними ему задницу! (Открывает глаза.Это же папа! А ты… Это прозвучало так грубо!

Инна смеется.

ВЕРА. Что смешного?
ИННА. Как тебя бы устроило? Ну как я должна была сказать? (Кривляется.Жо-о...
ВЕРА (перебивает). Мама!
ИННА. Па-а.
ВЕРА. Я понимаю, у тебя стресс. И тебе тоже сейчас нелегко. Я тебя очень прошу, возьми себя в руки. Умоляю тебя! Может, тебе помощь нужна? Записать тебя к моей Зое Аркадьевне?
ИННА. Мне психолог не поможет.
ВЕРА. Всем помогает, нет таких людей, кому не помогает!
ИННА. Значит, я одна такая. Уникальная.
ВЕРА. Мама!
ИННА. Побудь с отцом. Мне нужно подышать. Сижу с ним, как в тюрьме. Света белого не вижу. (Уходит.)

7

Обычный двор. Когда инопланетяне возвращаются к своему космическому кораблю, его уже нет. Рядом с местом, где он приземлился, растет сирень. Сирень разглядывает Инна. Она наслаждается тем, что видит и вдыхает.

Инопланетяне падают на землю, катаются по ней. Один из них кричит тонким страшным голосом. Инна оборачивается.

ИННА. Мамочка!

Инопланетяне принимают вертикальную форму.

ИННА. Вы кто?

Инопланетяне молчат.

ИННА. Эники-беники ели вареники.

Инна тыкает в одного из инопланетян.

ИННА. Говори.
ИНОПЛАНЕТЯНИН ГОВОРЯЩИЙ. Мы с дипломатической миссией прилетели на Землю. Наш корабль пропал. Мы не знаем, что делать. Помоги нам, красивая женщина.
ИННА. Мне перестали говорить, что я красивая, когда мне исполнилось 50.
ИНОПЛАНЕТЯНИН ГОВОРЯЩИЙ. Ужасно.
ИННА. Ваш корабль мусорщики увезли. На свалку. Вам нужно сесть на автобус, следующий по 15-му маршруту, и выйти на конечной.
ИНОПЛАНЕТЯНИН ГОВОРЯЩИЙ. Как вы умны.
ИННА. Я каждый день в школу на работу на нем ездила.
ИНОПЛАНЕТЯНИН ГОВОРЯЩИЙ. У вас спина болит, я чувствую.
ИННА. Болит, вы правы. Муж мой после инсульта совсем плохой – парализовало его.
ИНОПЛАНЕТЯНИН ГОВОРЯЩИЙ. Помогите нам. Вы первая, кто услышал нас. Что нам сделать, чтобы и другие нас услышали?
ИННА. Давайте я внучке позвоню. Катюша умница, что-то подскажет. Она организацией мероприятий занимается, умеет привлекать внимание.
ИНОПЛАНЕТЯНИН ГОВОРЯЩИЙ. Звучит божественно.
ИННА. Это называется ивент-маркетинг.
ИНОПЛАНЕТЯНИН ГОВОРЯЩИЙ. Как-как?
ИННА. Ивент-маркетинг.
ИНОПЛАНЕТЯНИН ГОВОРЯЩИЙ. Ваша цивилизация, очевидно, сложнее, чем наша. Мы преклоняемся перед вашей мудростью.
ИННА. Мне так интересно с вами. В мою жизнь как будто вошло нечто чудесное, все мое существование теперь залито каким-то новым светом. Я не одна! У меня в голове не укладывается. Мы не одни! (У нее на глазах выступают слезы.) Как вас зовут?
ИНОПЛАНЕТЯНИН ГОВОРЯЩИЙ. У нас нет имен, мы запоминаем друг друга по запаху изо рта.
ИННА. Можно я буду звать вас Гошей? В честь героя моего любимого фильма.
ИНОПЛАНЕТЯНИН ГОВОРЯЩИЙ. Можно.
ИННА. А я Инна.

8

Офис. Катя и Миша пьют кофе. Молчат. Катя снова дает воображаемое интервью.

КАТЯ. Мне сегодня в «Плейлисте дня» внезапно попался Бах. Я шла, слушала, такое все лёгкое, ляляшное и вдруг бах - Бах! И органист, и орган – все накрахмалено. Торжественно хоронят все мирское и мелкое. Я вспомнила дедушку, его парализовало недавно. Мне даже думать об этом было страшно, а тут я очень четко представила, как сама бы лежала, чего бы хотела. Пошевелиться – ясно же. Знаете, что самое странное? Я не почувствовала разницы в ощущениях. Сейчас со мной происходит то же самое. Я будто парализована, но в отличие от дедушки, мне чисто физически ничего не мешает. Все в голове, ну или где-то там. Непонятно где. (Отвлекается на кофе.Пью кофе литрами. Я когда в детстве не хотела в садик идти, меня бабушка лечила конфетками. Даст конфетку – и как-то сразу не так плохо себя чувствуешь и с кровати встаешь. Стимул появляется. Мне кажется, у меня с кофе работает та же схема. Только теперь я себя обманываю, убеждаю, что бодрость и вот это вот все мне как-то помогут реально что-то сделать. Прям да. Сто раз.

У Кати звонит телефон.

КАТЯ. Да. Здравствуй, бабуль. Инопланетяне? Я армянского не знаю. Не из Армении? Ммм. Ладно. Если по-русски говорят, то ок. Пусть приходят. (откладывает телефон)
МИША. Кофе пролил.

На его футболке с детским рисунком расплывается пятно.

КАТЯ. Они будут здесь через 15 минут.
МИША. Кто?
КАТЯ. Инопланетяне.
МИША. Ну вот. А у меня футболка с пятном.
КАТЯ. А в моей жизни нет смысла.
МИША. Я серьезно!
КАТЯ. Я тоже серьезно.
МИША. Ну а кто виноват, Кать?
КАТЯ. Ты тоже кофе на себя специально пролил?
МИША. Какая ты…
КАТЯ. Да что опять за обидки детские? Завязывай, Миш. У меня своих проблем по горло. Еще тебя усыновлять зачем-то нужно.

Миша уходит. Скоро он возвращается с пиджаком, который надевает на себя.

МИША. Ненавижу корпоративы.
КАТЯ. Почему?
МИША. Да много почему. Нажираются все, блюют, дерутся, трахаются друг с другом. Какой бы я им сценарий не написал, всегда одно и то же. И посмешнее еще все время просят, а знаешь, что им смешно?
КАТЯ. Что?

Катя с удовольствием потягивает кофе. Миша подходит и засовывает ей в чашку палец.

КАТЯ. Ты что делаешь?!
МИША. Вот это смешно.
КАТЯ. Ты мог просто сказать?!

Миша засовывает палец в рот.

КАТЯ. Обжегся?

Миша кивает.

9

Кухня. Вера одна. Входит Инна.

ИННА. Звал?
ВЕРА. Спит. Я заходила, проверяла. Он похож на увядший цветок. Чуть светится в темноте, потому что жизнь в нем все еще есть. Но так слабо. Так холодно в комнате. Так хочется, чтобы это все оказалось всего лишь сном. Мой мозг отказывается в это верить. Как это жестоко! Слишком жестоко. Я помню в детстве очень удивлялась, почему люди так странно себя ведут, когда умирает кто-то, кого они любят. За что? Спрашивают. Почему? Спрашивают. В смысле? Думала я. Вы что? Вы не видели, что ли, аварию или нападение? Не заметили, что человек был болен? А сейчас я сама задаю те же вопросы, потому что все происходящее вообще-вообще неестественно. Так не должно быть! Это что-то вне жизни, инородное, лишнее здесь. Я про с-с-см… А папа должен жить, он свой, он не лишний!
ИННА (все еще под впечатлением от встречи с инопланетянами, рассеянно).Тебе на работу не надо? Ты иди. Я дальше сама.
ВЕРА (замечает ее состояние). Мам, ты пила? Тебе же нельзя!
ИННА (включает радио). Что? Нет. Иди-иди.
ВЕРА. Мама!
ИННА. Я же сказала – не пила! Какая хорошая песня... (Пританцовывает.)
ГОЛОС ИЗ ДРУГОЙ КОМНАТЫ. Инна!

