ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 219 июнь 2024 г.
» » Наталия Самойлова. ЛУ, ЛУЧШАЯ В МИРЕ ПИЦЦА И РОБОТ ЛЕОНИД

Наталия Самойлова. ЛУ, ЛУЧШАЯ В МИРЕ ПИЦЦА И РОБОТ ЛЕОНИД

Редактор: Марина Яуре


(рассказ)



Дождь все не прекращался.
Лу посмотрела на телефон – до самолета девять часов. Столько всего можно успеть. Например, найти себе мужчину на сайте знакомств. Или бросить все и поспать хотя бы часа три. Или сказать родителям, что заболела, и поспать подольше.
Был вечер пятницы. В офисе кроме нее – никого.
– Что же делать? – спросила Лу вслух, задумчиво взглянув на робота.
Леонид был все такой же красивый – недаром в Казани получил утешительный приз, как самый красивый робот. И молчаливый – речевой модуль она ему вынула еще утром.
Идея с поехать роботом на свадьбу сестры появилась у Лу прошлым вечером. Не от вдохновения, нет. Скорее, от отчаяния. Родители, особенно мама, совсем ее замучили. В каждом сообщении повторяли, какой позор, что она будет на свадьбе Анны без кавалера. Анна ведь на три года младше Лу!
А Леонид, как кавалер, и правда был хорош. Красивый, высокий, голос приятный. Ходил почти ровно. Умел есть вилкой и ножом, еду правда надо было потом извлекать из специального отсека.
Его разрабатывали как компаньона для пожилых людей.
Но вот руки! Лу обратила на них внимание, когда уже готовила робота к транспортировке. Руки у него пока были не очень реалистичные, особенно мелкая моторика. А если отец по рукопожатию поймет, что Леонид – не настоящий? Вот это точно будет позор.
Лу уже совсем решила написать, что заболела, но увидела в чате сообщения от Феди. Он тоже, оказывается, был в офисе.
– Надо попробовать. Да, Леонид?
Робот снова промолчал.

***
Федя сидел за своим терминалом. Лу набрала в грудь побольше воздуха и сказала:
– Привет.
– Привет, – ответил Федя.
Если он и удивился ей, то виду не подал.
– Помоги мне, пожалуйста. Тут такое дело. Я хочу взять Леонида на свадьбу сестры. Он будет как бы моим парнем. Для родителей.
Федя кивнул. Вряд ли он понял все, но, видно, решил не подавать виду.
– Короче, это неважно. Ты можешь мне сказать, с его рукой все нормально?
– С рукой?
– Ну да. В плане мелкой моторики и рукопожатий.
– А почему я тебе нужен?
– Я в рукопожатиях не разбираюсь. Это ваша … мужская гендерная социализация.
И Федя согласился. Пошел с Лу в ее мастерскую, пожал Леониду правую руку, потом левую.
– Да, рукопожатие мне не нравится. Надо переписать здесь программу.
– И с кожей что-то не то, да? – спросила Лу. – Она вся как на подушечках. Я подумала, может, долю полистирола в смеси надо увеличить?
– Нет, дело не в коже. Дело в том, как натянуто. Ты ведь натягивала каждый палец отдельно?
Лу кивнула.
– Она не тянется из-за этого. Швы только ослабляются, а натяжение между разными листами не передается. Надо сделать все из одного листа. Но натянуть по-разному. Вот здесь на пальцах посильнее подплавить, сделать потуже, а там на косточках – попросторней. Чтобы они свободно ходили.
– О, спасибо! – ответила Лу. – Что, снимать кожу?
– Снимай, – задумчиво ответил Федя. – Слушай, а все остальное. Ну там, разговоры, общение. Он это потянет? Речевой модуль ведь у него самый простой.
– Потянет.
– Ты уверена?
– Кто лучше знает моих родителей, я или ты? – вздохнула Лу, склоняясь над прокатным принтером.
Федя дипломатично промолчал.
Принтер послушно всосал из шлюза нужные материалы и зажужжал. Запах озона и горячего пластика пополз по мастерской.
Пока новый лист печатался, Лу взяла керамический резак и подцепила кожу на правой кисти Леонида. Потянула на себя мягко, чтобы не задеть микросхемы. Закусила губу, чтобы не заплакать прямо здесь.
Иногда ей казалось, что на робота с простым речевым модулем можно заменить и ее саму. Родители разницы не заметят.
– Как натянешь, по костяшкам рашпилем пройдись, – сказал Федя, выходя из мастерской.
Да, кажется, Лу сильно себя переоценила. Продержаться до конца вечера будет очень-очень сложно.

