ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 215 февраль 2024 г.
» » Иван Гобзев. КОРПОРАТИВ

Иван Гобзев. КОРПОРАТИВ

Редактор: Марина Яуре


(рассказ)



Степан приехал на корпоратив одним из первых. Он уже давно не был на корпоративах и вот решил, что надо. Тем более его настойчиво приглашали.
Место было красивое. Река, лес и просторный луг, на котором раскинулись шатры для гостей. Была тут зона барбекю, столы, танцплощадка и ещё много чего, предназначенного для развлечений. Море шампанского. Необычные украшения – большие бумажные цветы, неровно наклеенные на одну из стен и отдалённо напоминающие кувшинки, а между ними не очень умело нарисованные русалки.
Гости прибывали и прибывали, и скоро уже повсюду расположились болтающие группы, раздавался смех и играла музыка, только Степан сидел на скамейке один с бокалом и смотрел на тёмную зеркальную рябь тихо идущей мимо реки. А за рекой был лес, густой и тёмный, и как будто волшебный, как часто кажется волшебным то, что от нас отделено. Думалось, что вот окажись он там, и будет что-то такое, что-то такое… Впрочем, по опыту он знал, что ничего не будет.
И вот он сидел, и к нему никто не подходил. С ним здоровались, проходя мимо, но не более. «Но отчего же, – думал он, – от шумной толпы не отделится прекрасная незнакомка и не направится ко мне?»
– Потому что ты мужчина, Степан, – отвечал себе Степан.
И тем не менее, понимая это, он продолжал недоумевать, почему никто к нему не подходит.
Он взял ещё шампанского и снова сел на скамейку в отдалении.
А гости всё прибывали и прибывали.
И к нему всё также никто не подходил. Точнее, кто-то подходил, но они и близко не были похожи на прекрасных незнакомок, и подходили совсем не затем, зачем надо.
– Да что же это такое?! – сказал себе Степан. – С чего ты взял, что кто-то к тебе подойдёт? Сам иди!
Поднявшись, он сходил за ещё одним бокалом, вернулся и сел на скамейку.
– Наверное, в прошлой жизни я был девушкой – сказал он.


***

Действительно, в прошлой жизни Степан был девушкой. Точнее даже не в прошлой, а в одном из параллельных миров, где случались другие квантовые исходы (но это не важно). Он был не просто девушкой, а «Мисс Космос-2021». Звали её Ванесса.
Все мужчины были у её ног. Цветы, дорогие подарки, предложения руки и сердца поступали ей ежедневно. Однако она была очень высокомерна и изводила поклонников, пока они не сходили ума от отчаяния. И вот теперь Степан расплачивался за то, чего в общем-то не делал. Но так устроена квантовая карма, и что-то делая (или не делая), мы порождаем новые возможности, которые должны реализоваться.
Около шести, когда тени стали длиннее, и солнце уж коснулось вершин сосен над рекой, Степан, сидя за четвёртым бокалом шампанского, заметил, что к нему направляются две девушки, одна знакомая и одна незнакомая.
– Ну наконец-то! – сказал он и отставил бокал. – Если долго ждать, то обязательно дождёшься!
Но они прошли мимо.
Он вздохнул и снова взял бокал.


***

В это самое время (хотя это условно, потому что ещё Эйнштейн доказал относительность одновременности) Ванесса отвергла очередного поклонника. Он был подводным жителем, если точнее – русалом. В этом нет ничего удивительного, потому что в бесконечном множестве параллельных вселенных есть все возможные миры, в том числе самые маловероятные. А этот даже не был особо маловероятным – например, ещё в одном мире Степан был камнем, а русал – синей плесенью на нём.
Так вот русал, звали его Стоун, потому что он был англичанин, сразу так полюбил Ванессу, что на первом же встрече предложил ей руку и сердце. Он был сыном какого-то богатого подводного царя, который владел несметными сокровищами и пятьюдесятью нефтяными месторождениями.
Он снял с шеи амулет с изображением трезубца и сказал:
– Кольца у меня нет, но вот мои рука, сердце и самое дорогое что у меня есть – древний амулет Атлантов!
И он очень честно посмотрел ей в глаза и взял за руку.
Но Ванесса относилась к подводным обитателям с предрассудками. Ей не нравилось, что у них хвосты и живут они не как люди. Да и амулет ей не понравился, она даже обиделась и подумала: «Как он смеет предлагать мне эту ржавую железяку?»
И она вежливо, но твёрдо забрала свою руку, сказала, что подумает, но ей уже пора и её ждут.
А Стоун, кончено же, понял, что это решительный отказ. Сердце его было разбито. Бросив на столик золотую монету, он выбежал из кафе и кинулся с пирса в чёрные волны.


***

Уже после заката, когда речную гладь освещали только фонари, Степан решил покататься на лодке. Другие тоже катались, но раньше, пока ещё не стемнело. А ему захотелось только сейчас.
Он перелез через накренившийся борт, уселся и взял в руки вёсла. Оттолкнулся от берега и поплыл.
В чёрной воде сворачивались красивые воронки и белели нимфеи. Шум позади становился глуше. Оглянувшись, он увидел огни и маленьких людей, наверно даже не заметивших его ухода. А впереди наступала густая тьма леса.
Справа по борту среди цветов он увидел большое белое пятно, оно как будто плавало кругами. Он достал телефон, включил фонарь и наклонился над пятном, чтобы получше разглядеть. В этот момент лодка опасно накренилась, а пятно метнулось прямо под неё. «Боже мой, это же человек!» – подумал Степан.