Инна не реагирует. Она все еще танцует.

ВЕРА. Ты с ума сошла?! Ты что делаешь?! (Выключает радио.) Он же зовет тебя!
ИННА. Кто?

Вера теряет дар речи.

ИННА. Почему ты все еще здесь? Тебя же снова будут ругать. На сколько тебя отпустили из библиотеки - на час, на два?

Вера молчит. 

ГОЛОС ИЗ ДРУГОЙ КОМНАТЫ. Инна!
ИННА (Вере). У тебя что-то случилось? Вера? Что? Хочешь чаю? Может, суп погреть? Сейчас. (Включает чайник, достает кастрюлю из холодильника.А знаешь что… Я, наверное, расскажу тебе. Я не хотела рассказывать, потому что это как-то уж слишком необычно. Даже для двадцать первого века. А с другой стороны… Мне хочется рассказать. Мне впервые в жизни хочется рассказать что-то такое, что нельзя, что лучше держать в себе, потому что есть опасность, что ты не поймешь. Даже скорее всего не поймешь.
ВЕРА (тихо). Ты никогда не любила папу?
ИННА. Нет, что ты! Я его очень любила! (Инна делает паузу, чтобы собраться с мыслями.Я сегодня встретила у нас во дворе инопланетян.

Вера хихикает.

ИННА. Правда!

Вера смеется громче.

ИННА. Вот и говори тебе после этого что-то. Я серьезно! Они такие… Совсем не похожи на нас. Вежливые. Обходительные. Ни следа опасности в них не почувствовала. Мне кажется, они вообще другими категориями мыслят. Это у нас насилие, агрессия, ненависть, война… А у них любовь, только любовь.

Вера хохочет.

ГОЛОС ИЗ ДРУГОЙ КОМНАТЫ. Инна!

10

Пустая кухня. Слышно голос Веры за стеной.

ВЕРА. Мама скоро придет. Нет-нет, не волнуйся. Мне никуда не надо. Давай еще ложечку. За меня. Вот, молодец. Мама придет, придет. А мы пока почитаем. Что ты хочешь? Эту? Эту? Не хочешь книжку? А что ты хочешь? Ох… Да все у меня хорошо. Нет, с Витей нет. Витя ушел. Я не очень хочу об этом говорить. Маме тоже пока не говори. Я потом как-нибудь сама, тихо, когда все уже будет решено и мы разведемся. Она же начнет… Витя же у нее любимчик. Витя-то хороший, не то что я.

11

Офис. Срабатывает сигнал домофона. 

КАТЯ. Ну звонят же. Ты ближе. Нажми на кнопку.
МИША. Как обычно. (Подходит к двери и нажимает кнопку домофона.)
КАТЯ. Может, эти наши новые клиенты все-таки какие-то другие.
МИША. Да какие другие, они все одинаковые.

Дверь в офис открывается. На пороге возникает пара инопланетян. 

ИНОПЛАНЕТЯНИН ГОВОРЯЩИЙ. Здравствуйте! Мы к Кате.
КАТЯ. Здравствуйте! Это я. У нас все в разъездах. Зато нам никто не помешает. Это Миша, наш сценарист.
ИНОПЛАНЕТЯНИН ГОВОРЯЩИЙ. Красивый мужчина.
МИША. Э-э. Спасибо.
КАТЯ. Хотите чай, кофе?
ИНОПЛАНЕТЯНИН ГОВОРЯЩИЙ. Нет.

Катя и Миша садятся. Инопланетяне остаются стоять.

КАТЯ. Тогда давайте начнем. В чем ваш запрос?
ИНОПЛАНЕТЯНИН ГОВОРЯЩИЙ. В чем наш запрос?
КАТЯ. Чего вы хотите?
ИНОПЛАНЕТЯНИН ГОВОРЯЩИЙ. Нам нужно устроить встречу. Две тысячи лет назад мы уже устраивали такое на Земле. Это привело к серьезным последствиям для всех. Тогда тоже был такой момент… Переломный. Вселенная раскалывалась на две части. Земля была на линии этого разлома. Была его источником, если уж совсем честно. Все-все прилетят, чтобы унять эту боль, выходящую здесь из-под контроля. Мы поможем землянам ее пережить – и превратить в любовь. Как показывает практика, встреча всегда сопровождается чудесными событиями. Не припомните ничего такого две тысячи лет назад?
КАТЯ. Э-э.
МИША (Кате, тихо). Две тысячи лет назад. Ты слышала?
КАТЯ (Мише, тихо). Отстань.
КАТЯ. Дело в том, что мы здесь крупными событиями занимаемся. Многолюдными, понимаете?
ИНОПЛАНЕТЯНИН ГОВОРЯЩИЙ. Да-да. У нас многолюдная встреча. Корпоратив.
КАТЯ. Другой разговор!
ИНОПЛАНЕТЯНИН ГОВОРЯЩИЙ. Две тысячи лет назад нам здесь было значительно проще разобраться, что к чему. Теперь же мы ничего не понимаем. Где лучше собраться, чтобы привлечь к себе внимание? Как это все сделать, чтобы всем запомнилось? И еще ведь нужен землянин, которого мы принесем в жертву. А это важный вопрос. Абы кто не подойдет. Вот поэтому мы и решили обратиться к вам. Нам сказали, что вы со всем этим справитесь.

Пока инопланетянин говорит, Катя делает отметки в блокноте.

КАТЯ. Про жертву не очень поняла. Вы ведущего имеете в виду?
ИНОПЛАНЕТЯНИН ГОВОРЯЩИЙ. Если вы так говорите – то, да. Ведущего.
КАТЯ. С хорошими ведущими действительно непросто: либо очень дорогие, либо заняты. И еще такой вопрос. Какой корпоратив вы хотите? Насколько большой?
ИНОПЛАНЕТЯНИН ГОВОРЯЩИЙ. Самый большой. По максимуму. Для всех. Вы справитесь?
КАТЯ. Мы профессионалы. Готовы организовать мероприятие любой сложности. Мы способны предложить вам самые разные форматы. Спортивные, игровые, театрализованные составляющие вносим по запросу, исходя из ваших пожеланий.
ИНОПЛАНЕТЯНИН ГОВОРЯЩИЙ. Очень хорошо.

Инопланетянин, хранящий молчание, ложится на пол, свернувшись вокруг цилиндрической пустоты и образовав колодец. 

ИНОПЛАНЕТЯНИН ГОВОРЯЩИЙ. Моему отражению тоже все нравится.
КАТЯ. Как интересно.

Катя наклоняется к Мише.

КАТЯ (тихо). Видишь, а ты боялся. Клиенты не такое уж и быдло, как обычно.
МИША. У вас есть пожелания по теме корпоратива?
ИНОПЛАНЕТЯНИН ГОВОРЯЩИЙ. Пришельцы из космоса.
КАТЯ. На какой бюджет нам ориентироваться?
ИНОПЛАНЕТЯНИН ГОВОРЯЩИЙ. На ваше усмотрение.

Катя снова наклоняется к Мише.

КАТЯ (тихо). Давай, предложи им что-нибудь! Умоляю, только подороже!
МИША. Ну вот смотрите. Первое, что приходит в голову. Я не говорю, что будет именно так. Просто предлагаю, чтобы понять, в каком направлении двигаться. Итак. Пришельцы прилетают на Землю. Их встречает наша армия, медсестры. Большая-пребольшая битва. Нашим удается победить пришельцев, и они, поджав хвосты, улетают обратно к себе в космос.
ИНОПЛАНЕТЯНИН ГОВОРЯЩИЙ. Нет.
МИША. Ничего. Тогда другой вариант. Прилетают пришельцы на Землю. А у нас Древняя Русь, народ ничего такого даже в кинотеатрах еще не видел. В общем, пришельцев встречают, как богов. Удовлетворяют любые капризы. Пришельцам хорошо, они решают остаться и забить на космос.
ИНОПЛАНЕТЯНИН ГОВОРЯЩИЙ. Этот вариант получше, но все равно…
МИША. Тогда…

Катя толкает Мишу в бок, вынуждая замолчать.

