facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 188 ноябрь 2021 г.
» » Олег Маслов. БЕШЕНЫЙ ХВОРОСТ

Олег Маслов. БЕШЕНЫЙ ХВОРОСТ

Редактор: Наталья Якушина


(пьеса)



Действующие лица:

ИЗВЕКОВА Зинаида Петровна – 50 лет, директор лицея для одаренных детей.
КОРНЕЕВА Наталья Ивановна – 44 года, зам. директора.
СВИБЛОВА Валентина Юрьевна – 39 лет, зам. директора.
ФИЛИППОВ Андрей – 17 лет, ученик 10 класса.
ДЕНИС – 17 лет, ученик 10 класса, сын Корнеевой.

1

Кабинет директора. На стене висят дипломы, сертификаты, почетные грамоты. На подоконнике стоят комнатные цветы. 
Филиппов сидит на стуле. Над ним возвышается Извекова. 

ИЗВЕКОВА. Ты раскаиваешься в том, что вы сделали?
ФИЛИППОВ. Нет.
ИЗВЕКОВА. Что мне с тобой делать?
ФИЛИППОВ. Не знаю.
ИЗВЕКОВА. Не слышу.
ФИЛИППОВ. Не знаю.
ИЗВЕКОВА. А о чем вы вообще думали?
ФИЛИППОВ. Ни о чем.
ИЗВЕКОВА. Знаешь, Филиппов, я тоже понятия не имею, что с тобой делать. Но ведь делать что-то надо, ты согласен? Ты же сейчас как злокачественная опухоль на теле нашей школы, понимаешь? А знаешь, что будет, если вовремя не вырезать опухоль?
ФИЛИППОВ. Знаю.
ИЗВЕКОВА. Ты понимаешь, чем тебе грозит вся эта история?
ФИЛИППОВ. У мамки вроде вовремя вырезали, а все равно через год умерла.
ИЗВЕКОВА. Филиппов, ты меня извини, конечно. Но ты уже год выезжаешь на этой теме. И все тебе с рук сходит. Успеваемость снизилась. Ну и что? Все всё понимают. Дисциплина хромает – мы опять молчим. Ну как же, надо пожалеть. Подрался с преподавателем – ах, бедный ребенок. Только вот преподавателя уволили, работу найти не может, а тебя пожалели. Кстати, а ты помнишь, как все наши педагоги скинулись из своей зарплаты, когда это случилось? Хотя не обязаны. Помнишь?
ФИЛИППОВ. Ну помню.
ИЗВЕКОВА. И скажи, мы это заслужили? Почему ты нас вот так отблагодарил? Что мы тебе сделали плохого?
ФИЛИППОВ. Три месяца давали.
ИЗВЕКОВА. Что?
ФИЛИППОВ. Три месяца если протянет, то хорошо. Врач сказал. А она год протянула.
ИЗВЕКОВА. Филиппов, я вот не пойму тебя. Ты без матери остался. У тебя кроме бабушки никого и нет. Ты и ее решил в могилу свести, а?
ФИЛИППОВ. Нет.
ИЗВЕКОВА. Скажи мне, ты дальше учиться хочешь?

Стук в дверь.

КОРНЕЕВА (за дверью). Зинаида Петровна.
ИЗВЕКОВА. Иду, Наталья Ивановна. А ты, Филиппов, сиди тихо. И подумай о своем поведении, пока есть время. А главное о том, как ты будешь выпутываться из всего этого.

Извекова выходит, закрывает дверь.

2

Приемная. На стуле сидит Корнеева.

ИЗВЕКОВА. Как добралась?
КОРНЕЕВА. Нормально, на такси. Хотела сегодня лечь пораньше. Это надолго, как думаете?
ИЗВЕКОВА. Да успеешь ты выспаться.
КОРНЕЕВА. Хотелось бы. А кто-то еще будет?
ИЗВЕКОВА. Валентина Юрьевна подъедет.
КОРНЕЕВА. И все?
ИЗВЕКОВА. А кто нам еще нужен?
КОРНЕЕВА. А Сергеич?
ИЗВЕКОВА. Еще его тут не хватало. Упал, отжался, равняйсь, смирно. Да ну его.
КОРНЕЕВА. А это правда, что вы от нас уходите?
ИЗВЕКОВА. А кто тебе сказал?
КОРНЕЕВА. Максим Сергеич. Только не говорите ему, что я вам сказала.
ИЗВЕКОВА. Ага, прямо сейчас ему позвоню.
КОРНЕЕВА. Зинаида Петровна, что ж вы нас бросаете?
ИЗВЕКОВА. Наталья, это не раньше чем через год. А за год много всего может случиться.
КОРНЕЕВА. А уходите куда, если не секрет?
ИЗВЕКОВА. В министерство.
КОРНЕЕВА. В Москву?
ИЗВЕКОВА. Да нет, не в Москву. В наше областное.
КОРНЕЕВА. Неужели министром?
ИЗВЕКОВА. Только никому ни слова.
КОРНЕЕВА. Вот это да! Здорово! Нет, если честно, то достойнее вас
трудно себе представить человека.
ИЗВЕКОВА. Ты знаешь, Наталья Ивановна, не люблю подхалимаж, но почему-то сейчас не хочется с тобой спорить.
КОРНЕЕВА. Даже не сомневайтесь. Вы давно переросли школу.
ИЗВЕКОВА. Ты правда так думаешь?
КОРНЕЕВА. Зинаида Петровна, вы столько всего сделали для нашего образования, для нашей области. Кто, если не вы?
ИЗВЕКОВА. Спасибо, Наташа. Помни, что ты в любой момент сможешь обратиться ко мне за помощью.
КОРНЕЕВА. Плохо нам тут без вас будет, Зинаида Петровна. Привыкли уже. Сколько лет вместе работаем.
ИЗВЕКОВА. Да подожди, может потом и тебя заберу.
КОРНЕЕВА. Ой, спасибо вам огромное.
ИЗВЕКОВА. Тихо, Свиблова бежит.

Вбегает Свиблова с цветочным горшком в руках.

СВИБЛОВА. Зинаида Петровна, извините, на Терешковой в пробке стояла. Надо было по Пролетарской обогнуть. Я вас хотела предупредить, и как назло телефон сдох.
ИЗВЕКОВА. Все нормально, Валя. Главное, что ты здесь.
СВИБЛОВА. Здравствуйте еще раз, Наталья Ивановна.
КОРНЕЕВА. Привет-привет, Валентина Юрьевна. Тоже хотела пораньше лечь сегодня?
СВИБЛОВА. Да я раньше часа не ложусь. Как зависну в этом Ютубе…
ИЗВЕКОВА. А что это у тебя?
СВИБЛОВА. Азалия. Помните, обещала вам принести?
ИЗВЕКОВА. Конечно. С нового года несешь.
СВИБЛОВА. Точно, а потом на восьмое марта хотела вам подарить и опять забыла. А сегодня как раз цветы поливаю, и вы позвонили.
ИЗВЕКОВА. Ну-ка дай мне сюда. Красавица. И запах такой необычный. Валя, закрой, пожалуйста, дверь на замок.
КОРНЕЕВА. Еще его называют горький чай и бешеный хворост.
СВИБЛОВА. Бешеный хворост? Какое странное название. Ну хворост – понятно. Но почему бешеный?
ИЗВЕКОВА. А почему горький чай? Так из него чай делают?
КОРНЕЕВА. Это вряд ли. В растении содержится андромедотоксин.
СВИБЛОВА. Токсин? Так этот цветок опасен для жизни?
КОРНЕЕВА. Ну как сказать… Для жизни может и не опасен, но приятного все равно мало.
ИЗВЕКОВА. Ну что же ты, Валентина, мне оружие массового поражения принесла?
СВИБЛОВА. Никогда бы не подумала. Честное слово.
ИЗВЕКОВА. Шучу. Хорошо, что предупредила, Наталья. Я когда нервничаю, листья жру. Вот прямо рву с цветов и жру.
КОРНЕЕВА. Да вы что?
ИЗВЕКОВА. А что удивляться? Тридцать лет в школе.

Сильный стук в дверь кабинета.

КОРНЕЕВА. Господи. Напугал.
ИЗВЕКОВА. Филиппов, я же сказала сидеть тихо.
ФИЛИППОВ (за дверью). Зинаида Петровна, а можно выйти?
ИЗВЕКОВА. Зачем?
ФИЛИППОВ. Ну это… Поссать.
ИЗВЕКОВА. Так, Филиппов, здесь тебе не пивная, а губернаторский лицей. И не для быдла, а для одаренных детей, если ты вдруг забыл. Повтори.
ФИЛИППОВ. Пописать хочу.
ИЗВЕКОВА. Повтори, как называется наше учебное заведение.
ФИЛИППОВ. Губернаторский лицей для одаренных детей.
ИЗВЕКОВА. Так. А полностью? Имени кого?
ФИЛИППОВ. А вы не говорили полностью. Я повторил то, что вы сказали.
ИЗВЕКОВА. Слышали? Филиппов, ты у меня сейчас пятьсот раз подряд скажешь. Будешь повторять, пока не запомнишь. Я не слышу тебя.
ФИЛИППОВ. Ну губернаторский лицей.
ИЗВЕКОВА. Без «ну». Филиппов, ты издеваешься? Тогда не обижайся. Ты пойми, это только от тебя зависит, как скоро ты пойдешь в туалет.
СВИБЛОВА. Зинаида Петровна, я бы все-таки его выпустила.
ИЗВЕКОВА. Филиппов, у тебя, смотрю, адвокат появился. А вы, Валентина Юрьевна, зря стараетесь. Не заплатит он вам. Он же голодранец. Живет на бабушкину пенсию. Да, Филиппов?
КОРНЕЕВА. Зинаида Петровна, ну его в баню, пусть сходит.
ИЗВЕКОВА. Потерпит. Слышишь, Филиппов? Ключ от туалета у тебя в руках. Все зависит от тебя. Понял меня?
ФИЛИППОВ. Так точно.
ИЗВЕКОВА. Ну давай, я слушаю.
ФИЛИППОВ. Губернаторский лицей для одаренных детей имени… э-э-э… щас скажу.
ИЗВЕКОВА. Память отшибло? Альцгеймер?
ФИЛИППОВ. Имени Альцгеймера?
ИЗВЕКОВА. Филиппов, ты дебил?
ФИЛИППОВ. Да щас вспомню.
ИЗВЕКОВА. Неужели? Давай, нам уже всем интересно. Нам прямо не терпится услышать.
ФИЛИППОВ. О, у вас тут какое-то письмо благодарственное висит. Может, там написано?
ИЗВЕКОВА. Ну давай, читай. А потом на лбу себе напишешь.
ФИЛИППОВ. Губернаторский лицей для одаренных детей имени Сергея Радонежского.
ИЗВЕКОВА. Не Сергея, а Сергия.
ФИЛИППОВ. Значит я Андрий, а не Андрей?
ИЗВЕКОВА. Так, умничать будешь перед бабушкой своей. А здесь надо отвечать, как положено, понял?
ФИЛИППОВ. Зинаида Петровна, а выйти можно?
ИЗВЕКОВА. Нет.
ФИЛИППОВ. Вы же обещали.
ИЗВЕКОВА. Ничего я тебе не обещала.
ФИЛИППОВ. Ну Зинаида Петровна.
ИЗВЕКОВА. Я уже пятьдесят лет Зинаида Петровна. Ты еще не родился, а я уже седеть начала из-за таких придурков, как ты. Пойдемте, коллеги, посовещаемся.

3

Женский туалет. Все трое курят.
Корнеева протягивает Извековой лист бумаги.

