facebook ВКонтакте
Электронный литературный журнал. Выходит один раз в месяц. Основан в апреле 2014 г.
№ 188 ноябрь 2021 г.
» » Иван Гобзев. КАК МЕНЯ ЗАВЕЛИ

Иван Гобзев. КАК МЕНЯ ЗАВЕЛИ

Редактор: Марина Яуре


(рассказ)



Вот моя история.
Я стоял в парке под звёздным небом, смотрел вверх и думал о том о сём. И вдруг заметил, что звезды в том месте, куда был направлен мой взгляд, как-то странно мигают. Не как обычно мерцают, а будто в особом порядке, сначала одна, потом другая, обрисовывая невидимый контур.
«Инопланетяне!» – подумал я.
Это была вполне естественная мысль, потому что чем ещё может быть невидимый объект, по краям которого мигают огни? Скорее кораблём инопланетян, чем природной аномалией.
И я засобирался домой. Я почувствовал себя немного неуверенно, потому что мне казалось, что я увидел нечто такое, чего видеть был не должен.
Я вышел из парка и чуть не попал под машину, которая очень быстро пролетела по дороге прямо передо мной. Я чудом остался жив, ещё пару сантиметров и всё! Почему-то мне пришло в голову, что эти события – мигающие звёзды и автомобиль – взаимосвязаны.
Я перешёл дорогу и оказался в тёмном дворе. Во дворе было непривычно темно – ни один фонарь не работал! Это тоже показалось мне подозрительным. Тем не менее я направился через тьму напрямик к моему дому.
Вдруг с неба ударил столп яркого света. Я оказался в центре этого столпа. Подняв голову, я увидел, что он исходит из какого-то круглого объекта. В этот момент силы меня покинули – я не мог более ни пошевелиться, ни даже открыть рот, и в таком безвольном состоянии вместе со всяким сором – пустой бутылкой, двумя банками из-под пива, несколькими окурками, целлофановым пакетом из «Дикси» и презервативом – стал подниматься вверх.
В этот момент я услышал в голове голоса.
– Лучше бы мы его задавили той машиной! Он же видел нас!
– Каждый раз давить тех, кто видит нас?
– Учитывая их количество и развитие, почему бы и нет?
– Но ты же не будешь давить муравьев просто так?
– Здесь не просто так, он нас видел!
– Ну и что он сделает с этим?
Оппонент помолчал. Потом слабо возразил:
– Но есть же инструкция… Ладно, что будем с ним делать?
– То же, что и с другими! Мы его заведём!
Так меня завели инопланетяне.
Планета, на которую я попал, земного типа. Флора и фауна, конечно, совсем иная, но, в общем, работает по тому же принципу. Сами инопланетяне тоже не похожи на людей, но устроены аналогично – конечности, глаза, поведение; только они намного умнее и общаются с помощью телепатии. Телепатия – это очень удобно, не нужно знать какой-либо язык, потому что язык телепатии универсален. Общение происходит за счёт обмена чистыми абстракциями, которые лежат в основе всего, поэтому названия вещей не нужны. Я и не знал, что способен к телепатии! Просто я вдруг стал слышать их, а они меня. Правда, на всё, что я говорил, мои хозяева реагировали одинаково:
– Что это за бессмыслица? Он слабоумный?
Но потом они разобрались, что я не слабоумный, а просто типичный представитель человечества.
Дело в том, что эта раса инопланетян очень далеко отстоит в своём развитии от людей, мы для них примерно как обезьяны для нас. Поэтому в большинстве случаев я просто не понимаю, что они мне говорят, если речь не идёт о каких-то простых вещах, вроде «есть», «спать» и «пить».
Устроили меня неплохо. Я живу в отдельном прозрачном кубе со всем необходимым. Есть там что-то вроде постели, туалета и плошки, куда накладывают еду. Иногда к моим хозяевам, паре очень добрых, в общем, инопланетян, приходят гости. Конечно, меня сразу им показывают, потому что живой человек – большая редкость на этой планете. Они подходят вплотную к прозрачным стенам и долго и с любопытством меня рассматривают. Поначалу это раздражало, но потом я привык. Правда, не ко всему. Всё же я не животное, а человек, а это звучит гордо, и мне неприятно, что меня изучают, как в зоопарке, и ждут, когда я пойду есть или в туалет, чтобы посмотреть, как это происходит у людей.