КАТЯ. Все равно что?
ИНОПЛАНЕТЯНИН ГОВОРЯЩИЙ. Нам бы хотелось, чтобы пришельцев встретили не как богов, а как коллег. Мы же одна команда, вы не забывайте. Одна. Большая. Компания. Вы одно подразделение, мы другое. Ну и так далее. И раз уж встреча долгожданная, редкая – это нужно организовать не только с большим размахом, но и так, чтобы у нас была возможность познакомиться поближе и узнать друг друга получше. (Пауза.Вам понятно?
МИША. Понятно. (На его лице, как труп, всплывает выражение обреченности.)

Катя в очередной раз наклоняется к Мише.

КАТЯ (тихо). Что?

Миша отмахивается.

МИША. В таком случае предлагаю вот что. На Землю прилетают пришельцы. Их встречают дружелюбные земляне. Ну и дальше неформальное общение.
ИНОПЛАНЕТЯНИН ГОВОРЯЩИЙ. Отлично!

Инопланетянин, хранящий молчание, поднимается с пола. 

Миша наклоняется к Кате.

МИША (тихо). Я же говорил, все они одинаковые. В общем, все как обычно: кейтеринг, концерт, танцы и фейерверк. Нечего тут придумывать. Классика. Сделаем декорации, сошьем костюмы, и реплики я стилизую под этот их космос. Без проблем.
ИНОПЛАНЕТЯНИН ГОВОРЯЩИЙ. Сколько времени вам нужно на подготовку?
КАТЯ. Не меньше месяца.
ИНОПЛАНЕТЯНИН ГОВОРЯЩИЙ. Нет, месяц – это много. Давайте завтра?
КАТЯ. Да вы что!
ИНОПЛАНЕТЯНИН ГОВОРЯЩИЙ. За все заплатим двойную цену.
КАТЯ. Дело не в деньгах. Вы не понимаете.
ИНОПЛАНЕТЯНИН ГОВОРЯЩИЙ. Тройную.
КАТЯ. Вы меня как будто не слышите.
ИНОПЛАНЕТЯНИН ГОВОРЯЩИЙ. Пожалуйста. Нам очень надо! Хотите, я на колени встану? Коленей у меня нет, но я встану!
КАТЯ. Это ведь все не только от меня зависит. Ну что вы? Зачем?
ИНОПЛАНЕТЯНИН ГОВОРЯЩИЙ. Мы понимаем. Вам очень сложно. Сколько скажете - столько и заплатим. Подпишем любые бумажки.

Пауза.

КАТЯ. Любые?.. Бумажки?.. Хорошо, очень хорошо. Завтра все будет.

На лице Миши отражается ужас. 

12

Автобус, 15-й маршрут. Инопланетяне сидят, как и все прочие пассажиры. Почти все места заняты. Позади инопланетян расположились уже знакомые подросток с мамой. Подросток ритмично бьет ногой по креслу одного из инопланетян  так что того даже слегка подбрасывает. Мама не обращает внимания. Она разговаривает по телефону.

МАМА ПОДРОСТКА. Витенька, миленький, не надо. Я прошу тебя! Услышь меня! Какая Вера?! Зачем она тебе?! Я тебя люблю! Больше всех люблю! Ты с ума сошел?! Ты же ушел от нее и был счастлив со мной. Если ты вернешься к ней – я тебя больше не приму. Ты знаешь, что я с младшего школьного возраста на антидепрессантах? Врачи с детства боятся, что я покончу с собой. Я близка к этому Витя, очень близка. У меня тоже умер папа. И что? У нее-то еще нет, а у меня уже! В земле лежит, черви его доедают. Я когда об этом думаю, у меня руки опускаются. Все так бессмысленно, когда мы уже мертвы! И только черви видят в нас что-то хорошее...
ИНОПЛАНЕТЯНИН ГОВОРЯЩИЙ (поворачивается к подростку). Что это значит?
ПОДРОСТОК. Чего?
ИНОПЛАНЕТЯНИН ГОВОРЯЩИЙ. Зачем ты бьешь ногой по креслу?
ПОДРОСТОК. Просто.
ИНОПЛАНЕТЯНИН ГОВОРЯЩИЙ. Не мог бы ты перестать?
ПОДРОСТОК. Нет.
МАМА ПОДРОСТКА (отвлекается от телефона). Да отстаньте вы от мальчика! Вам делать нечего, что ли? Вы педофил?
ИНОПЛАНЕТЯНИН ГОВОРЯЩИЙ. Педофил?
МАМА ПОДРОСТКА. Любите детей?
ИНОПЛАНЕТЯНИН ГОВОРЯЩИЙ. Да. Люблю.
МАМА ПОДРОСТКА (в трубку). Я перезвоню.

13

Инопланетяне добираются до свалки: один несет другого, оба сильно избиты. На свалке космический корабль лежит у подножья мусорной горы. Он походит на валун, скатившийся с вершины. Инопланетяне заходят в корабль. Корабль взлетает. Чуть поодаль от них палкой в мусоре ковыряется уже знакомая бабушка. Взлетная волна сбивает ее с ног. 

БАБУШКА. А-а-а!

К ней подбегает уже знакомый пьяный мужчина. Он помогает бабушке подняться. 

ПЬЯНЫЙ МУЖЧИНА (провожая взглядом корабль). Это кто еще такие?
БАБУШКА. Наркоманы.
ПЬЯНЫЙ МУЖЧИНА. Ой, да у тебя все наркоманы. Рыбак рыбака, бабуль, рыбак рыбака… (Смеется.)
БАБУШКА. Бабушке хамить большого ума не надо.
ПЬЯНЫЙ МУЖЧИНА. Ой, ладно.
БАБУШКА. Что нашел-то? Покажи.

Пьяный мужчина открывает свою сумку с видом добытчика. Он горд собой.

БАБУШКА. Бутылки, бутылки… А это что?
ПЬЯНЫЙ МУЖЧИНА. Ваза. Себе оставлю.
БАБУШКА. Красивая. Зачем тебе ваза?
ПЬЯНЫЙ МУЖЧИНА. Ты помнишь, я в школе охранником работал?
БАБУШКА. Не помню. Не рассказывал ты такого.
ПЬЯНЫЙ МУЖЧИНА. Ну было дело. Мне женщина одна там нравилась. Инна. Учительница. Видел ее недавно. Она такая стала старая, страшная. Фигура – бр-р. А я ведь за ней бегал, слюна текла.
БАБУШКА. А ваза-то тут причем?
ПЬЯНЫЙ МУЖЧИНА. Вот из-за такой же вазы меня и уволили из той школы-то.
БАБУШКА. Как это? Упер, что ли?
ПЬЯНЫЙ МУЖЧИНА. Не, в голову ей кинул. Учительнице. Отказала она мне. А сейчас думаю – и хорошо. Все к лучшему. Я бы с такой старухой жить не смог. Символ – ваза эта. Дома поставлю, буду смотреть. Все хорошо у меня, оказывается.
БАБУШКА. Дома. Живешь в гараже, по свалкам со мной ходишь, хотя молодой же еще. Иди, зарабатывай, живи. Что мешает? Я не пойму.
ПЬЯНЫЙ МУЖЧИНА. Ничего не мешает. Я же говорю. Мне и так хорошо.

Взлетая на возвращенном корабле над городом, инопланетяне наблюдают восторженные лица людей, снимающих их корабль на видео и делающих фото. Он совсем не походит на космические корабли, которые земляне выдумывали, чтобы показывать в фантастических фильмах. Люди считают, что это какой-то новый прикол, и спешат поделиться им в социальных сетях. 

14

Офис.

МИША. Ты на время посмотри! Сколько там до вечера осталось? Когда ты все успеешь? И меня, главное, подписала! Я с чего вдруг умирать на работе должен? Это ты на проценте, а у меня оклад. Я в шесть встану, манатки свои соберу и аста ла виста, бейби. Я тебе не ломовая лошадь!