КОРНЕЕВА. Вот козлы. Как им это в их тупые головы вообще пришло?
СВИБЛОВА. А, может, они случайно там оказались? Ну мало ли, гуляли, подошли посмотреть.
ИЗВЕКОВА. Это ты комиссии будешь рассказывать, Валя.
КОРНЕЕВА. А какие у них основания для внеплановой проверки?
ИЗВЕКОВА. Ты внимательно читала? Несоответствие между бюджетными затратами на патриотическое воспитание и поведением наших учащихся, которые подрывают основы государственного строя.
КОРНЕЕВА. Это они серьезно?  Прям, подрывают? Нет, я, конечно, против всего этого безобразия. Но не до такой же степени.
ИЗВЕКОВА. Наверху виднее. Поэтому через три дня комплексная проверка. Будут проверять все, что только можно, а особенно нас с вами на соответствие занимаемым должностям. Хочу вам напомнить, что наши контракты в этом году заканчивается. И их могут просто не продлить на следующие пять лет. Вот и все. Им даже не понадобится нас увольнять.
КОРНЕЕВА. Ах ты сука, Филиппов!
ИЗВЕКОВА. Я от него вообще этого не ожидала. Все, что угодно, только не это. Надо его с доски почета убрать. Наталья, напомни мне потом.
КОРНЕЕВА. Портрет мы уберем, а делать что будем?
ИЗВЕКОВА. Губернатор мне звонил. Он очень нервничает. На грани истерики. Но он хочет нам помочь. Он хорошо к нам относится.
КОРНЕЕВА. Еще бы. Лучший участок. Шестьдесят восемь процентов голосов.
СВИБЛОВА. И это при тридцати процентах явки.
ИЗВЕКОВА. Потише.
КОРНЕЕВА. Так тут нет никого.
ИЗВЕКОВА. Это ты так думаешь. Ничего лишнего старайтесь не говорить. Пока вся эта история не уляжется.
СВИБЛОВА. Я так понимаю, вопрос об отчислении Филиппова уже решен?
КОРНЕЕВА. Гнать его в шею. Тут и обсуждать нечего.
ИЗВЕКОВА. Нет, девочки, ни хера он не решен. Вот представьте: исключаем мы Филиппова. А он – сирота. И тут подключается опека. А потом об этой истории узнает какой-нибудь мерзкий журналюга. И начинается шум и вонь на всю область. А если вся эта история в интернет попадет, а она туда попадет обязательно…
КОРНЕЕВА. Как-то я об этом не подумала. А если мы объясним ситуацию? В опеке тоже люди адекватные есть. У них своя работа, мы все понимаем, но и у нас своя работа.
ИЗВЕКОВА. Это уже не мы будем объяснять.
КОРНЕЕВА. Почему?
ИЗВЕКОВА. Завтра утром мы должны положить губернатору на стол приказ об отчислении Филиппова и… этого второго.
КОРНЕЕВА. И тогда у опеки вопросов не будет?
ИЗВЕКОВА. Может, и будут. Но это уже не наша забота. Губер намекнул, что сможет повлиять на этот вопрос.
СВИБЛОВА. А если мы не узнаем этого до утра?
ИЗВЕКОВА. В этом случае нам настоятельно рекомендуют досрочно расторгнуть контракт. По собственному желанию.
КОРНЕЕВА. А нас-то за что?
ИЗВЕКОВА. За то, что мы хреновые руководители. Не ведем воспитательную работу, не контролируем обстановку в школе.
КОРНЕЕВА. А разве нельзя это как-то замять?
ИЗВЕКОВА. Поздно. Там такая каша заварилась. Уже ничего не сделаешь. Шестеренки завертелись. Так что при всем желании губер уже не сможет отменить проверку без какой-то серьезной бумаги.
КОРНЕЕВА. А если есть приказ об отчислении сразу двух кадетов, то проверки не будет?
ИЗВЕКОВА. Не будет.
КОРНЕЕВА. Интересно, а как мы узнаем, кто это был? Как мы найдем его при всем желании?
СВИБЛОВА. Почему его не задержали вместе с Филипповым?
ИЗВЕКОВА. А я откуда знаю? Меня там не было. У полицейских спроси.
КОРНЕЕВА. Хоть бы особые приметы какие-то были.
СВИБЛОВА. Нет, ну молодцы, конечно. Сами упустили, а мы теперь должны тут расследование проводить. А почему это должны быть именно мы? КОРНЕЕВА. Кстати, да. Мы разве обязаны?
ИЗВЕКОВА. А кто, Валя? Это мы должны показать, что владеем ситуацией. И нам можно доверять. Вы разве не понимаете, что мы губернатора подставляем? Мне ему в глаза уже стыдно смотреть. Он, конечно, может принести нас всех в жертву и разогнать ко всем чертям, но он хочет помочь нам.
КОРНЕЕВА. Господи, хоть бы все обошлось.
СВИБЛОВА. Думала, в этом году диссертацию закончу. Три года бессонных ночей теперь вон туда в унитаз?
ИЗВЕКОВА. Получается так.
СВИБЛОВА. То есть они там протестуют, а жопа потом у нас? Молодцы, ничего не скажешь.
ИЗВЕКОВА. Завтра утром в половине девятого мне звонит губернатор. Так что зря время не теряем. Действуем четко, профессионально. Говорим по делу. Без лишних эмоций. Никакого рукоприкладства. Если у него будут синяки или царапины, то сами понимаете.
КОРНЕЕВА. Эх, я бы ему врезала, Зинаида Петровна.
ИЗВЕКОВА. Наталья Ивановна я тебя официально предупреждаю. Сына своего можешь хреначить сколько угодно, он не пойдет побои снимать. К Филиппову даже не прикасайся. Уголовного дела нам еще не хватало.
КОРНЕЕВА. Обещаю, пальцем не трону.
ИЗВЕКОВА. Все, коллеги, работаем.
КОРНЕЕВА. Господи, помоги.

4

Извекова, Корнеева и Свиблова заходят в кабинет. Филиппов сидит на стуле.

ИЗВЕКОВА. Филиппов, а ты почему сидишь, когда женщины стоят? И не просто женщины, а руководство лицея. Что за воспитание, Филиппов?
ФИЛИППОВ. Могу встать.
ИЗВЕКОВА. Сделай одолжение.

Филиппов встает.

СВИБЛОВА. А что за запах?
ИЗВЕКОВА. Правда, чем пахнет, не пойму?
ФИЛИППОВ. Я же вас просил по-человечески.
ИЗВЕКОВА. Не поняла.
ФИЛИППОВ. Ну в туалет.
ИЗВЕКОВА. И? Ты что, прямо здесь что ли? Куда? Отвечай!
ФИЛИППОВ. В горшок с кактусом.
КОРНЕЕВА. Филиппов ты что творишь? Совсем человеческий облик потерял?
ИЗВЕКОВА. Зачем в кактус-то? Ты мог бы хотя бы в пустой горшок?
ФИЛИППОВ. А я смотрю, земля сухая, не поливали давно, жалко мне его стало.
КОРНЕЕВА. Зачем ты это сделал, Филиппов?
ФИЛИППОВ. Ну не в штаны же.
КОРНЕЕВА. Детский сад ясельная группа.
ИЗВЕКОВА. А ты потерпеть не мог? Тебе три года?
ФИЛИППОВ. Давайте я вынесу горшок, чтобы не воняло.
ИЗВЕКОВА. Нет, пусть стоит. Пусть напоминает нам всем, что ты – не взрослый мужик, а обоссанная малолетка.
ФИЛИППОВ. Ну если вам приятно дышать ссаниной…
КОРНЕЕВА. Ты что себе позволяешь?
ИЗВЕКОВА (открывает окно). Все, закрыли тему. Филиппов, у нас к тебе серьезный разговор.
ФИЛИППОВ. А если я не хочу разговаривать?
ИЗВЕКОВА. Думаешь, у нас есть желание с тобой разговаривать?
КОРНЕЕВА. Ты посмотри, какое говно. Ты с бабкой своей также разговариваешь?
ФИЛИППОВ. Это мое право выбирать, с кем я хочу общаться.
КОРНЕЕВА. Дома будешь рассказывать про свои права. А здесь у тебя есть только обязанности.
ИЗВЕКОВА. Филиппов, кто с тобой был?
ФИЛИППОВ. Никто.
ИЗВЕКОВА. Филиппов, ты хочешь продолжать учебу?
ФИЛИППОВ. Уже нет.
ИЗВЕКОВА. Молодец какой. То есть все эти годы просто выбросить на помойку? Я понимаю, ты еще пока этого не ценишь. Бунтарство, иллюзии, весь мир у твоих ног. Все через это проходили. Но мечтая о чем-то несбыточном, ты прямо сейчас… знаешь, что ты делаешь? Ты просто просираешь свою жизнь от начала и до конца.
ФИЛИППОВ. С чего вы взяли?
ИЗВЕКОВА. Ты учишься в самом престижном учебном заведении города. Сюда очень трудно попасть, ты это знаешь. Даже люди с деньгами и со связями не всегда могут пристроить сюда детей. И ты сюда попал только благодаря квотам для малообеспеченных семей. Это, между прочим, государство тебе дало шанс человеком стать. А ты просто неблагодарная скотина. Мало того, что нагадил. Еще и убирать за собой не хочешь.
КОРНЕЕВА. Тебе больше всех надо, Филиппов? Вот мой сын никогда не вышел бы на этот ваш митинг. Потому что с головой дружит и совесть у него есть в отличие от тебя.
ФИЛИППОВ. Потому что он – ссыкло.
КОРНЕЕВА. Сказала бы я, кто ты, но не хочу на твой уровень опускаться.
ИЗВЕКОВА. Ты понимаешь, чего ты хочешь лишиться? Ты же можешь через год куда угодно поступить, а потом вся карьера тебе обеспечена. У нас со всеми вузами в городе связи. Ты еще и в кадетском классе. Эти ребята особенно востребованы. Ты хоть знаешь, что все наши ребята-кадеты работают в полиции, прокуратуре, следственном комитете? В Росгвардии, в МЧС служат. И в военные училища поступают. И все довольные. Хорошая зарплата, жилье, стабильность. Всегда при кормушке будешь. Плохо, что ли? На пенсию лет в сорок сможешь выйти. Нет, надо быть дураком, чтобы от всего этого отказаться. Валентина Юрьевна, ты чего молчишь? Ты хотела бы лет в сорок на пенсию?
СВИБЛОВА. Да, мне бы понравилось. Я бы хоть сейчас на пенсию.
ФИЛИППОВ. Я не хочу в полиции работать. И военным быть не хочу. И вот это все, что вы назвали. Не мое это.
ИЗВЕКОВА. Да кто тебя заставляет? Или в любой вуз, который тебе нравится.
ФИЛИППОВ. Разве вы меня не выгоняете?
ИЗВЕКОВА. А чего мы тут распинаемся перед тобой? Между прочим, вся вот эта процедура исключения не такая уж и простая. Необходимо согласование с органами опеки. Нужно педсовет собирать. Ты же понимаешь, мы не можем отчислить тебя по щелчку пальцев. Необходимы неоднократные нарушения дисциплины. А у тебя всего лишь одно. Так что мы решили, что на первый раз с тебя достаточно выговора и воспитательной беседы. И только в том случае, если это не поможет… тогда сам понимаешь.
ФИЛИППОВ. Ну и где ваша беседа? Давайте, воспитывайте.
ИЗВЕКОВА. Да мы уже вроде беседуем.
ФИЛИППОВ. А когда закончите?
ИЗВЕКОВА. Да хоть сейчас. Все от тебя зависит.
ФИЛИППОВ. Значит я могу идти?
ИЗВЕКОВА. Да, конечно.
ФИЛИППОВ. Пустите меня к двери тогда.
ИЗВЕКОВА. Пустим. Но при одном условии. Как только ты ответишь на один вопрос, ты будешь свободен.
ФИЛИППОВ. Какой вопрос?
ИЗВЕКОВА. Кто был с тобой в тот день?
ФИЛИППОВ. А зачем вам?
ИЗВЕКОВА. Об этом никто не узнает, Филиппов. Это простая формальность.
ФИЛИППОВ. Тогда зачем вам это знать?
ИЗВЕКОВА. Ты же понимаешь, мы должны знать, чем живут наши ученики. Поэтому мы хотим говорить с вами честно и открыто. Почему вы скрываете и чего-то недоговариваете, если считаете, что вы правы? Вот мы открыто выступаем на стороне государства и не скрываем своих лиц и имен. А вы? Почему вы прячетесь? Получается, что вы боитесь нас? Получается, что вы не уверены, что за вами большинство? Тогда кто за вами? Сами подумайте. Кто стоит за вами, если вы нас боитесь? А мы – не власть, мы такие же граждане, как вы.
ФИЛИППОВ. Я не знаю, кто со мной был.
КОРНЕЕВА. Послушай, но он же бросил тебя. Он же сбежал, он – предатель.
ИЗВЕКОВА. Он просто трус. Он бы не молчал, окажись он на твоем месте. Зачем ты его выгораживаешь?
ФИЛИППОВ. Он не трус. И тем более не предатель.
СВИБЛОВА. Хорошо, Андрей, тебе виднее. Тогда давай сделаем так: мы будем называть фамилии, а ты просто подашь нам какой-то сигнал. Можешь кашлянуть или зевнуть.
ФИЛИППОВ. А это что за цирк?
СВИБЛОВА. Это чтобы твоя совесть была чиста. Ты никого не
предал, ты никого не назвал.

Извекова подходит к компьютеру.