***

– Как тебя зовут? – просила русалка, когда Степан выплыл из пучины.
Лодку уже отнесло течением довольно далеко в темноту. На берегу горели огни, едва доносились голоса коллег.
– Степан… А тебя?
– Не скажу! – засмеялась она. – Ты всё равно не запомнишь! У нас имена такие сложные…
Они ещё некоторое время беседовали так, но Степану становилось всё тяжелее, мокрая одежда тянула ко дну, и холод сковывал руки и ноги.
– Я больше не могу, – сказал он как можно бодрее, чтобы не показаться слабаком.
– Ах да, я и не подумала!
Она обвила его руками и хвостом, прильнула поцелуем и утянула под воду. Степан был растерян, испуган, но всё же немного обрадован – уж не то ли это самое, чего он ждал?
Русалка увлекала его всё дальше и дальше, быстро работая хвостом. Они мчались куда-то в полной темноте.
Спустя время, которое ему показалось очень долгим, они выплыли в открытое пространство, озарённое тусклым зелёным светом. Там не было видно ни дна, ни поверхности, и повсюду парили какие-то сооружения, а рядом с ними местные жители.
Русалка отстранилась от Степана и сказала, пока он боролся с удушьем от хлынувшей в рот воды:
– Ну вот мы и приплыли! Это наше подводное царство.


***

В подводном царстве Степан провёл несколько незабываемых дней.
Выяснилось, что русалка – дочь могущественного царя, повелителя океанов, которого звали как-то смешно, то ли Посудомой, то ли Посейдень.
С ней у Степана случился роман, быстрый и страстный. Но он стремился вернуться домой.
– Ну что ты там забыл? – спрашивала она. – Это дурацкую работу? Смотри, как тут весело и хорошо: праздник каждый день! Здесь ты будешь принцем, и всё, что ни пожелаешь, будем твоим! И я тебя люблю…
На последнем слове она опустила глаза и смущённо поджала хвост.
Но я должен вернуться к своим, – отвечал он. – Ведь я человек!
Однажды его вызвал к себе её отец. Его зелёную бороду красиво болтало течением, и в ней прятались от хищников мелкие рыбки. Он грозно посмотрел на Степана, сжал в руке трезубец и спросил:
– Ты её любишь?
– Да… – неуверенно ответил Степан.
– Так вот тебе мои слова, – сказал отец. – Если ты уйдёшь, то сможешь видеть её только раз в году, третьего сентября!
– Но, уважаемый Посудомой… – начал было спорить Степан.
– Меня зовут Посейдень! – повысил голос царь. – А теперь пошёл вон!
И вот, наступил день прощания. Было Степану тяжело, было грустно, и он тянул до последнего, откладывая уход на час, потом на минуту, потом ещё на несколько секунд… Но когда не осталось времени, чтобы откладывать дальше, он, чуть не плача, сказал русалке:
– Прощай! Мне пора!
– Я буду ждать тебя! – ответила она, пряча слёзы под плавником.
И они слились в последнем поцелуе, и он уснул, а когда проснулся, обнаружил себя на берегу той самой реки. В руке у него была зажата какая-то ржавая железяка на цепочке.


***

Степан вернулся к работе. Своё отсутствие он объяснил тем, что находился в отпуске, что в общем было правдой – он вышел в первый свой рабочий день. Его спрашивали, куда же он пропал с корпоратива, и почему на отвечал на звонки. Коллеги уж думали, что он утонул. Но Степан отвечал уклончиво, понимая, что ему никто не поверит.
Все пошло, как прежде, за исключением некоторых мелочей. Коллеги стали замечать что рядом со Степаном как будто пахнет речной тиной, и сам он позеленел. Некоторые говорили, что тиной пахло всегда, и цвета он прежнего, но тут скорее дело в устройстве человеческой памяти: нам часто кажется, что раньше было так же, как сейчас.
На самом деле это было правдой – Степан действительно позеленел, и от него пахло тиной, ведь он долгое время пробыл в подводном царстве и стал немножко утопленником. Поэтому каждый вечер, когда сгущались сумерки, и вдали квакали лягушки, его охватывала смертельная тоска. И тогда он выходил из офиса и шёл к берегу, и становился у самой воды, чтобы смотреть до зари на чёрную рябь.
А когда чего-то очень сильно ждёшь, время тянется особенно медленно.







_________________________________________

Об авторе: ИВАН ГОБЗЕВ – экс-редактор отдела нон-фикшна в Лиterraтуре

Прозаик. Окончил МГУ им. М. В. Ломоносова. Кандидат философских наук, доцент Высшей школы экономики. Автор нескольких книг, публиковался в ведущих литературных журналах.

скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
356
Опубликовано 31 мар 2023

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