Катя молча смотрит на Мишу.

МИША. Что?
КАТЯ. Ничего.
МИША. Мне не нравится, когда меня разводят, как лоха.
КАТЯ. Да? А меня разводить вот также нравится?
МИША. Я тебя не развожу. Пошли на свидание, в кафе, куда хочешь.
КАТЯ (смеется).Я вижу. Я понимаю, что тебе очень скучно, но все-таки. Я тебе не игрушка. Оставь меня в покое, пожалуйста.
МИША. Мне не скучно. Скучно тебе.

Катя молча смотрит на Мишу, а потом вдруг меняет тему.

КАТЯ. Им на документы плевать. И у них наличные – сколько угодно. Сечешь?
МИША. Нет. (Его осеняет.А-а-а!
КАТЯ. Б-э-э. Куда ты там собрался в шесть уходить?
МИША. Не, ну раз такое дело я останусь.  По деньгам же это… ну… нормально будет? Сколько ты хочешь попросить?
КАТЯ. Столько, чтобы уволиться и хотя бы год вообще не работать.
МИША. А не жирно тебе будет?
КАТЯ. Я тут задыхаюсь. Я не понимаю, что происходит, зачем мне это все, чего я хочу. А чтобы остановиться и подумать, чтобы спастись… Нужны деньги. Он когда стал больше предлагать, я по началу думала как обычно. Правильно думала, у нас же есть правила, инструкции, что и как делать, у кого какая ответственность. И потом, когда он не сдался, и попросил реально невозможного, я подумала, а почему мне так нельзя? Почему невозможно то, чего я реально хочу так сильно, что каждый день смотрю из окна своего шестого этажа и думаю – либо я это получу, либо прыгну.
МИША. Катя, ты даже сама признаешь, что это невозможно. Может, откажемся, пока не поздно?
КАТЯ. Хочешь – отказывайся. Я за твою месячную зарплату найду сценариста на раз.
МИША. То есть, мне месячную зарплату, а тебе годовую?
КАТЯ. Да. Тебя же вроде все устраивало. А мне очень надо – я же объяснила.
МИША. Я думал, ты сейчас про справедливость говорить начнешь, что делать, мол, будешь больше. А ты вообще простая. Надо ей и все. Нормально! Мне тоже надо. Я книгу пишу. Мне это гораздо больше нравится, чем сценарии эти для праздников кропать.
КАТЯ. Я не знала, что ты книгу пишешь.
МИША. Хочешь сказать, что ты не замечала?
КАТЯ. Нет. Я тебе ФСБ, что ли? Замечать еще все за тобой, додумывать. Сказал бы ртом. Я бы точно считала бы тебя не таким придурком.

Пауза.

МИША. Мне тоже нужна годовая зарплата.
КАТЯ. Хорошо. Я поищу другого сценариста.
МИША. Значит, себе ты в мечте не отказываешь, а мне отказываешь? Твоя мечта важнее моей?
КАТЯ. Для меня – да.

Миша демонстративно уходит. Катя спокойно ждет. Миша скоро возвращается и садится на свое место.

МИША. Ладно, я понял.
КАТЯ. Что ты понял?
МИША. Я все сделаю, если ты пойдешь со мной на свидание.
КАТЯ. А больше ничего не хочешь?
МИША. Больше мне ничего не надо.
КАТЯ. Хм. Как-то на тебя не похоже. Сменил тактику? Ну хорошо. Пойдем. Кровью расписываться нигде не надо?
МИША. Пока нет.

Пауза.

МИША. Помнишь банкиров? Тоже такие с пальцами зашли?
КАТЯ. Помню.
МИША. Я для них два сценария написал. Тот, что подороже и погеморройнее, так и остался. А больше некому было предложить. Давай этим втюхаем? Футуристический праздник в Центральном парке: огромные надувные планеты, костюмы по мотивам абстрактных картин, сцена в виде космического корабля.  Хороший же сценарий вышел! Ты мне Оскар за него предлагала – шоколадный, правда – и все же.
КАТЯ. Точно! Забыла про него совсем. Садись на телефон. Мне потребуется твоя помощь!

Катя и Миша обзванивают подрядчиков, договариваются с артистами. Время несется как сумасшедшее. Они изо всех сил пытаются угнаться за ним. Телефоны у них в руках  последняя надежда на спасение. 

МИША. Согласился. Сразу!
КАТЯ. Согласилась. Сразу!
МИША. Так и должно быть?
КАТЯ. Нет! Никто сразу не соглашается! Это чудо какое-то!
МИША. Я еще не всех обзвонил.
КАТЯ. Я тоже. Чудес не бывает. Не расслабляемся.

Миша и Катя продолжают звонить.

МИША. Что творится! У них даже сцена в виде космического корабля есть! Я, конечно, спросил, откуда? А они: заказали, но выкупать не стали. Так и осталась.
КАТЯ. А у меня администрация парка даже взятку не попросила. Закрыть парк на вечер? Легко! Я ушам своим не поверила.
МИША. Ты все еще думаешь, что чудес не бывает?
КАТЯ. Уже начинаю в этом сомневаться.

Катя и Миша продолжают звонить.

КАТЯ. У меня на правом ухе – мозоль. Десять вечера, а они все еще берут трубки!
МИША. А я все. Добил артистов. Тебе долго еще?
КАТЯ. Неа. Я основное сделала уже. Просто поверить не могу, что это все. Мы успели. Все срослось. Оно как-то само. Без нервотрепки, без усилий. И еще все помогают, советуют, сами звонят, договариваются. Когда такое было? Люди, что с вами случилось?!
МИША. Вискарик будешь? (Достает из рюкзака бутылку.)
КАТЯ. Ну вот! Вот! Даже тебя, как подменили!
МИША. Я на день рождения должен был идти. (смотрит на часы) А уже куда идти. Лешка свой человек, поймет. Так что - открываю. Стаканчиков только нет.
КАТЯ (забирает у него бутылку). Вообще не проблема. (Делает несколько больших глотков.)
МИША. Эй, Шумахер, ну-ка отдай!
КАТЯ. Жаба душит?
МИША. Ты сейчас напьешься, приставать начнешь, а я еще не готов к серьезным отношениям с тобой.
КАТЯ. Пф-ф.

Миша делает большой глоток.

КАТЯ. И о чем твоя книга?
МИША (давится, кашляет). Обо мне. О том, что я люблю. Знание рождается в любви. Невозможно любить человека и не знать его, и не любить и знать – тоже.
КАТЯ. А меня ты знаешь?
МИША. В процессе.
КАТЯ. Расскажи еще о своей книге.

Катя забирает у Миши бутылку.

МИША. Она у меня пока совсем не получается. Но я решил не сдаваться. Я очень хочу написать что-то настоящее. Чтобы… чтобы вспомнить об этом в самые темные кромешные времена. Когда ни в чем не видишь смысла, и жизнь серая, холодная, как земля на кладбище осенью. Когда все отвернутся. Когда ты уйдешь. На что я буду опираться? Что не даст мне спиться или сторчаться…
КАТЯ. Миша, ты конченый… Конченый придурок.

Катя готова поцеловать Мишу, но ее прерывают. Срабатывает сигнал домофона. 

15

Офис. Катя открывает Вере.

ВЕРА. Кать, а ты чего трубку не берешь? (Замечает Мишу.А… Я помешала?
КАТЯ. Вискарик будешь?
ВЕРА. Мне как-то неловко.
КАТЯ. Понятно, будешь. Миша, познакомься – это моя мама. Тебя не должна вводить в заблуждение ее как бы скромность. Мама известный манипулятор. Она все и всех контролирует. Шагу мне не дает ступить спокойно. Особенно следит за моими парнями. Строгий, очень строгий фейсконтроль.
ВЕРА. Катя!
МИША. Я, наверное, пойду.

Катя обнимает Мишу.