ИЗВЕКОВА. Итак, начнем с буквы А. Абрамов. Артемов. Арапов. Бондаренко. Бобров. Васькин.
ФИЛИППОВ. Хераськин.
КОРНЕЕВА. Филиппов, закрой рот. Устроил тут какой-то бомжатник, честное слово. Нам завтра на работу, между прочим. Кто тебе дал право издеваться над нами?
ФИЛИППОВ. Я не издеваюсь. Вы сами над собой издеваетесь.
КОРНЕЕВА. Нет, ты посмотри, какое говно. Мы своих учителей боготворили. А уж директора школы боялись до ужаса. Не дай бог к нему в кабинет попасть на разговор. Выучили вас на свою голову. Что хотят, то и делают. Никакого уважения, ни во что нас не ставят. Ноги об нас вытирают и хоть бы что.   
ФИЛИППОВ. Зинаида Петровна, а что ему будет?
ИЗВЕКОВА. Успокойся, ничего ему не будет. Ты боишься, что все будут показывать пальцем на тебя? Никто ничего не узнает.
ФИЛИППОВ. Вы все равно своими запретами ничего не добьетесь.
ИЗВЕКОВА. Мы ничего вам не запрещаем, Филиппов. Только сначала надо окончить школу, а потом можете делать, что хотите.
КОРНЕЕВА. Честь школы не позорьте хотя бы, если уж наплевать на все остальное.
ИЗВЕКОВА. Ну и?
ФИЛИППОВ. Я его не знаю.
ИЗВЕКОВА. Послушай, Филиппов. Мы все хотим тебе помочь. Жизнь у тебя была трудная. Мы всё понимаем. Да что мы, не люди что ли? И да, у нас неидеальная страна, как и любая другая. Есть отдельные проблемы, недоработки, да и просто глупости. Но при всем при этом каким-то образом все крутится, вертится. Мы никогда так не жили. Ни в советское время, ни тем более в девяностые. И у тебя тоже все хорошо будет. Молодой симпатичный парень. Будешь деньгу зашибать. Завидным женихом станешь. Если не будешь валять дурака сейчас.
ФИЛИППОВ. А если я не скажу, меня выгонят?
ИЗВЕКОВА. К сожалению, да. Мы будем вынуждены с тобой
расстаться. А нам этого так не хочется.
ФИЛИППОВ. Ну ладно. Отчисляйте.
КОРНЕЕВА. Ты посмотри, какой герой. Бабушке своей на шею сядешь? Она ведь из последних сил старается поднять тебя, такого лба здорового. Она ведь верит, что ты человеком станешь. Она же готова свои последние копейки отдать, чтобы ты образование получил, профессию. А ты что ей скажешь? Бабуля, я ушел из лицея. Вот какой я молодец. У нее же сердце может не выдержать. Ты об этом хоть подумал?
СВИБЛОВА. Кстати, а ты бабушке позвонил? Сказал, что ты здесь?
ФИЛИППОВ. А у меня телефона нет.
СВИБЛОВА. А куда ты его дел?
ФИЛИППОВ. Продал.
СВИБЛОВА. Зачем?
ФИЛИППОВ. Штраф заплатить.
ИЗВЕКОВА. Ну что, поддержал диктатуру? Молодец, может, хоть на что-то путное ваши штрафы пойдут.
СВИБЛОВА. Позвонишь с моего? А то бабушка волноваться будет.
ФИЛИППОВ. Не надо ей звонить. У меня в городе двоюродная тетка живет, я у нее иногда ночую. Бабуля думает, я у тетки, а тетка думает, что я дома.
ИЗВЕКОВА. Ты мне лучше вот что скажи: на новый телефон у бабушки деньги выпросишь? И не стыдно? Здоровый лоб, а совести ни на грамм.
ФИЛИППОВ. Я работать пойду.
ИЗВЕКОВА. Кому ты нужен?
ФИЛИППОВ. Россия – страна больших возможностей.
КОРНЕЕВА. Интересно, и где тебя ждут?
ФИЛИППОВ. В Макдональдсе и Бургер Кинге.
КОРНЕЕВА. Видите? Он просто издевается. Я не знаю, у меня уже сил нет. Может, хватит с ним сюсюкаться?
ИЗВЕКОВА. Подожди, Наталья Ивановна, не кипятись. Филиппов, я все понимаю. Этот твой юношеский максимализм. Все мы через это прошли, так или иначе. И мы в глубине души не осуждаем вас. И, поверь, мы всей душой хотим, чтобы вы остались. Между нами говоря, у нас к вам вообще претензий нет. Вы совершили ошибку. Ну с кем не бывает? Но раз совершили, надо исправлять. Ты ведь понимаешь, что мы все равно выясним, кто это. У нас есть для этого возможности. Но для вас обоих лучше, чтобы мы узнали об этом как можно раньше.
КОРНЕЕВА. Ты пойми, тогда нам проще будет это замять.

Молчание.

ИЗВЕКОВА. И чего молчим? Сказать нечего?
ФИЛИППОВ. Я знаю, что за мной будущее. Даже если меня убьют, на мое место обязательно придут другие.
КОРНЕЕВА. Господи, что он несет?
ИЗВЕКОВА. Я так и знала. В революционера решил поиграть. Так ты, дорогой мой, историю плохо учил. Вас, вот таких молодых и горячих, просто сейчас используют очень хитрые и жестокие люди. Они сейчас еще не особо приметны. Но если, боже упаси, ваша революция свершится, то эти люди всплывут в нужный момент. Они придут после вас и вас же уберут. И ваших этих оппозиционеров выбросят за ненадобностью, как использованный презерватив. Это я тебе как историк говорю. Не обольщайся. Всеми благами будут пользоваться они, а вы будете пить паленую водку и с ностальгией вспоминать прошлое. Вот это самое время, сейчас, когда у вас есть будущее, перспективы. И вот тогда вспомните мои слова и скажете: какие же мы были дураки! Кому мы верили?
ФИЛИППОВ. Я никому не верю. Особенно вам.
КОРНЕЕВА. Филиппов, упор лежа принял.
ФИЛИППОВ. Зачем?
КОРНЕЕВА. Тебе напомнить устав лицея? Ты не должен задавать вопросы. Ты должен делать то, что тебе говорят.
ФИЛИППОВ. А вы кто?
КОРНЕЕВА. Поговори мне еще. Я тебе сейчас покажу, кто я. Пятьдесят отжиманий. Что, слабо?
ФИЛИППОВ. Тебе надо, ты и отжимайся. Хоть сто раз. Я считать буду.
КОРНЕЕВА. Ты как со мной разговариваешь? Я тебе не ровесница. Видишь, какие у меня ногти?
ИЗВЕКОВА. Наташа!
КОРНЕЕВА. Ну что?
СВИБЛОВА. Успокойтесь, Наталья Ивановна.
КОРНЕЕВА. Не успокоюсь. Завтра утром на работу. А этот баран стоит и ухмыляется.
ИЗВЕКОВА. Так, девочки, пойдемте кофейку глотнем. Ночь будет длинная.

5

Приемная. Извекова, Корнеева, Свиблова пьют кофе.

ИЗВЕКОВА. Давление скачет сегодня. Сто шестьдесят на сто.
КОРНЕЕВА. Ого, вы это, осторожнее с кофе.
ИЗВЕКОВА. А куда деваться? Всю ночь не спала. С шести утра на ногах. В пол девятого уже на приеме у губернатора была. А то потом его не поймаешь.
СВИБЛОВА. Мы ничего от него так не добьемся. У нас слишком связаны руки.
КОРНЕЕВА. Может быть, все-таки Максим Сергеича вызвать? Он его быстро в бараний рог скрутит.
ИЗВЕКОВА. Наталья, не делай мне нервы. Забудь про него.
КОРНЕЕВА. Я думаю, это наш шанс. Он знает, что делать в таких случаях.
СВИБЛОВА. Максим Сергеич, конечно, человек военный, но не дурачок. А в плане интриг он нам, женщинам, фору даст. Так что он не будет так подставляться.
ИЗВЕКОВА. Это точно. Тем более, у него бессрочный контракт.
КОРНЕЕВА. Тогда я не знаю... Зинаида Петровна, а может быть все-таки одного Филиппова отчислить? Ну давайте скажем, что его подельник был не из нашего лицея. В конце концов, он мог купить форму в интернете. А с опекой как-нибудь утрясется.
ИЗВЕКОВА. Хитренькая какая. Так не получится. Мы в любом случае должны освободить два места в выпускном классе на следующий год. Губернатору надо двух племянников устроить в кадетский класс. Их хотят в Москву отправить, в академию какую-то, то ли МВД, то ли ФСБ, так что надо их подготовить.
СВИБЛОВА. Значит губернатор нам не просто так помогает?
ИЗВЕКОВА. А ты как думала, Валя? У нас никто ничего просто так не делает.
СВИБЛОВА. Зато справедливо. Вместо этих горе - революционеров у нас будут учиться хорошие ребята.
КОРНЕЕВА. Они могут нам хотя бы дня два дать? Что мы успеем за ночь? А завтра построим их. И Максим с ними пообщается.
ИЗВЕКОВА. Да успокойся ты со своим Максимом. Через три дня уже комиссия будет здесь. А если мы ничего не узнаем? Тогда что?
КОРНЕЕВА. Слушайте, а с кем вообще этот Филиппов дружит?
СВИБЛОВА. Я его с кем-то одним не видела никогда. То с одной компанией ходит, то с другой. А близко вроде бы ни с кем не дружит.
КОРНЕЕВА. Может Денис что-то знает? Я поговорю с ним.
СВИБЛОВА. Наталья Ивановна, вы, правда, думаете, что вашему сыну нравится быть стукачом?
КОРНЕЕВА (набирает телефонный номер). Это не ваше дело. Это мой сын. Заведите своего и воспитывайте, как считаете нужным. (Говорит по телефону.) Денис, привет, не спишь? Одевайся и бегом в лицей. Что значит «не пойду»? Раз я говорю, значит надо. Конечно, на работе, а где же еще я могу быть? Чтоб через десять минут был здесь. Давай, жду.
ИЗВЕКОВА. Придет?
КОРНЕЕВА. А куда он денется? Все-таки хорошо, что квартиру здесь взяла. Никаких тебе пробок. Пять минут и дома.
СВИБЛОВА. Давайте посмотрим на ситуацию их глазами. Это мы понимаем, что они совершили глупость. Они ничего не добились, кроме проблем на свою голову. Но они еще не умеют видеть оттенки. И им кажется, что они представляют сторону добра, а мы – сторону зла. Отсюда такая уверенность в своей правоте. Он ощущает, что за ним стоит какая-то сила. Он ощущает себя частью какой-то общности, и ему кажется, что он не один. Мы должны найти такой способ воздействия, чтобы он ощутил страх и одиночество. Он должен почувствовать, что его бросили.
КОРНЕЕВА. Ерунда это все. Я как мать подростка говорю. Они только силу и понимают. А сила должна быть убедительной. Сила должна вызывать боль. А иначе она не убедительна. Посмотрите на него, они же нас ни во что не ставят. Мы для них – пустое место. Мы слабее их, потому что нам есть что терять. И у нас есть границы дозволенного. У них нет ни того, ни другого. Мы с ними по-хорошему, а они не понимают.
СВИБЛОВА. Зинаида Петровна, можно я все-таки попробую с ним поговорить?
ИЗВЕКОВА. Да, Валя. Действуй.

6

Кабинет. Входит Свиблова и садится на стул рядом с Филипповым.

ФИЛИППОВ. Будете своей психологией грузить?
СВИБЛОВА. Все хорошо?
ФИЛИППОВ. Было хорошо, пока вас не было.
СВИБЛОВА. Мне уйти?
ФИЛИППОВ. Мне все равно. Вы мне не мешаете.
СВИБЛОВА. Андрей, я просто хотела сказать тебе одну вещь. В жизни не всегда нужно действовать прямолинейно. И не надо все понимать буквально. Иногда нужно проявлять гибкость и принимать нестандартные решения.
ФИЛИППОВ. А что бы вы сделали на моем месте?
СВИБЛОВА. Я? Я бы сказала то, что от меня требуют.
ФИЛИППОВ. То есть предательство – это хороший поступок?
СВИБЛОВА. Конечно, нет. Но разве это предательство?
ФИЛИППОВ. А что это?
СВИБЛОВА. Все что угодно, только не предательство. Предательство – это когда есть последствия для того, кого предали. А здесь никаких последствий не будет.
ФИЛИППОВ. Хватит врать. Сколько можно?
СВИБЛОВА. Я говорю правду. У тебя нет оснований мне не верить.
ФИЛИППОВ. Бабка говорит, как хорошо при Советском Союзе жили. А я ей не верю. Страна распухла от вранья, вот и лопнула. И вы все тоже врете. И ваше вранье уже больше похоже на правду, чем сама правда. Врете и сами же в это верите.
СВИБЛОВА. Когда я тебя обманывала? Что за пустые обвинения? У тебя есть факты?
ФИЛИППОВ. Какие еще факты? Вы прямо сейчас врете.
СВИБЛОВА. Приведи примеры. Когда я солгала?
ФИЛИППОВ. Может, у вас уже рецепторы сломались? Может, вы уже сами не чувствуете, когда врете?
СВИБЛОВА. Как я поняла, ты не можешь привести примеры моего вранья. Тогда ответь на мой вопрос: это будет справедливо, если тебя отчислят, а он останется? Стоит оно того?
ФИЛИППОВ. Мне все равно.
СВИБЛОВА. Ты все-таки послушай моего совета. Тебе еще жить, образование получать, свое место в жизни искать. А эти твои друзья, скорее всего, забудутся. Появится семья, дети. И ты будешь очень жалеть о том, что упустил в жизни такой шанс.
ФИЛИППОВ. Какой шанс?
СВИБЛОВА. Тебе знакомо понятие «социальный лифт»?
ФИЛИППОВ. Знакомо, но при чем здесь ваш дурацкий лицей?
СВИБЛОВА. Для тебя лицей – это единственный шанс стать человеком, как ты не понимаешь?
ФИЛИППОВ. А я разве не человек?
СВИБЛОВА. Андрей, чтобы стать человеком, мало родиться и вырасти. Нужно еще что-то сделать. Не обязательно выдающееся. А просто взять и сделать то, что принесет пользу другим людям.
ФИЛИППОВ. Зачем?
СВИБЛОВА. Затем, чтобы занять свое место в обществе.
ФИЛИППОВ. А если я не хочу занимать место в обществе? Может я хочу быть отшельником и медитировать в горах?
СВИБЛОВА. Я так понимаю, ты вообще ничего не хочешь. У тебя есть хоть какие-то желания в этой жизни?
ФИЛИППОВ. Пиццу хочу.
СВИБЛОВА. И это все?
ФИЛИППОВ. И бутылку колы.
СВИБЛОВА. Очень жаль, что ты не готов к серьезному разговору. Я все же советую тебе взвесить все «за» и «против».

7

Приемная. Свиблова выходит из кабинета.

ИЗВЕКОВА. Ну что?
СВИБЛОВА. Не идет на контакт.
ИЗВЕКОВА.  Сходить покурить что ли?

Открывается дверь, входит Денис.