***
Когда Лу только пришла в Робикс, Федя ей сразу понравился. Хотя на самом деле ей понравились в Робиксе все, но Федя – больше всех.
Лу тогда убеждала себя, что это просто Москва на нее так действует. Первый месяц после переезда все вокруг было в какой-то смеющейся золотистой дымке, как будто Лу попала в рай. Или в летнюю компьютерную школу, из которой никогда не надо уезжать домой.
Но все-таки даже на этом сияющем фоне Федя выделялся. С ним было хорошо и спокойно. И в то же время – весело и интересно. Как лотерея, в которой только приятные и выигрышные билеты.
Окончательно все решилось на хаккатоне в Казани. Они тогда приехали туда плохо подготовленными. Второго робота дособирали прямо в зале, всю ночь не спали.
Победу в итоге отмечали бурно.
Лу запомнила номер гостиницы, где стоял диван с обивкой под зебру.
Вот на том диване они с Федей впервые поцеловались. Это было уже ближе к утру. Как-то все в ту ночь поменялось очень быстро. Когда они только сели на диван, ей казалось, что Федя ее коллега. Что всю это золотую дымку она себе сама придумала, а в реальности им до поцелуев – световые года. Но вышло вот так. Поцелуй был с тревожным вкусом энергетиков и чак-чака.
Потом Феди зазвонил телефон, он резко поднялся и вышел. А Лу осталась сидеть одна на диване, с глупым видом в их командной футболке «Зловещая Лариса». Как будто не только на диване одна, но и вообще — во всей Вселенной.
Федя вернулся через десять минут.
– Прости, это Вера. Моя девушка. У нее был экзамен, надо было ответить.
– Девушка?
– Да.
– В смысле … ты с ней встречаешься?
– Ну да.
– А как же, выходит, ты ее обманываешь?
– А, ты об этом. Нет, у нас свободные отношения. Я думал, ты знаешь, – растерянно ответил Федя.
Лу кивнула. Она действительно слышала на кухне что-то такое, но думала, что это про другого Федю, про Федю-тестировщика. И вообще, золотистая дымка мешала ей тогда адекватно воспринимать такие вещи.
– Все нормально? Ты же не против?
– Нет, я как-то не очень за свободные отношения, – тихо сказала Лу.
Лицо у Феди сразу стало несчастное.
– Прости. Надо было тебе сказать, но я правда думал, ты знаешь. Мы же можем быть просто друзьями?
– Конечно! – энергично закивала Лу.
Конечно, после это они не общались. Остаток поездки Лу от Феди шарахалась. После возвращения перешла в другую мастерскую, якобы ее продуло кондиционером. И на обед стала ходить с другой компанией. Федя что-то писал ей в слаке и даже на личную почту (где только взял), но она удаляла сообщения, не читая.

***
– Ну вот, теперь эта рука идеальна.
– Сделаешь вторую сама? Я тебя параметры вобью, но их нужно будет подстроить немного.
– Да. Спасибо!
В этот момент в дверь позвонили.
На пороге стояла высокая, кудрявая девушка с картонной коробкой в руках
– Это Вера, – сказа Федя, – Мы сейчас идем на концерт.
Вера подошла к Феде. Он не отрывая рук от клавиатуры, поцеловал ее куда-то в ухо.
– Ты еще долго?
– Почти готов.
– Я там пиццу привезла.
– С анчоусами?
– Да.
– Хорошо. Знакомься, это Лусинэ. Я тебе про нее рассказывал.
От мыслей, о том, что он мог рассказывать, Лу срочно захотелось исчезнуть. Но Вера уже прошла в угол мастерской.
– А это наш жених? Действительно, красавец.
– Он не жених, он гость на свадьбе, – крикнул Федя из-за компьютера.
– Двоюродной сестры, – поправила Лу. – Но это для моих родителей по большей части.
– Понятно. Когда уезжаешь?
—Ночью.
– Надолго? – сочувственно спросила Вера.
– На два дня.
– О, нелегко тебе придется. Родители – это всегда такая засада.
– Не знаю. На самом деле, они очень стараются, Им ведь тоже нелегко. Не хотели отпускать меня сюда, мама так плакала. У нас до этого даже мальчики никогда не уезжали из города, а тут я, – внезапно ответила Лу.
Она никогда не говорила этого раньше. Даже себе.
На секунду Лу стало очень стыдно и даже страшно, но Вера как будто ничего и не слышала. Она вернулась к столу, открыла коробку пиццы. Подошла к Феде, сняла его левую руку с клавиатуры и сунула в нее кусок. Лу хотела сказать, что в мастерской есть нельзя, но промолчала. В пятницу они часто это правило нарушали.
Так что Лу тоже взяла кусок пиццы. Еще год назад она не понимала, как можно смешивать томатный соус с сыром, да еще и рыбой. Но пицца была прекрасная. Горячая, пряная, освежающая.
– Готово, – сказал Федя, когда Лу доела кусок, – Параметры подберешь сама, не маленькая уже.
– Так, все, я забираю этого мужчину.
– Не засиживайся допоздна! Попробуй поспать! – крикнул Федя из-за плеча Веры
И дверь за ними закрылась.
В мастерской сразу стало очень тихо.
Лу зачем-то подошла к окну, посмотрела на дождь, который все не прекращался.
Подъехал беспилотник, Вера и Федя выбежали из подъезда, залезли в него. И уехали.
К подъезду подошла женщина с малышом в смешном синем плаще. Две девушки на остановке пытались укрыться одним зонтом. Другие люди тоже спешили к кому-то. Звонили и говорили, что задержатся или спрашивали, что купить в магазине. У каждого в этом утопающем городе был кто-то близкий и нужный.
А что было у Лу?
Самый красивый и бесполезный робот Леонид. Федя, который, так и не стал любовником, но, кажется, все-таки будет ее другом? Родители, которым по крайней мере не все равно, что с ней. И наконец, пицца от девушки-несостоявшегося-любовника-а теперь-друга-Феди.
Не так уж много, вздохнула Лу, взяв последний кусок из коробки.
Но и не мало ведь.







_________________________________________

Об авторе:  НАТАЛИЯ САМОЙЛОВА 

Наталия Самойлова родилась в Воронеже, успела пожить и поработать в пяти городах и четырех странах, но в 2020 году внезапно вернулась домой. В юности писала довольно много про восстановление интерметаллических связей в эндоэдральных фуллеренах и стабильность перовскитных солнечных элементов. Сейчас пишет про людей и это, конечно, гораздо сложнее.скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
408
Опубликовано 03 сен 2023

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