КАТЯ. Вот уж дудки. (Тихо, только Мише.) Если ты меня сейчас с ней бросишь – я тебя никогда-никогда не прощу.
ВЕРА. Где ваша бормотуха? Давайте.

Миша передает ей бутылку. Вера пьет виски из горла. Она допивает бутылку.

ВЕРА. Твой папа вернулся.
КАТЯ. А он уходил?
ВЕРА. Да. К другой. По большой любви. А ко мне, судя по всему, вернулся из жалости. Я не могу с ним находиться в одной квартире. У меня внутри волки на луну воют.

Миша дергается, пытается что-то сказать. Катя обнимает его еще крепче и глазами дает понять, чтобы Миша держал свой рот закрытым.

КАТЯ. Прогони его.
ВЕРА. Как прогнать? Он же вернулся! Да что ты вообще говоришь такое?! Он же твой отец!
КАТЯ. Его дочь – это работа. А я так – предмет мебели. Можешь себе представить, что я чувствую к человеку, который всю жизнь путал меня со стулом?
ВЕРА. Миша, у вас еще выпить есть?

Миша отодвигается от Кати и достает из рюкзака вторую бутылку виски. Вера жадно пьет.

ВЕРА (Мише). Вы, наверное, сейчас думаете, как хорошо, что вы не член нашей семьи?
КАТЯ. Миша сирота. Приятного мало, но да, ты права – сейчас он скорее всего впервые в жизни этому рад.
МИША. Я вообще не хочу об этом говорить.
КАТЯ. Добро пожаловать в клуб. Я тоже. (Вере.Если ты не можешь дома и не хочешь с папой ничего решать – иди к бабушке. В чем проблема-то?
ВЕРА. Я думала переночевать у тебя. Мне тоже если что ничего обсуждать не хочется. Я мечтаю заползти под одеяло и проспать дней пять подряд, а лучше – месяц. Ничего из этого с бабушкой не пройдет. Я буду слушать, как я виновата, как мне повезло с мужем, какая я неблагодарная дрянь. Под это все не то что не заснешь – под это даже не умрешь. Будешь кипеть, как в аду – вечно.
КАТЯ (Мише). Качественный продолжительный вынос мозга – это наше семейное достояние. Нам в этом равных нет. Хотя бы этим мы можем гордиться.
МИША. Гм.
КАТЯ (Мише). А знаешь что. Тебе и правда лучше пойти домой. Кажется, мы все предусмотрели, все успели. И завтра реально все пройдет хорошо. Мы молодцы!
ВЕРА. А что у вас завтра?
КАТЯ. Мероприятие в Центральном парке.
ВЕРА. О-о-о.
КАТЯ. Что о-о-о?
ВЕРА. Видишь ли, в парке есть фонтаны.
КАТЯ. Да, есть. И что?
ВЕРА. Каждый год второго августа нетрезвые мужчины атлетического телосложения…
МИША. Вот черт! Завтра же день ВДВ – и все они обязательно пойдут в парк, их будет никак не остановить…
ВЕРА. Вот видишь, он понял.
КАТЯ. Я тоже поняла, мама! Спасибо!
ВЕРА. Ну в чем я опять виновата? Мне нужно было промолчать?
КАТЯ. Миш, это конец. Мы реально попали.

16

Офис. Раннее утро. На единственном офисном диване свернувшись калачиком спит Вера. Она спит в чем пришла  обувь также на ней. Катя тупо смотрит в монитор. Появляется Миша. Он размешивает сахар в чашке с кофе, громко стуча ложкой.

КАТЯ (страшно, тихо). Я тебе сейчас эту ложку…
МИША (тихо). Понял.

Миша садится рядом с Катей

МИША (тихо). Кать, мы сделали все, что могли. От нас больше ничего не зависит.
КАТЯ (тихо). Нет.
МИША (тихо). Авось – знаешь такое слово? Авось прокатит – вот наше решение.
КАТЯ (тихо). Меня вдвешники вообще уже не волнуют. У нас только что отвалился ведущий – его сбила машина. Из реанимации мне написал.
МИША (тихо). А-вось. Повтори: а-вось.
КАТЯ (тихо). Бесишь.

Срабатывает сигнал домофона. Миша встает и нажимает на кнопку. Входят инопланетяне.

ИНОПЛАНЕТЯНИН ГОВОРЯЩИЙ. Замечательное утро.
МИША. Лучшее. Если бы меня спросили, каким я вижу идеальное утро – я бы назвал это.

Катя одаривает Мишу взглядом, полным ярости. Вера не просыпается.

КАТЯ (тихо). Вы как-то неожиданно рано. Мы работаем с девяти, а сейчас – пять.
ИНОПЛАНЕТЯНИН ГОВОРЯЩИЙ. Вы так зависите от женщины, которая спит на диване… Я вижу эту связь. Вы люди просыпаетесь не от того, что кто-то шумит. Вы просыпаетесь от того, что вам приходит пора проснуться.
КАТЯ. Ясно. Вы не уйдете. В таком случае давайте начнем.

Катя и Миша кружатся и танцуют вокруг инопланетян. Они обмахивают их листами презентации мероприятия, как слуги господ в жару. Наконец Катя и Миша выбиваются из сил.

ИНОПЛАНЕТЯНИН ГОВОРЯЩИЙ. Очень хорошо. Вы прекрасно поработали.

Инопланетянин, хранящий молчание, кружится.

ИНОПЛАНЕТЯНИН ГОВОРЯЩИЙ. Да-да, скажу. (Кате и Мише.У нас есть кандидатура ведущего. Мы будем на ней настаивать.
МИША (тихо Кате). А-вось.

От кошмара просыпается ВЕРА.

ВЕРА. Папа! Папа! По мне ползают черви…

Вера замолкает, заметив инопланетян.

ВЕРА. Простите, пожалуйста! Простите.  Как неудобно вышло. Катенька, я пойду. Мне еще к бабушке. Побегу.

Вера пулей вылетает из офиса.

ИНОПЛАНЕТЯНИН ГОВОРЯЩИЙ. Эту женщину тоже позовите на корпоратив.
КАТЯ. Зачем?
ИНОПЛАНЕТЯНИН ГОВОРЯЩИЙ. Она нас заметила. Это же чудо. Вы разве не понимаете? Я бы хотел, чтобы вы позвали всех, кто нас заметил.
МИША. Вас сложно не заметить.
ИНОПЛАНЕТЯНИН ГОВОРЯЩИЙ. Вы ошибаетесь.
КАТЯ. Мы позовем всех, кого скажете. Еще пожелания?
ИНОПЛАНЕТЯНИН ГОВОРЯЩИЙ. Угощения. Вы не сказали, чем будете кормить гостей.
КАТЯ. Как же не сказали? Салат из камчатского краба, руккола с говяжьей вырезкой… (Трясет листком с меню банкета.)
ИНОПЛАНЕТЯНИН ГОВОРЯЩИЙ. Что вы. Нет. Никак невозможно. Это можете оставить для гостей с Земли. Тепло и свет – вот что нам необходимо.
КАТЯ. Тепло и свет? Вы что курили?!
МИША(инопланетянам). Она не выспалась, не обращайте внимания. Все организуем, все будет. Спасибо вам большое. Будем на связи. (Провожает инопланетян.)
КАТЯ. До меня только дошло. Они же ненормальные! Наглухо отбитые! Как я раньше не замечала?!
МИША (отдает Кате деньги и документы). Ты и меня раньше не замечала.
КАТЯ. Что это?
МИША. Они заплатили всю сумму и подписали незаполненные бумаги.

Пауза.

КАТЯ. Если уж на то пошло – я тоже ненормальная и наглухо отбитая. Все более чем гармонично. О клиентах лучше нельзя и мечтать.

17

Два фонтана с нежно-красной водой, в которых плавают куски мяса и фрагменты военной формы. Рядом с фонтанами установлены таблички с крупной надписью: «Осторожно, пираньи!» Между фонтанами на входе в зону, закрытую от всех прочих отдыхающих в парке, стоит столик, и топчутся Катя и Миша в костюмах по мотивам абстрактных картин.