ДЕНИС. Здрасте всем.
КОРНЕЕВА. А ты чего в форму вырядился?
ДЕНИС. Так джинсы не поглажены.
КОРНЕЕВА. А кто тебе их должен гладить? Я вон работаю допоздна. Лешка спит?
ДЕНИС. Нет, в планшете сидит.
ИЗВЕКОВА. Денис, у нас к тебе очень серьезное дело. От тебя сейчас зависит судьба твоей мамы. Если ты нам не поможешь, твоя мама потеряет работу и будет с позором уволена. И новую работу ей будет найти очень сложно. Да и ты без нее учебу здесь не вытянешь с твоим раздолбайством вечным. Извини за прямоту.
ДЕНИС. Не извиняйтесь, так и есть, Зинаида Петровна.
ИЗВЕКОВА. Так что будь умницей.

Извекова и Свиблова выходят в коридор.

ДЕНИС. Мам, а что случилось?
КОРНЕЕВА. Ты слышал про эту историю с Филипповым?
ДЕНИС. Слышал, а что?
КОРНЕЕВА. А что ребята говорят?
ДЕНИС. А что они могут говорить? Дебил, придурок и все такое.
КОРНЕЕВА. И все?
ДЕНИС. Ну да.  
КОРНЕЕВА. А поподробнее.
ДЕНИС. Откуда я знаю. Когда я подхожу к пацанам, они начинают вполголоса разговаривать. Или молчат.
КОРНЕЕВА. И ты не знаешь, кто был с Филипповым?
ДЕНИС. Откуда мне знать? Он мне не докладывал.
КОРНЕЕВА. А вы с ним общаетесь?
ДЕНИС. Я бы не сказал.
КОРНЕЕВА. А в Контакте вы дружите?
ДЕНИС. Я там со всеми дружу, кого знаю.
КОРНЕЕВА. Переписывались с ним?
ДЕНИС. Ни разу.
КОРНЕЕВА. А ты можешь предположить, кто из ребят это может быть? Пойми, это очень важно для нас. Если мы не узнаем к завтрашнему утру, кто это был, то… Нас ждут большие проблемы, как ты уже понял.
ДЕНИС. Мам, прости, я не знаю.
КОРНЕЕВА. Ты мне не врешь?
ДЕНИС. Нет, конечно.
КОРНЕЕВА. Ты не умеешь врать, Денис. Я же вижу, что ты врешь.
ДЕНИС. Почему ты так решила?
КОРНЕЕВА. Врешь. Нагло и цинично.
ДЕНИС. Мам, ты с ума сошла? Откуда я могу знать? Они не обсуждают при мне ничего такого.
КОРНЕЕВА. Во-первых, не хами матери. А во-вторых, я тебя знаю уже семнадцать лет. Ты не умеешь врать. Вот ни капли. Ты и в детстве никогда не врал. Тебе проще было сознаться, чем соврать. Что с тобой случилось?
ДЕНИС. Мам, ты ошибаешься. Я умею врать. Помнишь, когда к нам приезжала родня из Нижнего?
КОРНЕЕВА. Тетя Катя?
ДЕНИС. Да, тетя Катя и ее муж. Вы еще сильно поссорились.
КОРНЕЕВА. А почему ты об этом вспомнил?
ДЕНИС. Я знаю, из-за чего вы поссорились. У тебя деньги пропали.
КОРНЕЕВА. Да, это они взяли. Им на машину не хватало. Я потом узнала, что они сразу купили машину, когда вернулись. Катька говорила, что им какой-то друг в долг дал. Воровка бесстыжая.
ДЕНИС. Она правду сказала.
КОРНЕЕВА. Что? Ты на что намекаешь? Это не она украла у меня почти сто тысяч?
ДЕНИС. Ты хотела сказать «восемьдесят пять»?
КОРНЕЕВА. Да, восемьдесят пять. А ты откуда знаешь? Я тебе не говорила.
ДЕНИС. Мам, извини. Это я взял.
КОРНЕЕВА. Ты? Взял? А куда ты дел столько денег?
ДЕНИС. Потратил.
КОРНЕЕВА. Куда? Только не говори, что купил биткоины или как это там называется.
ДЕНИС. Помнишь, отец подарил мне айфон на день рождения? Ты еще удивлялась, откуда у него такие деньги. Говорила, что он неудачник.
КОРНЕЕВА. Помню. И что?
ДЕНИС. Это не отец. Это я купил айфон.
КОРНЕЕВА. Вот это новости. Это получается, что если бы не Филиппов, я и не узнала бы. А зачем ты мне об этом сейчас рассказал?
ДЕНИС. Ты же говоришь, что я врать не умею. Мне обидно стало. Я же умею.
КОРНЕЕВА. Сомнительное достижение. Ну хоть скажи матери спасибо за подарок.
ДЕНИС. Ты что, не сердишься?
КОРНЕЕВА. Ладно, дело прошлое. Только перед Катькой неудобно вышло. Придется прощения просить.
ДЕНИС. Не придется.
КОРНЕЕВА. Почему?
ДЕНИС. Это она украла твои деньги, а потом почему-то решила вернуть.
КОРНЕЕВА. Так значит, Катька все-таки взяла деньги?
ДЕНИС. Да. Но она не хотела, чтобы ты узнала. И попросила меня эти деньги тебе куда-нибудь подбросить.
КОРНЕЕВА. Подбросить?
ДЕНИС. Да, чтобы ты нашла их случайно и подумала, что сама их туда положила и забыла.
КОРНЕЕВА. А ты их, конечно, не положил?
ДЕНИС. Спасибо за айфон, мама.
КОРНЕЕВА. Ничего себе родственнички.
ДЕНИС. Мне отца было жалко. Думал, что ты хотя бы его уважать будешь. Перестанешь считать неудачником.
КОРНЕЕВА. Отца жалко? А меня? Ну-ка дай сюда айфон.
ДЕНИС. Зачем?
КОРНЕЕВА. Дай сюда, сказала. Ты меня не понял?

Денис нехотя отдает айфон.

КОРНЕЕВА. Пока побудет у меня. Считай, что это наказание. Пойдем в кабинет.
ДЕНИС. А кто там?
КОРНЕЕВА. Филиппов.
ДЕНИС. Я не пойду.
КОРНЕЕВА. Пойдешь. А иначе никакой тебе машины на восемнадцать лет. Отец пусть покупает.

8

Кабинет. Входят Извекова, Свиблова, Корнеева и Денис.

КОРНЕЕВА. Денис решил подарить тебе айфон. Одна из последних моделей, если не ошибаюсь. Нравится? Совсем новый.
ДЕНИС. Мам, мы так не договаривались.
КОРНЕЕВА. А как мы договаривались, а? Как вы там с Катькой договаривались? Договорщик хренов.
ДЕНИС. А при чем тут это?
КОРНЕЕВА. Извините, Зинаида Петровна, маленькие семейные разборки. В общем так, Филиппов. Этот айфон будет твой, если ты… Ну сам знаешь. Знаешь, сколько он стоит? Ты еще не скоро себе его сможешь позволить. Так что решай.
ФИЛИППОВ. Че-то на кидалово похоже
ИЗВЕКОВА. Что за жаргон, Филиппов? Ты не в тюрьме. Еще пока.
КОРНЕЕВА. Филиппов, никто тебя обманывать не собирается. Если хочешь, возьми его.
ФИЛИППОВ. То есть я могу просто его забрать?
КОРНЕЕВА. Да бери, конечно. А Денис себе на новый сам заработает. Да, сынок?
ДЕНИС. Мам, ну блин! Где я заработаю?
КОРНЕЕВА. В Макдональдс летом пойдешь. Можешь Филиппова с собой взять.

Филиппов забирает у Корнеевой айфон и кладет в карман.

ФИЛИППОВ. Спасибо за подарок, дома посмотрю.
ИЗВЕКОВА. Вот видишь, мы с тобой честно поступили. Мы к тебе по-человечески. А теперь ты отнесись к нам по-человечески.
ФИЛИППОВ. Круто я у тебя айфон отжал? Не плачь, мамка новый купит. А если денег не хватит, ей хахаль даст.
КОРНЕЕВА. А ну закрыл рот. Денис, а ты почему язык в жопу засунул?
ДЕНИС. А что я скажу?
КОРНЕЕВА. Он твою мать оскорбляет, а ты молчишь.
ДЕНИС. А что я сделаю?
КОРНЕЕВА. Ты меня спрашиваешь? Ты что, не мужчина? Ты мужик или нет?
ДЕНИС. А что, не видно?
КОРНЕЕВА. Тогда докажи всем нам. Забери свой айфон у этого вора.
ФИЛИППОВ. Я не вор, вы сами мне отдали.
ИЗВЕКОВА. Рот закрыл, тебя не спрашивают. Забери, Денис. Не бойся, мы же здесь.
ДЕНИС. А я и не боюсь. Кого мне боятся?
КОРНЕЕВА. Хватит языком трепать. Вот и докажи всем нам, что ты – настоящий мужчина. Возьми и забери айфон.
ДЕНИС. Андрюх, отдай айфон.
ФИЛИППОВ. Не, самому нужен.
ДЕНИС. Видишь, он не отдает.
КОРНЕЕВА. Забери.
ДЕНИС. Как я заберу?
КОРНЕЕВА. Я тебя учить должна? Ты мужик или нет? Возьми и ударь его.
ДЕНИС. Просто ударить?
КОРНЕЕВА. Да. Ты же хотел в следственном комитете работать. Ну так покажи, что ты умеешь. Вот перед тобой преступник.
ИЗВЕКОВА. Денис, подойди к Филиппову.
ДЕНИС. Зачем?
КОРНЕЕВА. Подойди, тебе говорят.

Денис подходит к Филиппову.

ИЗВЕКОВА. Ударь его.
ДЕНИС. Кого?
ИЗВЕКОВА. Не меня же.
ДЕНИС. Не могу.
КОРНЕЕВА. То есть как это не могу? Он у тебя айфон украл.
ДЕНИС. Ну и ладно.
КОРНЕЕВА. То есть как ну и ладно? Тебе жалко этого подонка? Он всех нас подставил, ноги об нас вытер, плюнул нам в душу. А тебе все равно? Тебе плевать на свою мать?
ДЕНИС. Мам, а если он ответит?
КОРНЕЕВА. То есть как ответит? С чего ты взял? Филиппов, ты посмеешь при мне бить моего сына? Ну попробуй.
ИЗВЕКОВА. Денис, давай. Забери у него айфон. Докажи нам, что ты мужчина.
КОРНЕЕВА. Бей. Денис, в чем дело? Я сказала: бей!
ДЕНИС. Не могу.
ИЗВЕКОВА. Денис, я начинаю в тебе разочаровываться. У нас мало времени. Очень мало. Ты будешь бить? Или ты тряпка?
ФИЛИППОВ. Ссыкло он.
ИЗВЕКОВА. Да заткнешься ты сегодня?
КОРНЕЕВА. Все, Денис, иди отсюда. Подожди меня за дверью.
ФИЛИППОВ. Айфон свой забери.

Филиппов вынимает из кармана айфон и подбрасывает его. 
Денис не успевает поймать его. Айфон падает на пол. 

ДЕНИС (поднимает с пола). Экран! Сука! Мам, там трещина.
ФИЛИППОВ. Сам виноват. Ловить надо было.

Денис хватает со стола ножницы.

КОРНЕЕВА. Денис, не смей! Брось ножницы.
ИЗВЕКОВА. Денис, отойди от него сейчас же.
ДЕНИС. Иди сюда, сука. Не подходи, порежу.
КОРНЕЕВА. Денис, дай мне ножницы.

Денис размахивает ножницами и не подпускает к себе никого.

ДЕНИС. Всем стоять на месте.
СВИБЛОВА. Денис. Брось ножницы. Ты сломаешь себе жизнь. И не только себе.
ИЗВЕКОВА. Денис, не переживай из-за айфона. Хочешь, я тебе сейчас дам деньги на новый айфон? Сколько он стоит?
ДЕНИС. Да пошли вы все. Достали вы все. Ненавижу вас всех.
КОРНЕЕВА. Денис, все хорошо. Отдай ножницы.

Денис стоит напротив Филиппова, направив на него острие ножниц.

ДЕНИС. Ты че сделал, сука?

Филиппов сделал шаг к Денису. Денис отступает.

ФИЛИППОВ. Я не понял, ты нападаешь или защищаешься?
ДЕНИС. Ты че сделал, а?

Филиппов хватает Дениса за руку и выкручивает ее. 
Денис падает на пол.

КОРНЕЕВА. Не трогай его, бандит.

Корнеева идет на Филиппова. Извекова и Свиблова преграждают ей путь.

КОРНЕЕВА. Пустите, я глаза ему выцарапаю.
ИЗВЕКОВА. Успокойся, Наташа. Скажи ему спасибо. Могло быть гораздо хуже.
КОРНЕЕВА. Извините, все в порядке.
ФИЛИППОВ. Ножницы заберите.

Извекова забирает ножницы и кладет их в сейф. Денис поднимается с пола.

ДЕНИС. Ты че его кинул, мразь?
ФИЛИППОВ. Это ты мразь. Человека за айфон чуть не порезал.
ДЕНИС. Сам виноват.
ФИЛИППОВ. Я не виноват, что у тебя руки из жопы растут.
ИЗВЕКОВА. Все, хватит. Замолчали оба. Наташа, Валя, Денис, я прошу вас, подождите в приемной. А мы пока политические дебаты проведем. Обсудим с Филипповым, кто круче: Путин или Навальный.
ФИЛИППОВ. Можно попить?
СВИБЛОВА. Я принесу.
ФИЛИППОВ. Спасибо, Валентина Юрьевна.