Часто, глядя на меня, они обсуждают человечество. Мне почти ничего не понятно из их разговоров, но то что до меня доходит, вызывает гнев. Их суждения узки и нелепы – как если бы судили о нравах и обычаях вымерших видов по одной лишь сохранившейся челюсти.
– Я полагаю, человечество обречено! – говорит один.
– Почему вы так полагаете? – спрашивает второй.
– Это очевидно. Например, этот экземпляр, – они показывают на меня, – очень тупой. Кроме того, вместе с ним мы случайно захватили с Земли кое-что.
– Что?
– Пустую бутылку, пакет из магазина «Дикси», две банки из-под крепкого пива, три окурка и презерватив. Мы провели всесторонний анализ, и пришли к этому печальному выводу.
Другие покивали головами:
– Да уж, перечень артефактов более чем достаточен!
Я возмутился и закричал:
– Да вы что?! Это же смешно? И только на этом основаны ваши знания о человечестве, о его богатейшей истории и культуре, о наших великих писателях и художниках? Как вы можете?!
Они переглянулись:
– Возбуждается почему-то часто. Надо ему капли дать.
Несмотря на капли, я спустя какое-то время стал тосковать. Потому что нельзя весь день проводить в четырёх стенах и только есть и спать. Да, они мне бросали игрушки, чтобы развлечь меня, но я даже не понимал, что с ними делать. Однажды они подбросили мне что-то вроде куклы-гуманоида. Не знаю, на что они рассчитывали, собравшись толпой и глядя, что я предприму. Я просто сидел в апатии и молчал.
Вскоре у меня пропал аппетит, и хозяева всерьёз обеспокоились. Посовещавшись, они решили выпустить меня погулять, разумеется на привязи, чтобы не убежал.
Оказавшись снаружи, я был потрясён. Мне открылся совершенно удивительный и незнакомый мир. Всё было непонятно, не ясно зачем и к чему, ничто привычное не окружало меня, и на небе было три солнца.
Я ходил и принюхивался, и даже пометил какой-то столб, потому что не в силах был больше терпеть, а инопланетяне на улице останавливались и рассматривали меня. Я слышал их мысли, кто-то из них полагал, что я очень уродливый, и как моим хозяевам не противно меня дома держать, другие напротив считали, что я милый, только надо отрезать мне уши и нос, чтобы не портили внешность.
И вдруг я увидел её. Другого человека, такого же, как и я! Её вели куда-то на поводке, и она меня не видела.
Тут я не знаю, что со мной случилось, дальнейшее я помню как в тумане. Я вырвался и побежал за ней.
– Стой! Стой! – кричал я.
Она обернулась, и я увидел девушку неописуемой красоты. На её лице появилась удивление, а потом и радость. Она хотела сделать шаг ко мне, но её дернули за ошейник и потащили прочь. Она жалобно заскулила, и я заметил синяки у неё на шее! С ней плохо обращались!
И тогда я натворил нечто такое, чего совсем не помню. Но судя по тому, как выглядели мои хозяева, когда я очнулся в своем кубе, я их тогда сильно покусал.
Они стояли за прозрачной стеной и задумчиво смотрели на меня.
– Что будем делать? – спросил один. – Не должны ли мы теперь его усыпить?
– Нет, это слишком. Но мы его стерилизуем!
Я упал в обморок.
Я сидел в чём-то вроде большой левитирующей сумки. Меня собирались везти на стерилизацию, чтобы я стал спокойнее и перестал испытывать стресс.
Это было ужасно. Я забился в угол, не зная, что предпринять. На самом деле я и не мог ничего предпринять. Я обращался к своим хозяевам с мольбой оставить меня в покое, а ещё лучше – вернуть на Землю, но они только смеялись, удивляясь тому, какой я глупый.
– Стоимость полёта на Землю, – объясняли они, – превышает твою в миллиарды раз. Ты способен понять, до чего это неоправданно? А во-вторых, зачем тебе туда? Опять делать чепуху? И, в-третьих, ты напрасно боишься стерилизации. Ты сам не понимаешь, о чём говоришь! Тебе станет намного лучше, вот увидишь. А если не сработает, мы с помощью генной инженерии изменим тебя так, что тебе точно станет очень хорошо!
В общем, всё было бесполезно. Они прислушивались ко мне так же, как прислушиваются к мнению трёхлетнего ребёнка.