КАТЯ (читает). Осторожно, пираньи! (Заглядывает в фонтан.) Там что реально мясо плавает? Жесть, Миш. Очень натуралистично. (Поворачивается к Мише.) Ты охрану предупредил?
МИША. Ага. Еле успел. Они уже скорую собирались вызвать.
КАТЯ. Глупый вопрос, я понимаю, но все-таки. Пираний в фонтанах точно нет?
МИША. Релакс. Я вообще никакую рыбу туда запускать не стал. Так даже страшнее. Невидимая угроза.
КАТЯ. Японский бог! А что с гостями? Они уже приходят? (Заглядывает в список гостей.Это на каком языке? Как ты это прочел?
МИША. Я даже не пытался еще. Мама твоя пришла только.

Появляются бабушка с ружьем в чехле и пьяный мужчина с вазой.

КАТЯ. Вы куда?
БАБУШКА. Мы на корпоратив. (Достает из чехла ружье.)

Катя с Мишей замирают.

ПЬЯНЫЙ МУЖЧИНА. Вы не бойтесь. Ей с ружьем просто спокойнее. Она ж из дома только во двор и на помойку выходит. Волнуется.
БАБУШКА. Чего это я волнуюсь? У меня ружье. Это вы волнуйтесь. Сам вон с вазой приперся. Тебе птички мозг совсем склевали? Помылся б лучше. У меня тридцать лет гайморит – я и то запах чувствую.
КАТЯ. Если вы хотите пройти, ружье придется оставить на входе. Мы за ним последним, вы не переживайте.
БАБУШКА. Что за люди у вас будут – вы мне можете сказать? Я ничего не боюсь: ни пауков, ни змей, ни темноты. Только людей.
КАТЯ. Никто вас не тронет. У нас камеры повсюду, охрана. Вы будете в полной безопасности.
БАБУШКА (выдержав паузу). Ладно. Берите ружье. (Кладет чехол с ружьем на столик у входа.Но условие у меня будет. Пусть он вазу тоже оставит. (Кивает на пьяного мужчину.) Почему ему можно, а мне нельзя?

Появляется Инна. Она идет как будто вдоль очереди. Огромной невидимой очереди. Инна улыбается, машет рукой, говорит с кем-то.

ИННА. Здравствуйте! Здравствуйте! И я вам рада. Какие вы необычные. Спасибо, мне очень приятно. Здравствуйте! Нет, они ничего плохого не имели в виду. И правда, замечательный вечер.

Катя, Миша, бабушка, пьяный мужчина с удивлением наблюдают за ней.

ПЬЯНЫЙ МУЖЧИНА. Это она. Инна. Учительница из школы.

Появляется мама подростка. За ней плетется подросток. Мама подростка обгоняет Инну и подлетает к Кате и Мише.

МАМА ПОДРОСТКА. Мы вас ищем по всему парку! Вы почему нас не встретили? Я уж думала, все – сгинем, пропадем. За нами наблюдали мужчины в военной форме, некоторые даже преследовали нас. Хорошо я с ребенком. Детей они боятся.
БАБУШКА. Изя, ты? Думала, хоть здесь отдохну.
МАМА ПОДРОСТКА. Господи, я Изольда. Изольда! Что ж за крест такой. Вы Антонина Антоновна преследуете меня, что ли?
БАБУШКА. Нужна ты мне больно. Век бы глаза не видели.

Воспользовавшись тем, что за ним никто не следит, подросток берет ружье со столика и беспрепятственно проходит на закрытую территорию.

Подходит Инна. От нее исходит сияние  настолько она счастлива.

ИННА. Здравствуйте. Вы все такие красивые. Я очень рада, что мы проведем этот вечер вместе.

Пьяный мужчина роняет вазу. Она падает и разбивается.

18

Закрытая под корпоратив зона парка. Ее украшают огромные надувные планеты. В центре  пустая сцена в виде космического корабля. Играет музыка. Вокруг сцены стоят банкетные столы и стулья. Только один из них занят. За ним расположились: Вера, бабушка, пьяный мужчина, мама подростка. Пьяный мужчина деловито напивается. 

МАМА ПОДРОСТКА. Что за вонь! Невозможно!
БАБУШКА. И на сына ты вот также кричишь. Нельзя так, Изя. Ничего хорошего из него не вырастет.
МАМА ПОДРОСТКА. Предлагали мне квартиру в другом доме. Нет, я зачем-то согласилась на ваш клоповник. А ведь я чувствовала, чувствовала, что вы не соседка, а исчадие ада. Мне белый шарпей снился в ночь перед тем, как я подписала документы. Он так лаял... Вам когда надоест меня жизни учить? У вас своих детей сколько?
БАБУШКА. Трое.
МАМА ПОДРОСТКА. И где они? Никто вас не навещает, никому вы не нужны. А мой мальчик всегда будет со мной.
БАБУШКА. Конечно-конечно. Где он, кстати?

Мама подростка оглядывается в поисках сына и замечает взгляд Веры.

МАМА ПОДРОСТКА. Вам-то что нужно? Что смотрите?
ВЕРА. Я вообще не понимаю, что я здесь делаю. Кто нас собрал, зачем. Почему именно мы оказались за одним столом. Вы оглядитесь. Где остальные гости? Их нет.

Появляются Катя и Миша. Они останавливаются и рассматривают пустые столы.

КАТЯ. Я точно слышала. Он сказал в трубку: «Все собрались». Ты же рядом был.
МИША. Был.

КАТЯ. Я не понимаю.
МИША. Я тоже. Но ведь клиент доволен? Доволен. Значит, все в порядке?
КАТЯ. Мне надо выпить. Не смотри на меня так. Чуть-чуть. Смочить нервы.

За оградой кричат вдвешники. 

КАТЯ. Поверить не могу, что вдвешники еще не сломали нам заборы.
МИША. Вот это и правда чудо.

Катя и Миша уходят.

МАМА ПОДРОСТКА (Вере). Вы меня раздражаете. Но я не могу отвести от вас глаз.
ВЕРА. У меня такое несколько раз уже было. Когда я смотрела на человека и понимала, что с ним что-то важное будет связано в моем будущем. Сейчас у меня именно такое чувство. Вы уже есть, а истории, с вами связанной, еще нет. Я как будто у подножья горы.
МАМА ПОДРОСТКА. Красиво формулируете.
ВЕРА. Я в юности писала стихи.
БАБУШКА (маме подростка). Ты нормальная? Ребенок ее пропал, а она сидит – лясы точит. Что ты за мать такая, а?!
МАМА ПОДРОСТКА (Вере). И вот так она каждый день, каждый гребанный день. Закроешься – звонит, не открываешь – стучит.
БАБУШКА (маме подростка). Кто ж тебе еще скажет!
ВЕРА (маме подростка). Как я вас понимаю. Но вам, наверное, даже хуже. У меня на страже традиций стоит мать, а в вашу жизнь совсем чужой человек вмешивается.

Прежде чем уйти мама подростка эмоционально жмет Вере руку. Пьяный мужчина встает вслед за мамой подростка.

БАБУШКА. А ты куда?
ПЬЯНЫЙ МУЖЧИНА. Водка кончилась. Момент. (идет к соседнему столу, берет новую бутылку и возвращается) Кому-нибудь налить?
БАБУШКА. Сам отраву свою пей.
ВЕРА. Мне.
БАБУШКА (передразнивает). Мне. (Резко встает.Тьфу! (Уходит.)
ВЕРА. Я думала, это ваша мама.
ПЬЯНЫЙ МУЖЧИНА. Да нет. Я ей как-то сумки донес, ну и познакомились. У меня никого, у нее все далеко. Как нож в ножны – поняли друг друга.

Вера и пьяный мужчина пьют. Вера замечает Инну, которая садится за дальний пустой столик и ведет себя так, как будто с кем-то разговаривает.

ВЕРА. А я больше не понимаю свою маму. Совсем.

Появляются Катя и Миша. С ними инопланетяне. Все вместе они подходят к Инне, что-то обсуждают. Потом Катя и Миша отходят.