9

Приемная. Входят Денис, Свиблова, Корнеева. Свиблова наливает в чашку воду из чайника и идет к двери. Корнеева преграждает ей путь.

СВИБЛОВА. В чем дело?
КОРНЕЕВА. Туда нельзя.
СВИБЛОВА. Он воды попросил.
КОРНЕЕВА. Мало ли что он попросил.
СВИБЛОВА. Вы впустите меня?
КОРНЕЕВА. С водой – нет.
СВИБЛОВА. У нас тут не тюрьма.
КОРНЕЕВА. Совершенно верно. В тюрьме людям дают и есть, и пить. А у нас нет.
СВИБЛОВА. Наталья Ивановна, по какому праву вы лишаете человека воды?
КОРНЕЕВА. Валентина Юрьевна, если вы не хотите здесь больше работать, это ваше дело. Можете уходить, вас здесь никто не держит. Не надо решать за других, ясно?
СВИБЛОВА. Пустите по-хорошему.
КОРНЕЕВА. По-хорошему, да? Значит может быть и по-плохому? А это как? Мне даже самой интересно. Что ты мне сделаешь, если по-плохому?
СВИБЛОВА. А, по-моему, это вам надо писать заявление. Вы за один вечер превратили школу в концлагерь.
КОРНЕЕВА. Какой еще концлагерь? Что ты несешь?
СВИБЛОВА. Знаете, кто вы? Вы фашистка.
КОРНЕЕВА. Что ты несешь? Ты за языком бы следила. Ты знаешь, что я с тобой сейчас сделаю?
СВИБЛОВА. Пошла ты.

Свиблова выливает воду на голову Корнеевой. Корнеева хватает Свиблову за горло, Свиблова хватает Корнееву за волосы.

ДЕНИС. Мам! Валентина Юрьевна! Вы что делаете?
КОРНЕЕВА. А ты чего стоишь? Защити свою мать. Ты хоть на что-то способен?

Денис оттаскивает Корнееву от Свибловой.

ДЕНИС. Мам, не трогай ее. Отойди от нее.
КОРНЕЕВА. Что с тобой, сынок? У тебя из-за айфона крыша что ли поехала?
СВИБЛОВА. Все нормально, Денис. Мы сами разберемся. 
ДЕНИС. Если ты ее пальцем тронешь, я за себя не ручаюсь, мам.
КОРНЕЕВА. Что? Ты матери угрожаешь? Она тебе кто вообще?
ДЕНИС. Девушка.
СВИБЛОВА. Денис, прекрати!
КОРНЕЕВА. Кто?
ДЕНИС. Девушка.
КОРНЕЕВА. Так, подожди. Какая еще девушка? Это как понимать?
ДЕНИС. Ну девушка моя, что непонятного?
СВИБЛОВА. Денис, я же тебя просила.
ДЕНИС. Все равно узнают.
КОРНЕЕВА. Валентина Юрьевна, а что здесь вообще происходит?
СВИБЛОВА. Ну вообще-то ничего ужасного не произошло.
КОРНЕЕВА. Нет, ты посмотри, какая сучка. Жопа уже вся в целлюлите, а туда же.
СВИБЛОВА. Вы на себя посмотрите. Все знают, что вы с Максимом Сергеевичем потрахиваетесь.
КОРНЕЕВА. А вот это не твое дело.
СВИБЛОВА. Он женатый. У него дети.
КОРНЕЕВА. Ой, ты бы за своей мандой следила. А то гуляет без присмотра. Как ты могла так поступить со мной?
СВИБЛОВА. Я лично вам ничего не сделала. Вы здесь вообще не при делах.
КОРНЕЕВА.  Как это я не при делах? Я ему чужая что ли? Я его мать родная, а ты – шлюха. Есть разница?
ДЕНИС. Мам, заткнись!
КОРНЕЕВА. Ты как с матерью разговариваешь?
ДЕНИС. Валя, я сегодня к тебе иду.
КОРНЕЕВА. Я тебе пойду. Я тебе сейчас так пойду. Ты смотри, что придумала. Охмурила ребенка. Сейчас женишь на себе. А через пятнадцать лет ты уже как старуха будешь выглядеть. А ему чуть за тридцать будет, мальчик совсем. Представляю, как ему будет стыдно с тобой рядом ходить. Хорошо устроилась. Только ничего не выйдет. Я же тебя по судам затаскаю. Я же тебя сгною в тюрьме.
СВИБЛОВА. Не надо меня тюрьмой пугать. Вашему сыну семнадцать. Про возраст согласия слышали? Все по закону.
КОРНЕЕВА. А мне срать на ваши законы. У меня свой закон. Закон матери, поняла? И я не позволю тебе ломать жизнь нашей семьи. Знаешь что? Я тебя просто убью. А потом сяду. И буду счастлива.
СВИБЛОВА. Наталья Ивановна, не надо нервничать. Никто не собирается замуж за вашего сына.
ДЕНИС. Ты же сама обещала, что мы будем вместе жить.
СВИБЛОВА. Денис, ничего я не обещала. Не выдумывай.
ДЕНИС. Зачем ты врешь? Ты сама сказала, что хочешь замуж.
СВИБЛОВА. Но не за тебя, Денис, прости. Твоя мама права. Ну какое у нас будущее? Ты слушай маму.
КОРНЕЕВА. Видишь, Денис, какие бывают бабы? А ты забудь о нем. Вы вообще больше не увидитесь. Ты поняла меня?

Из кабинета выходит Извекова.

ИЗВЕКОВА. Так, что у вас тут происходит? Потише нельзя? Пыль до потолка.
КОРНЕЕВА. Зинаида Петровна, я вам сейчас такое расскажу.
ИЗВЕКОВА. Что тут еще случилось?
СВИБЛОВА. Зинаида Петровна, у меня роман с Денисом.
КОРНЕЕВА. Слышали, как она это называет? Роман. Да какой роман? Извращенка! Как только наглости хватает?
ИЗВЕКОВА. Спокойно, Наташа. Дай прийти в себя. То есть я правильно поняла, что Валентина и Денис…
СВИБЛОВА. Да, мы состояли в отношениях.
КОРНЕЕВА. В отношениях она состояла. Скажи уж как есть: совратила мальчика.
СВИБЛОВА. Да не совращала. Мы всего два месяца встречаемся. И вообще ему почти восемнадцать.
КОРНЕЕВА. Что ты мне этим возрастом тычешь? Ты про профессиональную этику слышала хоть что-нибудь? Или только сейчас узнала о ее существовании?
ИЗВЕКОВА. Да, коллеги. Скандал, конечно, выйдет грандиозный.
КОРНЕЕВА. Вот именно. Поэтому ей не место в нашем лицее. Это просто позорище какое-то! У меня слов просто нет.
ИЗВЕКОВА. А нам нужно это, Наташа? Сама подумай. Я, конечно, за то, чтобы не выносить сор из избы. Увольнять никого из-за этого не будем. Но я бы все-таки рекомендовала прекратить эти нездоровые отношения.
ДЕНИС. Почему нездоровые? Просто вы завидуете. У вас же никого нет и не было никогда.
КОРНЕЕВА. Денис!
ДЕНИС. Посмотрите в зеркало, Зинаида Петровна. Вы же на женщину не похожи. Вы даже выглядите, как мужик.
КОРНЕЕВА. Денис, закрой свой рот.
ДЕНИС. Сама закрой.
КОРНЕЕВА. Хватит хамить матери!
ИЗВЕКОВА. Заткнулись все! Тихо! Так, с этой ситуацией потом разберемся. У нас сейчас более важное дело. Забыли уже? А вообще, если подумать, то ничего страшного не произошло. Если это, конечно, не выйдет дальше этих стен.
КОРНЕЕВА. Конечно, вам этого не понять. Если б у вас были дети…
ИЗВЕКОВА. При чем тут это, Наташа? Вот к чему ты это сказала? Да, у меня нет детей. И у Валентины нет. И что? Мы что, хуже тебя? Или мы какие-то неполноценные, по-твоему?
КОРНЕЕВА. Извините, Зинаида Петровна. Нервная я сегодня. Хотела лечь пораньше.
СВИБЛОВА. Мы все сегодня нервные.
ИЗВЕКОВА. Я ему деньги предлагала.
КОРНЕЕВА. Да вы что? Прямо наличку?
ИЗВЕКОВА. Из сейфа достала все, что было.
КОРНЕЕВА. А он что?
ИЗВЕКОВА. Не взял.
КОРНЕЕВА. Какой дурак.
ИЗВЕКОВА. Я ему говорю, возьми. Живые деньги. Бабушке своей лекарства купишь. Ни отца, ни матери, на что надеешься? Это же как в лотерею выиграть. Один шанс в жизни. Кто тебе еще вот так миллион даст за одно слово?
КОРНЕЕВА. Да уж. Ладно нас не жалеет, но о бабке бы своей подумал. Кого мы воспитали, это же ужас какой-то. Моральные уроды. Ни жалости, ни сострадания.
ДЕНИС. А почему ему айфоны, деньги, а мне ничего? Кто мне айфон починит?
КОРНЕЕВА. Денис, мы на эту тему дома поговорим.
ДЕНИС. Не поговорим. Я не пойду домой.
КОРНЕЕВА. Это еще что за новости
ДЕНИС. Я к отцу переезжаю.
КОРНЕЕВА. Ой, рассмешил. Прям сидит и ждет.
ДЕНИС. Да, ждет.
ИЗВЕКОВА. Так, вы мне оба уже надоели со своими разборками семейными. Идите в коридор выяснять отношения. Голова от вас болит.
ДЕНИС. Счастливо оставаться, Валентина Юрьевна.

Денис выбегает за дверь.

КОРНЕЕВА. Извините, Зинаида Петровна. (Выходит за дверь.) Денис, ты куда побежал?

Дверь закрывается.

СВИБЛОВА. Ну слава богу. Я могу отнести ему воды?
ИЗВЕКОВА. Конечно, можешь. Да, и раз уж ты все равно туда зайдешь, может, тогда заодно уж... Может, поговоришь с ним более деликатно? Кто, если не ты?
СВИБЛОВА. Я уже не знаю, о чем с ним говорить. Он непробиваемый.
ИЗВЕКОВА. Ты хочешь сказать, что мы здесь зря должны проторчать всю ночь? То есть тебе наплевать на себя, на меня, на всех нас? Ты решила всех нас подставить? А ты понимаешь, что начнется, если всплывет вся эта история? Ты же не отмоешься до конца жизни. Ты никуда больше не устроишься. Даже в самую занюханную школу уборщицей не возьмут. Имей в виду, такие истории очень быстро разлетаются. От такой славы ты никуда не скроешься. Так что решать тебе, Валя.
СВИБЛОВА. Я поговорю с ним, Зинаида Петровна.
ИЗВЕКОВА. Вся надежда на тебя. Если что, я буду здесь. Ты можешь сама контролировать ситуацию и принимать решения. Мы не смогли найти подход к Филиппову. Зато теперь все в твоих руках. В конце концов, ты красивая женщина.

10

Свиблова заходит в кабинет, ставит стакан с водой на стол.

СВИБЛОВА. Обещала – сделала.
ФИЛИППОВ (выпивает воду). Спасибо.
СВИБЛОВА. Ну что ты решил, Андрей?
ФИЛИППОВ. Можете выгонять.
СВИБЛОВА. То есть ты нам не расскажешь, кто с тобой был?
ФИЛИППОВ. Я же говорю, можете выгонять.
СВИБЛОВА. Ну, во-первых, никто тебя отчислять не собирается.
ФИЛИППОВ. Я вам не верю.
СВИБЛОВА. Почему?
ФИЛИППОВ. Тогда зачем вам знать это? Если вы все равно наказывать никого не будете.
СВИБЛОВА. Кто сказал, что не будем? Выговор объявим. На педсовете пропесочим. А выгонять вас никто не собирается. Так что согласись, это будет справедливо, если твой товарищ тоже будет наказан. Почему ты сидишь здесь, а он десятый сон видит? Разве это правильно? Вы оба совершили проступок, значит, вы вместе должны нести ответственность. Все очень просто.
ФИЛИППОВ. Если не выгоняете, сам уйду. 
СВИБЛОВА. Уже подумал, чем заниматься будешь?
ФИЛИППОВ. Ничем.
СВИБЛОВА. А как твоя девушка на это посмотрит?
ФИЛИППОВ. У меня нет девушки.
СВИБЛОВА. Вот это да! Ты серьезно?
ФИЛИППОВ. Да, а что такого? Мне и так хорошо.
СВИБЛОВА. Дело твое, конечно. А ты когда-нибудь пробовал с девушкой?   
ФИЛИППОВ. Что именно?
СВИБЛОВА. Ну хоть что-нибудь.
ФИЛИППОВ. Целовался.
СВИБЛОВА. А что-то более серьезное?
ФИЛИППОВ. Была возможность по пьянке. Или за деньги. Но мне так неинтересно.
СВИБЛОВА. То есть ничего серьезного? Ну а тебе хоть нравится кто-то? Ну так чтобы хотелось встречаться, ухаживать.
ФИЛИППОВ. Нет.
СВИБЛОВА. Понятно. Но это ничего, дело наживное. У тебя еще все впереди.
ФИЛИППОВ. Я тоже так думаю.
СВИБЛОВА. А ты часто мастурбируешь?
ФИЛИППОВ. Нет, не очень.
СВИБЛОВА. Когда в последний раз?
ФИЛИППОВ. Не помню точно.
СВИБЛОВА. Тебе неловко об этом говорить?
ФИЛИППОВ. Мне все равно.
СВИБЛОВА. Тебе не кажется, что это мешает тебе найти девушку?
ФИЛИППОВ. Не кажется.
СВИБЛОВА. Ты испытываешься чувство стыда, когда делаешь это?
ФИЛИППОВ. Нет.
СВИБЛОВА. Хочешь, я тебе помогу?
ФИЛИППОВ. Не надо. Меня все устраивает.
СВИБЛОВА. Мы можем сделать это вместе.
ФИЛИППОВ. Вы о чем?
СВИБЛОВА. Ну не тупи, пожалуйста. Расслабься. Я сама все сделаю. Если хочешь, можешь потрогать мою грудь. Не надо расстегивать. Просто погладь. Сильнее, вторую тоже, у тебя же обе руки свободны. Вот так.
ФИЛИППОВ. Я хочу тебя. Давай на столе попробуем.
СВИБЛОВА. Ты охренел? Я тебе шлюха, что ли?
ФИЛИППОВ. Я скажу. Скажу то, что вам надо.
СВИБЛОВА. Конечно, скажешь. Только при всех, хорошо?