Но человек всегда пытается приспособиться и во всем найти хоть какой-то плюс, чтобы иметь смысл дальше жить. И я уже стал планировать, что буду утешаться философией, как некогда утешался Боэций, сидя в тюрьме в ожидании казни.
Но, к счастью, утешаться философией мне не пришлось.
Меня всё никак не везли, что-то случилось, вокруг было много суеты и разговоров. Я не мог понять их смысл, они использовали слишком сложные абстракции, но я уловил, что речь идёт о какой-то катастрофе, которая хоть и не угрожает им, но является печальным событием, которое, увы, следовало ожидать, и оно каким-то образом связано со мной.
– У нас плохие новости, – сказали наконец они, вынимая меня их переноски. – Мы не будем тебя стерилизовать.
– Но это же отличные новости! – обрадовался я.
– Дело в том… – они переглянулись. – Дело в том, что, как стало известно только что… Человечеству пришёл конец!
– Как конец?
– Так. Люди устроили войну и уничтожили друг друга. Никого не осталось.
– Ну не совсем никого, – успокаивающе возразил второй, – остались бактерии…
– Да, но только те, которые способны выживать в жерлах вулканов.
– Но почему же вы не предотвратили? Вы же там были, вы всё видели и знали… – заплакал я.
– Ну как же, дорогой, – заговорили они тем особым тоном, который использовали, когда я говорил глупости, – а принцип невмешательства? Нельзя нарушать саморегуляцию экосистемы!
– И что же теперь? Это значит, я последний? – и тут же исправился, – то есть, крайний?
Они закатили глаза:
– Нет, предпоследний. Так что мы подумали-подумали, и решили: а не возродить ли человечество? Ведь Земля когда-нибудь снова станет пригодной для жизни… Кстати, мы же не дали тебя имя!
– В самом деле! Как его назовём?
– Давай Адам! Я считаю, это будет остроумно в данной ситуации!
– Да, я тоже думаю, что это будет остроумно!
Теперь я живу вместе с той девушкой, которую однажды встретил во время прогулки и которая чуть было не стала причиной моей стерилизации. Мы любим друг друга, и мы счастливы. Раньше-то мне казалось, что я знаю, что такое любовь, так вот – я ошибался. Любовь – это нечто такое, что даже жизнь на чужой планете среди инопланетян сделает прекрасной.
Нас поместили в новый куб – он намного больше предыдущего, и в нём полно всяких удивительных штук, чтобы мы с ней не скучали. Наружу нас не выпускают по соображениям безопасности: ходят слухи, что к нам проявила интерес враждебная змеевидная раса.
У нас родился сын, и наши хозяева назвали его Каин, тоже сочтя это остроумным. Но мы зовём его иначе. Скоро родится второй.
В общем, жить можно. Мешает только одно – частые гости у наших хозяев. Они собираются у стен и чего-то долго ждут, глядя на нас. Что я только им не говорил и как их не обзывал – все бесполезно, словно я обращаюсь к пустоте.
Я знаю, чего им надо. Они хотят наших детей для разведения – по всей планете все только о том и мечтают, чтобы завести себе людей, ухаживать за ними, а потом возить на выставки диковинных животных и получать за это призы.
Мои хозяева в какой-то момент тоже заразились идеей выставок и решили нас дрессировать, но мы уперлись и не поддавались дрессировке ни в какую. Они списали это на природную отсталость хомо сапиенс и успокоились. Но в редкие минуты взаимопонимания мы могли с ними поболтать нормально. И они обещали с помощью своих биотехнологий сделать так, чтобы мы с Евой дожили до того момента, когда на Земле возродится человечество.







_________________________________________

Об авторе:  ИВАН ГОБЗЕВ

Писатель. Родился в 1978 году, учился в МГУ им. М.В. Ломоносова на философском факультете. Публиковался в журналах "Нева", "Новая Юность", "Москва", "Дети Ра", "Занзивер" и других. Автор нескольких книг, в том числе романов "Зона Правды", "Глубокое синее небо" и сборника "Те, кого любят боги, умирают молодыми". Лауреат литературной премии "Честь имею". Живёт в Подмосковье.скачать dle 12.1




Поделиться публикацией:
348
Опубликовано 01 авг 2021

Наверх ↑
ВХОД НА САЙТ