КАТЯ. Ты отдал моей бабушке сценарий?
МИША. Да.
КАТЯ. Думаешь, она справится?
МИША. Да. Мне кажется, она единственная, кто понимает, что здесь происходят. Ну помимо клиентов. Кому, как не ей, вести этот корпоратив?
КАТЯ (представляет, что дает интервью). Я шагнула в темноту. Это очень страшно. Я не знаю, куда дальше. Глубоко внутри, как отравленный шип, сидит уверенность, что у меня ничего не получится. Я сплю. Не стоит даже пытаться. И вот что теперь, когда все против меня - даже я сама?
МИША. Я за тебя.

Катя с удивлением смотрит на него. Она никак не ожидала, что ему удастся расслышать ее внутренний голос.

МИША. Что? Ты можешь на меня положиться.

Начинается снег. В небе загорается северное сияние. 

МИША. Ничего себе спецэффекты! Это мы так умеем?
КАТЯ. Нет, мы так не умеем.
ИННА (поднимается на сцену). В этот чудесный августовский вечер происходит и еще будет происходить много странного. Так и должно быть. Ведь сегодня день встречи. Скорее всего вы представляли ее иначе или даже не представляли вообще. Но она все-таки случилась. Вы не сразу поверили, конечно, сомневались, еще более вероятно – хотели сбежать, а кто-то и правда сбежал. Но потом. Мне нравится, когда говорят «но потом». Но потом вы шагнули навстречу – и все сразу пришло в движение. Даже камни, даже мертвые, даже то, что вы считали истинным и неизменным. Я про себя сейчас говорю. Мне дали очень хороший, продуманный сценарий, в котором все написано, и если бы я прочитала свой текст, то не выглядела бы такой пафосной и грустной идиоткой, как сейчас. Что ж поделать. Я такая и есть. И раз уж мне доверили вести вас – я бы не хотела вам врать, притворяясь кем-то другим. Ну что ж. Пора начинать. Три!.. Давайте вместе! Два!.. Один!..

Звучит выстрел. Инна падает замертво. Миша и Катя замечают подростка и его маму у сцены. Он бросает ружье и убегает.

МИША. Нет! Нет! Нет! Нет!
КАТЯ. Бабушка!

Маша и Катя бегут к сцене. Катя поднимается на сцену к бабушке, склоняется над ней. Миша останавливается у сцены и хватает ружье. 

МИША (маме подростка). Вы почему его не остановили?
МАМА ПОДРОСТКА. Я не думала…
МИША. Бегите за ним! Ему сейчас очень нужна мама.
МАМА ПОДРОСТКА. Я не могу. Он на моих глазах выстрелил в человека.

У сцены появляются Вера и пьяный мужчина.

ВЕРА. Какой кошмар! Мама! Мамочка!
ИННА (приходит в себя и приподнимается). Я впервые в жизни упала в обморок. Что это за мальчик? Откуда он взялся?
КАТЯ (обнимает Инну). Милая любимая бабушка! Главное, ты жива!
ИННА. Иди, успокой Веру, у нее, кажется, истерика.

Катя сбегает со сцены вниз  к Вере. Та плачет. Ее успокаивает мама подростка. Пьяный мужчина вдруг хватается за ружье и пытается отобрать его у Миши.

ПЬЯНЫЙ МУЖЧИНА (кричит). Это Антонины Антоновны ружье! Пусти!
МИША. Вы тут причем?! Отцепитесь!
ПЬЯНЫЙ МУЖЧИНА. Я его сломаю к чертовой матери! Чтоб не стреляло больше! Я тоже чуть не умер сейчас! Через это никто не должен проходить больше! (Миша отпускает ружье, оно остается в руках у пьяного мужчины.Я как услышал выстрел, как увидел, что Инна падает – так сразу протрезвел. Я таким трезвым, как сейчас, никогда не был. Я же пил не потому, что хотел забыться. Я с рожденья забылся, уже был пьяным. Мне это было естественно. Но больше нет. Мне это ясно кристально. Я протрезвел. (Уходит, унося с собой ружье.)
КАТЯ (Вере). Мама, давай я принесу тебе успокоительное.
ВЕРА. Нет, я хочу домой. (Маме подростка.) Проводите меня?
МАМА ПОДРОСТКА. Провожу.
ВЕРА. Я предупрежу мужа. Он накроет нам стол. Я просто хочу посидеть спокойно, выпить, поговорить. У меня такое чувство, как будто меня переехал поезд.
МАМА ПОДРОСТКА. У меня тоже.

Вера и мама подростка уходят.

МИША. Загадай желание.
КАТЯ. Что?
МИША. У тебя ресничка на щеке. Угадаешь на какой – желание сбудется.

К Кате и Мише подходят инопланетяне. С ними бабушка. Она загадочная.

ИНОПЛАНЕТЯНИН ГОВОРЯЩИЙ (бабушке). Вот люди. (Мише и Кате.) Она потерялась. Кстати, гости просили передать, что им мало тепла и света. Вам нужно стараться больше.

Инопланетяне поднимаются на сцену. Вместе с Инной, они принимаются танцевать.

БАБУШКА. Я такая злая была и пошла за дальний столик. Он вроде свободный был, но только я села, как почувствовала тепло и увидела свет. Как будто я в темной комнате – и дверь открылась. Он залил все. Я вспомнила, как было хорошо, когда папа был жив. Мы тогда ни в чем не нуждались, а, когда он умер, все навсегда изменилось. Дело не в том, что мы голодать начали или что у меня обуви не было, чтобы в школу ходить. В деревне тогда кого этим удивить было? Нет, больше всего мы нуждались в папе. Вот с этой нуждой ничего нельзя было поделать. Я не знаю, как это произошло, но там за столом я почувствовала, что он не умер. Я всю жизнь искала того, кто всегда был со мной. Я в него поверила.
МИША. Ваше ружье…
БАБУШКА (перебивает). Мне больше не нужно ружье. (Поднимается на сцену и присоединяется к танцующим.)
МИША. Что значит: «Гости просили передать, что им мало тепла и света. Вам нужно стараться больше»?
КАТЯ. Северное сияние пропало. Ты заметил? И снег больше не идет.
МИША. И правда.
КАТЯ. Я всегда давала то, что нужно мне. Вот, к примеру, пришли эти странные клиенты, и я все устроила для них так, чтобы мне было понятно, ясно, спокойно. А теперь все это рушится на моих глазах. Ты никогда не думал о том, что нужно кому-то еще? Совсем на тебя не похожему? (Смотрит на Мишу.Я тебя обидела, прости. Ты думал. Ты точно думал. Это я все пропустила.

Она наклоняется и целует его. Снова появляется солнце, день словно перематывается на раннее утро.

КАТЯ. На правой. Я про ресничку. Правильно?
МИША (врет). Да, правильно.

19

Кухня. Ночь. Инна пьет чай.

ИННА. Сегодня я впервые чуть не задохнулась, вдохнув обычный воздух, которым дышала много лет. Это оно. Оно. Я совсем маленькой перед сном рассматривала кусочек звездного неба, который был виден из окна. Мечтала о чем-то. Все было впереди. Это оно.

Инна встает и подходит к окну.

ИННА. Вам не видно, а я до сих пор вижу то небо. Оно во мне. Я тогда почувствовала, что умру, а оно во мне – нет.
ГОЛОС ИЗ ДРУГОЙ КОМНАТЫ. С кем ты разговариваешь?
ИННА. Ни с кем.

Гаснет свет. Инна включает фонарик на телефоне. На домашнем телефоне она набирает номер.

ИННА. Алло? Алло! Здравствуйте. У нас отключили свет. (Уходит, возвращается.Да, во всем подъезде. Улица Спокойного Переживания Утраты 4. Да, такое название. А раньше называлась улицей Печали. Ну видите, вы тоже не знали, что такое печаль. Значит, не зря решили разъяснить и переименовали. Посмотрите у себя еще раз. Не может быть, что нет. Есть такая улица! У нас вот тоже объявление повесили, что свет будет, а его нет. Что-то не то с этими бумагами! Ах у вас компьютер. А разве это что-то меняет? Вы все очень правильно говорите. Так что же со светом? Вы сделаете что-нибудь? Ну вот вы опять. Я же здесь живу. Значит, улица Спокойного Переживания Утраты есть. Вы же как-то нам свет выключили? Не вы лично, хорошо. Идите, узнавайте.