Филиппов кивает. 

11

Спортзал. Денис стоит на спортивной лестнице спиной к стене. В спортзал заходит Корнеева.

КОРНЕЕВА. Так и знала, что ты здесь. Что ты там делаешь? Слезай, пока не свалился.
ДЕНИС. Я не упаду.
КОРНЕЕВА. Так и будешь там висеть?
ДЕНИС. Захочу и буду.
КОРНЕЕВА. Я смотрю, слишком самостоятельный стал.
ДЕНИС. Да, стал.
КОРНЕЕВА. Так куда ты там собрался ехать?
ДЕНИС. Мам, а почему ты не сказала мне, что отец Лехи, ну то есть твой бывший муж, которого я считал отцом – это не мой отец?
КОРНЕЕВА. Подожди. Кто чей муж, кто чей отец? Я ничего не поняла.
ДЕНИС. Я знаю, что у меня другой отец. Из Питера.
КОРНЕЕВА. Что за чушь? Кто тебе это сказал?
ДЕНИС. Он сам мне написал во ВКонтакте.
КОРНЕЕВА. Денис, подожди, это очень серьезно. То есть тебе написал какой-то взрослый мужчина и говорит, что он твоей отец? И живет в Питере?
ДЕНИС. Да. А что такого?
КОРНЕЕВА. Скажи, а он в гости тебя приглашал?
ДЕНИС. Конечно. Он же отец, хочет меня увидеть. Обещал мне Питер показать.
КОРНЕЕВА. Денис, ты должен показать мне всю переписку.
ДЕНИС. Зачем?
КОРНЕЕВА. Я распечатаю и отнесу в полицию.
ДЕНИС. Какую еще полицию? Это мой отец.
КОРНЕЕВА. Это не отец.
ДЕНИС. А кто?
КОРНЕЕВА. Какой же ты глупый. С чего ты взял, что он говорит правду? Господи, да ты просто пропадешь без меня. Как можно верить совершенно незнакомому человеку? Да еще и в таких вопросах.
ДЕНИС. Нет, я, конечно, уважаю своего отца. Но если мой настоящий отец в Питере, я хочу увидеть его.
КОРНЕЕВА. Да никакой это не отец, что ты идиотом прикидываешься? Совсем ничего не понимаешь?
ДЕНИС. Если это какой-то чувак из интернета, тогда почему он бывал у нас дома?
КОРНЕЕВА. У нас дома? Когда? Господи, там сейчас Лешка один. Надо бежать домой.
ДЕНИС. Да успокойся, мам. Не надо никуда бежать. На старой квартире он был. Когда я еще не родился.
КОРНЕЕВА. Так, а как его зовут?
ДЕНИС. Игорь Палыч.
КОРНЕЕВА. А фамилия?
ДЕНИС. Бражников. Я проверял в интернете. Он профессор, учебники пишет. Никакой он не маньяк.
КОРНЕЕВА. Так, учти, ни в какой Питер ты не поедешь.
ДЕНИС. Поеду.
КОРНЕЕВА. А учиться кто будет?
ДЕНИС. Я не хочу здесь учиться.
КОРНЕЕВА. Ну-ка слезай, нам надо серьезно поговорить.
ДЕНИС. Я уже решил, что уезжаю.
КОРНЕЕВА. Да кто ты такой, чтобы решать? Я буду решать, где тебе учиться и жить. Смотри-ка, папаша объявился. Восемнадцать лет не знал о нем и вдруг на тебе – как снег на голову. А этот тоже хорош – попереписывался с каким-то чужим мужиком, и уже ни мать, ни отец не нужны.
ДЕНИС. Мам, а как так получилось?
КОРНЕЕВА. Какая разница? Давно это было.
ДЕНИС. Он сказал, что приезжал из Питера читать лекции в институт повышения квалификации, где ты работала.
КОРНЕЕВА. Ну и трепло. Что он еще рассказывал?
ДЕНИС. Он пишет, что так и не женился, детей тоже нет.
КОРНЕЕВА. То есть квартира в Питере может достаться тебе?
ДЕНИС. Не знаю.
КОРНЕЕВА. В общем так. На каникулы съездишь в Питер на недельку. Посмотришь, что да как. Но при условии, что нормально закончишь год.

12

Филиппов и Свиблова сидят на столе.

ФИЛИППОВ. Извините.
СВИБЛОВА. За что?
ФИЛИППОВ. Вы же забеременеть можете?
СВИБЛОВА. Дурачок, что ли?
ФИЛИППОВ. Что вы смеетесь?
СВИБЛОВА. Ты что, серьезно думаешь, что вот так раз и сразу беременеют?
ФИЛИППОВ. Я знаю, как дети получаются.
СВИБЛОВА. Учи биологию.

Свиблова открывает дверь, и входит Извекова.

ИЗВЕКОВА. Вы поговорили?
СВИБЛОВА. Да, очень откровенно.
ИЗВЕКОВА. Не сомневаюсь. И? Готовы меня порадовать?
СВИБЛОВА. Да. Андрей, говори.
ФИЛИППОВ. Денис.
ИЗВЕКОВА. Какой Денис?
ФИЛИППОВ. Ионин.
ИЗВЕКОВА. То есть ты хочешь сказать, что с тобой был сын Натальи Ивановны?
ФИЛИППОВ. Да.
ИЗВЕКОВА (достает телефон и нажимает на вызов). Уверен?
ФИЛИППОВ. Да. Он.
ИЗВЕКОВА (по телефону). Наталья Ивановна, вы где? Где? Хорошо, мы сейчас спустимся.

13

Извекова, Свиблова и Филиппов заходят в спортзал.

ИЗВЕКОВА. Денис, вот Филиппов Андрей говорит, что ты был с ним. Это правда?
ДЕНИС. Правда.
КОРНЕЕВА. Денис, ну ты же смотришь мне в глаза и нагло врешь.
ДЕНИС. Мам, извини. Я там был.
КОРНЕЕВА. Ладно, допустим. Зачем ты туда пошел? Это Филиппов тебя позвал?
ДЕНИС. Нет. Мы там уже встретились. Ну и держались вместе какое-то время.
ИЗВЕКОВА. Ребята, ну молодцы, что сознались. Вот видите, ничего страшного не произошло. Никто вам ничего не сделал. Подождите нас пока в раздевалке. Мы сейчас кое-что обсудим и все поедем домой.

14

Раздевалка. Филиппов ест пиццу и запивает колой.  

ФИЛИППОВ. Бери пиццу.
ДЕНИС. Не хочу. Дома пожрал.
ФИЛИППОВ. Да ладно бери, я столько не съем.
ДЕНИС. Ладно, попробую.
ФИЛИППОВ. Ну как?
ДЕНИС. Фу, с перцем, что ли?
ФИЛИППОВ. Да, а что?
ДЕНИС. Тогда мне нельзя.
ФИЛИППОВ. Почему?
ДЕНИС. У меня аллергия на перец.
ФИЛИППОВ. Да ладно ешь, ничего не будет.
ДЕНИС. Еще как будет. Зуд, сыпь, может даже анафилактический шок.
ФИЛИППОВ. А что это?
ДЕНИС. Короче, можно запросто отъехать.
ФИЛИППОВ. От болгарского перца?
ДЕНИС. Ага.
ФИЛИППОВ. Да ладно? Я и не знал, что так бывает. Охренеть. Какой-то болгарский перец может человека убить. Это ж можно все страны завоевать. Только сначала надо заразить весь мир этой аллергией, как ковидом. А потом херачить всех перцами с беспилотников.
ДЕНИС. Андрюх, ты извини. Я как мудак себя вел. Там, в кабинете.
ФИЛИППОВ. Пацан есть знакомый. Может стекло на айфоне поменять. Недорого берет. Я попрошу бесплатно. Я дам тебе его номер.
ДЕНИС. Ладно, позвоню.
ФИЛИППОВ. Скажи, что от Дрона.
ДЕНИС. А че бесплатно? У меня есть деньги.
ФИЛИППОВ. Не надо. Он все равно мне должен.
ДЕНИС. Спасибо.
ФИЛИППОВ. Не за что. Я ж специально его разбил.
ДЕНИС. Я знаю.
ФИЛИППОВ. Так что забудь. А зачем ты наврал им?
ДЕНИС. Я тоже тебе помочь хочу.
ФИЛИППОВ. А тебе это зачем? У матери твоей проблемы будут.
ДЕНИС. Ну и пусть. Я тоже хочу свалить отсюда. А по-другому она мне не разрешит.
ФИЛИППОВ. Зачем? Год остался.
ДЕНИС. Мне так самому легче будет уйти. Мать испугается, что ее уволят. И я спокойно заберу документы. А тебя здесь сожрут живьем, если останешься.
ФИЛИППОВ. Меня сожрут. А тебя отмажут.
ДЕНИС. А мне насрать. Все равно не хочу. Из-за матери. Видеть ее не хочу. Достала. Это нельзя, то нельзя.
ФИЛИППОВ. Но ты же все равно с ней будешь жить.
ДЕНИС. Не буду. Я в Питер уеду.
ФИЛИППОВ. Почему в Питер?
ДЕНИС. У меня отец там. Поеду, поступлю куда-нибудь. Отец поможет на первое время.
ФИЛИППОВ. Везет тебе.
ДЕНИС. А у тебя есть отец?
ФИЛИППОВ. Умер. Я поэтому и поступил сюда. По квоте.
ДЕНИС. Понятно. А я думал, как ты сюда попал? Вроде не богатый, не блатной.
ФИЛИППОВ. Мало нас таких.
ДЕНИС. А поехали вместе в Питер. Видел, как там красиво? Там все другое. Люди культурные, не то, что у нас. И море недалеко. Москва рядом. Да что там Москва? Финляндия рядом. Там вообще другой мир, понимаешь?
ФИЛИППОВ. А твой отец не против, чтобы я тоже у него жил?
ДЕНИС. Нет, конечно. У него квартира шикарная на Лиговском. Четыре комнаты, прикинь. Всем места хватит.
ФИЛИППОВ. А я нигде не был. Даже в Москве.
ДЕНИС. Значит, едем в Питер?
ФИЛИППОВ. А там девчонки красивые?
ДЕНИС. Еще какие. Я же там был. Бывало, выйдем с отцом на Невский и идем в сторону Эрмитажа. А навстречу девчонки. Одна лучше другой.
ФИЛИППОВ. А я Вальку только что в кабинете на столе трахнул.
ДЕНИС. Че ты врешь?
ФИЛИППОВ. Не вру. Она сама предложила. Если скажешь, говорит, кто это был, тогда дам тебе. Делай со мной, что хочешь, так и говорит. Ну я и подумал про тебя. Думал, сейчас такое начнется. Напрягся весь, бежать собрался. А ты красавчик, все красиво сделал. Будет нам восемнадцать, в ресторан тебя свожу. Напьемся, а потом скажу тебе, кто это был. Сам ни за что не догадаешься. Ты просто не поверишь. Никогда в жизни…
ДЕНИС. Ты извини, я наврал про Питер. Не был я там. И отец у меня здесь живет. Таксистом работает.

15

Туалет. Извекова, Корнеева и Свиблова курят.

ИЗВЕКОВА. Ну и как ты собираешься отмазывать Дениса?
КОРНЕЕВА. А что тут думать? Можно сейчас выбрать кого-то, а потом подбросим ему сигареты или водку. И поставим условие: или уйдешь по-тихому, или со скандалом.
ИЗВЕКОВА. У тебя кто-то есть на примете?
КОРНЕЕВА. Ну, например, Давыдов.
ИЗВЕКОВА. А кто у него родители?
КОРНЕЕВА. Работяги. Отец вахтами работает, мать в «Пятерочке» продавцом.
ИЗВЕКОВА. Наталья, мы же не знаем, какие у них связи, какие родственники. Может, у них какой-нибудь знакомый в органах работает?
КОРНЕЕВА. Да вряд ли.
ИЗВЕКОВА. Почему? Город маленький, все друг друга знают.
КОРНЕЕВА. А что вы предлагаете? Оставить все как есть?
ИЗВЕКОВА. Подожди, у вас же с Денисом фамилии разные. Никто и не догадается, что он твой сын. А насчет учебы не переживай, я помогу устроить его в другую школу.
КОРНЕЕВА. В какую еще другую школу? А меня и эта устраивает.
ИЗВЕКОВА. Наташа, давай без эмоций. Так будет лучше для всех.
КОРНЕЕВА. Для кого лучше? Для нас? Можно подумать, вы за нас переживаете. А вы знаете, Валентина Юрьевна, что Зинаида Петровна у нас в министры метит?
СВИБЛОВА. Первый раз слышу.
КОРНЕЕВА. Думаешь, она за нас переживает? За ее министерский пост мы тут жопу рвем. Правда, Зинаида Петровна?
ИЗВЕКОВА. Наташ, я все понимаю, но давай уже закончим на этом. Тем более Лешка твой у нас останется. Ну а Денис другую школу закончит. В чем проблема? Всем надо домой. Все хотят поспать хоть немного.
КОРНЕЕВА. Я хочу, чтобы вы знали: я буду бороться за сына до конца. Я не позволю его отчислить. И что вы мне сделаете?
ИЗВЕКОВА. Что сделаю? Да хотя бы выложу в интернет видео, где вы с Максимом Сергеичем пьяные танцуете. Хорошо танцуете, его жене должно понравиться.
КОРНЕЕВА. Когда это я с ним танцевала?
ИЗВЕКОВА. На новогоднем корпоративе. Забыла уже? Хорошо, что не удалила. Как знала, что пригодится.
КОРНЕЕВА. А если я все расскажу? Особенно про храм надувной. На эти деньги можно было два кирпичных построить. С золотыми куполами.
ИЗВЕКОВА. Ты святой храм не трогай своими грязными руками. Можно подумать, тебе ничего не перепадает.
КОРНЕЕВА. И про вашего племянника расскажу, Зинаида Петровна. Про бандюка этого с купленной диссертацией. Он же у нас тут замом по патриотическому воспитанию числится и зарплату с премиями получает. Вот только на работе годами не появляется. И все это знают. Все видят, но молчат. А я не буду.
ИЗВЕКОВА. Так, милая моя, ты мне Серегу не трогай, он в городе человек авторитетный. И мне он как сын. Я за него убью любого. И только попробуй свой рот открыть. Это может плохо для тебя закончится. Я не шучу.
СВИБЛОВА. Коллеги, я вас прошу, давайте не ссориться.
КОРНЕЕВА. Валентина, вызывайте полицию. Это угроза убийством. Хорошо, что диктофон включила. Что, попробуете отобрать? Я еще про ваши патриотические организации расскажу, которых вы с племянником наштамповали. Красивые названия, но только на бумаге. Зато денежки вполне себе настоящие выделяются, аж хрустят.
ИЗВЕКОВА. Ладно, успокойся. Давай подумаем еще раз насчет этого Давыдова.

Появляется Денис с синяком под глазом и разбитой бровью.

КОРНЕЕВА. Денис, что случилось?
ДЕНИС. Ничего.
КОРНЕЕВА. Вы что, подрались?
ДЕНИС. Я ему тоже врезал.
КОРНЕЕВА. Молодец. Мужик. Уважаю.
СВИБЛОВА. С ним все в порядке?
ДЕНИС. А ты давай, беги к нему.
СВИБЛОВА. И побегу. Он в порядке?
ДЕНИС. Он вас всех просто поимел. Он же вам неправду сказал. Это не я был.
ИЗВЕКОВА. Денис, а что тогда это было?
КОРНЕЕВА. Так, сын, я что-то не пойму. Ты сегодня экзамен по вранью сдаешь?
СВИБЛОВА. Денис, а где ты был в этот день?
ИЗВЕКОВА. Да, хотелось бы знать.
ДЕНИС. Вы мне не верите, что ли?
КОРНЕЕВА. А ты сам как думаешь?

Денис достает айфон.

ДЕНИС. Смотрите.
ИЗВЕКОВА. Что это?
ДЕНИС. Гугл трекинг. В субботу. Видите, я по району гулял? Никуда в центр не выезжал.
ИЗВЕКОВА. И что нам теперь делать? Опять все по новой? Мы столько времени из-за тебя потеряли.
ДЕНИС. Можно я домой пойду?
КОРНЕЕВА. Нет. Лешку разбудишь. Вон, на матах ложись и спи. Скоро уже вставать.
СВИБЛОВА. Извините, я ухожу.
ИЗВЕКОВА. Валя, что за разговоры? Дело сделаем и пойдем. Мы все хотим отдыхать.
СВИБЛОВА. Вы не поняли, я совсем ухожу.
ИЗВЕКОВА. Подожди. То есть вот все бросаешь на пол пути? Карьера, диссертация? Нет, подожди, успокойся.
СВИБЛОВА. Какая же вы мразь, Зинаида Петровна.
КОРНЕЕВА. Ты на себя посмотри, сучка.
СВИБЛОВА. А от тебя вообще тошнит.
ИЗВЕКОВА. Ты все сказала, Валя?
СВИБЛОВА. Денис, а ты забудь, где я живу. И не звони мне. Пошли вы все на хер. Теперь все сказала.

16

Раздевалка. Входит Извекова, в руке – папка с документами.

ИЗВЕКОВА. Андрей, послушай меня внимательно. Тебе меньше, чем через год, исполнится восемнадцать. Времени осталось мало. К сожалению, у тебя, кроме бабушки, никого не осталось. Но она же не вечная, сам понимаешь.
ФИЛИППОВ. У меня еще тетка есть.
ИЗВЕКОВА. Это хорошо, но тетка – это не мать. У нее свои дети есть, правильно?
ФИЛИППОВ. Трое.
ИЗВЕКОВА. Вот видишь? Тебе надо подумать о том, как жить дальше. Ты уже думал, куда будешь поступать?
ФИЛИППОВ. Куда-нибудь в Питер.
ИЗВЕКОВА. А кто тебе жилье будет снимать? Кто кормить тебя будет?
ФИЛИППОВ. Сам себя буду содержать.
ИЗВЕКОВА. Ну вот видишь, ты еще совсем ребенок. Жизни не знаешь. Это только на словах все просто получается. А на самом деле сейчас без денег никуда. А у тебя их нет. Ты на что надеешься?
ФИЛИППОВ. Что вы хотите от меня?
ИЗВЕКОВА. Знаешь, я всегда считала тебя умным и талантливым парнем. Ты всегда выделялся из толпы. С самого начала, как только ты пришел, я начала к тебе присматриваться. Сразу поняла, что у тебя потенциал огромный. Ты на многое способен. Решила для себя, что надо тянуть парня. Помогать, поощрять. Может кто-то и старается изо всех сил, а выше тройки все равно не тянет. А ты же все на лету схватываешь. То, на что другим месяц нужен, ты за неделю можешь усвоить. А потом, когда все это случилось, тебя как будто подменили. Успеваемость, поведение… все хуже и хуже. Покатился вниз и вот докатился. Нет, мы тоже виноваты. Не уследили, пустили на самотек. Но еще не поздно все исправить.
ФИЛИППОВ. Как исправить?
ИЗВЕКОВА. Андрей, сегодня ты можешь сделать выбор, который определит всю твою жизнь. Прости за пафос, но это так. Когда все это случилось с твоей мамой, я очень близко к сердцу приняла твою боль. И я вдруг подумала…
ФИЛИППОВ. Почему вы замолчали?
ИЗВЕКОВА. Извини, волнуюсь, прямо как на экзамене. Андрей, ты же по возрасту вполне мог бы быть моим сыном.
ФИЛИППОВ. Вы меня хотите усыновить, я правильно понял?
ИЗВЕКОВА. Да, ты все правильно понял.
ФИЛИППОВ. Ну вы даете. Делать вам больше нечего?
ИЗВЕКОВА. Ты пойми, это шанс для нас обоих. Каждый из нас мог бы обрести семью. И эта мысль стала навязчивой идеей для меня. Я ночами не спала. Поручила юристу навести справки, собрать документы. Вот, посмотри. (Открывает папку.)
ФИЛИППОВ. Это что?
ИЗВЕКОВА. Андрей, это документы на твое усыновление. Юристы уже все подготовили, необходимо только твое согласие и еще кое-какие юридические формальности. Главное – успеть до восемнадцати лет.
ФИЛИППОВ. Какие еще юристы? А почему вы меня не спросили?
ИЗВЕКОВА. А как ты себе это представляешь? Вызвать к себе в кабинет и спросить, а не хочешь ли ты быть усыновленным? Я же не могла так сказать. Подбирала нужные слова. Искала подходящий момент. И вот дождалась. Всегда так в жизни. Когда слишком долго выбираешь подходящий момент, то приходится все делать именно в самое неподходящее время. И в самой худшей ситуации, какую только можно вообразить.
ФИЛИППОВ. А почему вы замуж не вышли?
ИЗВЕКОВА. Что значит «почему»? Не вышла и все. Так получилось. Я ведь всю жизнь отличницей была. С первого класса. Всю жизнь чего-то кому-то доказывала. Золотая медаль, красный диплом, кандидатская, докторская. А сейчас смотрю на свою жизнь. Господи, зачем, для кого, ради чего? Я только сейчас понимаю, что жила так, как будто кто-то там наверху сидит и нам оценки ставит. Извекова, пять. Извекова, отлично. Вот так всю жизнь и слушала этот воображаемый голос. И больше всего на свете боялась услышать «Извекова, два». Знаешь, я даже не любила никого. И меня никто не любил. Оказывается, не всем в этом мире суждено встретить любовь. Когда была молодая, сильно переживала по этому поводу…  А сейчас я знаю, что это нормально. Да и вообще: любовь – это какой-то вселенский обман. Сегодня люблю и жить не могу, а завтра уже с другим или с другой, а тебя как будто и не было. Хоть убей себя, ему уже все равно, есть ты или нет тебя. Никаких последствий, никакой ответственности. Сегодня тебя люблю, а завтра вон того мужика в синем свитере. А где же тогда вся эта любовь? Где? В черепной коробке? Или какие-то гормоны в кровь выбрасываются?  Или трение тел друг об друга? Это и есть ваша любовь? Да ну, глупости какие-то.
ФИЛИППОВ. А я вам зачем после всего этого?
ИЗВЕКОВА. Я бы заботилась о тебе. Пристроила бы в хороший институт. Хочешь в Питер, хочешь в Москву. Любой институт на выбор. Квартиру бы тебе сняла, деньги бы высылала. Ты бы ни в чем не нуждался. Ты только обратно не возвращайся, там устраивайся. Я всегда помогу. А здесь у тебя будущего нет.
ФИЛИППОВ. Я согласен.
ИЗВЕКОВА. Ты хорошо подумал? Ты точно не против?
ФИЛИППОВ. Да, я согласен. Надо быть дураком, чтобы отказаться.
ИЗВЕКОВА. Ты не представляешь, что у меня сейчас внутри творится.
ФИЛИППОВ. И что теперь?
ИЗВЕКОВА. Все по плану. Завтра после обеда юрист приедет. И начнем все оформлять. А сейчас я жду от тебя фамилию.
ФИЛИППОВ. Какую фамилию?
ИЗВЕКОВА. Ту самую.
ФИЛИППОВ. А я вам ничего не скажу.
ИЗВЕКОВА. Как это не скажешь? А для чего я тут перед тобой всю душу выворачиваю?
ФИЛИППОВ. А вы разве не усыновите меня, если я откажусь говорить?
ИЗВЕКОВА. Филиппов, я устала. С меня хватит. Придет время, и ты пожалеешь об этом.
ФИЛИППОВ. Это вы пожалеете.

17

Спортзал. Извекова рвет и разбрасывает по сторонам документы из папки. Затем она дает Корнеевой лист бумаги.

КОРНЕЕВА. Это что?
ИЗВЕКОВА. Заявление об увольнении.
КОРНЕЕВА. По собственному?
ИЗВЕКОВА. Завтра утром приказ сделаем. Максим подпишет как и.о. директора.
КОРНЕЕВА. Каким числом?
ИЗВЕКОВА. Число не ставь.

Корнеева достает из сумочки газовый баллончик.

КОРНЕЕВА. Я один раз в лифте с незнакомым мужиком ехала. Он начал приставать, ну и я баллончик достала. И как брызну ему в морду.
ИЗВЕКОВА. Когда это было? Ты не рассказывала.
КОРНЕЕВА. Там такое началось. У этого мужика глаза слезятся, он задыхается. Но мы же в лифте. Значит и у меня то же самое. Я чуть не задохнулась, пока мы на двенадцатый этаж доехали.
ИЗВЕКОВА. И? Это ты к чему?
КОРНЕЕВА. А к тому, что такой баллончик превращает замкнутое пространство в газовую камеру.
ИЗВЕКОВА. Я что-то не пойму, ты убить его решила?
КОРНЕЕВА. Ну что вы? Концентрация опасных веществ здесь не высокая. Обычный перец и газ цэ эс.
ИЗВЕКОВА. Какой еще газ?
КОРНЕЕВА. Хлорбензальмалонодинитрил. В малых дозах жизни и здоровью не угрожает.
ИЗВЕКОВА. Ты уверена?
КОРНЕЕВА. А что? Мы же ничем не рискуем. Даже если что-то случится…
ИЗВЕКОВА. А что может случиться?
КОРНЕЕВА. Ожог глаз, кожи или дыхательных путей. Ну это в крайнем случае. Скорее всего, до этого не дойдет. Вы не представляете, как невозможный запах стоит. Дышать невозможно, глаза щиплет, в таком помещении невозможно находиться. Он сразу выбежит.
ИЗВЕКОВА. По-моему, это уже перебор.
КОРНЕЕВА. Зинаида Петровна, ну пожалуйста. Под мою ответственность.
ИЗВЕКОВА. Это точно не опасно?
КОРНЕЕВА. Не опасно ни капельки. Зато благодаря этой штуке через три минуты наша задача будет решена. Как я сразу не подумала?