Инна зажигает свечу и светит ей в темноту. Ее внимание привлекает стрелка на настенных часах, которая двигается назад.

ИННА (в зал).Вы тоже это видите? Не молчите, говорите со мной. Я знаю, что вы там сидите. Наблюдаете за мной. Я же не сумасшедшая. Часы не так давно сломались. Я отнесла их в ремонт. Их вроде бы починили. Не удивлюсь, если мастер именно этого и добивался. Все так быстро меняется, а прошлое кажется неизменным, застывшим. Так хочется думать, что где-то в нем истоки истинных нас, еще не потерявшихся, других: сильных, смелых, добрых, умных. (Снова подносит трубку к уху.Вы еще там? Алле? Нет, я уверена. Ну в интернете посмотрите. Да, я подожду. (В зал.В школе учителя прямо называли вас идиотами. В ВУЗах никто из преподавателей не ждал, что вы будете учиться честно. Многие даже были против, ведь когда учишься честно – можно сплоховать и получить оценку хуже, а это портит показатели. На работе вас назначали лентяями и обманщиками еще до того, как вы получали работу. В общественном транспорте вы друг для друга в первую очередь – воры, на улице – хамы. Вы вообще мне верите? Или думаете, что это всего лишь театр? Уйдете из этого зала и отмахнетесь. (Кладет трубку.Бросили трубку. (Гасит свечу.)
ИННА. В дороге я люблю смотреть в окно. Пространство содержательно, оно как книга, написанная на языке сна. Читаешь и оказываешься там, по ту сторону, где никто не умирает. Мне кажется, невозможно умереть в пути, ты же движешься, все равно движешься. А если я останусь, то умру. Выбор – это сложно. Меня этому не учили. Вот так живешь и не чувствуешь жизни. Выбор - это я, вы, мы. Если не выбирать… Ни меня, никого нет. Можно всю жизнь прожить в пустой, безлюдной стране.

Появляются инопланетяне. Они светятся в темноте.

ИНОПЛАНЕТЯНИН ГОВОРЯЩИЙ. Мы пришли поблагодарить вас, Инна. Вы хотели бы улететь с нами?
ИННА. Да.
ГОЛОС ИЗ ДРУГОЙ КОМНАТЫ. С кем ты разговариваешь?

20

Офис. Утро. Миша сидит за компьютером и печатает. Больше в офисе никого нет.

МИША. Скучая вчера на концерте одной мало известной, но явно талантливой группы, Кэти начала думать об умении выражать себя, вернее, об его отсутствии. Пробило ее, знаете. Кэти вдруг вспомнила, как в возрасте шести лет съела кусочек мыла, чтобы ей было о чем поговорить со сверстниками, но, к сожалению, это не помогло, общего языка она так и не нашла, возможно, потому что была невысокого мнения о своих сверстниках. И вот только на том концерте Кэти поняла, что у нее за привкус во рту, когда она молчит, а надо бы что-то сказать, и настоящая живая птица бьется в груди. Все эти годы.

Заходит Катя. Миша не успевает закрыть документ, его компьютер зависает. Катя встает у него за спиной. Миша наклоняется, чтобы выключить компьютер принудительно… Катя кладет руку ему на плечо.

КАТЯ. Не надо.
МИША. Что не надо?
КАТЯ. Я прочитала. Ты куда сбежал? Я думала, мы вместе проснемся.
МИША. Я устал.
КАТЯ. Поэтому ты пришел сегодня в офис раньше всех?
МИША. Мне нужно работать над книгой.
КАТЯ. Я зашла попрощаться. Шефа я предупредила, бумаги подписала. У меня начинается совсем другая жизнь.
МИША. Я позвоню.

Пауза. 

КАТЯ. Ты заметил, что один из них все время молчал?
МИША. Ты о ком?
КАТЯ. О тех странных клиентах, для которых мы вчера забабахали корпоратив.
МИША. Разве? Вроде оба говорили.
КАТЯ. Нет. Говорил только один, а второй, который молчал, даже не здоровался.

Срабатывает сигнал домофона. Катя открывает дверь. Заходит заплаканная Вера.

ВЕРА. Бабушка пропала.
КАТЯ. Как пропала?
ВЕРА. Я ничего не понимаю. Она трубку не брала – я приехала. Вещи на месте – все-все. Нет только домашнего халата и тапочек. Видимо, так и ушла. А еще там на кухне пятно черное, круглое... Это все какой-то сюр. 
КАТЯ. Соседи что говорят?
ВЕРА. Никто ее не видел. Может, она ночью ушла. В полицию я позвонила. Участковый вместе со мной весь район обошел. Как сквозь землю. И на камерах наблюдения ее нет. (Плачет.) Я очень боюсь, что… Ну… Ты понимаешь...
КАТЯ. А дедушка?
ВЕРА. Живой. Дедушка живой.
МИША. Я могу как-то помочь? Объявления о поиске порасклеивать или что-то типа?
ВЕРА. Спасибо, Мишенька.
КАТЯ. Мы везде разместим объявления – и на улице, и в интернете.
ВЕРА. Хорошо, доченька. А еще. Я даже не знаю, как сказать. Знаешь, кто меня вчера до дома провожал? Любовница папы твоего. Заползла в доверие, змея. Такое было… Мы сначала чуть не подрались, потом выяснилось, что дверь заклинило. Слесаря вызвали, а он не едет и не едет. Так под утро и помирились все. Твой папа даже предложил нам всем жить вместе.

Катя и Миша в шоке, молчат.

ВЕРА. Может, бабушка вернулась? Или бродит где-то совсем одна… Я пойду.

Вера уходит.

КАТЯ. Ты правда будешь расклеивать объявления?
МИША. Да.
КАТЯ. Но не позвонишь.
МИША. Чего ты от меня хочешь? Я еще сам не знаю.

21

Кухня. День. Катя одна.

КАТЯ (представляет, что дает интервью). Неужели бабушка не выдержала? На ней все держалось – вся наша семья. Я думала, так будет всегда. Вы же не замечаете то, что вне вашего понимания. И обычное тоже не замечаете. Думаете, я чем-то отличаюсь? Бабушка была про прошлое, про корни, про откуда мы и куда вернемся… Про кровь, про плоть, про слезы, про смех, время, проведенное с семьей, открытые окна в жару, вечерний ветер в лицо – так приятно, что закрываешь глаза, прогулки и как можно держать за руку – так никто не умеет, только ты…  Как же мне надоели эти игры в искренность… Это так дешево. Но по-настоящему заплакать я не могу. Просто не понимаю как. Бабушка всю жизнь пыталась научить меня тому, что вне моего понимания. Каким-то простым, всем известным вещам. А я тупая. Ну вот так вышло. Что с ней случилось, как думаете?
ГОЛОС ИЗ ДРУГОЙ КОМНАТЫ. Катька, ты? Ты представляешь, я снова ходить могу! Даже прыгать! Жизнь ко мне вернулась! Как молодой себя чувствую!

Звучат шаги.







_________________________________________

Об авторе:  ЕЛЕНА САМОРЯДОВА 

Елена Саморядова родилась в Калининграде в 1983 году. Окончила БФУ имени Канта, факультет географии и геоэкологии, и московскую киношколу Cinemotion, сценарный факультет. В 2009 году с подборкой рассказов вошла в лонг-лист премии «Дебют» в номинации «Малая проза». Публиковалась в журнале «Дружба народов» и «Лиterraтура». В 2020-м году в издательстве «Стеклограф» вышла дебютная повесть «Радио «Честно». Автор серии книг «Леди Баг и Супер-Кот. Истории» издательства «АСТ». Член Союза писателей Москвы.скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
415
Опубликовано 01 дек 2021

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