Денис украдкой снимает их на айфон.

КОРНЕЕВА. А ты что делаешь?
ДЕНИС. Ничего.
КОРНЕЕВА. Что, говорю, делаешь?
ДЕНИС. Ничего я не делаю.
КОРНЕЕВА. Что делаешь, а?
ДЕНИС. Ничего не делаю.
КОРНЕЕВА. Телефон сюда. Быстро, я сказала!
ИЗВЕКОВА. Денис, послушай меня…
КОРНЕЕВА. Не надо, Зинаида Петровна. Я сама.
ДЕНИС. Я закричу сейчас.
КОРНЕЕВА. И? Дальше что?
ДЕНИС. Охрана прибежит.
КОРНЕЕВА. Я тебе закричу. Я так тебе закричу. Ты зачем нас снимал, гаденыш, а? Куда выложить хотел? Отвечай! Зачем снимал?
ДЕНИС. Я не снимал.
КОРНЕЕВА. Дай айфон сюда.
ДЕНИС. Не дам.

Корнеева пытается вырвать у Дениса айфон, несколько раз бьет его своей сумкой. Денис ложится на пол и зажимает айфон в руках. 

КОРНЕЕВА. Помогите мне. Руки надо разжать.

Извекова подбегает к Денису, пытается разжать его руки. Корнеева выхватывает айфон и бьет Дениса сумкой.

ИЗВЕКОВА. Хватит, Наташ, сколько можно?
КОРНЕЕВА. Все нервы мне вымотал. И еще этот партизан. Как они меня все достали. Ненавижу. Идиоты. Придурки. Дебилы конченые. Ладно, на себя вам насрать, но мы-то здесь при чем?

Корнеева открывает дверь в раздевалку

КОРНЕЕВА. Филиппов, еще не спишь? Слушай сюда. Сейчас тебе будет плохо, потом очень плохо. Но когда будет совсем невмоготу, просто постучи в дверь. Это же так просто. Взять и постучать. И мы тебе откроем. Пароль тебе известен. Одно слово. Ты его знаешь. Удачи, Филиппов.

Слышен звук разбрызгиваемого аэрозоля. 
Корнеева выходит и закрывает дверь.

ИЗВЕКОВА. Ты точно не переборщила? Зачем так много? Весь баллон выпустила?
КОРНЕЕВА. Да нет, не весь. Он же неполный был. Меньше половины.
ИЗВЕКОВА. А, может, больше половины?
КОРНЕЕВА. Совсем чуть-чуть.
ИЗВЕКОВА. Что он там делает? Ничего не слышно.
КОРНЕЕВА. Надо подождать. Сразу может не подействовать.
ИЗВЕКОВА. Может, посмотрим?
КОРНЕЕВА. Не надо.
ИЗВЕКОВА. Нет, мне это все не нравится. А если ему плохо станет?
КОРНЕЕВА. Через полчаса отойдет. Ничего страшного. А если даже и что-то случится…
ИЗВЕКОВА. Что, например?
КОРНЕЕВА. Глаза сожжет с носоглоткой. Или кожу.
ИЗВЕКОВА. Сожжет?
КОРНЕЕВА. Да вряд ли, это я так. Но даже если… Кому поверят – нам или ему? Скажем, что нашли с пакетом на голове. Сам надышался какой-то дряни. Захотел кайфануть. Все логично и правдоподобно. А вот его версия будет полным бредом. Кто ему поверит? Никто. И даже если он сдохнет…
ИЗВЕКОВА. Сдохнет? Ты же говорила, что…
КОРНЕЕВА. Нет, нет, это только теоретически.
ИЗВЕКОВА. Надо посмотреть.
КОРНЕЕВА. Мы тут сами задохнемся. Подождать надо.
ИЗВЕКОВА. Чего ждать? Когда он задохнется?
КОРНЕЕВА. Это обычный перец, как вы не понимаете? И совсем чуть-чуть газа. Если бы это было так опасно, это нельзя было бы купить.
ИЗВЕКОВА. Все, Наташа, надо открывать. Не нравится мне все это.

Извекова приоткрывает дверь.

ИЗВЕКОВА. Филиппов! Филиппов, ты где?

Извекова прикрывает дверь.

ИЗВЕКОВА. Кошмар какой. Глаза режет.
КОРНЕЕВА. Я же говорила.
ИЗВЕКОВА. Мне плевать, что ты говорила. Делать что будем?
КОРНЕЕВА. А что вы кричите на меня?
ДЕНИС. Вы че делаете, суки?

Денис резко вскакивает с пола, отталкивает Извекову, открывает дверь и вбегает в раздевалку.

КОРНЕЕВА. Денис, стой! Тебе нельзя этим дышать.

Извекова закрывает дверь.

КОРНЕЕВА. Откройте дверь.
ИЗВЕКОВА. Дышать невозможно. Он постучит.
КОРНЕЕВА. Да пошла ты.

Корнеева отталкивает Извекову и вбегает в раздевалку.

ИЗВЕКОВА (закрывает дверь). Глаза слезятся, Наташ. Не вижу ничего.

Извекова берет лист бумаги и пишет на нем: 
«№ 1 Андрей Филиппов».
Пишет на нем «№2», на пару секунд задумывается, кладет ручку, разминает руку, берет ручку и пишет: «Денис Ионин».

КОРНЕЕВА. Помогите мне вытащить его.
ИЗВЕКОВА. Давай, за руки держи.
КОРНЕЕВА. Осторожно, голова. Надо его на спину перевернуть.
ИЗВЕКОВА. Не теряй время. А вдруг его вырвет? Захлебнется.
КОРНЕЕВА. Я поняла. Еще немного поднажмем.
ИЗВЕКОВА. Давай в коридор его, поближе к окну. Пока займись им. Я пойду Филиппова проверю.
КОРНЕЕВА. Хорошо, я справлюсь.

Извекова заглядывает в раздевалку.

ИЗВЕКОВА. Филиппов! Где ж ты, мать твою? Какой кошмар, зайти невозможно. Говорила же, не надо весь баллончик.

В коридоре слышен жуткий крик. Филиппов забегает в раздевалку. Он выносит на руках Дениса. В дверях появляется Корнеева.

КОРНЕЕВА. Тебе помочь?
ФИЛИППОВ. Сам донесу.
ИЗВЕКОВА. Быстрее на улицу. Ему нужен воздух.

18

Кабинет директора. На стене висят дипломы, сертификаты, почетные грамоты. На шкафу и подоконнике стоят комнатные цветы.
Извекова сидит в своем кресле. Рядом за столом сидит Филиппов с диктофоном. Он повзрослел, отрастил волосы и бороду. А Зинаида Петровна не изменилась.

ИЗВЕКОВА. Ну что вам еще рассказать. Мы успешно сочетаем дистанционные и традиционные методы обучения. Кроме того, мы всячески развиваем естественнонаучное направление и недавно приобрели надувной планетарий.
ФИЛИППОВ. Я слышал, что раньше у вас были кадетские классы.
ИЗВЕКОВА. Да, это правда.
ФИЛИППОВ. Вы не жалеете, что закрыли их?
ИЗВЕКОВА. Вы знаете, а о чем, собственно, жалеть? Когда все ходят в одинаковой форме, с одинаковыми бритыми затылками, это очень скучно. И даже немного опасно.
ФИЛИППОВ. В каком смысле?
ИЗВЕКОВА. Здесь мы можем уйти в философские дебри, а кому они интересны? Поэтому давайте закончим интервью. Когда оно будет опубликовано на портале?
ФИЛИППОВ. Завтра утром. Я пришлю вам ссылочку на электронную почту.
ИЗВЕКОВА. Спасибо, вы очень любезны.
ФИЛИППОВ. И вам спасибо. Вы очень интересный собеседник.
ИЗВЕКОВА. Георгий, а мы с вами нигде раньше не встречались? Извините, у меня часто бывает, когда лицо кажется знакомым. Это профессиональное. Я в школе почти сорок лет работаю. Знаете, сколько народу у меня отучилось? Везде своих учеников встречаю. Бывает, здоровается человек на улице, а ты и не помнишь, кто это.
ФИЛИППОВ. А Филиппов Андрей у вас учился?
ИЗВЕКОВА. Филиппов? Так сразу не вспомню. Нет, может, и был такой. Но я не уверена. А он чем-то знаменит? Или это ваш знакомый?
ФИЛИППОВ. Как же так? Вы же его даже усыновить хотели.
ИЗВЕКОВА. Что? С чего вы взяли? Это какая-то ошибка. Или вы не… Филиппов, ты?
ФИЛИППОВ. Я.
ИЗВЕКОВА. Молодец. Не пропал. Делом занимаешься. Я рада за тебя. Не женился еще?
ФИЛИППОВ. Я еще хотел пару вопросов задать.
ИЗВЕКОВА. Слушай, ты извини, мне сейчас надо в министерство на совещание.
ФИЛИППОВ. В конце рабочего дня?
ИЗВЕКОВА. У них это в порядке вещей.
ФИЛИППОВ. Я на машине. Могу подвезти вас.
ИЗВЕКОВА. Ну вот еще, бензин на меня тратить. Ладно, я готова уделить еще пять-десять минут.
ФИЛИППОВ. Помните, вы мне миллион рублей предлагали? Он мне очень нужен.
ИЗВЕКОВА. Ну что я могу сказать тебе? Когда предлагала, тогда и надо было брать. И с чего ты взял, что он у меня есть?
ФИЛИППОВ. Бабушка умерла полгода назад. Хочу продать дом и в Питер уехать.
ИЗВЕКОВА. Насовсем?
ФИЛИППОВ. Да. Без миллиона никак. Совсем никак.
ИЗВЕКОВА. То есть я так понимаю, что…
ФИЛИППОВ. Да, вы все правильно понимаете.

Извекова открывает сейф, достает оттуда черный пакет и отдает Филиппову.

ИЗВЕКОВА. Я знала, что ты придешь. Рано или поздно. Я очень рада тебя видеть.

Филиппов заглядывает в пакет, а потом прячет его в рюкзак.

ФИЛИППОВ. А я-то как рад.
ИЗВЕКОВА. Извини, конечно, что спрашиваю об этом. Но кто это все-таки был?
ФИЛИППОВ. А зачем вам это? Какая сейчас разница?
ИЗВЕКОВА. Ну как ты не понимаешь? Мне интересно, тот ли это человек, на которого я тогда подумала? А что тебя смущает? Это уже ничего не значит. Скажи, не вредничай. Ты не представляешь, как я с ума сходила последние годы. Злая была, как бешеная собака. В каждом ученике видела врага и предателя. И даже среди педагогов. Такая текучка началась. Я им выбора не оставила: или уходить, или мне жопу лизать. И я тебе скажу, немало людей предпочитало лизать.
ФИЛИППОВ. Понимаю вас. Но не скажу.
ИЗВЕКОВА. Почему? Ну что тебе это стоит? Ты разве не понимаешь, что из-за него все это случилось? Так я хочу знать, кто спрятался за чужой спиной.
ФИЛИППОВ. Если бы я знал, что так все произойдет, я бы назвал его. Сразу бы сказал. А сейчас не вижу смысла. Если бы это могло что-то исправить, то сказал бы. А сейчас нет. Время прошло.
ИЗВЕКОВА. Ну что ж, мне надо ехать.
ФИЛИППОВ. Зинаида Петровна, мы с вами больше не увидимся. Можно последний вопрос?
ИЗВЕКОВА. Ну если последний, то можно.
ФИЛИППОВ. Вы раскаиваетесь в том, что вы сделали?

Извекова судорожно ищет в карманах сигареты, забыв, что бросила курить пару лет назад. 
Она пододвигает к себе горшок с цветком, рвет листья и жрет их.                       
Жрет и не может остановиться. 
Жрет так, как будто никогда до этого не видела еды.

2020 г.
Москва







_________________________________________

Об авторе:  ОЛЕГ МАСЛОВ 

Оренбургский литератор, в 2003 году выпустил сборник рассказов, в том же году участвовал в совещании молодых писателей в Тюменской области (семинар В. П. Крапивина), был принят в Союз российских писателей. Публиковался в региональных литературных альманахах и периодике. Получив высшее экономическое образование, по специальности почти не работал, был журналистом-фрилансером, копирайтером, работал и в других творческих сферах. В 2010-2011 г. учился в Школе кино при Высшей школе экономики (мастерская игрового кино А. Фенченко и Н. Хомерики). После обучения вернулся в Оренбург и занимался независимым кино, снял как режиссер несколько игровых и документальных фильмов. Участник и лауреат международных кинофестивалей, член Гильдии неигрового кино и ТВ. С 2017 года живет в Москве. В 2020 г. обучался в онлайн-мастерской драматургии Д. Данилова в Creative Writing School. Пьеса «Бешеный хворост» вошла в шорт-лист фестиваля молодой драматургии «Любимовка» в 2021 году, где была впервые представлена в виде театральной читки. 10 сентября 2021 года состоялась премьера этой пьесы в театре «Школа современной пьесы» (режиссер - И. Райхельгауз).скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
358
Опубликовано 30 окт 2021

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